ВМВ
12 872 subscribers

"Полудеревянное чудо оружие люфтваффе или народный истребитель"- He.162 Salamander

3k full reads
Вид спереди He-162 в музее Королевских ВВС в Хендоне дает потрясающий вид на двигатель BMW 003, установленный на фюзеляже.
Вид спереди He-162 в музее Королевских ВВС в Хендоне дает потрясающий вид на двигатель BMW 003, установленный на фюзеляже.

К лету 1944 года, когда массированные дневные бомбардировки ВВС США подрывали промышленность Третьего рейха, Люфтваффе было лишь тенью самих себя. Несмотря на впечатляющий боевые достижения немецких истребителей Me-109 и Fw-190, потеря опытных пилотов, нехватка топлива, сокращение времени обучения и разрушение авиазаводов значительно снизили эффективность Люфтваффе. В то же время, растущие ресурсы союзников позволили США и Великобритании заполонить небо над Германией боевыми самолетами, которые вскоре практически беспрепятственно летали над почти всей территорией Германии.

В отчаянии, разваливающийся Третий Рейх искал технологического преимущества за счет разработки и развертывания «чудо-оружия» (от нем. Wunderwaffe), такого как изящный Me-262 Schwalbe (Swallow), первый серийный реактивный истребитель немецкого производства. Изначально- Me-262 не рассматривался для крупносерийного производства после его первого полета с реактивными двигателями в июле 1942 года, но командующий истребительной авиацией- генерал-лейтенант Адольф Галланд хотел, чтобы ему уделялось первоочередное внимание в качестве истребителя для завоевания превосходства в воздухе.

Несколько факторов сделали это невозможным и непрактичным в тех условиях. Несмотря на впечатляющую скорость, Ме-262 требовал дефицитных технологичных материалов и тысяч человеко-часов для создания планера и двигателей. Его двигатели Junkers Jumo 004 имели очень короткий срок службы и требовали частого ремонта. Медленный набор скорости, как и последующий сброс, низкая надежность на больших высотах двигателей и ограниченная маневренность, наконец-небольшая дальность на малых высотах, также стали проблемами для нового самолета. Это помимо сложностей переучивания на не самый простой самолет.

Этот He 162 A-2, который, как считается, пилотировал оберст Герберт Илефельд из 1./JG 1, в настоящее время находится в коллекции Национального музея авиации и космонавтики. (Национальный архив)
Этот He 162 A-2, который, как считается, пилотировал оберст Герберт Илефельд из 1./JG 1, в настоящее время находится в коллекции Национального музея авиации и космонавтики. (Национальный архив)

Учитывая эти трудности, в конце войны министр вооружений Альберт Шпеер предложил построить большое количество простых, маневренных и быстрых одномоторных реактивных истребителей, используя в основном сталь и дерево, а не современные сплавы и алюминий. Рейхс Министерство авиации Германии (Reichsluftfahrtministerium или RLM) 8 сентября 1944 года разослало запрос предложений нескольким ведущим фирмам, включая Messerschmitt, Junkers, Blohm & Voss и Heinkel. Неудивительно, что «Мессершмитт» сразу отказался от проекта, отдав предпочтение Ме-262. Компания Blohm & Voss представила проекты P.211-213 (подробнее см. статью), в которых в фюзеляже был установлен реактивный двигатель с носовым воздухозаборником. Но время, необходимое для постройки самолета, было слишком долгим для находившихся в тяжелом положении Люфтваффе.

Эрнст Хейнкель значительно опередил конкурентов. Директор его отдела специальных проектов Зигфрид Гюнтер уже представлял концепцию простого одномоторного реактивного истребителя, получившего обозначение P.1073. В документе, представленном 10 июля 1944 года, он писал, что «превосходство в воздухе зависит не только от количества одноместных самолетов, но и от скорости одноместного истребителя. В случае развертывания истребителей противника, Ме-262 не мог рассчитывать на превосходство в воздухе, потому что его непростые крылья и расположение мотогондол оказывают слишком большое сопротивление - на малых высотах расход топлива довольно велик, а дальность полета довольно небольшая. По этим причинам необходимо сконцентрироваться на одноместном самолете с минимально возможным количеством оборудования и не ограничивать количество топлива такой небольшой частью общего веса ».

P.1073 имел стальной трубчатый каркас фюзеляжа и крыла, сдвоенные рули направления и убирающееся шасси. Относительно надежный осевой турбореактивный двигатель BMW 003 располагался на спине, а сопло двигателя располагалось над стабилизаторами.

Команда Гюнтера переработала модель 1073 в соответствии с потребностями RLM. Руководство Хейнкеля приложило все усилия , чтобы RLM заключило контракт с этой фирмой 19 октября. Самолет получил официальное название Volksjäger («Народный истребитель») и обозначался как He-162. Послевоенное изучение документов RLM показало, что номер 162 использовался, чтобы обмануть разведку союзников, заставив думать, что самолет находится в разработке в течение долгого времени.

