Ирбис. Часть 2: добро существует — браконьеры встали на защиту животных

27 August 2019

Теперь охотники рискуют жизнью ради сохранения барсов, устанавливая камеры на обрывах © Сайлюгемский национальный парк
Теперь охотники рискуют жизнью ради сохранения барсов, устанавливая камеры на обрывах © Сайлюгемский национальный парк

Хранители барса — бывшие охотники. Они истребляли животных, а теперь благодаря им группировка ирбисов на Алтае восстанавливается. Это люди, которые через понимание научились получать выгоду от добрых дел.

Вместо петель для отлова — наблюдение за жизнью барсов, вместо гибели — спасение жизни. Они устанавливают фотоловушки, обслуживают оборудование, следят за рождаемостью котят, снимают браконьерские петли и капканы. Под их охраной 10 из 90 барсов в России. В итоге вместо денег от продажи шкур они получают вознаграждение за сохранение животных.

«Несколько лет назад WWF и партнерам впервые пришла идея не перевоспитывать, а вовлекать в охрану ирбиса тех, кто создает основную угрозу снежному барсу – охотников, промышляющих незаконной добычей. Только благодаря поддержке Pernod Ricard Rouss это стало возможным. Процесс оказался долгим и трудным. Нужно было найти подход к каждому сельчанину, убедить охотников, что от живого и невредимого снежного барса ему выгоды больше, чем от единовременной продажи шкуры убитого животного». © Александр Карнаухов, старший координатор проектов Алтае-Саянского отделения WWF

Бывшие браконьеры — потомственные охотники или скотоводы. Они живут в высокогорных поселениях, ведут традиционный образ жизни. Познакомьтесь лично с хранителями и их подопечными барсами на сайте Всемирного фонда дикой природы или на нашем YouTube канале.

Мерген Марков — один из первых хранителей снежного барса. Имя Мерген означает охотник © Игорь Иваницкий/WWF России
Мерген Марков — один из первых хранителей снежного барса. Имя Мерген означает охотник © Игорь Иваницкий/WWF России

Долина реки Аргут в Национальном парке Сайлюгемский — земля снежного барса. Охотники живут в поселениях неподалеку и хорошо знают местообитания животных. Знания помогают расставлять фотоловушки и снимать браконьерские петли.

«Пользу от сотрудничества с местными жителями мы почувствовали сразу. Сначала привлекли только одного охотника из потомственных «барсятников», научили его обращаться с фотоловушкой и стали ждать. Фотографии он принес почти сразу, установив камеру там, где мы даже не предполагали присутствия ирбисов. Этот охотник прекрасно знал все места, где водятся снежные барсы. Не привлеки мы его к работе, рано или поздно этих зверей он бы отловил». © Сергей Спицын, эксперт WWF и научный сотрудник Алтайского заповедника

Конец прошлого века для алтайских ирбисов — период истребления браконьерами. В 90-х годах спрос на пушнину упал, зато возрос на шкуры редких животных — их использовали как коврик или украшение интерьера. Мы были почти уверены, что потеряли снежных барсов навсегда. Но оставалась надежда вырастить новую группировку из нескольких оставшихся особей.

В 2015 году пять охотников согласились перейти на сторону защиты барсов. За 2 года мы вместе сняли 85 браконьерских петель, установили 25 камер, получили 200 кадров снежного барса. Снимки указывали на то, что группировка ирбисов на Алтае восстанавливается.

Установка фотоловушки в горах Алтая © Игорь Иваницкий/WWF Россия
Установка фотоловушки в горах Алтая © Игорь Иваницкий/WWF Россия

Антибраконьерский рейд © Игорь Иваницкий/WWF Россия
Антибраконьерский рейд © Игорь Иваницкий/WWF Россия

Снятые браконьерские петли после рейда © Игорь Иваницкий/WWF Россия
Снятые браконьерские петли после рейда © Игорь Иваницкий/WWF Россия

Для алтайцев браконьерство было вторым способом заработка, первый — скотоводство. От продажи шкур барсов, мяса других животных они получали в год 66 000-132 000 ₽ — это в среднем 8000 ₽ в месяц. Естественно, продажа шкур богатым людям приносила больше денег, чем продажа мяса.

