ВМВ
12 932 subscribers

Подробности испытаний атомных бомб на атолле Бикини. Неожиданные результаты и выводы.

376 full reads

Статья о многих малоизвестных фактах и свидетельствах испытаний. Как внутренние склоки и попытки выжить ВМФ в ядерном веке, стали очередным этапом в глубоком понимании, что же такое ядерное оружие.

После Хиросимы и Нагасаки вопрос о том, что означает атомная бомба с военной точки зрения, привлек большое внимание общественности и правительства. Последствия, очевидно, были огромными.(см. статья - Общественная и политическая реакция на Хиросиму).

New York Herald Tribune в редакционной статье, опубликованной после Хиросимы, прокомментировала: «Победа или поражение армий, судьбы наций, взлет и падение империй – все едино, в любой долгосрочной перспективе - только рябь на поверхности истории; но непредсказуемое раскрытие непостижимой энергии атома всколыхнуло саму историю до самых глубин».

Дэвид Сарнофф, президент Радио-корпорации Америки (RCA), выразил опасения многих американцев, что с бомбой «ни одна нация не окажется неуязвимой для нападения. Ни один Голиаф не будет в безопасности», и New York Times в своей редакционной статье пошла еще дальше:

«Он (атом) должен положить конец марширующим, катящимся и даже летающим армиям и превратить большинство наших линкоров в потенциальный металлолом».

Послевоенные ВВС США не полностью разделяли эту точку зрения на "устаревшие вооруженные силы". Только они обладали средствами для доставки атомной бомбы, а авиация, как было сформулировано Кертисом ЛеМеем и его товарищами-офицерами позже, не только обеспечила победу, но и могла обеспечить мир.

«Посмотрев на повреждения, нанесенные относительно небольшим количеством B-29, - вспоминал позже Кертис ЛеМэй, - я подумал, что, если бы у нас были такие силы 7 декабря 1941 года, вероятно, не было бы нападения на Перл-Харбор. С этого момента я верил, что можно будет поддерживать мир с помощью силы».

Так думал человек, руководивший кампанией по «сжиганию» Японии, в которой две атомные бомбы не были еще главным средством разрушения. B-29, действительно было не много, около 800 самолетов могли только в конце войны бомбить Японию. (см. статья о стратегических ударах по Японии).

USAAF (ВВС США) были реорганизованы после войны в три отдельных командования, одно из которых, Стратегическое воздушное командование (SAC), было сформировано в марте 1946 года для «ведения дальних наступательных операций в любой части мира», первоначально поглотив 509-й авиа группу и Silverplate B-29-носители атомных бомб. С тех пор, после назначения ЛеМэя командующим в 1948 году, SАС превратилась в американскую воздушную ударную силу ядерного сдерживания.

Армия, морская пехота и флот США были менее оптимистичны. Для некоторых из них слова радиокомментатора Эдварда Р. Мерроу были очень близки.

«Редко, если вообще когда-либо, война заканчивалась, оставляя победителей с таким чувством неуверенности и страха, с таким осознанием того, что будущее неясно и что выживание не гарантировано».

Атомная бомба вызвала дискуссии и в военно-морских кругах по поводу того, как корабли справятся с атомной атакой. Вопрос был поднят в сенате уже 25 ! августа 1945 года сенатором МакМахоном, который предложил:

Чтобы испытать разрушительную силу атомной бомбы на военно-морских судах, я хотел бы, что бы Японские военно-морские корабли вывели в море и на них сбросили атомную бомбу.Произведенный взрыв должен доказать нам, насколько эффективна атомная бомба, когда она используется против больших военно-морских судов. Я не могу придумать лучшего применения этим японским кораблям.

Бикини был выбран для атомных испытаний, потому что он был относительно изолирован от остального мира, имел мелководную лагуну (что важно для водолазов, чтобы исследовать корабли, выясняя причины потопления,  в результате взрывов) и находился под контролем США. На этом изображении, опубликованном в отчете Crossroads, показан атолл и место, где будут пришвартованы целевые корабли. (Военно-морской институт США)
Бикини был выбран для атомных испытаний, потому что он был относительно изолирован от остального мира, имел мелководную лагуну (что важно для водолазов, чтобы исследовать корабли, выясняя причины потопления, в результате взрывов) и находился под контролем США. На этом изображении, опубликованном в отчете Crossroads, показан атолл и место, где будут пришвартованы целевые корабли. (Военно-морской институт США)

Идея сбросить бомбу на корабли не была новой. В ходе обсуждения, в Лос-Аламосе осенью 1944 г., рассматривался вопрос об атомной атаке на стоянку японского флота на Труке - группа атоллов - Каролинские острова Микронезии, но к моменту непосредственного применения флот был рассредоточен.

Был также вопрос, будет ли истощенный японский флот значительной или достаточно заметной целью. В сочетании с задержками в производстве работающего имплозивного оружия, а также со стремительным развитием событий, эти опасения заставили отказаться от атомной морской атаки.

После капитуляции Японии, оставшиеся надводные корабли Императорского флота Японии, всего 48 -относительно крупных, стали предметом внимания не только политиков, но и руководства американского флота и армии. Бригадный генерал Б. М. Джайлс, член штаба МакАртура в оккупированном Токио, после 14 сентября, предложил использовать атомную бомбу, чтобы потопить их. «Хэп» Арнольд и Кертис Лемей поддержали предложение Джайлза, и 18 сентября Арнольд написал запрос и попросил ВМС, чтобы «ряд японских судов был предоставлен ВВС США для использования в испытаниях атомных бомб и другого оружия».

Запрос был очень провокационным, учитывая нарастающую послевоенную борьбу между сторонниками военно-морской и воздушной мощи, которая могла бы обеспечить лучшую защиту Соединенных Штатов. Сторонники ВВС утверждали, что интенсивные зажигательные бомбардировки решили исход войны с Японией, а атомные бомбы, доставленные B-29, стали "лучшим ударом". Использование бомб быстро решило бы следующую войну, как указал Арнольд в отчете, который привел к статье в LIFEs «36-я часовая война». Во флоте не было необходимости, если ракеты с атомными боеголовками составят наступательное оружие послевоенных ВВС. Кроме того, под контролем ВВС находились разработки ракет, предназначенных и для уничтожения приближающихся атомных ракет противника (так тогда ожидалось, – вот так просто и наивно !) Это прямо указывало на то, что армейские ВВС постоянно настаивали на ведущей своей роли в войне, как в прошедшей, так и в будущем- "до и во время войны". Морская мощь, даже морская авиация, устарели, по их мнению.

Военно-морской флот был очень чувствителен к этому вопросу и знал, что это больше, чем вопрос межвидового соперничества. Их "выживание" вполне может оказаться под угрозой. Старшие офицеры также вспомнили о потоплении USAAC захваченного немецкого линкора в 1921 году в результате взрыва авиабомб в ходе инсценированного испытания, организованного "независимым" офицером USAAC Билли Митчеллом. Военно-морской флот ответил на эту угрозу, включив авиацию в свой состав в 20-30-е годы. Наращивание быстроходных авианосных сил во время войны также показало, что, столкнувшись с переменами, особенно после Перл-Харбора, ВМС США смогли справиться с этой задачей и использовать новые технологии, стратегию и тактику. Командование решило двинуться вперед, чтобы испытать бомбу на кораблях. Они вызвали Парсонса, чтобы составить отчет по этому поводу, а в будущем возглавить испытания.

