Четыре года Одесской Хатыни. Кто и как погиб?

02.05.2018

Очень, очень много времени прошло после 2 мая 2014 года. Четыре года Одесса в нацистской оккупации - больше чем в предыдущую войну с ними. Хотя как для кого время идет: для многих родных павших одесситов оно остановилось в тот роковой день, для тех же кто в застенках оно мучительно тянется час за часом, день за днем, за годом год….

Все эти долгие годы в заложниках у фашистов остаются двое выживших (в том вся их «вина») 2 мая одесситов: гражданин Украины Долженков и гражданин России Мефедов.

К слову, россияне, – вы знаете украинскую узницу Надежду Савченко? Вероятно, - «да». А российского узника Евгения Мефедова? Наверное, - «вряд ли». Это к вопросу об эффективности российской пропаганды и защиты соотечественников (реализации лозунга «русские своих не бросают»). Или и он «не свой»? Так считать многим легче, тем более, что со всех сторон (особенно с Запада) ежедневно звучит: «Россия никому ничего не должна». Да, не должна никому, кроме себя настоящей, не обрезанной. И «долг» вернется в свое время.

Пока же, в преддверии черной даты 2 мая вспомним настоящих, лучших одесситов, первыми принявшими на себя фашитский удар (пока такие как я еще считали, что «фашизма на Украине нет»).

Вадим Папура родился в Одессе 24 июля 1996 года, учился на первом курсе Одесского (Новороссийского) университета им. Мечникова, состоял в комсомоле, был знаменосцем во время коммунистических митингов, осуждал нацизм.

Вадим перед Домом профсоюзов, перед местом своей будущей гибели

2 мая 2014 года Вадик ушел из дома, сказав родным, что идет их защищать от фашистов. Комсомолец в составе Одесской дружины участвовал в столкновениях с бандеровцами в районе Греческой площади.

Когда же пришла информация о том, что украинские фашисты, свезенные в Одессу со всей Украины, движутся в направлении лагеря Антимайдана на Куликовом поле, Вадим вместе с товарищами бросился на помощь. Их было мало, у них не было оружия, но у них была честь.

На похоронах молодого героя его соратник сказал:

«Когда-то во времена киевского Майдана люди кричали о разогнанных на Майдане детях, которые теперь скинули свои маски — это головорезы. А настоящие дети гибнут сейчас в городе-герое Одессе. И сегодня мы прощаемся с 17-летним парнем, который без оружия в руках отстаивал свои идеи. Он был комсомольцем, любил красное знамя Победы, под которым его дед и прадед сражались за свободу нашего народа, и он точно также отстаивал право одесситов на свободную жизнь в свободном городе.

И когда приехало 2,5 тысячи молодчиков с битами, цепями, огнестрельным оружием и начали крушить и громить Одессу, он не остался равнодушным, а пошёл на Куликово поле, где был палаточный городок, в котором собирались подписи за референдум, федерализацию, русский язык. Без оружия в руках он участвовал в мирной акции протеста, он защищал право одесситов на своё волеизъявление. Никто не ожидал, что шествие националистов перерастёт не просто в побоище, а действительно в Хатынь...

Людей сжигали заживо, осознано, им ломали руки и ноги, проламывали головы, стреляли в людей, пытавшихся выбраться из огня.

Этого ада не видела ни одна страна Европы. Это действительно геноцид! Вадим был человеком, идущим вперёд широкой поступью молодого человека, он верил в счастливое будущее и хотел жить. Он хотел сделать этот мир лучше и добрее и делал для этого всё возможное! Я надеюсь, что его смерть и смерть десятков невинных людей, ставших жертвами нацистов 2 мая в Одессе, будет не напрасной, что она откроет глаза тысячам людей на всё то, что сегодня творится в нашем государстве, и кто есть кто».

Однако и спустя четыре года, когда количество жертв хунты исчисляется десятками тысяч (косвенных – миллионами жителей страны, чье население массово вымирает или разбегается от майданомора), многие до сих пор не видят, что на Украине победил фашизм. Речь не о западных обывателях, чью картину мира рисуют Би-Би-Си, Си-Эн-Эн, Эй-Би-Си и прочие «сиси», тем более, что западному «зомбирату» вся Украина до одного места (если вообще знает о ее существовании).

