Фридрих Энгельс: первый после Маркса

9 May 2018

В восприятии миллионов советских людей Фридрих Энгельс – неотделимая составная часть тройки основоположников марксизма-ленинизма, второй по старшинству и третий по значению классик учения, соавтор и друг Карла Маркса. Впрочем, и «сольные» произведения Энгельса (прежде всего «Анти-Дюринг» и «Происхождение семьи, частной собственности и государства») вовсю штудировались во всех учебных заведениях страны победившего социализма.

Фридрих Энгельс: первый после Маркса

Содружество первых двух основоположников считалось образцом истинно коммунистических, бескорыстных взаимоотношений между сильными личностями. Владимир Ленин восхищенно рассуждал:

«Старинные предания рассказывают о разных трогательных примерах дружбы. Европейский пролетариат может сказать, что его наука создана двумя учеными и борцами, отношения которых превосходят все самые трогательные сказания древних о человеческой дружбе. Энгельс всегда – и, в общем, совершенно справедливо – ставил себя позади Маркса. Его любовь к живому Марксу и благоговение перед памятью умершего были беспредельны. Этот суровый борец и строгий мыслитель имел глубоко любящую душу».

И действительно, второго столь мощного и спаянного дружеского тандема соавторов в истории политической мысли не найти. Пожалуй, Ленин здесь допустил только одну неточность: назвал Энгельса суровым. Друг Маркса, наверное, расхохотался бы в ответ на такую аттестацию. Он был рыцарем веселого образа, с эпикурейским девизом: «Относиться ко всему легко».

Знакомство Энгельса и Маркса

Энгельс родился 28 ноября 1820 года в Вестфалии в семье преуспевающего текстильного фабриканта, набожного лютеранина. Будучи гимназистом, Фридрих, как отмечалось в его характеристике, выделялся «религиозностью, чистотой сердца, благонравием и другими привлекательными свойствами». Но в юности он порвал с традиционными ценностями и с головой ушел в мечты о революции, о кардинальном переустройстве общества.

Фридрих отличался разнообразными талантами, хотя, по его собственному признанию, «знал все, но наполовину». Он отслужил положенный год в армии артиллеристом и стал дельным офицером. Недурно рисовал и писал стихи. Был полиглотом, читал и изъяснялся на двадцати языках.

Впрочем, при первом знакомстве в 1842-м в Кёльне, в редакции «Рейнской газеты». Энгельс не произвел сильного впечатления на Маркса. Биографы классиков объясняют первоначальный скепсис главного основоположника однообразно: дескать, он увидел в молодом Энгельсе типичного младогегельянца, а сам к тому моменту успел уже идейно разойтись с этим течением. Однако, думается, дело тут не только в философии Энгельс (он был младше на два года) смотрел на маститого 24-летнего коллегу снизу вверх – и Маркс не разглядел в нем самостоятельного мыслителя.

Настоящее знакомство состоялось за столиком «Кафе де ля Режанс» в Париже 28 августа 1844 года. К этому времени Маркс оценил журналистское мастерство Энгельса – и завязался разговор, который друзья не прерывали десятилетиями.

Оказалось, что их многое объединяет. Прежде всего интернационализм, взгляды на экономику и вера в «историческую миссию рабочего класса», который способен стать творцом нового общества – свободного от частной собственности и религии. Больше недели они не расставались ни на минуту, набрасывая планы будущих книг, которые должны были стать символом веры и священным писанием коммунизма. Началась работа «в четыре руки».

Вскоре появился их первый общий труд – «Святое семейство, или Критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании». Острие нападок они направили на младогегельянцев, к которым когда-то сами принадлежали, на их идеализм, оторванный от экономических реалий. В той же работе они сформулировали свой главный революционный постулат – курс на уничтожение частной собственности на средства производства. «Мы были тогда дерзкими парнями, поэзия Гейне – детски невинная штука в сравнении с нашей прозой», – вспоминал позже Энгельс. Работали ночи напролет и, если удавалось поймать удачную мысль, не могли сдержать ликования. Хохот соавторов до утра не давал уснуть домочадцам.