Адмирал У. Х. П. Бленди, командующий Joint Task Force One, военное командование, которому поручена операция «Перекресток», информирует министра обороны США Джеймса Форрестола об испытаниях американской атомной бомбы в Бикини. Crossroads должен был стать первым научным испытанием и политической демонстрацией нового оружия Соединенными Штатами. (Национальный музей авиации и космонавтики / Smithsonian Images)
Адмирал У. Х. П. Бленди, командующий Joint Task Force One, военное командование, которому поручена операция «Перекресток», информирует министра обороны США Джеймса Форрестола об испытаниях американской атомной бомбы в Бикини. Crossroads должен был стать первым научным испытанием и политической демонстрацией нового оружия Соединенными Штатами. (Национальный музей авиации и космонавтики / Smithsonian Images)

Если бы испытания проводились военно-морским флотом, они бы доказали, что «корабли не были чрезмерно уязвимы для атомной атаки» и что «авианосцы ВМФ могут быть столь же полезны и ценны для доставки атомного оружия, как бомбардировщики ВВС» . Существующие бомбы ( в 1946 г.), типа Толстяка (Mk.3) были слишком большими, чтобы поместиться во что-то иное, кроме B-29.

Парсонс, был одним из военно-технических руководителей Манхэттенского проекта, стремящийся "использовать бомбу в бою". В 1945 г. уже обдумывал переделку бомбы из «лабораторного оружия»,-какими по сути были Mk.3, в действительно боевое, производимое в больших количествах и готовое для использования обычными военными специалистами. Вскоре, получив звание контр-адмирала за исключительно удачную работу в Лос-Аламосе и Тиниане, Парсонс также задумался о применении атомного оружия на кораблях, включая бомбы и торпеды, и использовании атомной энергии для военно-морских судов.

William Sterling "Deak" Parsons. В своем скромном кабинете в Лос-Аламосе. Вот в таких условиях создавалась атомная бомба.
William Sterling "Deak" Parsons. В своем скромном кабинете в Лос-Аламосе. Вот в таких условиях создавалась атомная бомба.

Министр военно-морского флота Джеймс Форрестол, опрошенный Конгрессом в августе 1945 года о возможных последствиях атомной бомбы для флота, ответил, что военно-морской флот был и будет предлагать американским политикам и военным чиновникам использовать захваченные японские военные корабли и любые другие, для атомных испытаний. Но агрессивная кампания последнего года войны уменьшила доступное количество японских кораблей до менее 50, действительно крупных, а подходящих- были единицы. Вместо них и для обеспечения разнообразия типов боевых кораблей США заменили их на ряд старых американских кораблей, многие из которых, такие как авианосец USS Saratoga (CV-3), поврежденные войной корабли, которые теперь считались устаревшими.

Здесь показано, как авианосец "Саратога" готовится к испытаниям. (Национальный архив США)
Здесь показано, как авианосец "Саратога" готовится к испытаниям. (Национальный архив США)

Форрестол указывал, что флот останется важной частью обороны Америки и будет включать в себя «бомбу для флота», поскольку «контроль над морем с помощью любого необходимого оружия - это миссия ВМФ». На следующий день после показаний Форрестола New York Times, сообщая о противодействии военно-морского флота предложениям о слиянии военного и военно-морского ведомств в новое министерство обороны, отметила, что военно-морской флот готов к совместным «научным разработкам». The Times предсказывала, что в ближайшие шесть месяцев «не будет ничего удивительного», если будет достигнуто соглашение «об испытании воздействия новой атомной бомбы на военные корабли».The Times :

Были некоторые предположения ... может ли атомная бомба вызвать разрушение корпусов стальных кораблей и, следовательно, потопить весь флот… Некоторые руководители ВМФ говорят, что они хотели бы, чтобы такое испытание было проведено против некоторых из наших старых линкоров, потому что, если атомная бомба работает таким образом, они хотят знать об этом.

Основываясь на своем опыте и знаниях, Парсонс понимал возможности бомбы, объективно в то время, лучше всех в мире. У флота же было много кораблей. В августе 1945 года военно-морские силы США, численностью 1200 судов, планировали масштабное сокращение до послевоенных сил из 400 кораблей.

В ответ на критику о том, что атомные испытания уничтожат все еще ценные корабли, Joint Task Force One подготовила диаграмму с изображением кораблей, которые будут использоваться в качестве целей на Бикини. Суммируют их типы, отмечая при этом, что стоимость их металлолома уменьшалась, составляя лишь часть стоимости нового корабля. (Военно-морской институт США)
В ответ на критику о том, что атомные испытания уничтожат все еще ценные корабли, Joint Task Force One подготовила диаграмму с изображением кораблей, которые будут использоваться в качестве целей на Бикини. Суммируют их типы, отмечая при этом, что стоимость их металлолома уменьшалась, составляя лишь часть стоимости нового корабля. (Военно-морской институт США)

Адмирал Кинг согласился поддержать атомную бомбардировку захваченных японских кораблей вместе с «несколькими нашими современными военно-морскими кораблями ... включенными в систему целей» в рамках скоординированной операции под контролем Объединенного комитета начальников штабов ВМФ, также предположил подводный взрыв бомбы, и имитацию нападения с воздуха.

24 октября New York Times сообщила, что военно-морской флот был готов испытать атомную бомбу против кораблей, рассредоточенных в море, а также флота, «сосредоточенного на якорной стоянке, как в Перл-Харборе 7 декабря 1941 года» - заноза вечная теперь, куда же без неё.

Официальное объявление об испытаниях.

Однако это произошло только 10 декабря, когда Times сообщила, что, хотя детали еще не проработаны, это будет совместное испытание армии и флота. USAAF «активно работает над тем, чтобы взять на себя ведущую роль в эксперименте, чтобы убедиться, что это не будет делом исключительно военно-морского флота».

В то же время, военно-морские офицеры четко понимали, что они хотели направить ответ американской общественности и политикам: Военно-морской флот США выживет в наступающем ядерном веке !

Адмирал Уильям Генри Пернелл Бленди (1890–1954) был назначен руководителем испытаний на Бикини, а Парсонс был его заместителем.(Военно-морской институт США)
Адмирал Уильям Генри Пернелл Бленди (1890–1954) был назначен руководителем испытаний на Бикини, а Парсонс был его заместителем.(Военно-морской институт США)

Серьезный офицер, Бленди пользовался уважением военного истеблишмента и политиков. Обуздав критику в СМИ, его как «атомного плейбоя», Бленди ответил: «Бомба не запустит цепную реакцию в воде, превратив все это в газ и позволив кораблям со всех океанов упасть на дно. И не взорвет морское дно и не позволит всей воде стечь в яму ... Я не атомный плейбой ... и не взрываю эти бомбы, чтобы удовлетворить свою личную прихоть ". Как видим, отвечать на идиотские вопросы журналистов-филологов, стало всемирной традицией, как только у военных появилось оружие сложнее пороха.

