ВМВ
12 933 subscribers

Разрушение Гамбурга союзниками с воздуха во время Второй мировой войны

402 full reads
Разрушение Гамбурга союзниками с воздуха во время Второй мировой войны

Погода в Гамбурге в июле была очень жаркой, в основном засушливой. Двумя днями ранее прошла сильная гроза, но все следы испарились в такую жару. Вечером в субботу, 24 июля 1943 года, жители Гамбурга отдыхали от жары и изнурительного напряжения Второй мировой войны.

По всему городу, а тогда главному морскому порту Германии, где проживало 1,75 миллиона человек, жители Гамбурга наслаждались летним вечером- в кафе на реках Альстер и Эльба, огромным зоопарком и кинотеатром Уфа-Паласт, крупнейшим в Рейхе. Гамбург был, относительно, еще не затронут воздушными налетами с редкими воздушными тревогами. Обычному горожанину должно было казаться маловероятным, что город когда-либо подвергнется серьезной бомбардировке.

Но Гамбург был близок к разрушению.

"Архитектором" этого разрушения станет главный маршал авиации сэр Артур "Бомбардировщик" Харрис, глава британского бомбардировочного командования. Коренастый Харрис обладал острым умом, огромной решимостью и непоколебимой ненавистью к Германии. Его целью, как руководителя британской бомбардировочной авиации стало уничтожение городов Германии. Надо заметить, что целей своих он не скрывал, упорно добиваясь политического одобрения своих методов. А методы определялись возможностями бомбардировочного командования, которое пришло к пониманию, что лучшим способом ночных стратегических ударов будет уничтожение крупных немецких промышленных городов вместе с жителями. Для Британии пережившей нацистскую кампании бомбардировок городов в 40-41 гг. и не имевшей других реальных возможностей в то время, вести войну с немцами, эта идея показалась заманчивой.

К 1943 году четырехмоторные бомбардировщики Avro Lancaster могли доставлять 3-8 тонн (зависело от дальности полета) бомб по немецким городам за ночь, направляясь к своим целям с помощью радара. Военно-воздушные силы армии США (USAAF) выполняли вылеты при дневном свете и наносили прицельные удары по немецким промышленным предприятиям, объективно, рост сил 8-го Воздушного командования США шел не так быстро, как хотелось бы. И круглосуточные бомбардировки становились реальностью в середине 1943 года.

АВРО ЛАНКАСТЕР Б. МАРК I (ОТРЯД № 300) LL807 (BH-N), пилотируемый летным офицером Я. Розански, имеет небольшую маркировку польских ВВС под кабиной. 300-я эскадрилья была свободным польским подразделением, базировавшимся в Фолдингворте в Линкольншире.
АВРО ЛАНКАСТЕР Б. МАРК I (ОТРЯД № 300) LL807 (BH-N), пилотируемый летным офицером Я. Розански, имеет небольшую маркировку польских ВВС под кабиной. 300-я эскадрилья была свободным польским подразделением, базировавшимся в Фолдингворте в Линкольншире.

27 мая 1943 года Харрис выбрал цель для RAF (Королевские ВВС Британии). Из-за коротких летних ночей они нацелились на город, расположенный относительно недалеко от Британии. Гамбург был вторым по величине городом Германии, производившим военные корабли и производившим подводные лодки- более 400 в течение всей войны, помимо, самых разнообразных предприятий военной промышленности или стратегических отраслей, таких как нефтеперерабатывающие заводы. Гамбург был защищен зенитной артиллерией, кольцами прожекторов и ночными истребителями, и все это контролировалось рядом радиолокационных станций. Но у Харриса было новое секретное оружие под кодовым названием «Окно», которое он мог использовать в налете на Гамбург. Британские ученые заявили, что Window ослепит оборону нацистов, конечно условно ослепит, ленты алюминиевой фольги нанесенных на полоски бумаги периодически сбрасываемые с самолетов во время налета затрудняли работу радаров обнаружения и наведения ПВО.

План Харриса бомбить Гамбург, операция «Гоморра», был прост: нанести последовательные удары по Гамбургу днем ​​и ночью, сбросив не менее 10 000 тонн бомб и разрушив город. Королевские военно-воздушные силы, привыкшие к ночным бомбардировкам, выбрали своей целью центр Гамбурга, к северу от реки Альстер. Американцы, которые планировали атаковать Гамбург днем ​​прицельно, выбрали гигантские фабричные комплексы к югу от Альстер.

