Как интернет может ограничить свободу слова и как это предотвратить

30.03.2018

Как интернет может ограничить свободу слова и как это предотвратить

В интернете публикуют антикоррупционные исследования, активисты в государствах с репрессивными режимами имеют возможность объединяться и обмениваться информацией. Во многих странах, где действует цензура в традиционных средствах массовой информации, Сеть остается последним островком свободы слова. Даже в самых жестких диктатурах вроде Китая или Ирана прогрессивные пользователи имеют возможность с помощью программ для обхода цензуры получить доступ к альтернативным источникам информации. Контролировать интернет сложно, даже больше – почти невозможно.

Однако ограничение свободы нельзя назвать проблемой только откровенно репрессивных режимов. Угроза существует и для традиционно демократических обществ. Отличает ее то, что она исходит не от злой воли ведомств и политиков, а со стороны крупных корпораций.

Монополия GAFA

Угрозу для соблюдения прав человека и стандартов свободы слова может создать своеобразная «монополия» крупных телекоммуникационных компаний, которые сейчас устанавливают свои «правила игры» в цифровом пространстве. Принадлежит эта монополия так называемой «четверке GAFA» – Google, Amazon, Facebook, Alibaba. Наглядный пример. Алгоритмы Facebook вместо вас решают, какие именно новости показывать в вашей ленте. Также Google может выбрать, какая информация появится в ответ на ваш поисковый запрос. Система, отталкиваясь от собранных о вас данных, может решить, показывать вам критическую информацию о том или ином политике или нет. Или если вы, к примеру, придерживаетесь праворадикальных (или леворадикальных) взглядов, то в вашей ленте будут появляться материалы только на эту тематику. С большой вероятностью взгляды станут еще жестче, ведь альтернативная информация, которая могла бы изменить мнение, автоматически «отфильтровывается». Как видите, возникает почва для манипуляций общественным мнением.

Конечно, можно прибегнуть к простому контраргументу – пользователь сам выбирает, на кого подписываться в социальной сети. Более того, никто не запрещает ему получать информацию из альтернативных источников. Такая аргументация звучит справедливо, но все же стоит помнить, что если упомянутые интернет-компании держат монополию в онлайн-пространстве, то пользователю в значительной мере затрудняется доступ к другим источникам. Именно по этой причине в политических и научных кругах заговорили о необходимости сохранения баланса и недопустимости только одной группы компаний определять информационную политику.

«Мы становимся свидетелями новой абсолютной власти. Google перемещает свою радикальную политику из киберпространства в реальность. Компания будет зарабатывать деньги за счет того, что будет знать, манипулировать и контролировать реальность до мельчайших деталей», – считает исследователь Шошанна Зубов, которая изучает особенности информационного общества.

Эффект запретов

Политики многих стран уже давно размышляют над вопросом, как реагировать на вызовы, которые возникают при деятельности информационных компаний. «Facebook, Goolge, Alibaba, Amazon – этим компаниям нельзя позволять формировать новый мировой порядок. Они не получали на это разрешения! Определением правил игры и их укреплением в законах должны заниматься демократически избранные представители народа», – отметил во время одной из речей бывший глава европейского парламента Мартин Шульц. Он считает, что технологии и интернет нужно регулировать юридическими методами, которые обеспечили бы защиту демократических ценностей. На эту же проблему обратил внимание американский миллиардер и филантроп Джордж Сорос на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Такой план подкреплен хорошими намерениями, но его практическая имплементация маловероятна. Технологический прогресс трудно поддается регулированию, считает ученый Роджер Браунсворд, автор исследования «Права, регулирование и технологическая революция». Он объясняет, почему система «регулирование технологии» довольно сложна. Прежде всего, исследователь обращает внимание на то, что технологии развиваются быстрее, чем пишется закон. Поэтому, если мы сегодня примем правило, согласно которому интернет-гиганты вынуждены будут публиковать алгоритмы формирования новостной ленты, можно рассчитывать на то, что вскоре эти компании найдут способ иначе влиять на то, как эта лента новостей будет формироваться.

Та, кто хочет сделать европейские технологии безопасными

Когда звучит термин «визионер», в нашем воображении всплывают фигуры Илона Маска или Марка Цукерберга. Однако для редакции TNW на звание главного реформатора и человека, который положительно повлиял на развитие технологий, претендует Комиссар ЕС по вопросам конкуренции – Маргрете Вестагер. Она имеет огромное влияние на то, как большие технологические компании работают в Европе и, вполне возможно, во всем мире. Достаточно вспомнить монументальные дела, которые были доведены до конца с ее участием. Взять хотя бы налоговый штраф в размере € 250 млн для Amazon и взыскания с Google Alphabet в € 2,4 млрд за нарушение антимонопольного законодательства.

Деятельности госпожи Вестагер хватит на то, чтобы написать целую статью, перечисляя ее достижения на посту регулятора. Однако стоит сосредоточиться, прежде всего, на ее идеях и идеологических принципах ее работы. Ряд представителей IT-рынка в Европе считают Вестагер регулятором, который истощает потенциал инноваций. Однако она является героиней, которая нам нужна, чтобы будущее развитие технологий приобрело конструктивный устойчивый характер, а не обернулось против нас.

Почему пребывание Вестагер в должности – это хороший знак для всей Европы

Ничто не убивает инновации так, как недобросовестная конкуренция. Если у вас нет шансов конкурировать с уже существующими технологическими компаниями, то стоит ли тратить время, капиталы и ресурсы на внедрение инноваций? Правильно, не стоит. И вы и не станете это делать. Если такие гиганты, как Google, не будут соблюдать регуляторную привязку к законам и правилам конкуренции, появление и развитие стартапов станет в принципе невозможным. Воплощение максимальных возможностей не должно происходить в условиях технологических сетей, где люди теряют свободу и приватность.

Скорость развития технологий выросла до чрезвычайных показателей. Мы стоим на пороге мира, где многими вопросами будет руководить искусственный интеллект. Футурист Бен Хаммерсли на конференции TNW в 2017 году утверждал, что нормальный страх перед технологиями был, пожалуй, одним из основных факторов для возникновения политического феномена Трампа и ошибочного решения Великобритании по Brexit. Когда люди пугаются, они реагируют на угрозы в непредсказуемый, часто деструктивный способ. Хотя при этом угрозы от технологий становятся только еще страшнее.

Энтузиасты технологий очень любят приводить аналогию между технологиями и молотком. Мол, им можно построить дом, а можно сломать пальцы во время пыток или неосторожного обращения. Однако в этой аналогии является ошибочным один момент. В отличие от молотка или другого подобного инструмента, по таким технологиям, как большие данные, поиск или искусственный интеллект еще не хватает четко прописанных правил и инструкций – когда «бить» в стену, а когда «не бить» по собственным «пальцах». Цифровые инструменты, как свидетельствуют события 2017 года во всем мире, могут наносить гораздо больший урон и ущерб, чем один хулиган с молотком. Однако мы до сих пор не имеем четких действенных механизмов регулирования. Вестагер – первая, кто пытается навести порядок с этой «анархией» в ЕС, убеждены в TNW.

Мы не можем проголосовать за изменение правил Amazon, Google, Apple или других технологических гигантов. Однако европейцы имеют возможность голосовать за людей, которые создают правила, которые должны соблюдать все вышеперечисленные компании.

http://anubi.ru/interesnoe/8716-kak-internet-mozhet-ogranichit-svobodu-slova-i-kak-eto-predotvratit.html