ОБЪЕДИНЕННАЯ ЗАДАЧА

Парсонс, как руководитель «Группы по атомным бомбам ВМФ», в которую входили он сам, Эшворт, и еще один многообещающий офицер - Горацио Риверо, были очевидным выбором, чтобы возглавить развивающуюся атомную программу ВМФ и испытания. Однако Парсонс чувствовал, что у него нет необходимого влияния и, следовательно, многих не очевидных полномочий для выполнения такой работы.

Он порекомендовал эту работу своему старому другу, контр-адмиралу Уильяму Генри Пурнеллу Бленди. Бленди, «творческий, но тщательный планировщик и находчивый, энергичный боевой лидер», провел большую часть своей карьеры в применении артиллерийского вооружения на флоте,- став начальником Управления артиллерийского вооружения в 1941 году.

При Бленди, Бюро боеприпасов работало над разработкой VT (переменное время) или бесконтактного взрывателя для зенитных орудий. Используя радиоволны в конфигурации мини-радарного детектора внутри снаряда, новые взрыватели обнаруживали, когда они были достаточно близко к вражескому самолету, чтобы взорваться- эти первые боевые радиовзрыватели попали на войну и эффективно применялись в 1945 г. в боях с авиацией Японии. (см. статья Дымное небо над Окинавой)

Офицером, который руководил разработкой взрывателя и тем, кто использовал его в боях на Тихом океане для его испытаний, был тогда еще капитан Парсонс. Бленди поддерживал Парсонса в 1941-43 годах. После успеха взрывателя VT, следующим заданием Парсонса стал Манхэттенский проект. Парсонс не забыл о Бленди или о влиянии адмирала. «Спайк» Бленди, только что выполнивший свое последнее военное назначение в качестве одного из командиров ВМФ на Тихом Океане, теперь принял на себя атомную миссию ВМФ в качестве недавно назначенного вице-адмирала и заместителя начальника военно-морских операций /специального вооружения.

У Сидни Шалетта из New York Times было лучшее название для Бленди, которого он назвал «Бак Роджерс из ВМФ»-тот самый "журналист-филолог-литератор", что в августе 1945 г. написал :

что «эпоха атомной энергии» может стать огромной силой для прогресса цивилизации, а также разрушения всех самих основ.

Журналист типичный и популярный ( эпоха, пират и пр., многие слова пустые), главное- напугать и обозвать.

22 декабря 1945 года военные представили Объединенному комитету начальников штабов рекомендации по атомным испытаниям. В отчете описаны три атомных взрыва, один в воздухе, один на мелководье и третий - глубоководный взрыв, и рекомендовано поставить испытания под контроль Объединенного комитета начальников штабов с независимой оценочной комиссией, созданной из рядов армии, ВМФ, Манхэттенского округа инженерных войск (так официально стал называться проект после раскрытия информации) и гражданских лиц.

Объединенный главнокомандующий одобрил план и направил его президенту через военного министра и министра военно-морского флота. 10 января 1946 года президент Трумэн согласился с членами своего кабинета и создал Joint Task Force One (JTF-1) для проведения испытаний, назначив Бленди командующим. Хотя разрешение Конгресса на проведение испытаний не будет до июня.

Одним из первых действий Бленди- 12 января, было наименование испытаний «Операция «Перекресток». Он объяснил, что выбрал это название,

«потому что было очевидно, что война, возможно, сама цивилизация, была доведена до поворотного момента в истории благодаря этому революционному оружию».
Приказ Бленди состоял в том, чтобы определить «последствия атомных взрывов против военно-морских судов , чтобы оценить стратегические последствия применения атомных бомб, включая результаты для военно-морского проектирования и тактики ". JTF-1 также должен был оценить «военные, второстепенные военные и основные научно-технические объекты», например, определить, как бомба повлияет не только на корабли, но и на экипажи и оборудование. Они также должны были определить наилучшие средства дезактивации кораблей и получить «достаточно данных ... чтобы позволить военно-морским конструкторам и инженерам проектировать более устойчивые корабли».

Для выполнения задач Бленди немедленно призвал Парсонса, которого теперь повысили до контр-адмирала, как его заместителя, и начал собирать флот кораблей не только для поддержки операции «Перекресток», но и в качестве целей. Среди них будут захваченные японские корабли.

Немецкий крейсер «Prinz Eugen», одно из немногих немецких военно-морских судов, полученных Соединенными Штатами в конце войны, оказался в качестве корабля-мишени на Бикини. Вместе с линкором Bismarck, Prinz Eugen участвовал в вылазке в Атлантику, когда Bismarck потопил HMS Hood, и пережил войну только для того, чтобы умереть медленной смертью. Операция «Перекресток». (Национальный архив США)
Немецкий крейсер «Prinz Eugen», одно из немногих немецких военно-морских судов, полученных Соединенными Штатами в конце войны, оказался в качестве корабля-мишени на Бикини. Вместе с линкором Bismarck, Prinz Eugen участвовал в вылазке в Атлантику, когда Bismarck потопил HMS Hood, и пережил войну только для того, чтобы умереть медленной смертью. Операция «Перекресток». (Национальный архив США)
Японский линкор "Нагато" был одним из двух крупных выбранных кораблей Императорского флота Японии для использования в испытаниях. Поврежденный в боях и фактически «мертвый» корабль, "Нагато" был возвращен в строй экипажем ВМС США и направился к Бикини, прибыв, наконец, на буксире, чтобы умереть под атомной бомбой.Тут он еще под императорским флагом .1942г. (Военно-морской исторический центр США)
Японский линкор "Нагато" был одним из двух крупных выбранных кораблей Императорского флота Японии для использования в испытаниях. Поврежденный в боях и фактически «мертвый» корабль, "Нагато" был возвращен в строй экипажем ВМС США и направился к Бикини, прибыв, наконец, на буксире, чтобы умереть под атомной бомбой.Тут он еще под императорским флагом .1942г. (Военно-морской исторический центр США)

Идея испытаний понравились, особенно политическим лидерам, не только по техническим причинам. Они были демонстрацией всему миру, особенно Советскому Союзу, богатства и могущества Соединенных Штатов в то время, когда нация после войны брала на себя роль глобального лидера.

В апреле 1946 года Бленди заявил в эфире национального радио, что предстоящие испытания

«помогут нам стать такими, какими мир ожидает от нашей великой, не агрессивной и миролюбивой страны, - лидером тех наций, которые стремятся только к справедливости и прочному миру».

Комментатор Раймонд Грэм Свинг более прямо заявил, что операция «Перекресток»,

«первая из военных игр атомной эпохи ... является уведомлением, направленным всему миру, что у нас есть сила и мы намерены быть услышанными».

Еще одним мощным посылом, было использование бомбы для уничтожения кораблей Императорского флота Японии, которого когда-то так боялись. Испытания подтвердили бы имидж США, как самой могущественной державы, символически подчеркнув, что Америка является главным победителем в войне !

Включение трех захваченных военных кораблей - японского линкора «Нагато» и крейсера «Сакава» и немецкого крейсера «Принц Ойген» в качестве атомных целей было отголоском парадов победителей в Древнем Риме!

