Сказка на ночь

31.07.2018

Моя сказка начинается на великой земле Средиземноморья, где маленький хоббит Фродо лежит на краю обрыва, не веря своим глазам уставившись на стрелу, пробившую ему коленную чашечку, и прижимает к груди Кольцо всевластия.

Из тени деревьев надвигается тёмная лучница, готовая добить беззащитного недоростка. Лучница прицеливается, натягивая лук и в этот момент её глаза натыкаются на руки Фродо и из её груди вырывается безотчётный крик: «Я согласна!».

Следуя женскому инстинкту, лучница бросается к колечку, но её же крик приводит хоббита в себя и, спасаясь, Фродо переваливается вниз с обрыва в бурлящие воды реки.

Именно эта встреча с неприметным волосатоногом навела девушку на мысль, что в её жизни не хватает ещё чего-то, кроме высокогрейдовой бижутерии. Зовут же девушку Джульетта.

Джульетта — тёмная эльфийка. Лучница. Взяла себе имя в память о маме, которая читала ей Шекспира на ночь.

Поглощённая такими новыми для себя мыслями, девушка даже не заметила, как к обрыву подползло нечто на четвереньках и с шепотом: «Моя прелесть!» сигануло вниз головой вслед за телом хоббита. Искалеченного Фродо, с переломанными рёбрами, вынесло ниже по реке, а за ним выползло нечто.

«Да подавись ты!», — всхлипнул хоббит, бросая в существо кольцо. Существо присело, уворачиваясь от кольца и подходя к телу недоростка сзади, ещё раз прошептало: «Моя прелесть!»

Прошло ещё немало времени, пока Джульетта встретила своего избранника. Его звали Елисей.

Он бежал к ней по берегу моря, в брызгах приливных волн, а за ним, догоняя, ещё толпа мужиков с копьями.

- Паровоз, — подумала Джульетта, снимая первого мужика с особо чёрной мордой.

- Девушка! — воскликнул, увидев эльфийку, Елисей и понял, что ради неё готов на все.

- 33 богатыря и дядька Черномор, — вдруг осознала свою ошибку Джульетта, бросила лук и принялась поправлять чулки.

- Я прикрою! Уходи! — крикнул Елисей, бросаясь за корягу и выпуская по богатырям длинную очередь из минигана.

- Идиот! Отвали! — завизжала Джульетта, видя, как рассыпается по песку её будущее.

- Беспокоится, — обрадовался Елисей и, окрылённый, поднялся в полный рост, чтобы было видно как красиво вздрагивают его плечи при каждом выстреле. Добив последнего богатыря, победно взглянул на Джульетту, что-то вспомнил и побежал в сторону гор, кинув на прощание: «Время для благодарности ещё будет, а сейчас мне нужно спешить!».

...Живым оказался только дядька с особо чёрной мордой. «Не Черномор, а Вольдемор», — поправил Джульетту богатырь.

- Тот, кто царевичем Елисеем назвался, стащил весь запас сушенных мухоморов. Сам с ветром разговаривает, а я гляжу, мухоморы по карманам тырит.

- Стой, — встрепенулась Джульетта, так ты говоришь, что он царевич?

- Ну, царевич. У них там в царстве, монах какой-то есть. Кто с ним познакомится, тот сразу царевичем становится, с дубом или с ясенем разговаривать начинает, а этот, с месяцем, поди, общаться побежал.

Долго ли, коротко ли, я не скажу (не место в сказке интимным подробностям). Уговорила Джульетта Вольдемора помочь ей устроить свою личную жизнь с царевичем Елисеем. Тёмная эльфийка предложила разыграть перед царевичем сцену похищения. Елисей кинется спасать её, одолеет злодея и женится на девушке.

Но Вольдемор злодеем быть отказался, а посоветовал сходить Джульетте за тридевять земель или выпить яду. План девушке понравился и они вместе начали бегать по лесам да полям, чтобы собрать ингредиенты, которые нужно применить на котёл с водой, на который потом нужно применить хворост, а потом применить мензурку, чтобы получить нужное снадобье.

А уже полученное снадобье Вольдемор применил к девушке. Он знал, что яд не настоящий, но не знал, что его ник всё равно покраснеет. Джульетта среагировала сразу, инстинктивно вдарив флагнутому Вольдеморду носком в висок. Удар тёмной эльфийки оказался критическим и сбитый старик повалился тушей на мрамор.

Джульетта в отчаянье схватилась за волосы, — что же я наделала, — прошептали бледные губы. Превозмогая боль и онемение членов, стоя над телом Вольдемора, эльфийка достала маникюрный нож и отрезала на ноге ноготь, сломанный ударом.

Все подробности того, как Елисей будил Джульетту рассказывать не буду. Но могу сказать, что фраза «Я жених её. Постой!» в оригинале принадлежит Елисею и говорил он её не ветру и не месяцу.