Куда более удивительный феномен представляет отмайданенная часть населения Украины.

Казалось бы, результат «революции» и у нее перед глазами, оттого ведь ни к одному из лидеров Евромайдана и у нее не осталось доверия, власть с ее геноцидными «реформами» сторонники «евроинтеграции» клянут искренне, от «щирого серця». При этом ни к одному из олигархов – владельцев украинских телеканалов у них доверия ни на йоту, но ведь их же телепередачам и пропагандистам верят свято - парадокс! Оттого во всем виноват кто? Разумеется (но не разумом) – Путин: «лохика» рулит и твердит, что массовое убийство одесситов 2 мая 2014 года устроило ФСБ руками своих агентов – то ли «мефедовых», то ли «правосеков», то ли тех и иных «разом».

Еще более странны ожидания мирного отстранения фашистов от власти в результате «демократических выборов». Любые результаты «выборов» постмайданной Украины рисуются частично в Лэнгли, частично – в АП Вальцмана, в том числе используя «мертвые (еще больше – уехавшие) души». Зря что ли Киев годами игнорирует требование ООН о переписи населения?

Надеяться же на такие вещи как «соцопросы» при хунте – еще более наивно. Да, те же «интервьюеры» сообщают, что более половины респондентов отказывается отвечать на политические вопросы, опасаясь расправы за инакомыслие, но даже отвечающие демонстрируют минимальную поддержку всех ветвей нынешней власти. Только разве это смутит фашистов? Утрата ими властных полномочий равносильна и физической смерти, и потере награбленного. Та же хозяйка Америка не станет укрывать «облажавшихся туземцев» от трибуналов по гуманитарным и военным преступлениям без срока давности.

Впрочем, после любых майданов и повсюду правят не победившие на выборах, а победившие на гуляй-полях (гуляй-площадях). Соответственно, захватившие главную площадь страны уничтожат в перспективе, вслед за институтом выборов, все государственные институты, то есть страну.

Осталось «скакунам» ВВП и в «гидно-гидотном» Евромайдане обвинить (чтобы Украину кончить), тогда их «свидомый пазл» совсем сложится. В Одесской Хатыни, кстати, уже обвинили. Напрасно спрашивать доказательств этой «версии» и при всемерной помощи хунте от западных спецслужб (хотя последние в тех же Сирии и Британии разве доказательства добыли?) Из «какашек» даже «Рошен» не слепишь.

Евромайдан, а не Путин, начал уничтожать ту миролюбивую, нейтральную, работящую, пусть немного вороватую страну, которую подавлящее большинство ее жителей любило. Одесская Хатынь, совершенная майдаунами под руководством сионобандеровской власти, это чувство добило: шаг до ненависти сделан.

Устроили Одесскую Хатынь примерно так («примерно» оттого, что нет на Украине не подконтрольных убийцам «правоохранительных» органов, нет доступа к свидетелям и «экспертам - криминалистам», при этом вещественные доказательства уже «утеряны следствием»).

С конца февраля 14-го года «украинская национальная революция гидоты» расползалась по стране, в последнюю очередь — на её Юго-Востоке, в исторической Новороссии. В том числе и в «толерантной, многонациональной, политкорректной» Одессе.

Многие одесситы (я в том числе) политикой особо не интересовались (дождались когда она нами заинтересовалась). «Ну сменили на Майдане одни воры других – впервые что ли? Эти пусть пробуют Европу построить – хуже не станет» (ага – "щас"). Ещё удивлялся предложениям своих российских друзей, предлагавших уехать из «фашистской», «бандеровской» страны. "Какие фашисты в Одессе? Какие бандеровцы? Откуда? Да, до сих пор (речь идёт о марте-апреле 2014 года) противостоят в Одессе сторонники Майдана и Антимайдана. Но их противостояние больше похоже на молодецкие «забавы» — толкаются между собой у Дюка, на Потёмкинской лестнице, ещё где-то… Максимум повреждений — синяки и шишки".

