Сказ о Василисе Прекрасной

31.07.2018

Кузя сидел на крепко сбитой лавочке и чистил ногти на своих длинных аристократических пальцах. Наши победили в очередной раз.

Сказать бы «Добро победило в очередной раз», но причислить себя к добру у него как-то не выходило, даже при его уровне извращённости.

Было тихо, только за Чудо-Печью тихо сопел Горыныч, светло-оливковый от пережитого шока, скрючившийся двумя головами над подставленным кем-то сочувствующим тазиком, а третьей покачиваясь в опасной близости от ведра с Волшебной Щукой.

Щука сидела неподвижно и злобно глядела плоским глазом на голову.

А ещё было скучно….

Тут в комнату зашёл счастливый победитель, он же Иван. Дурак который.

Кузя поднял голову и очень удивился:

- Ванюша, а что ты здесь делаешь?

— Ничего-о-о-о-о-о — протянул тот и лениво потянулся. Взгляд героя сонно блуждал по углам.

— Да вижу, что не танго танцуешь. Ты же теперь герой, так иди, упивайся победой!

— Да…. ну её. Лень как-то.

Кузя удивился.

— Нуу…бывает. Пиры — достаточно быстро приедающееся действо.

— Ага-а-а-а….. — Ваня потоптался на месте.

— А как же Василиса… как её там..

— Прекрасная — участливо подсказал новоявленный герой, узрев Печь. В его глазах промелькнул намёк на какой-то душевный порыв.

— Вот, Прекрасная. Как же она?

— Да ну её. Что с ней делать-то теперь?

Кузя был шокирован. Даже более — потрясён до глубины души.

— Ты герой, ты победил чудовище, — из угла за печью донеслось сдавленное похрюкивание бедного Змея и характерные звуки не выдержавшего надругательств желудка.

Кузя бросил взгляд туда и продолжил: — ты освободил девушку. Она теперь твоя. Понимаешь, тво-я!

— Ну и что?

Просто Иван был Дурак….

— Как что?! — Кузя ошалел. — Иди к ней, и….

— И что?

Иван был совсем дурак. Он зевнул и не сводил взгляда с Печи.

— То есть? Ты что, не знаешь?… — в ужасе прошептал Кузя.

— Дык…

Он был полный дурак…

Кузя хитро сощурился:

- Прекрасная, говоришь?

— Ага-а-а-а…

— Не знаешь, что с ней делать?

— Ага-а-а-а…

— Показать?

— Ну дык!.. — в глазах героя появилось что-то, напоминающее страсть, вот только глядел он по-прежнему на неё, на Печь, и шёл только к ней.

Кузя встал и лёгкой походкой отправился в светлицу Прекрасной, насвистывая что-то жизнерадостное.

Винтовая лестница, массивная, окованая металлом дверь, залитая светом свечей комната. Девушка. Когда он появился на пороге — встала и повернулась.

О да, она была прекрасна…

Прекрасна, на вкус Горыныча, но тот был очень странной зверушкой; прекрасна на вкус Ивана, но что взять с дурака…прекрасна для любого русского сельского хлопца своей..эмм.. самобытной красотой, длинной косой русо-серых волос, белой кожей, пухлыми почти красными щеками, вздёрнутым носом с крупными веснушками, крутыми полными бёдрами, крепкими ногами, несколькими складками на талии…

Лорд-полудемон, аристократ древнейшего рода Преисподней замер на месте и сглотнул.

Массивная дверь захлопнулась. Василиса приближалась, что-то радостно воркоча.

Как никогда остро Асмодеевич ощутил это незабываемое чувство, когда ты ПОПАЛ.