В одном из газетных сообщений начала 1946 года, сопровождавшемся фотографией 24 потрепанных эсминцев и подводных лодок, опубликованной Associated Press, говорилось, что «захваченные остатки японского флота будут уничтожены в ходе испытаний атомной бомбы ВМС США, как окончательная жертва».

Использование японских военных кораблей в качестве атомных целей было «символическим убийством» вражеских кораблей тем же оружием, которое якобы вынудило врага капитулировать.

Эту роль особенно хорошо выполнил линкор «Нагато». Когда-то флагман Императорского флота Японии и место оперативного планирования нападения на Перл-Харбор, "Нагато" был "захвачен в виде разбомбленного изгоя" в Токийском заливе в сентябре 1945 года. "Захват",- мероприятие для прессы, организованное офицерами военной прессы, символизировала «полную и окончательную капитуляцию Императорского флота Японии».

Потопление того же линкора атомной бомбой теперь ритуально «уничтожило» бы Императорский флот Японии более мощным и наглядным образом, чем прозаическая утилизация или затопление в море.

Предназначенная судьба линкора была настолько важна, что на испытаниях американские суда поддержки, пришвартованные рядом с Nagata, тщательно ухаживали за поврежденным кораблем, поскольку «существовала некоторая опасность, что захваченные японские корабли ... могут действительно затонуть сами ... если их оставить без присмотра».

Также развернулась широкомасштабная рекламная кампания с приглашением представителей СМИ присутствовать, назначением «кораблей штаб-квартиры прессы» (USS Appalachian), прямой радиопередачей и специально подготовленными медиа-пакетами, лекциями и экскурсиями.

«Мы приложили все усилия, чтобы сделать этот эксперимент лучше всего освещаемым, а также самым известным техническим экспериментом всех времен».

Всего в первом тесте приняли участие 114 репортеров американских радио, газет, журналов и служб новостей и 75 остались на второй тест. На испытаниях также присутствовали десять иностранных журналистов.

Операция «Перекресток» была не только научным испытанием, но и политическим зрелищем. Атаки на Хиросиму и Нагасаки были относительно недокументированными, свидетелями взрывов на Бикини были десятков тысяч военнослужащих, репортеры, а также официальные представители других стран (включая Советский Союз).

Здесь VIP-наблюдатели показаны «освещенными светом атомной бомбы». (Смитсоновские изображения)
Здесь VIP-наблюдатели показаны «освещенными светом атомной бомбы». (Смитсоновские изображения)

Лос-Аламос направил ученых и технических специалистов для участия в атомных испытаниях в Бикини. Многие считали эти испытания зрелищем, а не настоящим научным испытанием. Здесь показан контингент Лос-Аламоса, собранный в Бикини. (Лос-Аламосская национальная лаборатория)
Лос-Аламос направил ученых и технических специалистов для участия в атомных испытаниях в Бикини. Многие считали эти испытания зрелищем, а не настоящим научным испытанием. Здесь показан контингент Лос-Аламоса, собранный в Бикини. (Лос-Аламосская национальная лаборатория)

В течение первых месяцев 1946 года сотни статей преобладали в газетах и ​​журналах, в кинохрониках и радиопередачах, для испытаний ВПЕРВЫЕ были разработаны планы прямой радиотрансляции испытаний. Помня о продолжающихся дебатах по поводу международного контроля, США также предложили членам UNAEC прислать на испытания двух наблюдателей, в том числе от Советского Союза.

Однако интенсивные усилия по распространению информации об испытаниях были сосредоточены больше на внутренней, а не на зарубежной аудитории. Бленди подчеркивал в интервью и новостях, что цель Crossroads была оборонительной, но исходила из того, что лучшая защита - это сильное нападение с использованием ядерного потенциала. Как он сказал в начале испытаний, испытания бомбы на военных кораблях

«улучшат наш флот», потому что -«мы хотим, чтобы корабли были прочными, даже когда им угрожают атомные бомбы; мы хотим, чтобы корабли оставались на плаву, гребные винты вращались, орудия стреляли; мы хотим защитить экипажи, чтобы в случае необходимости боевых действий они могли хорошо сражаться и вернуться домой целыми и невредимыми ... »

Далее он подчеркнул, что:

Тесты явно выделяются, как защитная мера. Мы стремимся в первую очередь узнать, какие типы кораблей, тактических формирований и стратегическое расположение наших собственных военно-морских сил лучше всего выдержат атаку атомного оружия других стран, если нам когда-либо придется столкнуться с ними. Никакие меры предосторожности и экономии не могут рассматриваться, как угроза агрессии. Если, из-за такого ложного предположения нам не удастся провести эти эксперименты, чтобы извлечь уроки, которые они могут нам преподать, наши конструкторы кораблей, самолетов и наземного оборудования, а также наши тактики, стратеги и врачи будут нащупывать их путь по темной дороге, которая может привести нас к другому, более худшему...

Экипаж корабля-мишени «Принц Ойген» покидает свой корабль для первого атомного испытания, удаляя пронумерованные бирки, чтобы убедиться, что никто не остался. (Институт NavaI США)
Экипаж корабля-мишени «Принц Ойген» покидает свой корабль для первого атомного испытания, удаляя пронумерованные бирки, чтобы убедиться, что никто не остался. (Институт NavaI США)

Мысли о катастрофе и атомном всесожжении заполнили многие сообщения в новостях. Некоторые, самые хитрые, сосредоточились на других, менее серьезных аспектах, включая решение французского дизайнера купальных костюмов назвать свое новое творение «бикини». Есть еще интересная история, как на бомбе "Айбл", он же "Толстяк" Mark.3, после просмотра фильма «Gilda» с Рит Хейворт на базе Кваджалейн, появился её профиль и сценарное имя «Gilda». И ... это стало имя первой секс-бомбы, как и появление самого такого понятия в мировой уже масс-культуре.(см. подробнее Общественная реакция)

Но, что упускают, помимо кораблей, испытанию планировалось подвергнуть практически ВСЕ виды, сухопутных и воздушных вооружений/ снаряжения США, даже танки и продукты питания на транспортных судах. Самолеты на авианосцах и пр.-это случилось впервые на Бикини, все испытания в Неваде будут немного потом.

ПОДГОТОВКА ИСПЫТАНИЙ

Изучив ряд объектов даже в Карибском ! и Тихоокеанском регионах, JTF-1 выбрал атолл Бикини на Маршалловых островах для проведения операции «Перекресток». Атолл шириной 6 миль с мелкой лагуной глубиной 180 футов, охватывающей около 200 квадратных миль воды, расположен в 2400 милях к западу от Гавайев и в 4500 милях от Сан-Франциско. Бывшая немецкая колония, поглощенная японской заморской империей после Первой мировой войны, Маршаллы перешли к Соединенным Штатам и сформировали ядро ​​того, что впоследствии стало стратегически важной подопечной территорией США - Тихоокеанские острова. Бикини было «идеальным местом» для тестов, потому что оно не только находилось под контролем США, но и в нем проживало небольшое население в 167 человек, которых можно было быстро переселить. Он также был изолирован, а мелководность лагуны означала, что водолазы могли поднять испытательные инструменты с затонувших кораблей.