Генерал Энгельс

Энгельс, в отличие от Маркса, испытал себя в настоящих «классовых боях», на баррикадах 1849 года. Он вступил в народную армию Бадена и Пфальца, сражавшуюся против прусских войск. Это восстание отстаивало буржуазные конституционные свободы, к которым будущие классики относились критически. Однако основоположники рассчитывали, что либеральное сопротивление перерастет в пролетарскую революцию. Энгельс участвовал в четырех крупных сражениях той гражданской войны, находился на самых опасных направлениях противостояния – в авангарде, в разведке. Его храбрость не подвергали сомнениям даже противники. В дружеском дуэте он заслужил несколько ироническое, но и уважительное прозвище – Генерал.

Ф. Энгельс руководит постройкой баррикад.
Ф. Энгельс руководит постройкой баррикад.

Маркс считал друга наилучшим экспертом по военным вопросам. Правда, Генерал блистал не только армейскими знаниями. Он превосходил соавтора по части гуманитарной эрудиции, был умелым интерпретатором новейших теорий, да и писал эмоциональнее. Но на роль первой скрипки в коммунистическом оркестре Энгельс не претендовал. Он понимал: именно Маркс – первооткрыватель нового мира. А сам умел довольствоваться преданной службой оруженосца.

Феномен Маркса не состоялся бы без такого доктора Ватсона. Перо Энгельса удвоило их общую производительность труда. Младший соавтор вооружал Маркса статистическими выкладками, экономическими сводками, рассказывал об особенностях деловой жизни. К тому же он оказался душой компании. Устраивал воскресные вечеринки, добродушно подшучивал над великим другом. Маркс с годами стал держаться как титан, а Энгельс не терял человечности и юмора.

Настоящая дружба требует великодушия. В этом смысле Энгельс соответствовал самым высоким меркам. Долгие годы он был вынужден трудиться на фамильную фирму «Эрмен и Энгельс». Эту службу сын фабриканта воспринимал как рабство, но усердно зарабатывал деньги – не только для поддержания своего эпикурейского образа жизни, но и для возможности помогать Марксу. Лишь в 1870-м, получив наследство, он предал свою долю в деле и зажил свободно. Конторская каторга завершилась. Энгельс продолжал снабжать друга финансами, причем, разумеется, делал это деликатно, никогда не выпячивая своего «меценатства».

Но не только в финансовых вопросах проявлялся широкий характер Энгельса. Когда внезапно забеременела Хелен Демут, экономка Марксов, он, покрывая шалости друга, благородно заявил, что это его ребенок. Признание выглядело достоверным: автор «Анти-Дюринга» считался ловеласом, а Марксу на амурные похождения, как правило, не хватало ни времени, ни сил. Много лет Энгельс аккуратно выплачивал алименты приемным родителям маленького Фредерика.

Наследник и сирота

Своими основными добродетелями младший основоположник считал веселый нрав и умение относиться ко всему с мудрой легкомысленностью, без нытья и тревог. Он впал в кручину лишь в марте 1883 года, когда Маркса не стало.

«Самый могучий ум нашей партии перестал мыслить, самое сильное сердце, которое я когда-либо знал, перестало биться», – писал осиротевший Энгельс.

В наследство от соавтора ему достался неподъемный труд – «Капитал». К тому моменту был опубликован только один том, но к нему прилагалось еще множество черновиков и частично готовых фрагментов. Энгельс подготовил к печати второй и третий тома «Капитала», отдав этим заботам больше 10 лет. Впрочем, ему хватало энергии и для других марксистских начинаний. Через год после смерти друга Энгельс написал одну из главных своих книг – «Происхождение семьи, частной собственности и государства». В ней он, опираясь на теорию Маркса, а также на труды американского этнографа Льюиса Моргана, в доступной форме представил азбуку исторического материализма, показал экономические причины исторических процессов.

Генерал пережил Мавра, так прозвали Маркса еще в юности, на 12 лет. От Энгельса не осталось ни потомства, ни даже могилы. Как истинный романтик и разрушитель традиций, он завещал в Истборне предать свой прах волнам пролива Ла-Манш. В прежние времена советские делегации, прибывавшие в Лондон, непременно возлагали цветы на могилу Маркса. У многих был заготовлен венок для второго основоположника: казалось, что друзья и соратники и после смерти должны оставаться неразлучными, быть похоронены рядом. Но кладбищенские служители отправляли поклонников Энгельса к Ла-Маншу.

© Арсений Замостьянов

Подписывайтесь на канал – ставьте лайк.
Карл Маркс. Призрак коммунизма