22 июля оставался только вопрос, какая будет погода. Харрис и бригадный генерал Фредерик Л. Андерсон, командующий 4-м бомбардировочным крылом 8-й воздушной армии США, встретились с метеорологами и узнали, что небо проясняется. Харрис назначил атаку ровно через одну минуту после полуночи в воскресенье, 25 июля. Бомбардировочное командование направило 792 самолета с различными боеприпасами, от 4-фунтовых (1,8 кг) зажигательных малых бомб до 8000-фунтовых (3,6 тонн) фугасных бомб, которые выглядели, как гигантские урны для мусора.

"Окна" также были подготовлены. Новое средство показалось экипажам британских ВВС малополезным и непонятным оружием. Оно состояло из пачек полосок металлизированной бумаги - в каждой пачке было 2200 полос - сделанных из грубой черной бумаги с приклеенной к одной стороне алюминиевой фольгой.

Операция Gomorrah (Гоморра ) началась ровно в 21:45, когда бомбардировщик Short Stirling 75-й новозеландской эскадрильи взлетел с базы Мепал британских ВВС в Кембридже. Последние бомбардировщики взлетели в 11 часов вечера. Разведчики ("Следопыты", как их называли а RAF) сбросили маркерные бомбы - смесь бензола, каучука и фосфора, которые взорвались на заданной высоте, они были оснащены барометрическими взрывателями - чтобы проложить путь в Гамбург. Условия полета были идеальными, поскольку бомбардировщики летели со скоростью около 300 км/ч используя радиолокационные станции, чтобы оставаться на курсе. Поток самолетов растянулся и составлял 203 мили.

Люфтваффе зафиксировало на своих радарах приближающиеся британские самолеты и направило на перехват двухмоторные ночные истребители Messerschmitt Me-110, Junkers Ju-88 и Дорнье Do-217. Британцы прибыли на место сбора около 12:20 ночи и начали сбрасывать Window, которые оказались неожиданно эффективными.

Британские ученые предположили, что полоски металлизированной бумаги, плавающие в воздухе, будут заглушать немецкие радары ложным эхом. Идея не нова. Японская военно-морская авиация использовала такое оружие, называемое Giman-shi, или обманывающая бумага, во время ночных атак на Гуадалканал. Ученые Гитлера разработали в Берлине свою собственную систему под названием Duppel и проверили ее. Испытание было настолько успешным, что немцы опасались, что оно попадет в руки британцев и будет использовано против них. Невероятно, но рейхсмаршал Герман Геринг, глава Люфтваффе, не только приказал прекратить все исследования по этой теме, но и запретил разработку противодействия этому устройству, по крайней мере, так эту историю понимают сейчас в Британии.

Теперь же, из «Ланкастеров» и «Хэндли Пейдж Галифакс», связки нового средства выбрасывались из осветительных желобов в темноту, что было утомительной задачей. Всего было сброшено 7000 связок.

Внизу, радарные станции Люфтваффе, которые легко фиксировали потоки бомбардировщиков Королевских ВВС в предыдущих налетах, были заполнены ложными сигналами. "Вражеские самолеты"- были повсюду. Вся система защиты была "ослеплена".

Немецкие наземные диспетчеры запаниковали. Всем самолетам люфтваффе было приказано просто лететь в сторону Гамбурга и найти свои цели. Рольф Ангерсбах на «Дорнье Do-217» послушно направился к городу и обнаружил, что его окружают медленно движущиеся радиолокационные контакты… но никаких признаков самолетов. После невозможности использовать наведение с наземных РЛС, ему было приказано приземлиться, чтобы рассказать своему командованию, что происходит. Позже Анжгрсбах вспоминал, что он находил всех беспомощными и сбитыми с толку.

Не все пилоты люфтваффе были сбиты с толку. Лейтенант Боттингер сбил один бомбардировщик Halifax. Но другие 740 самолетов с ревом неслись в сторону Гамбурга. Впереди них летели «Следопыты». Бомбардировщики ориентируясь на свои радары H2S, Гамбург -контрастная цель на берегу реки, на которую не повлияло применение "окна", обнаружили, что под ними различим Гамбург. Облаков не было, дул легкий ветерок. Условия для бомбардировки были идеальными.

Ровно в 12:57 ночи ведущие разведчики -бомбардировщики de Havilland Mosquito сбросили 39 желтых и красных указателей цели, обозначив прямоугольник размером 4 на 3 мили над центром Гамбурга. Через несколько минут основные силы "Ланкастеров" прибыли, чтобы обнаружить, что немецкая ПВО ослеплена "Окном", а цель обозначена и освещена уже.