Выбрав Бикини в январе 1946 года, JTF-1 поспешил подготовить его к испытаниям. В конечном итоге, 37 000 офицеров и рядовых из ВМФ, а также 5 000 гражданских лиц и военнослужащих сухопутных войск и ВВС сформировали группу «Перекресток» из 41 963 мужчин и 37 женщин. Конгресс разрешил флоту использовать 33 боевых корабля в качестве целей, но для заполнения массива целей требовались дополнительные корабли, поэтому флот добавил большое количество боевых транспортных и десантных судов торгового типа.

Всего к Бикини в качестве целей направились 94 корабля - 2 авианосца, 5 линкоров, 4 крейсера, 12 эсминцев, 8 подводных лодок, 19 ударных транспортов, 41 десантный корабль, 2 вспомогательных корабля и современный ремонтный сухой док. Самый старый корабль целевого флота, линкор 1912 года «Арканзас», участвовал в Первой мировой войне. Большинство кораблей были ветеранами крупных сражений Второй мировой войны, включая Перл-Харбор, Мидуэй, битву в Коралловом море, Алеутскую кампанию, сражения у Филиппин, включая Лейте, и даже высадку в Нормандии.

Среди оборудования, подвергшегося воздействию ядерного взрыва, тепла и радиации в Бикини, было стандартное вооружение армии, морской пехоты, военно-морского флота и ВВС. Здесь журналисты исследуют различное оружие, установленное на палубе корабля-мишени перед испытанием "Able" 1 июля 1946 г. (Военно-морской институт США)
Среди оборудования, подвергшегося воздействию ядерного взрыва, тепла и радиации в Бикини, было стандартное вооружение армии, морской пехоты, военно-морского флота и ВВС. Здесь журналисты исследуют различное оружие, установленное на палубе корабля-мишени перед испытанием "Able" 1 июля 1946 г. (Военно-морской институт США)
Чтобы гарантировать, что все возможные ракурсы были запечатлены на пленке, падение бомбы «Айбл» в Бикини было снято пилотируемым и беспилотным самолетом, кружившим над атоллом. Здесь съемочные группы на борту B-29 снимают тест. (Смитсоновские изображения)
Чтобы гарантировать, что все возможные ракурсы были запечатлены на пленке, падение бомбы «Айбл» в Бикини было снято пилотируемым и беспилотным самолетом, кружившим над атоллом. Здесь съемочные группы на борту B-29 снимают тест. (Смитсоновские изображения)

Для дальнейшего испытания бомбы военные загрузили 22 целевых корабля топливом и боеприпасами и установили 220 тонны оборудования. От танков, тяжелой и легкой артиллерии, тракторов и самолетов- до минометов, радиостанций, огнетушителей, телефонов, противогазов, -даже часы, униформа, консервы и замороженное мясо. Они установили образцы ткани на фанерные листы, чтобы противостоять взрыву. Экипажи разместили на кораблях 71 самолет-мишень, в том числе два гидросамолета, пришвартованных на воде. Для измерения атомных взрывов ученые и техники установили 5000 манометров, 25 000 приборов для измерения радиации ( как окажется и этого мало !), 750 камер и 4 телевизионных передатчика, а также животных -5000 крыс, 204 козы, 200 свиней, 200 мышей и 60 морских свинок присоединились к JTF -1, чтобы стать живыми испытательными инструментами.

В лагуне Бикини разместили огромные бетонные швартовные блоки, а на берегу строили временные помещения, башни для инструментов и бункеры для камер. В марте 1946 года, после заверений в том, что они могут вернуться и что их острова необходимы «для блага человечества !», 167 человек из Бикини были погружены на борт десантного корабля ВМФ (LST) вместе с соломенными крышами и деревянными каркасами их "резиденций", а также со всем скарбом и каноэ с выносными опорами, и доставлены в Ронгерик, остров в 128 милях отсюда. Аборигенов немного обманули. Хотя, по их мнению, «возврата не будет», - сказал за них писатель National Geographic Карл Марквит,- «Цивилизация и атомная эра пришли на Бикини, и они мешали».

"Dave's Dream" приземляется на базе Кваджалейна после того, как сбросил атомную бомбу на Бикини. Бомба "Able" не попала в цель, промахнувшись по  "Неваде" более чем на 1 км. Вместо приветственной церемонии экипаж был доставлен для интенсивного "разбора полетов". Масштаб встречающих не сравнится с  Тинианом в августе 1945 г. (Смитсоновские изображения)
"Dave's Dream" приземляется на базе Кваджалейна после того, как сбросил атомную бомбу на Бикини. Бомба "Able" не попала в цель, промахнувшись по "Неваде" более чем на 1 км. Вместо приветственной церемонии экипаж был доставлен для интенсивного "разбора полетов". Масштаб встречающих не сравнится с Тинианом в августе 1945 г. (Смитсоновские изображения)

Изначально запланированные на 15 мая, испытания были отложены президентом Трумэном до 1 июля, чтобы состоялась запланированная презентация Бернардом Барухом. Предложения США по международному контролю над атомным оружием в UNAEC.

Дополнительное время не снизило темпа подготовки Crossroads. В мае и июне целевые суда, а также другие корабли флота Crossroads, состоящего из 242 судов, прибыли на Бикини. На Кваджалейне экипажи USAAF из 509-й авиагруппы составной группы вместе с учеными и техническими специалистами из Лос-Аламоса создали объект, похожий на Тиниан, который служил базой для подготовки и загрузки бомбы Толстяк в B-29, назначенный для участия в Crossroads.

509-я группа, переведенная на аэродром Розуэлла в Нью-Мексико (привет рождению историй о НЛО! ), стала частью вновь созданного Стратегического авиа командования в марте 1946 года, а в мае самолеты отправились на Кваджалейн. B-29, выбранный для сброса бомбы на Перекрестке, был № 44-27354, с собственным именем- «Мечта Дэйва». В марте 1946 года были начаты тренировочные сбросы бомб, чтобы выбрать команду для Бикини. Самолет B-29, который летал на первых испытательных рейсах в Муроке, разбился в Нью-Мексико, в результате чего погиб весь экипаж. Тогда был выбран экипаж под командованием майора Вудро «Вуди» Свонкатта, они назвали свой самолет в честь погибшего товарища.

Генеральную репетицию первого теста, назначенную на 23 июня, отложили на день. 24 июня первоначальный сброс бомбы был отменен, потому что облака закрывали цель, линкор USS Nevada. Во втором заходе цель была ничем не заслонена и «Мечта Дэйва» сбросила фугасную бомбу (2-х тонная "тыква" -имитация "Толстяка")-, попав прямо у правого борта Невады. Успех пробного сброса расчистил путь для сброса боеспособного Толстяка. Целевой массив состоял из 78 кораблей, 24 из которых находились в радиусе 1000 ярдов (914 м) от Невады. Военно-морской флот пришвартовал остальные так, чтобы они рассредоточились по геометрическим линиям, носом и кормой, бортом в сторону эпицентра взрыва, в различных положениях

«так, чтобы отдельные корабли каждого основного типа были размещены на позициях от близких ... для серьезных повреждений ... на значительные расстояния ... для легких повреждений ».

Испытание "ABLE", 1 ИЮЛЯ 1946 г.