Команда Heinkel Rostock Flugzeugwerke приступила к работе, и за удивительно короткий промежуток времени в 74 дня прототип He-162 V-1 сошел с завода. Он весил чуть более 2800 кг при полной загрузке, причем треть его веса составляла древесина. Летчик-испытатель Heinkel- Готтхард Питер совершил первый полет 6 декабря 1944 года, достигнув скорости почти 835 км в час -ненамного медленнее, чем Me-262. Тяга BMW 003 в 800 кгс обеспечивала He-162 гораздо лучшее соотношение мощности и веса, чем у Me-262. Хотя рейхсмаршал Герман Геринг хотел, чтобы самолетом управляли чуть-ли не члены Гитлерюгенда после ускоренного обучения, но сразу стало очевидно, что это не сработает. Несмотря на то, что He-162 был маневренным, безопасно управлять им могли только опытные пилоты.

Четыре дня спустя, демонстрируя самолет представителям RLM и Люфтваффе, Питер совершал скоростной полет, когда произошла катастрофа. Элерон левого крыла оторвался, унося с собой часть крыла. Питер погиб в авиакатастрофе. Исследование показало, что клей, использованный в конструкции крыла, был неадекватным для высоких скоростей с аэродинамическом напряжением.

Турбореактивный двигатель BMW, который все же требовал частого обслуживания, был помещен в обтекатель сразу за фонарем кабины. Хотя у этого решения было несколько преимуществ, это вызывало беспокойство пилотов, так как было бы почти невозможно выпрыгнуть, не столкнувшись с воздухозаборником. Поэтому конструкция включала катапультное кресло, отстреливающее пороховым патроном, запускаемым пилотом на правом подлокотнике.

Снизу: американский пилот Боб Гувер летит на трофейном He-162. Сверху : Армия США обнаружила эту подземную сборочную линию недалеко от Хинтербрюля, Австрия. Сообщается, что тут  производили 40-50 самолетов Heinkel в месяц.
Снизу: американский пилот Боб Гувер летит на трофейном He-162. Сверху : Армия США обнаружила эту подземную сборочную линию недалеко от Хинтербрюля, Австрия. Сообщается, что тут производили 40-50 самолетов Heinkel в месяц.

Производство He-162 началось в то время, когда второй прототип еще находился на испытаниях со скоростью, ограниченной до 500 км в час. Некоторые проблемы, возникающие во время испытаний, можно было решить только с помощью наспех задуманных модификаций. Например, нестабильность He-162 по тангажу привела к добавлению свинцового балласта в носовой части, опущенным законцовкам крыла и усилению крыльев. Третий и четвертый прототипы были испытаны в середине января 1945 года, когда производственная линия была запущена и работала - это показатель того давления, которое оказывало командование Люфтваффе, чтобы заставить Volksjäger поступить на вооружение, как можно скорее.

Первоначальные спецификации предусматривали установку двух 30-мм пушек MK 108 в носовой части, каждая из которых с 50 патронами, в результате чего получился грандиозный вариант Kampfzerstörer, или разрушитель. Когда сильная отдача от этого вооружения оказалась слишком большой для крохотного корпуса истребителя, He-162A-2 был вооружен двумя 20-мм пушками MG 151, каждая из которых имела по 120 снарядов.

Первым реактивным самолетом, сошедшим с производственной линии, был He-162A-1- 28 января 1945 года. К началу февраля Heinkel сообщил, что у него был готов 71 фюзеляж и еще 58 на конвейере, что значительно ниже того, что требовало RLM. Задержка была связана с рассредоточением и децентрализацией немецкой авиационной промышленности, вызванной стратегической бомбардировочной кампанией союзников. Хотя часть работ выполнялась на заводе Heinkel и заводе Junkers в Бернберге, Шпеер решил, что окончательная сборка будет производиться на подземных объектах, таких как завод Nordhausen Mittelwerke в горах Гарца.

RLM организовало специальное испытательное подразделение Erprobungskommando 162 для оценки Volksjäger в Рехлине, недалеко от Берлина. Подполковник Гейнц Бэр, одержавший 221 победу, получил в феврале несколько He-162. Хотя испытания выявили серьезные проблемы с устойчивостью, один пилот сообщил, что Volksjäger был «боевым самолетом первого класса». После поспешной оценки нового самолета Бэр был переведен в Ягдвербанд 44 для полетов на Ме-262.

Слева: Этот He-162A-2  прибыл в США в 1945 году. Справа внизу: полковник Герберт Илефельд командовал первым отрядом "фольксягеров". Сверху :Харальд Бауэр был пилотом на заводе производившем He-162.
Слева: Этот He-162A-2 прибыл в США в 1945 году. Справа внизу: полковник Герберт Илефельд командовал первым отрядом "фольксягеров". Сверху :Харальд Бауэр был пилотом на заводе производившем He-162.