Главные прожекторы бесцельно кружили по небу, как человек, пытающийся прихлопнуть летающую муху в рое, зенитная артиллерия вела беспорядочный огонь, даже не определив точное направление для постановки зоны заградительного огня на определенной высоте. «Весь экипаж был в восторге от такого зрелища», - сказал лейтенант Г.Ф. Пентной. В течение 50 минут экипажи британских ВВС бомбили город, в целом- в относительной безопасности.

Немецкие ночные истребители висели у края зенитного огня Гамбурга, надеясь поразить бомбардировщик. Главные силы потеряли всего три бомбардировщика над самым сильно защищенным городом Германии. Атака оказалась невероятно легкой.

Британский взгляд в кинокадрах :

Внизу все было совершенно по-другому.

В суматохе вечера, сигнал тревоги о воздушном налете был подан в 21:30, затем - в 22:00, а затем снова запущен в 0:33. Полиция Гамбурга зафиксировала свой 319-й воздушный сигнал тревоги в 12:51 ночи, когда указатели целей упали в ночи, и каждая выглядела как большой огненный шар в небе. Через несколько минут начали взрываться бомбы -индикаторы цели и первые 30-фунтовые зажигательные бомбы. Несмотря, на кажущуюся немецкую дисциплину, только тогда, люди бросились к подвалам и бомбоубежищам, которых- оборудованных и способных выдержать огненный смерч на поверхности, оказалось немного, обычными укрытием были подвалы многоквартирных домом.

Большая часть Гамбурга горела. Пожарные, резервная полиция и Гитлерюгенд, основа гражданской обороны Гамбурга, были неспособны справиться с распространением пожаров. Очаги пожаров были разбросаны на более 5,4 кв. миль городской застройки. Карл Кауфманн, районный лидер нацистской партии, послал за подкреплениями в ближайшие города, и к концу ночи в 692 командах работали уже 86 бригад пожарных из ближайших населенных пунктов.

Бомбардировка была сосредоточенной и непрерывной. В течение нескольких минут телефонные линии города были отключены, а штаб полиции был разрушен. Кауфманну пришлось перенести центр борьбы с пожарами в штаб-квартиру гестапо. Начальник пожарной охраны Отто Запс не мог пройти по разрушенным улицам, чтобы лично оценить масштаб бедствия.

Тем не менее, Гамбург сопротивлялся. "Окно" заблокировало городскую зенитную оборону, но все же- зенитная артиллерия произвела 50 000 выстрелов. Трауготт Бауэр-Шлихтгеролл из 267-го тяжелого зенитного батальона был встревожен тем, что их радар сошел с ума. Когда другие защитники города все равно продолжили стрелять, 17-летний артиллерист с тревогой посмотрел на кроваво-красное небо над Гамбургом.

Горели целые кварталы. Ратуша, Николаикирхе, центральный полицейский участок и телефонная станция исчезли. Так было и с кинотеатром «Уфа-Паласт». Беспомощные пожарные стояли рядом, не в силах спасти большой театр, потому что фугасные бомбы повредили и перерезали водопровод во многих местах.

Позже, полиция подсчитала, что 1500 человек погибли, многие получили ранения и десятки тысяч остались без крова. Королевские ВВС сбросили 184 осветительных бомб, 263 целевых индикатора, 1346 тонн фугасных бомб и 938 тонн зажигательных бомб.

Вверху, последний бомбардировщик, пролетевший над горящим городом в ту ночь, Галифакс из 102-й эскадрильи, повернул домой в 1:55. Сержант Э.М. Картрайт сказал, что экипажи Королевских ВВС могли видеть позади себя пожары Гамбурга на протяжении большей части своего полета домой.

Гамбург в 1943 году.
Гамбург в 1943 году.

Обратный путь был довольно легким. Экипажи сбросили еще связки "окон". Один «Ланкастер» неудачно пролетел над позициями зенитной артиллерией в Куксхафене и был сбит. Другой был пойман немецким ночным истребителем. Бомбардировщики начали приземляться в 3:19 утра, а последний самолет, канадский бомбардировщик, зашел на посадку в 5:15 утра. Было потеряно только 12 бомбардировщиков. Восемьдесят членов экипажей Королевских ВВС погибли, семеро попали в плен.

Схема разрушений Гамбурга -черным отмечены полные разрушения.
Схема разрушений Гамбурга -черным отмечены полные разрушения.