1 июля в 05:00 "Dave's Dream" вылетел из Кваджалейна, за ним последовали самолеты наблюдения, фотографирования и приборной фиксации, а также радиоуправляемые "дроны": F6F Hellcats и B-17 Flying Fortress, которые должны были нырнуть в атомное облако для измерения радиоактивности. Поднявшись на высоту 32 000 футов(почти 10 км), «Мечта Дэйва» достигла Бикини в 08:03.

 Начальная детонация, Испытание "Able", Бикини, снято с воздуха 1 июля 1946 г. (Smithsonian Images)
Начальная детонация, Испытание "Able", Бикини, снято с воздуха 1 июля 1946 г. (Smithsonian Images)
Атомное облако поднимается над атоллом Бикини 1 июля 1946 года. Большая часть радиоактивного материала от взрыва была унесена облаком в океан; в течение нескольких часов уровень радиации упал достаточно, чтобы позволить флоту поддержки вернуться в лагуну. Прекрасный вид и погода ! (Библиотека Конгресса)
Атомное облако поднимается над атоллом Бикини 1 июля 1946 года. Большая часть радиоактивного материала от взрыва была унесена облаком в океан; в течение нескольких часов уровень радиации упал достаточно, чтобы позволить флоту поддержки вернуться в лагуну. Прекрасный вид и погода ! (Библиотека Конгресса)

Карта схема атолла Бикини и района цели.
Карта схема атолла Бикини и района цели.
Расположение целевого флота в районе цели в лагуне Бикини, с целевыми кораблями, сгруппированными рядом с эпицентром, определенным для теста «Способность»- потопленные синие (5 кораблей), серьезно поврежденные -желтые (13 кораблей). Масштаб эпицентра не совпадает со схемой района цели выше, здесь радиус 1000 ярдов или 914 метров, в целом масштаб соблюден- авианосец "Саратога"№10 в правом нижнем углу схемы -его длина 270 м и он находится чуть больше чем в 2 км от эпицентра- поврежден. А вот эскортный авианосец "Инденепденс"№28  около 500 м от эпицентра - не затонул !
Расположение целевого флота в районе цели в лагуне Бикини, с целевыми кораблями, сгруппированными рядом с эпицентром, определенным для теста «Способность»- потопленные синие (5 кораблей), серьезно поврежденные -желтые (13 кораблей). Масштаб эпицентра не совпадает со схемой района цели выше, здесь радиус 1000 ярдов или 914 метров, в целом масштаб соблюден- авианосец "Саратога"№10 в правом нижнем углу схемы -его длина 270 м и он находится чуть больше чем в 2 км от эпицентра- поврежден. А вот эскортный авианосец "Инденепденс"№28 около 500 м от эпицентра - не затонул !

Флот ждал и смотрел. В 08:59 бомбардир майор Гарольд Х. Вуд сбросил бомбу, которая падала 48 секунд, прежде чем взорвалась на высоте 518 футов (158 м) над лагуной всего в 50 ярдах от носа атакующего транспорта Gilliam. Бомба не попала в намеченную цель, "Неваду", на 2130 футов (650 м), ошибка, которая разозлила командование и привела к допросу экипажа «Мечты Дэйва», когда они приземлились.

Наблюдатели в море увидели, как «целое полушарие воздуха загорается, в десять, двадцать раз больше, чем первая вспышка. Через очки шар выглядит огненно-красным ... [и] кажется, что он покрывает весь целевой флот». В раскаленном огненном шаре и поднятый вместе с водой ударной волной, «Гиллиам», «сильно разорванный, смятый и искривленный почти до неузнаваемости», затонул за 79 секунд. В результате взрыва близлежащий транспортный «Карлайл» на 150 футов (46 м) сместился в сторону, его надстройка и мачты были почти стерты с его палуб. Он начал гореть и через 30 минут взорвался. Эсминец "Андерсон", сильно пострадавший от взрыва, загорелся, пострадав от взрыва боеприпасов. Во время интенсивного горения и взрывов Андерсон перевернулся влево и за семь минут затонул кормой. Эсминец Lamson затонул через 12 минут после взрыва, его корпус был разрушен. Серьезно разбитый японский крейсер «Сакава» сильно загорелся, но только на следующий день затонул.

После того, как радиологические замеры определили, что радиоактивное облако улетело в море и в лагуну можно было безопасно войти, флот поддержки вернулся в лагуну Бикини в тот же день. Они обнаружили несколько поврежденных кораблей, некоторые из которых все еще горели, в том числе авианосец «Индепенденс», «впечатляющее сооружение из хлама», с сильно деформированным и изогнутым корпусом, и подводную лодку "Скейт", верхняя часть оторвана взрывом, а боевая рубка погнута. Однако те, кто ожидал серьезного ущерба или уничтожения всего флота, были разочарованы, в том числе и пресса. Ученые-атомщики, опасавшиеся такой реакции на то, что, как они знали, будет «менее чем катастрофическим», подтвердили свои опасения. Когда шутники, перед взрывом, стали называть Бикини «атоллом без атолла», то теперь -чувство облегчения, а также разочарования начали менять восприятие многих, в том числе некоторых военных. Это восприятие изменилось со вторым тестом.

Корабли, даже без экипажей и возможности борьбы за живучесть, проявили потрясающую стойкость к новому оружию. А если еще учесть, как промахивались при сбросе первых бомб на 0,7 -2 км - по (разным оценкам-тут и в Нагасаки).

Испытание "Бейкер", 25 ИЮЛЯ 1946 г.

Второй тест прошел через три недели. Военно-морской флот перешвартовал целевые корабли вокруг десантного корабля (LSM), к которому подвесили бомбу на 90 футов(27 м) ниже поверхности воды в кожухе, сделанном из боевой рубки подводной лодки.

Объем воды, вытесненная взрывом «Бейкер», содержал более миллиона тонн морской воды. Столб воды поднимался со скоростью 11 000 футов (3,3 км) в секунду и имел 975 футов(300 м) в диаметре. Падающий столб воды доставил  высокорадиоактивную воду и пар на и в даже неповрежденные целевые корабли, активно загрязняя их. (Командование военно-морской истории и наследия США)
Объем воды, вытесненная взрывом «Бейкер», содержал более миллиона тонн морской воды. Столб воды поднимался со скоростью 11 000 футов (3,3 км) в секунду и имел 975 футов(300 м) в диаметре. Падающий столб воды доставил высокорадиоактивную воду и пар на и в даже неповрежденные целевые корабли, активно загрязняя их. (Командование военно-морской истории и наследия США)

Когда взрыв произошел в лагуне в 08:34 утра 25 июля, масса пара и воды собралась в «фонтан-брызговик-циклон», который поднимался в колонну. Центр колонны толщиной 975 футов (300 м) представлял собой почти полую пустоту из перегретого пара, которая поднималась быстрее, чем более прочная стена воды толщиной 300 футов (90 м) по периметру, поднимаясь на 11000 футов(3,3 км) в секунду и действуя как дымоход для горячих газов огненного шара. Газы, смешанные с обнажившимся дном лагуны и радиоактивными материалами, образовали грибовидное облако в форме цветной капусты на вершине колонны. Линкор «Арканзас», попавший под удар восходящего потока, был раздавлен, перевернут и затонул менее чем за секунду.