Проходил случайно в конце апреля через лагерь Антимайдана на «Куликовом поле». Его «дружинников» уже оттуда по договорённости с новым губернатором Немировским переместили на 411 Батарею (начальная стадия реализации плана массового убийства одесситов, «выжигания сепаратизма каленым железом»).

Стояло на Куликовом поле несколько армейских палаток, обвешанных агитационным материалом, висели флаги России, Украины, Белоруссии. Женщины пред- и пенсионного возраста агитировали за проведение референдума, доказывали, что весь народ Украины, а не политики-бизнесмены (других нет) в Киеве, должен решить судьбоносные для страны вопросы: один или два госязыка, федерализация, вступление в НАТО, вектор развития. Это – «сепаратизм»? Это наивные предложения наивных людей. Какая «демократия» могла быть после кровавого Евромайдана? Какой союз восточнославянских государств? Кстати, то первое свое массовое убийство "небесной сотни" и "беркутовцев" убийцы, разумеется, также по-настоящему не расследуют.

Постепенно с помощью новой (от Америки) евровласти с ее «органами» (филиалами ЦРУ), галицкие и местечковые людоеды -"либералы" с нанятыми олигархами футбольными «ультрас» и прочими бритоголовыми «демократами» добрались до Одессы.

Здесь и посещение в конце апреля города Парубием с подельниками по расстрелу Майдана, командировочные приезжим «скакунам» от Каломойши (этот и после финансировал уничтожение выживших 2 мая «куликовцев», тех, кого одесситам удалось освободить из городского отдела милиции), упоминавшийся «договор» губернатора Немировского о передислокации «Одесской дружины» с Куликова поля на дальнюю 411 батарею…

Накануне 2 мая в город были стянуты агенты спецслужб, массово завезены с Западной Украины милицейские подразделения, рагули-майдауны, грузинские снайперы, командированные Парубием после «работы» на Майдане в Одессу (о чем на днях рассказал в эфире израильского телеканала ILand, с предоставлением видеодоказательств, один из них - Цезари Баджалидзе). Впрочем, и сами израильские "спецы" по отравляющим веществам засветились в Одессе в то 2 мая, один из них даже интервью дал, рассчитывая на традиционную израильскую безнаказанность и не выдачу преступников в другие страны.

Грузинская надпись на заборе Дома профсоюзов 2 мая 2014 года.

Относительно мирные стычки антимайдановцев с «проукраинскими» футбольными фанатами (чем тупее – тем «свидомее») и «правосеками» в районе Греческой площади были планово переведены в ожесточенное противостояние.

Переведены выстрелами из гостиницы (майданный почерк грузинских и прибалтийских снайперов) «Пассаж», которыми были убиты двое местных «правосеков»: Иванов и Бирюков. При этом к раненому Иванову «побратымы» не пускали медиков до нужного заказчику исхода. Одновременно стал вестись огонь по «антимайдановцам», а к месту столкновений на Греческой площади и к палаткам на Куликовом поле (где оставались пожилые «куликовцы» и женщины) были спущены державшиеся до этого момента в резерве новые «сотни» откомандированных в Одессу «бандерлогов».

Часть молодых «куликовцев» из центра города успела к Дому профсоюзов, чтобы защитить старшее поколение и женщин, вместе с ними укрылись от орды «евроинтеграторов» в здании, вместе мученическую смерть приняли.

Пока майданутая толпа (на загодя приготовленные для нужных ракурсов телекамеры) бесилась перед фасадом здания и забрасывала его двери «коктейлями Молотова» (в самом Доме профсоюзов была отключена вода, чтобы намеченные жертвы пожар не потушили), с тыла проникли «спецы» Главного управления разведки Министерства обороны Украины (этих переодетых «химиков» около 20.30 сопровождали при выходе из Дома профсоюзов спецназовцы СБУ) .

ГУРовцами под руководством наставников - израильтян было применено отравляющее вещество, вызывающее мгновенное удушье, от которого и погибло большинство «куликовцев». Другая часть спасавшихся была застрелена, некоторые убиты холодным оружием. Те, кто пытался избежать удушья, выпрыгнув из окон, были внизу добиты «патриотами Украины».