В Гамбурге сирены подавали сигнал отбоя воздушной тревоги в 3:02, и граждане вышли на улицы и обнаружили, что вокруг разлетаются "оконные" полоски бумаги. Также были обнаружены сцены ужаса. Отто Манке видел, как моряки спасали людей из горящего дома, передавая их с балкона на балкон. Вдруг дом рухнул, и все погибли в руинах. Казалось, что немецкий порядок рухнул. Манке пытался спасти женщину, оказавшуюся в горящем доме, но безуспешно. Уходя, он увидел на соседнем участке полицейских, которые ничем не могли помочь. По всему Гамбургу люди разбирали свои разрушенные дома, в надежде найти потерянных членов семьи. Рассвет приносил мало дневного света, так как горящие развалины бросали тень на город от огромной пелены дыма.

Нацистская машина гражданской обороны вступила в бой. В 4:10 утра пожарные части вошли в систему, была объявлена «Ситуация серьезной катастрофы», в результате чего, каждый мужчина и женщина, работающие в городе, оказались под контролем нацистской партии. В путь направлялись пожарные из Бремена, Киля, Ноймюнстера, Ольденбурга и Эйдельштедта, к которым присоединились новобранцы вермахта из VIII учебного корпуса. Вскоре, к тушению пожаров приступили более 35 000 человек. Пожарная служба смогла начать скоординировано бороться с пожарами в 8:50, но восемь крупных очагов пожаров все еще остаются не подконтрольны пожарным и силам гражданской обороны.

Пока пожарные Гамбурга тушили пожары без связи и испытывая недостаток воды, надвигалось новое нападение. Восьмые воздушные силы США собирались отправить в Гамбург 323 Boeing B-17 Flying Fortress и 3230 летчиков, нацелившись на верфи подводных лодок Blohm & Voss и завод по производству авиационных двигателей Klockner. Брифинги и подготовка самолетов длились все утро на 15 аэродромах. Каждый B-17 был загружен 10 500-фунтовыми фугасными бомбами или 16 250-фунтовыми зажигательными бомбами и 1850 галлонами авиационного топлива.

Взлет был в 13:00. В отличие от пилотов RAF, американцы летели плотным строем все время к цели и обратно. Большая часть времени после взлета была потрачена на то, чтобы собрать группы «Летающих крепостей» в тесные коробки построения и продолжить путь над Северным морем.

Около 10 процентов американских самолетов пришлось прекратить полет по разным причинам - американские экипажи еще набирались опыта, - но остальные пролетели над Северным морем под чистым небом, поднявшись на высоту 28 000 футов (8,4 км). Стрелки разминали пальцы пытаясь поддерживать циркуляцию крови при минусовых температурах.

У Люфтваффе тоже были проблемы. Немцы послали 24 истребителя «Мессершмитт Ме-109», чтобы атаковать приближающиеся силы, предположительно являвшиеся американскими бомбардировщиками. Оказалось, что это был отвлекающий налет британских бомбардировщиков Douglas A-20 Havoc в сопровождении Supermarine Spitfires. Королевские ВВС потеряли семь Спитфайров, Люфтваффе потеряли два Ме-109, но В-17 не пострадали.

Наконец, Люфтваффе осознало, что происходит, и бросило Ме-109 на главные американские силы. Но B-17 изменили курс, и люфтваффе атаковали их всего четыре минуты. В результате американцы подошли к Гамбургу с юго-запада с небольшими помехами в воздухе, но столкнулись с сильным зенитным огнем.

Когда американцы нацелились на Гамбург, их атаковали взлетевшие еще 30 Ме-109. Но крепкие В-17 смогли выдержать серьезные повреждения и остаться в воздухе. Когда американцы достигли начальной точки для выхода на боевой курс для удара, пилоты увидели фантастическое зрелище - Гамбург, горящий город под густыми клубами дыма. Одни из членов экипажа, не привыкшие к виду последствий бомбардировок британских ВВС, подумали, что это гроза. Другие думали, что это дымовая завеса.

По мере того, как приближались американские самолеты, приближались разрывы немецкой зенитной артиллерии. Это было самый плотный зенитный огонь, что американцы когда-либо видели. В 16:34 головные самолеты открыли створки бомбовых отсеков и, спустя 40 секунд, сбросили свои бомбы. Завод Blohm & Voss был полностью покрыт дымом.

Американская атака длилась 12 минут, в основном потому, что одно крыло сбросило бомбы поздно. Как только бомбы были сброшены и фотографии были сделаны камерами, B-17 пролетели на восток и перегруппировались для возвращения домой. Девяносто B-17 доставили 186 тонн бомб, но 78 самолетов получили различные повреждения от зенитной артиллерии.