Эпицентр второго "водного" взрыва, потопленные - синие, "Принц Ойген" №36 - "потонул", всё же сам и гораздо позже. Масштаб тот же -радиус 1000 ярдов - 914 метров.
Эпицентр второго "водного" взрыва, потопленные - синие, "Принц Ойген" №36 - "потонул", всё же сам и гораздо позже. Масштаб тот же -радиус 1000 ярдов - 914 метров.

Взрыв создал «атомные приливные-ударные волны», которые врезались в корабли. Первая волна, стена из радиоактивной воды высотой 94 фута (почти 30 метров !), поднялась и врезалась в авианосец "Саратога". Корпус авианосца покоробился, полетная палуба частично обрушилась, и "Саратога" затонула в течение семи с половиной часов, медленно оседая на корму. Два дня спустя «Нагато» с разбитым корпусом затонула. В воде, невероятное давление взрыва бомбы раздавило три подводные лодки, которые погрузились на морское дно. Действительно впечатляюще :

Гораздо большее впечатление на наблюдателей произвело зрелище взрыва «Бейкер». Тем не менее, «Бейкер» при взрыве повредил еще девять кораблей.

На некоторых зараженных кораблях-мишенях экипажи ВМФ чистили их метлами и щетками в тщетной попытке удалить радиоактивные осадки и снизить уровень радиоактивности. Здесь команда напрасно работает над очисткой палубы крейсера Prinz Eugen. Когда радиационные измерения обнаружили, что «Принц Ойген» слишком радиоактивен для безопасного управления экипажем, Бленди приказал отбуксировать крейсер на близлежащий атолл Кваджалейн, где позже произошло медленное затопление с фильтрацией воды в поврежденный корабль и он затонул-сам. (Военно-морской институт США)
На некоторых зараженных кораблях-мишенях экипажи ВМФ чистили их метлами и щетками в тщетной попытке удалить радиоактивные осадки и снизить уровень радиоактивности. Здесь команда напрасно работает над очисткой палубы крейсера Prinz Eugen. Когда радиационные измерения обнаружили, что «Принц Ойген» слишком радиоактивен для безопасного управления экипажем, Бленди приказал отбуксировать крейсер на близлежащий атолл Кваджалейн, где позже произошло медленное затопление с фильтрацией воды в поврежденный корабль и он затонул-сам. (Военно-морской институт США)

Однако, когда экипажи готовились к третьему и последнему испытанию «Чарли», радиоактивное заражение целевого флота закончило операцию «Перекресток».

Самолеты, пролетевшие через атомное облако для отбора проб, оказались "зараженными". Здесь экипаж чистит облученный самолет. (Смитсоновские изображения)
Самолеты, пролетевшие через атомное облако для отбора проб, оказались "зараженными". Здесь экипаж чистит облученный самолет. (Смитсоновские изображения)

РАДИОАКТИВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Во время испытания «Бейкер» кипящая масса радиоактивной воды и пара проникла почти в каждое судно-мишень, оставшееся на плаву, и загрязнила воду лагуны. Радиоактивный материал приставал к деревянному настилу и краске, ржавчине и смазке. В течение нескольких недель после испытаний военно-морской флот пытался смыть осадки водой и щелоком, и отправил экипажи на загрязненные корабли для удаления краски, ржавчины и окалины щетками с длинной ручкой, любыми другими «доступными средствами». Но они не могли удалить радиацию. Радиационный специалист Дэвид Брэдли позже писал, что:

Я внимательно осмотрел палубу и обнаружил, что интенсивность сильно различается в пределах несколько футов ...от предельной для измерения, до терпимой. Когда обследование было завершено, Шеф распустил свою потную, непослушную и смеющуюся команду в ботинках ... промывка морской водой была сделана дважды, и палуба была достаточно промыта, следующее обследование показало, что значительные невидимые следы радиоактивности присутствуют. Тучный шеф стоял и смотрел на циферблат моего счетчика Гейгера, совершенно сбитый с толку.

Суда-мишени были «заражены» различными уровнями радиации, некоторые из которых были настолько высокими, что на них нельзя было подняться надолго. Например, на эсминец «Хьюз» можно было безопасно подняться на борт на восемь минут до того, как экипаж получит максимальную принятую тогда дозу.

Проблема обострилась после того, как было обнаружено, что корабли поддержки тоже стали радиоактивны ! Излучение в морской воде, вызвавшее рост радиоактивности на корпусах, фильтрация соленой воды внутри судов, которая есть на любом корабле, на кораблях обеспечения начали неуклонно регистрировать возрастающие дозировки.

Обеспокоенный недостаточным количеством радиологических приборов, оказалось, что надежность их в реальных испытаниях была невысокой, недостаточным оборудованием для точной регистрации радионуклидов и «совокупной опасностью», Бленди, действуя по совету своих экспертов по радиации, отменил планы третьего испытания и приказал 10 августа потопить сильно поврежденные корабли.

Несмотря на все усилия перегруженных работой офицеров радиационной безопасности, экипажи кораблей-целей и кораблей поддержки подвергались различным и даже высоким уровням радиации. Случаев лучевой болезни не было зафиксировано, но многие экипажи кораблей получили близкую к предельной, дозу облучения, это ретроспективно понятно по времени нахождения на поврежденных кораблях-целях.

Когда корабли операции «Перекресток» отошли от Бикини, был отбуксирован разбитый, облученный флот целей к соседнему Кваджалейну, а затем, некоторые в Перл-Харбор и в Бремертон, шт.Вашингтон, и Хантерс-Пойнт и Мэр-Айленд в Калифорнии. Там экипажи сняли с них боеприпасы и оставили ржаветь. В конце концов, все, кроме горстки кораблей-мишеней Crossroads, были затоплены после того, как их поместили "вне зоны доступа" на различные военно-морские базы.

В этих обстоятельствах один корабль, немецкий крейсер Prinz Eugen, перевернулся и затонул уже на атолле Кваджалейн, хотя его усиленно любят записывать в потопленные при испытаниях.

Здесь поврежденная подводная лодка USS Skate SS-305 снова присоединяется к флоту со своей командой, стоящей на  палубе после испытания Able. После того, как обнаружили высокий уровень радиации, экипаж покинул Skate. После многих тестов, отбуксирована обратно в залив Сан-Франциско, Skate изучена и затем затоплена у побережья Калифорнии в октябре 1948 года. (Военно-морской институт США)
Здесь поврежденная подводная лодка USS Skate SS-305 снова присоединяется к флоту со своей командой, стоящей на палубе после испытания Able. После того, как обнаружили высокий уровень радиации, экипаж покинул Skate. После многих тестов, отбуксирована обратно в залив Сан-Франциско, Skate изучена и затем затоплена у побережья Калифорнии в октябре 1948 года. (Военно-морской институт США)
Два боевых транспорта, USS Crittenden (APA-77) и USS Gasconade (APA-BS) и две подводные лодки, USS Skate (SS-305) и USS Skipjack (SS-184) были отправлены на военно-морские верфи Сан-Франциско и Мэр-Айленд вместе с сильно поврежденным и облученным авианосцем USS Independence (CV 1-22). Здесь Гасконейд и Скипджек стоят в сухом доке в Хантерс-Пойнте. Сан-Франциско, когда бригады подвергали их пескоструйной очистке и кислотной «мойке», чтобы снизить уровень радиации. (Служба национальных парков)
Два боевых транспорта, USS Crittenden (APA-77) и USS Gasconade (APA-BS) и две подводные лодки, USS Skate (SS-305) и USS Skipjack (SS-184) были отправлены на военно-морские верфи Сан-Франциско и Мэр-Айленд вместе с сильно поврежденным и облученным авианосцем USS Independence (CV 1-22). Здесь Гасконейд и Скипджек стоят в сухом доке в Хантерс-Пойнте. Сан-Франциско, когда бригады подвергали их пескоструйной очистке и кислотной «мойке», чтобы снизить уровень радиации. (Служба национальных парков)

В то же время, животные, взятые с целевых кораблей, начали умирать, в увеличивающемся количестве, даже те, которые были заперты далеко внизу, за слоями брони. Урок не был упущен учеными и военными, которые после испытаний отметили, что

«с военной точки зрения способность атомной бомбы убивать людей или ослаблять их способность вести войну посредством травм и радиационного поражения имеет первостепенное значение».