Разумеется, часть «сторонников евроинтеграции» на Куликовом поле, привлеченная в качестве телекартинки «народа», не знала о совершаемых в Доме профсоюзов убийствах, некоторые даже пытались помочь выжившим, но «старши товарыщи - справжни патрыоты» мешали спасению «колорадов»: «сэпаратызм трэба выжегты».

ока шло массовое убийство, ни пожарники, ни медики к месту казни кураторами майданутой толпы не допускались (выезд спасателей также задерживался насколько возможно). Чтобы замести следы своего преступления, хунтеныши долгое время не давали тушить пожар, рассчитывая, что огонь уничтожит все следы. Но все равно потом пришлось даже сбивать штукатурку (в ней могли оставаться следы отравляющего вещества) и закрывать доступ в Дом профсоюзов.

Спасшиеся на крыше Дома профсоюзов были задержаны милицией и частично вывезены в иногородние КПЗ. Большая часть содержалась в Одесском горотделе милиции. На следующий день одесситы штурмом добились их освобождения. Однако что делать дальше никто не знал, не было ни оружия, ни организации, ни какой-либо внешней поддержки: народ разошелся по домам.

Нацисты не преминули этим воспользоваться: весь май, особено в его первой половине на деньги Каломойши и других олигархов шли втихаря и поодиночке убийства и репрессии одесситов - «куликовцев», без какой-либо медийной огласки.

Евронацистская пропаганда каломойш в это время рассказывала, что "одесситы дали отпор завезенным в город россиянам и приднестровцам". О том, что погибшие - одесситы, а убивали их командированные в Одессу майданные "сотни" и спецназовцы еврохунты, Израиля, Грузии - скрывалось.

Нацистской пропаганде вторили ее подельники из рунета (вместе со встававшими разве что с дивана дурачками) о том, что «Одесса не встала, Одесса предала, она нам чужая». Возможно, для самоуспокоения легче повесить свое предательство на саму жертву. Вот только сами "обличители" пробовали "митинговать под гестапо", или хотя бы знают аналогичные примеры из истории, либо истории о том, чтобы города сами освобождались от фашистов? «Сами, все сами»… Еврохунта с Фашингтоном аплодируют и частично финансируют такие лозунги, те же, кто их толкает задаром, «от души» - дурачки вдвойне.

Вальцман и Гурвиц проинспектировали выполнение заказа

«Следователи» и «эксперты» еврохунты, вписавшие в причины десятков смертей «отравление неизвестным газом» и «падение с высоты», стали подельниками нацистских убийц. Никто и на Западе не верит украинскому «расследованию», просто те, кто радуется убийству сторонников России и русского мира, об Одесской Хатыни предпочитают молчать. Молчать, пока она еще не совсем вписывается в медийную картинку «демократии свободного мира».

Но даже в таком глобалистском органе, как Европарламент, есть здравомыслящие. Так, среди прочих депутатов, требующих расследования Одесской Хатыни, поляк Януш Корвин–Микке заявил, что случившуюся в Одессе трагедию необходимо помнить и добавил: «Почему до сих пор не расследовано? Так потому, что это делали националисты, которые при власти в Украине теперь. Это же очевидно. Те украинцы, которые убивали поляков во время войны, их же тоже не наказали. Они герои Украины теперь. Может быть, эти люди, которые убивали 2 мая одесситов, теперь тоже будут героями Украины, кто знает?»

Не будут потому, что Украины не будет. Страна, уничтожающая свой народ, мертва. Вероятно, многие укрокаратели, сгорая в бронетехнике на Донбассе, проклинали устроителей Одесской Хатыни.

А вот человек жив, пока о нем помнят. хунта это знает и боится памяти Одессы. Ежегодно к 2 мая в нее трусливо сгоняются войска и спецслужбы, «минируется» Куликово поле – оккупанты не пускают народ на место своего преступления, убийцы мечтают уничтожить народную память.