По мере приближения американцев, Гамбург перешел на уровень опасности "15" - самый высокий уровень боевой готовности, что означает воздушную атаку, которая должна была произойти в течение 15 минут - для подготовки к своей первой бомбардировке со стороны USAAF. Дым помешал усилиям бомбардиров групп B-17. Некоторые бомбы упали далеко и убили только коров на полях к югу от города. Другие попали по базе подводных лодок, рядом с заводом Blohm & Voss. Но многие бомбы разрушили важные здания, в том числе литейный цех Blohm & Voss, и другие цели. Бомбы разрушили нефтяные резервуары и жилые дома, но другие безвредно упали в реку Альстер. Были повреждены две верфи подводных лодок Гамбурга и небольшие промышленные зоны, 20 человек погибли. Рейд не имел большого успеха, на который рассчитывали в 8-ых ВВС, но у Гамбурга не было шансов на восстановление. По всему городу ослабленные пожарные вернулись к своим обязанностям, а инженеры изо всех сил пытались восстановить водоснабжение и связь. Отряды ПВО люфтваффе по обезвреживанию бомб боролись с бомбами замедленного действия и многими неразорвавшимися, сброшенными прошлой ночью.

Все знали, что американцы вернутся. Но сначала им нужно было вернуться в Англию.

Люфтваффе быстро перегруппировались. Он заправили свои истребители, которые затем снова взлетели и быстро стали добивать поврежденные B-17. Одиннадцать американских самолетов отстали из-за повреждений ,- ни один из них не долетел до дома. Тем временем, остальные соединения под сильным атаками истребителей улетели домой. Стрелки B-17, засыпали самолеты противника пулями. Некоторые попали в собственные самолеты. Только 379-я бомбардировочная группа произвела 63 544 выстрела.

«Они [немцы] атаковали решительно, расстреливая двигатели, - вспоминал лейтенант Ховард Кромвель.- Они подходили со всех сторон ... Я совершил всего три или четыре рейда, и это, безусловно, было худшим вылетом для нашего экипажа".

После ухода Ме-109 люфтваффе послало свои двухмоторные истребители. Ме-110 впервые столкнулись с В-17. Всего американцы потеряли 15 B-17, 36 убитыми и 104 взятыми в плен из состава экипажей B-17. Люфтваффе потеряли шесть истребителей.

В тот вечер Харрис, узнав, что Гамбург все еще покрыт дымом, решил отправить свои "Ланкастеры" в Эссен, но потревожил нервы в Гамбурге с помощью высокоскоростных бомбардировщиков, неприятного налета Москито. Хотя, небольшое число самолетов мало что повредили, но жители Гамбурга вторую ночь провели в бомбоубежищах.

В Гамбург были вызваны все средства местного военного округа. На следующий день, 26 июля, американцы вернулись для удара днем . Два крыла бомбардировщиков снова поразили заводы Klockner и Blohm & Voss. Взлет был в 9 утра, и многие американцы спали всего пять часов. Люфтваффе ответили мощными атаками истребителей, которым американцы оказали решительное сопротивление. Но несколько B-17, которыми управляли измученные экипажи, повернули назад.

Гамбург встретил ВВС США огнем тяжелой зенитной артиллерией и дымовой завесой. Бомбардировщики поразили цель ровно в полдень, и атака длилась одну минуту - дань плотному строю. На Гамбург упало 91 тонна фугасных бомб и 27 тонн зажигательных бомб.

Внизу, Гамбург пытался вернуться к работе, когда снова стали падать бомбы. Многие фабричные рабочие отсутствовали на месте, продолжая раскапывать развалины, но по меньшей мере 150 горожан были убиты. Пожары начались в резервуарах для соевого масла и на заводах по производству ланолина, а 500-фунтовая бомба попала в электростанцию ​​Нойхоф, одну из двух крупнейших в Гамбурге. Станция не работала месяц. Гамбург потерял 40 процентов своей электроэнергии.

Американцы без особого последующего сопротивления улетели домой. Большинство пилотов люфтваффе были привлечены к отражению одновременной атаки с воздуха на Ганновер. Только два B-17 были потеряны во время второго удара в Гамбурге, но 22 были потеряны над Ганновером.

Та ночь была тихой. Следующий день тоже был тихим. Американцам тоже нужен был отдых. В Гамбурге немцы начали эвакуацию жителей лишившихся крова и начали переброску дополнительных зенитных батарей из 88-мм орудий. Пожары, начатые ВВС Великобритании за три дня до этого, продолжали гореть, полностью справится с пожарами так и не удалось.