В середине февраля Jagdgeschwader 1 (JG.1) был реорганизован в первое действующее подразделение на Volksjäger. Все его пилоты ранее имели опыт полетов на Fw-190 или Me-109. Командование JG.1 было отдано полковнику Герберту Илефельду, ветерану, одержавшему 123 победы. В Рехлине были собраны две группы по 50 самолетов каждая, обозначенные как I / JG.1 и II / JG.1. JG.1 получил свои первые He-162 на аэродроме Хейнкель в Мариенехе. Под руководством пилотов Heinkel пилоты истребительного крыла научились управлять новым самолетом. Спустя всего 20 минут за штурвалом они были сочтены готовыми к бою.

Между тем производство Volksjäger продолжалось стремительно, и к концу марта 1945 года было построено около 200 самолетов. Люфтваффе поставили невыполнимую цель: к концу июня выпускать 1000 самолетов He-162 в месяц.

7 апреля 134 B-17 бомбили Рехлин, вынудив I / JG.1 перебраться на другую базу в Леке в Шлезвиг-Гольштейне, недалеко от Дании. В середине апреля пилоты I / JG.1 приступили к боевым действиям. Хотя у них было мало времени, чтобы научиться обращаться с новым самолетами, им пришлось сражаться с лучшими самолетами и пилотами союзников. Не-162 действительно имел по крайней мере одно преимущество: его простая конструкция позволяла быстро ремонтировать и заменять двигатель и другие жизненно важные компоненты. Там, где из-за нехватки запасных частей заставляло большинство других немецких самолетов на несколько дней или недель оставаться на земле, JG.1 мог отказаться от поврежденного Volksjäger в пользу нового самолета, который только сошел с конвейера.

Задача I / JG.1 заключалась в атаке истребителей союзников. 19 апреля захваченный пилот истребителя-бомбардировщика Королевских ВВС заявил на допросе, что его сбил реактивный самолет. Его описание соответствовало He-162. Полковник Ихлефельд, командир JG.1, приписал победу Гюнтеру Киршнеру, но он не смог подтвердить этого, так как несколько мгновений спустя он был сбит Hawker Tempest.

Первая победа была официально одержана 26 апреля, когда Рехенбах сбил de Havilland Mosquito, что подтверждают два других пилота. В тот же день он погиб. 4 мая лейтенант Рудольф Шмитт перехватил «Тайфун Хоукер», но немецкое зенитное подразделение подало заявку, и им засчитали победу.

На этом война в Европе заканчивалась. Пилоты JG.1 продолжали полеты вплоть до 5 мая, когда британские войска заняли Лек. Всего JG.1 потерял 13 самолетов и 10 пилотов, в основном из-за аварий, а не боевых потерь.

Если бы боевые действия продолжались еще на несколько месяцев и Хейнкель продолжал бы производить He-162, летчики союзников увидели бы в небе над Германией нечто ужасающее: скопления маневренных реактивных истребителей, способных уничтожить эскорт вокруг строя бомбардировщиков. После войны британские, американские и французские военно-воздушные силы захватили оставшиеся He-162 и летели на некоторых из них. Легендарный британский летчик-испытатель капитан Эрик «Винкль» Браун оценил этот самолет как «инновационную концепцию, которой было довольно сложно управлять». Он назвал его «беспощадным самолетом», но отметил, что это была эффективная артиллерийская платформа, и «в качестве резервной копии грозного Me 262 он, вероятно, мог бы помочь Люфтваффе восстановить превосходство в воздухе над Германией, если бы он появился на сцене раньше. ”

После войны несколько самолетов оказались не только в США и Британии, но и в СССР, где проходили испытания, об этом видео в конце статьи.

В трех проекциях.He 162A-2
В трех проекциях.He 162A-2
Лтх -He 162A-2 http://www.airwar.ru/
Лтх -He 162A-2 http://www.airwar.ru/

Видео: Народный истребитель He.162. Два взгляда: современный западный и советский- НИИ ВВС 1946 г. (18:30):

Источники данных и изображений : Heinkel He-162. J. Richard Smith with William Conway.Aircraft Profile 203. http://www.airwar.ru/,Aviation History, https://en.wikipedia.org/.

Другие мои статьи о немецких самолетах конца войны :

История одного из самых необычных самолетов Второй мировой -Ju-287

Мессершмитт Me-163. Первый ракетный перехватчик.

Fi.103R Пилотируемая крылатая ракета REICHENBERG

Парадоксы немецкой экстренной программы истребителей. Был ли возможен реактивный реванш ?

Неизвестные проекты штурмовиков Германии. Или где грань реальности и футуристичного абсурда ? Часть 1.

Последние проекты немецких ударных самолетов поля боя 43-45 г. Абсурд или реальность ?

Проекты последних истребителей немецкой экстренной программы 1944-45 г. Часть 1.

Проекты экстренной программы истребителей. Часть II - Ju EF.128, Me P.1101, Hs P.135. Анализ программы и выводы.

Парадоксальное наследие немецкой экстренной истребительной программы или Миг-15, J-29, Pulqui II-копии Ta.183,так ли это ?

Штурмовой планер BV. 40

Видео : Ме-262

Ме-163