Так давайте поименно вспомним «куликовцев», отдадим долг памяти лучшим из одесситов. Лучшие всегда принимают на себя первый удар, оттого и погибают первыми.

"Вспомним всех поимённо,

Горем вспомним своим...

Это нужно - не мёртвым!

Это надо - живым!

Вспомним гордо и прямо

погибших в борьбе...

Есть великое право:

Забывать о себе!

Есть высокое право:

Пожелать и посметь!..

Стала вечною славой

Мгновенная смерть!"

( Р. Рождественский)

Сорок шесть павших «куликовцев». Данные не официальные, оттого не полные и не точные, официальные – до сих пор «тайна следствия» убийц (которое не проводится, развалившееся «дело 2 мая» - о событиях в другой точке города).

1. Балабан Алексей Семенович,

06.12.1982 — 02.05.2014

Родился и жил в Одессе. В 2000 году окончил специальную музыкальную школу им. П.С.Столярского.

Во времена первого «майдана» 2004 года был его ярым противником, уже тогда начал антифашистскую борьбу, поскольку именно тогда начал официально поднимать голову бандеровский национал-фашизм. В 2005-м году окончил Одесский госуниверситет им. И.И. Мечникова, факультет «Международные отношения». Работал в торговых фирмах. Был жизнерадостным, дружелюбным, честным и общительным. За глаза друзья его называли «Леша-позитив».

2 мая оказался в Доме профсоюзов, где был застрелен (на посмертном фото видны три огнестрельных ранения в области лица) и обожжен, а не отравлен газами и испарениями, как указано в официальном медицинском заключении.

Его мама рассказывала: «Алеша, еще до обеда был дома. Но потом, когда я пришла домой его не было. Я позвонила ему. Он мне сказал: «Сейчас приеду». Когда я увидела, что Дом профсоюзов горит, я позвонила сыну и взволнованная спросила: «Где ты? Ты видишь, что там происходит?», а он мне: «Мамуля все хорошо, все хорошо». Потом я ему уже не могла дозвониться. Алексей погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Мы искали Лешу два дня.

Тело сына мне не показали. Показали по компьютеру только лицо. Мы похоронили его в большом гробу, положили туда его вещи…

Во время похорон ко мне подошла женщина, видимо его коллега. Она плакала, рассказывала как просила Алексея помочь ей найти ее детей. Дочь (14 лет) и сын (16 лет) пошли на футбол. Леша, вместе с этой женщиной, искали ее детей. Девочку нашли в Горсаду, она кричала. Сейчас девочка лежит в психбольнице. Почему с ней это произошло? Просто прямо на глазах у девочки, прямо чуть ли не у ее ног забили двух ветеранов, у них были медали. Один умер на месте, другого забрала скорая помощь, при этом сказав, что он не жилец.

Леша вместе с женщиной и ее детьми помчались на Куликово поле, там он посадил маму с детьми на машину, сам сказал, что не поедет с ними. Он должен остаться помогать своим «куликовцам», там ведь тоже женщины и дети…»

Вот таким настоящим человеком был «Леша-позитив»!

2. Березовский Леонид Викторович,

06.08.1973 - 02.05.2014

Одессит. Окончил СШ №25, а затем 3-е Медицинское училище. По специальности фельдшер – анестезиолог. Был скромным и отзывчивым человеком.

После службы в Вооруженных силах Украины (морская пехота, Крым) вернулся в любимую Одессу. Работал по специальности в больнице водников («Одесский областной клинический медицинский центр») и Клинике «ГРОСТ».

Леонид Березовский погиб в Доме профсоюзов между 3-м и 4-м этажами. Был сожжен до неузнаваемости, опознан в морге по зубам и татуировке морского пехотинца на предплечье. Официальное заключение о смерти: "отравление газами и испарениями, сильные ожоги".

3. Бежаницкая Кристина Александровна

18.03.1992 — 02.05.2014

Одесситка. Выросла на улице Канатной, что рядом с Куликовым полем. На этой площади училась ходить и кататься на велосипеде. Здесь гуляла с любимой собачкой. Окончила среднюю школу №59, в ста шагах от Куликова поля.