Вечером того же дня, Харрис приказал Королевским ВВС снова поразить Гамбург. Это будет самый важный рейд операции. Королевские ВВС атаковали город, пролетели с востока на запад, по кругу над Любеком, чтобы сбить с толку немцев. Будет использовано больше зажигательных бомб, чтобы облегчить создание очагов пожаров в уже пострадавшем городе.

В общей сложности на Гамбург было отправлено 787 бомбардировщиков, и некоторые высокопоставленные офицеры предприняли вылет лично, чтобы увидеть последствия использования «Окна», в том числе генерал Андерсон из Восьмых ВВС. Ланкастер, на котором он летал, R5868, сейчас хранится в музее Королевских ВВС в Хендоне.

Взлет был близок у полному успеху, и только 41 самолет прервали вылет по всем причинам.

ЛАНКАСТЕР Б. МАРК II Lancaster B. Mark II, DS685 115-й эскадрильи, 2 августа 1943 г. DS685 оснащен стандартным кожухом двигателя, установленным на всех, кроме первых нескольких серийных машин. DS685 оснащен выпуклыми дверцами, да г-да знатоки советских терминов - у англичан дверцы, а не створки, бомбового отсека и подфюзеляжной башней FN.64.
ЛАНКАСТЕР Б. МАРК II Lancaster B. Mark II, DS685 115-й эскадрильи, 2 августа 1943 г. DS685 оснащен стандартным кожухом двигателя, установленным на всех, кроме первых нескольких серийных машин. DS685 оснащен выпуклыми дверцами, да г-да знатоки советских терминов - у англичан дверцы, а не створки, бомбового отсека и подфюзеляжной башней FN.64.

Люфтваффе пытались справиться с последствиями использования "Окна". Ночным истребителям было приказано летать на больших высотах и ​​транслировать то, что они видят, чтобы помочь другим ночным истребителям найти свои цели. Даже в этом случае- люфтваффе сбило только пять бомбардировщиков британских ВВС. К этому налету относится и другая история, как якобы в Любеке, зенитки ПВО люфтваффе не открыли огонь. Считается, что местный командир ПВО приказал не открывать огонь, чтобы не раскрыть свой затемненный город, надеясь, что британские ВВС будут бомбить в другом месте.

Между тем, несмотря на сложный маршрут к цели Королевские ВВС точно нашли Гамбург. Первые желтые целевые бомбы индикаторы 28 июля упали в Гамбурге в 12:55 ночи при ясном небе. Основная масса из 729 самолетов сбросила бомбы внутри указанного периметра цели, и вскоре пилоты увидели огромные фонтаны огня, выброшенные на высоту, казалось, тысячи футов.

"- Насколько я мог видеть, была одна масса огня, - сказал сержант У. Г. Лэмб из 460-й эскадрильи. «Море пламени» было описанием, и это ничего не сказать".

Внизу немцы открыли огонь из своих зенитных орудий, но также не имея эффективного наведения от радара. Им мешали "окна", сильный дым, отсутствие электричества и приказ ограничить огонь до максимальной высоты 5 500 метров. Выше этой точки немецкие истребители могли свободно действовать - новая тактика люфтваффе, которая позже оказалась успешной. Однако в тот вечер новая тактика оказалась не слишком эффективной. Еще одна неудачная немецкая тактика заключалась в том, чтобы зажечь ложные индикаторы цели, которые можно было принять за указатели цели, но немцы не рассчитали с цветом, огни были скорее красными, а британские - ярко желтыми.

Последняя бомба упала в 1:47 ночи, и последние самолеты RAF направились домой, сбросив 2326 тонн бомб и потеряв 21 самолет - 2,8 процента. В Гамбурге большинство пожарных машин находились на западной стороне города и тушили пожары трехдневной давности, возникшие в результате первого налета, когда в 23:40 прозвучал сигнал об опасности "15". Зажигательные бомбы стали причиной пожаров по всему городу. Затем жители Гамбурга услышали пронзительное завывание на улицах.

Вой - это то, чего раньше никогда не фиксировали. Немцы назвали это Feuersturm или огненная буря. Высокая температура, низкая влажность (точнее, очень низкая), интенсивная бомбардировка, вызвавшая большое количество пожаров, и тот факт, что все пожарные Гамбурга находились на западной стороне города, были факторами распространения неконтролируемой огненной бури. Пожарные изо всех сил пытались добраться до места, но не смогли оперативно пробраться через обломки города.

Последствия удара были огромными. В течение уже первых 15 минут после атаки британских ВВС большинство пожаров горели бесконтрольно. По мере того как пожары соединялись и росли, им требовалось все больше и больше воздуха. Температура достигла 1400 градусов, когда пожар фактически начал вытягивать весь воздух из ближайших районов города.