Начиная с 1948 года, военно-морской флот начал выводить в море целевые корабли Crossroads и топить их. Объясняется это тем, что потопления были частью учений и испытаний нового оружия. В том году Dr. Дэвид Брэдли, доктор медицины, специалист по контролю радиологической безопасности на Bikini, опубликовал свой журнал испытаний под названием «Нет места, чтобы спрятаться». Книга оставалась в списке бестселлеров New York Times в течение десяти недель. «Нет места, чтобы спрятаться» была убедительной книгой, в которой рассказывалось «настоящее» послание Бикини. Операция «Перекресток»,

«наспех спланированная и наспех проведенная ... возможно, лишь в общих чертах обрисовала ... настоящую проблему; тем не менее, эти очертания довольно ясно показывают тень колосса, который нависает над завтрашним днем».

Метафора Брэдли заключалась в том, что корабли-мишени ржавели на Кваджалейне, многие из них, казалось, не были повреждены, но «тем не менее умирают от злокачественной болезни, от которой нет помощи» .

«Лекарство», проявившееся при печати книги Брэдли, заключалось в потоплении "загрязненных" кораблей, к тому времени уже начали понимать и процессы "наведенной радиации", с которой бороться на стальных кораблях, которые были в 0,5-3 км от эпицентра атомного взрыва дважды, просто невозможно.

В февральской колонке 1949 года обозреватель Washington Post Дрю Пирсон назвал эти испытания «серьезной военно-морской катастрофой». Он сообщил, что «из 73 судов, участвовавших в испытаниях на атолле Бикини, более 61 уже были потоплены или уничтожены. Это огромная потеря всего от двух бомб». Таким образом, Пирсон укрепил убежденность Дэвида Брэдли в радиоактивной угрозе, которую обнаружили испытания. Пирсон, как и Брэдли, указал на то, что истинный урок "Перекрестка" - фактическое уничтожение целевого флота радиоактивностью и того, чтобы его полностью осознала общественность. Тем не менее, эта история в конечном итоге просочилась, объединившись со страхами перед радиацией, впервые возникшими в связи с «Хиросимой» Херси (статья 1945 г., о шестерых жителях города, страдающих от последствий атомных ударов, в том числе и радиации, тогда американская оккупационная администрация отрицала возможность лучевой болезни).

Для военных, результаты Crossroads были «неубедительными» для армии и флота, они не добились того «нокаута», на который они надеялись. Армия утверждала, что, хотя взрывы потопили лишь несколько кораблей, заражение бомбой доказало, что корабли уязвимы. ВМФ ответил, что плотная якорная стоянка флота в лагуне Бикини не является реалистичным сценарием для военного времени, когда «должным образом рассредоточенные» корабли, выполняющие маневры уклонения и использующие собственную оборону, будут гораздо менее уязвимы ... чем, например, стационарные авиабазы.»

«Война» ВВС/армии и ВМФ, и тут выходит в общественное пространство.

Специалисты радиационного мониторинга-  так их тогда называли в 1946 г. в ВМФ США, а "учителя НВП" дальше свой учебник читают. (Военно-морской институт США)
Специалисты радиационного мониторинга- так их тогда называли в 1946 г. в ВМФ США, а "учителя НВП" дальше свой учебник читают. (Военно-морской институт США)

После каждого теста в Бикини, радиационные специалисты, оснащенные чаще только счетчиками Гейгера, обследовали лагуну, а также любое целевое судно в виде команд судов на которых оставались инструменты исследований. Исследовали подопытных животных или предпринимали попытки промыть корабль, чтобы снизить уровень его радиоактивности. Масштаб задачи был таков, что специалистов и оборудования просто не хватало, чтобы справиться с работой, особенно в испытаниях «Бейкер» 25 июля, когда почти все целевые корабли и многие вспомогательные корабли были загрязнены радиоактивной морской водой и донными отложениями лагуны.

USS Arkansas (BB-33) до испытаний, после, корабль оказался на дне лагуны занесенный поднятым илом. (Командование военно-морской истории и наследия США)
USS Arkansas (BB-33) до испытаний, после, корабль оказался на дне лагуны занесенный поднятым илом. (Командование военно-морской истории и наследия США)

Одной из жертв взрыва «Бейкер» стал линкор времен Первой мировой войны USS Arkansas (BB-33). Пришвартованный в непосредственной близости от заряда. Арканзас оказался в эпицентре, взрыв опрокинув его, подняв корму в воздух, когда нос врезался в морское дно. Падающий столб поднял воду и измельчил кораллы и песок, затем упал на дно лагуны на 180 футов вниз и засыпал Арканзас густым радиоактивным илом. Корабль на дне в 2014 г. :

После Бикини, ВМС и ВВС продолжили активные усилия по включению дополнительных атомных бомб в свои арсеналы. Выступая за "большее количество меньшего", доставляемого и разнообразного- нового оружия. Помня о последствиях для своих экипажей, военные также приняли планы пассивной радиологической защиты, укрепления корпусов и оборудования, чтобы выдерживать удары, и разработки систем смыва радиоактивных осадков, чтобы попытаться снизить уровень радиации. Эти изменения пришли с пониманием того, что «завтрашние моряки должны быть готовы принять радиоактивность, как часть опасностей для их жизни и быть готовыми жить, сражаться и спасать свой корабль, даже если они знают, что обречены на медленную смерть».

Чтобы помочь противостоять этому «посланию Бикини», пока вооруженные силы работали над совершенствованием доставки и поражения, правительство США разрабатывало программу гражданской обороны, чтобы убедить напуганную публику, что они могут как-то пережить атомную атаку. Напомню, до возможного потенциального ответного удара по США еще минимум 10-15 лет ( с учетом возможностей носителей в СССР).

Источники : Nuclear Dawn - The Atomic Bomb from the Manhattan Project to the Cold War. James P. Delgado.,Paul S. Boyer - By the Bomb's Early Light (1985, Pantheon)

Другие статьи на эту тему :

Информационная бомба и не только. Общественно-политическая реакция на Хиросиму.

Подробности и парадоксальные итоги применения первых атомных зарядов.

Путь к созданию ядерной бомбы. В цифрах и фактах.