16 февраля 2013 года Кристина вышла замуж, а 2 мая погибла от рук извергов в Доме профсоюзов, на любимом Куликовом поле, так и не познав радости материнства. Знакомые Кристины рассказывали, что девушка с юных лет была активной непоседой и талантливым человеком, которая ценила в людях внутреннюю красоту.

Родные и друзья поделились своими воспоминаниями о Кристине.

Вспомнилось и то, как совсем ребенком Кристина с друзьями отправились в одесские катакомбы. Через несколько часов они потеряли дорогу и поняли, что заблудились. Началась паника. Но всех успокаивала Кристина. Она с первого класса читала книжки по природоведению и обладала хорошей памятью. Девочка знала, что в такой ситуации должен помочь сориентироваться ветер и она вывела всех на поверхность.

Еще ребенком родители привели Кристину в секцию фигурного катания. У девочки было слабое здоровье: постоянно то простуды, то ангины. Она начала потихоньку кататься: сперва лишь для того, чтобы укрепить здоровье. Но сложнейшие элементы: тулуп, вращение, аксель – получались у юной фигуристки легко, прямо играючи. И ее пригласили в Спортивную школу олимпийского резерва. В спортивной школе отношения в коллективе жесткие и не всегда справедливые, стать там своим новичку очень непросто.

«Когда в шестом классе к нам попала Кристина, мы всерьез за нее переживали, – рассказывает классная руководительница. – Эту хрупкую девочку распределили в самый сложный 6 «В». Там подобрался такой класс, знаете, тех детей боялись даже педагоги. Кроме Кристины, там уже была одна ученица субтильного телосложения, которая не могла постоять за себя, и ее жестоко травили. Кристина пришла и первым делом встала на защиту девочки, которую оскорбляли. Она не давала спуску никому, пока не доказала, что в классе все равны! А потом… раз – и в какой-то момент мы поняли: Кристина стала новым лидером класса. В нем даже стала расти успеваемость».

У Кристины было обостренное чувство справедливости. И она не смогла спокойно смотреть на происходящее в стране, на фашиствующие толпы, в ней хозяйничающие. Да и как она, родившаяся в семье, где оба деда бились с фашистами в Великую Отечественную войну, могла допустить, чтобы гитлеровские последыши правили в Одессе? Кристина гордилась прошлым своей страны, своего города, который один из первых в СССР получил звание города-героя, она не раз говорила, что считает себя и одесситов частью огромного русского народа – народа с самой героической в мире историей.

«Цель благотворительных акций, в которых участвовала Кристина – а их было много, – воспитание настоящего патриотизма, любви к своему городу и его славному прошлому, – вспоминает ее подруга Светлана. – Мы вместе зажигали свечи на Куликовом Поле 9 мая 2013 года. Здесь же мы отмечали День детей. Кристина жила совсем неподалеку от Куликова. Она всю жизнь здесь гуляла, каталась на роликовых коньках, велосипеде, бегала через Куликово Поле в школу. Моя подруга чувствовала себя здесь в безопасности, как дома». Вместе с другими одесситами она стала активной участницей акций протеста, проходивших на Куликовом Поле.

Бабушка Кристины, Людмила Гавриловна, вспоминает, что Кристина начала ходить на Куликово Поле каждый вечер еще в феврале, когда оно стало «большой одесской кухней». Там обсуждали то, о чем перестали говорить по телевизору, когда новая власть отключила российское телевидение. Только там, перед Домом профсоюзов, люди могли услышать друг друга, разобраться в том, что происходит в их городе, в их стране, превратившейся вдруг в чужую, враждебную, фашистскую. «Кристина ходила на Куликово Поле и участвовала во всех наших мирных протестных акциях не из жажды адреналина. Она понимала, что сейчас делается история. Одесситка в десятом, наверное, поколении, Кристина обожала родной город и была уверена, что никто, кроме нас, самих жителей, не сможет его отстоять, – рассказывают ее подруги. – Она всегда была в первых рядах, говорила только то, что думала, и все время повторяла: если мы сейчас не победим наступающий на Одессу фашизм, я буду недостойна памяти своих дедов».