Огненная буря распространилась на территорию площадью 4 квадратных мили и охватила 16 000 многоквартирных домов общей протяженностью 133 мили, большинство из которых - старые здания. Под этими зданиями находились бомбоубежища, в которых многие люди умирали либо от жары, либо от удушья. Некоторые пытались бежать из этого ада.

Когда 19-летняя Кейт Хоффмайстер бежала из подвала, она обнаружила, что асфальт на Эйфестрассе расплавился. Люди оказались в ловушке. Обгоревшая Хоффмайстер смогла добраться до стока к реке соскользнула с берега и спряталась под шерстяным одеялом. Все её родственники погибли.

Фото города после удара.
Фото города после удара.

По всему Гамбургу огненная буря всасывала воздух, чтобы поддерживать себя. Буря бушевала на высоте сотен метров, а ветер дул со скоростью 150 миль в час. Когда восходящие потоки с продуктами горения дошли до облаков над головой, пошел жирный черный дождь. На земле от сильной жары загоралось всё- при любом изменении направления ветра.

Многие люди спасались, ныряя в каналы или укрываясь на открытых пространствах, таких как футбольные поля. Остальные выжили в общественных бомбоубежищах с газо- и дымонепроницаемыми дверями. Но таких было мало. В большинстве убежищ огненная буря забрала кислород и заменила его угарным газом. Другие были завалены бревнами, кирпичами, самими рухнувшими зданиями сверху, которые просто некому было разобрать снаружи. Всего в результате трехчасовой огненной бури погибло более 40 000 человек.

Около 4 часов утра ветер постепенно утих, и пожарные смогли установить периметр для борьбы с огнем, взяв под контроль его распространение далее. Но даже в этом случае в очаге пожаров было слишком жарко, чтобы спасатели могли помочь выжившим.

Герман Крогер и его команда пожарных почувствовали, как свежий воздух поступает в их убежище в 6 часов утра, где они вынуждены были укрыться почти в самом эпицентре огненной бури- это было довоенное газоубежище. 15-летняя Трауте Кох, выйдя из своего убежища, обнаружила большие груды обломков там, где раньше были дома, а повсюду - "манекены". Она сказала своей матери: «Мамочка, здесь не живут портные, а вокруг столько манекенов». Мать Трауте посоветовала ей не смотреть слишком внимательно. "Манекенами" были трупы после воздействия высоких температур.

Кауфманн, глава нацисткой партии, закрыл зону огненной бури для мирных жителей и разместил вооруженную охрану. Используя фургоны с громкоговорителями, он приказал жителям Гамбурга, не занятым основной работой, покинуть город. Многие покинули Гамбург пешком; 15 из 18 вокзалов Гамбурга были разрушены.

На помощь Гамбургу пришел массивный нацистский аппарат. Город был оперативно обеспечен продовольствием. Для эвакуации беженцев были конфискованы грузовики и поезда. Началась плановая эвакуация жителей, а большинство уходили пешком, толкая или таща телеги с личными вещами.

В одном отношении Харрис преуспел. Гамбург больше не мог функционировать. Однако Харрис еще не закончил. Он оставил Гамбург в покое ночью 28-го, потому что над городом было слишком много дыма для бомбардировки даже ночью. Но утром в четверг, 29 июля, Харрис приказал нанести еще один удар по разрушенному городу. В тот вечер семьсот восемьдесят шесть бомбардировщиков пронеслись по взлетно-посадочным полосам в Британии.

Люфтваффе начали выяснять, как бороться с Window. Операторы радара начали отделять эхо от полос алюминиевой фольги от целей. Были переброшены и включены дополнительные прожекторы. В ходе этого налета британские ВВС потеряли 31 бомбардировщик. Дополнительные ночные истребители действую непосредственно над целью выше зенитного огня, смогли находить свои цели визуально.

Гамбург было легко обнаружить. "Следопыты" увидели все еще горящие пожары и выбросили указатели целей в 12:40 ночи. Экипажи были ошеломлены при виде огромных участков Гамбурга, которые лежали под ними, горели и дымились от двухдневного налета. Один новозеландец сказал: «Вся местность сияла, как солнце, отражающееся в утренней росе».

Семьсот бомбардировщиков сбросили 2323 тонны бомб над Гамбургом примерно за час. Несмотря на приказы Кауфмана, Гамбург по-прежнему был полон людей - в основных рабочих, пожарных, военных, стариков и немощных, кто не смог еще покинуть город.