8000 ₽ — деньги, на которые живут люди в горах Алтая. В основном это заработок от продажи мяса и шкур животных
Жители отдаленных высокогорных сёл занимаются скотоводством и охотой © Сайлюгемский национальный парк
Жители отдаленных высокогорных сёл занимаются скотоводством и охотой © Сайлюгемский национальный парк

Проект по сохранению барса предложил охотникам зарабатывать на добрых делах. Теперь, если за год фотоловушки фиксируют одну и ту же особь несколько раз, хранители получают деньги. Вознаграждение не меньше, чем от продажи шкуры ирбиса.

Фото снежного барса Крюка в 2012 году © WWF России
Фото снежного барса Крюка в 2012 году © WWF России

Фото Крюка в 2013 году © WWF России
Фото Крюка в 2013 году © WWF России

Хранитель Мерген Марков в фильме BBC News Russia рассказывает, что благодаря проекту он остался в родных краях, не уехал на заработки. Он надеется, что проект поможет восстановить популяцию барсов, чтобы дочь когда-нибудь увидела вживую этих сказочных животных.

«В последний год работы с местными охотниками я заметил, что азарт от получения снимков ирбиса понемногу заменяет им охотничий азарт от поимки зверя. Благодаря поддержке Pernod Ricard Rouss мы смогли провести серию антибраконьерских рейдов на тех участках, которые охраняют местные жители – проверили наличие петель и нарушений, но ничего не обнаружили». © Денис Маликов, заместитель директора Сайлюгемского нацпарка, координатор программы «Усынови своего ирбиса»

Переход от браконьерства к охране основан на взаимной выгоде. Специалисты объяснили охотникам, как законно получать деньги на защите животных. Так мы убедились, что разговор может быть куда полезнее наказания.

Охотники подписывают договор об отказе расставлять петли и капканы. После чего мы закрепляем за ними участки от 40 до 123 тыс. га., обучаем работе с фотоловушками, выдаем одежду и технику. Если хранитель нарушит договор, мы навсегда исключим его из программы, но пока таких случаев не было.

Зимой в горах Алтая температура опускается до -50°C, а снег лежит даже летом — экипировка должна соответствовать © Игорь Иваницкий/WWF Россия
Зимой в горах Алтая температура опускается до -50°C, а снег лежит даже летом — экипировка должна соответствовать © Игорь Иваницкий/WWF Россия

Целью проекта мы ставили изменение отношения местного населения к барсам. Как вы думаете, у нас получилось? Пишите ответы в комментариях.

Браконьеры устанавливают от 100 до 500 петель за сезон — хранителей мало, чтобы всё снять. Дополнительно этим занимаются экологи, работники национального парка, добровольцы. Но пока что ирбисы всё равно попадают в удушающие петли, поэтому с нами уже нет самки Виты с двумя котятами…

-50°C — средняя температура в горах Алтая зимой

На экспедиции в высокогорье нужно техническое оборудование и снаряжение — а это деньги. Если вы еще не готовы стать добровольцем в горах Алтая, можете помочь сохранить барсов финансово.

Ирбис. Часть 2: добро существует — браконьеры встали на защиту животных
Ирбис. Часть 2: добро существует — браконьеры встали на защиту животных

Статьи по теме:

Взрослые, дети и звезды объединились для защиты снежного барса

Вас снимает скрытая камера или личное знакомство с ирбисами по паспорту

Ирбис. Часть 1: У этих диких кошек есть имена и селфи

Что сделал WWF России для дикой природы в 90-е

Проекты WWF, которыми гордится страна с 2000-х годов

Автор: Мари Котляр