Сильные пожары вспыхнули в Бармбеке, жилом районе, и других районах, не пострадавших в предыдущие несколько ночей. Измученные пожарные Гамбурга просто пытались сдержать очаг пожара вокруг. Погибло около 800 человек.

Харрис хотел снова нанести удар по Гамбургу, но вместо этого министерство авиации хотело нанести удар по Италии, чтобы склонить эту деморализованную страну к капитуляции. Гамбург получил четыре дня и три ночи отдыха.

Последний удар по Гамбургу в этой операции был нанесен 2 августа 1943 года, когда 737 бомбардировщиков попали в сильную грозу, худшую из тех, с которыми когда-либо сталкивались многие пилоты. Четыреста бомбардировщиков прошли через атмосферный фронт, чтобы поразить город, но в атаке не было порядка первых вылетов, четкого периметра цели не было установлено разведчиками Москито, многие самолет не верно определило свое местоположение и бомбило окрестности города с обратной стороны указанного периметра цели. Бомбы обрушились на самые разные районы, повредив завод по производству растительного масла и оперный театр. Зал сгорел, но сцена используемая как склад продовольствия, нагруженная хлебом, не пострадала.

Последним самолетом, бомбившим Гамбург, был Vickers Wellington под командованием лейтенанта JC Morton из 466-й эскадрильи, который сбросил свои зажигательные бомбы в 2:55 утра 3 августа. Королевские ВВС потеряли 33 бомбардировщика. Последний самолет, вернувшийся из рейда «Стирлинг», 75-й новозеландской эскадрильи, пилотируемый пилотом Клиффордом Логаном, потерпел крушение на базе RAF Mepal в 6:30 утра.

В Гамбурге Кауфманн и его помощники сразу приступили к работе по борьбе с последствиями ударов. Осужденных отправили для обезвреживания неразорвавшихся бомб. Заключенные концлагеря и солдаты вермахта медленно двинулись в разрушенную зону огненной бури, чтобы извлечь трупы, которые были позже захоронены в братских могилах. Попыток установить личность жертв предпринято не было.

Эвакуированные получили бесплатный проезд до домов родственников по всей Германии. Военное производство в Гамбурге постепенно начало приходить в норму, это оказалось не таким и простым делом, впервые, пришлось восстанавливать инфраструктуру огромного города, после такого разрушительного удара.

Общее количество погибших оценивалось в 45 000 человек, большинство из них во время огненной бури. Было разрушено 56 % жилых зданий Гамбурга и 436 общественных зданий.

 Потери Королевских ВВС в разных операциях , Гамбург - первая операция -потеряно 87 самолетов или 2,85 %.
Потери Королевских ВВС в разных операциях , Гамбург - первая операция -потеряно 87 самолетов или 2,85 %.

Кауфман умолял Гитлера посетить Гамбург, чтобы поднять боевой дух жителей и тех, кто боролся с последствиями ударов. Фюрер отказался. Вместо этого рейхсмаршал Герман Геринг , который хвастался, что если хоть одна бомба упадет на немецкий город, его можно будет назвать Майером (это не антисемитская шутка, Майер -распространенная в Баварии фамилия, "назваться Майером"- стать никем), посетил Гамбург. Он наградил зенитчиков, встретился с городскими властями, а затем осмотрел разрушения. По преданию, жители Гамбурга, собравшиеся
у закрытой зоны пожаров, в надежде вернуться, чтобы осмотреть свои разрушенные дома, приветствовали Геринга насмешками: «Ну, Герман Майер, что ты теперь должен сказать?»- так ли точно, неизвестно, но после этих событий, очень многое поменялось в Третьем Рейхе и Люфтваффе. Главным фронтом борьбы в воздухе станет небо над Германией, а влияние Геринга, как политической фигуры нацисткой Германии упало сильно и навсегда.

Источники : Boog, H., et al., Germany and the Second World War, vol. VII: The Strategic Air War in Europe.(Oxford University Press, 2006), Longmate, N., The Bombers: The RAF Offensive against Germany, 1939–1945 (Arrow, 1990), Cox, S. (ed.), The Strategic Air War against Germany 1939–45 (Frank Cass, 1998).

Другие материалы по теме :

Стратегическое воздушное наступление на Германию 1943-45 гг. И какой самолет сбросил больше бомб ?

Война в воздухе в цвете. Стратегическое воздушное наступление в Европе -1940-42 г.

А топливо кончилось ! Стратегические бомбардировки и топливный баланс Германии.

Британский взгляд на Вторую Мировую войну. Так ли всё, как мы думаем ?

Оружие возмездия Гитлера V-1 (Фау-1). Описание и применение в документальных кинокадрах.