Судьба Второй мировой была решена в Ираке?

22.06.2018

Исход Второй мировой войны решался не только на фронтах. Борьба между гитлеровской Германией и ее противниками шла по всему миру — за влияние, ресурсы, возможных союзников. Одной из горячих точек стал Ирак.

Перед Первой мировой войной Ирак входил в состав Османской империи. Когда турки примкнули к Германии и ее союзникам, британцы тут же вторглись в южную часть этой провинции.

Встреча Гитлера и Рашида Али. Она произошла уже после поражения восстания в Ираке.
Встреча Гитлера и Рашида Али. Она произошла уже после поражения восстания в Ираке.

Попрощались, но не ушли

В 1920 году из османских вилайетов Мосул, Басра и Багдад было создано государство Ирак. Конференция Лиги наций отдала его под временное управление Британии. Примерно в эти же годы в Ираке были найдены богатейшие запасы нефти. У англичан отпало всякое желание покидать страну, хотя они обязаны были сделать это не позднее 1930 года.

Формально Лондон шел с опережением графика. Под присмотром английских дипломатов была выбрана форма правления — конституционная монархия, ограниченная двухпалатным парламентом. Провели съезд представителей племен, которые проголосовали за племянника иорданского короля Абдаллы-Гази Хашеми, происходившего из семьи богатейших шейхов.

Он был ярым англофилом и даже учился некоторое время в Британии. Правда, эта кандидатура не устраивала суннитское меньшинство иракцев, наиболее влиятельное в Багдаде и нефтеносном Мосуле, а также в армии.

Постепенно англо-французские концерны прибрали к рукам все нефтепромыслы и реальную власть в стране. Правительство и король Гази управляли Ираком только формально. На деле все решалось представителями Лондона. Такое положение дел закрепил и англоиракский договор 1930 года.

В 1932 году Ирак формально избавился от опеки и вступил в Лигу наций. Но на деле высокий пост можно было получить только с одобрения англичан. Лучшей рекомендацией было полученное в Британии образование или, на худой конец, дружба с английскими чиновниками. Такое положение дел не устраивало в Ираке очень многих, и в первую очередь военных.

Ход восстания Рашида Али в Ираке 1941 год.
Ход восстания Рашида Али в Ираке 1941 год.

В 1939 году король Гази погиб в авиакатастрофе. Многие считали, что она была подстроена британцами. Ирак принял множество активных зачинщиков антианглийского восстания 1939 года в Палестине, что вызывало недовольство Лондона. На троне оказался четырехлетний король Фейсал. Регентом стал Абдул Иллах, имевший обширные связи в высших кругах Британии. Все посты в правительстве заняли проанглийски настроенные политики во главе с Саидом Нури.

Согласно договору англичане оставили за собой право иметь на территории Ирака две военные базы, в случае любых военных действий Ирак обязан был не только пропустить через свою территорию британские войска, но и выступить на стороне Англии. Иракская армия находилась под контролем британцев в части закупок вооружения, обучения офицеров и даже назначений на высшие посты.

«Золотой квадрат»

Такое положение дел вызывало недовольство в армии и среди духовенства. Германский посол Фриц Гробба и его сотрудники делали все, чтобы такие настроения не просто поддерживать, но и раздувать. Собственно, недовольные и кучковались вокруг Гроббы, встречаясь и обсуждая свои планы прямо в посольстве. Там же привечали и бежавших лидеров палестинского восстания.

Постепенно из прогермански настроенных политиков и офицеров сформировалось несколько полулегальных обществ, наиболее видным из которых считался «Круг семи». Основой его программы стало изгнание из региона британцев, создание единого фронта арабских государств и поддержка противников Англии — Германии и Италии. Наиболее радикально настроенные высшие офицеры составили так называемый «Золотой квадрат» — верхушку заговора. В него входили командиры пехотных дивизий полковники Салах Саббах и Камиль Шабиб, командир механизированной бригады Саид Фахми и командующий ПВО и авиации Багдада Махмуд Салман.

Вскоре к заговору примкнули начальник генерального штаба Амин Заки и один из самых влиятельных политиков страны — бывший премьер-министр Рашид Али аль-Гайлани. Последний неоднократно клялся, что готов положить жизнь на борьбу с английским господством. В январе 1941 года он как раз лишился своего поста по требованию британцев, недовольных его открытой поддержкой нацистов.

Влияние этих людей в стране было так велико, что Ирак, к примеру, даже не стал разрывать дипломатических отношений с Италией после ее вступления в войну против Англии. Да и в отношении Германии королевское правительство ограничилось отзывом послов, но не стало объявлять войну, как того требовал договор 1930 года.

Еще один удар по престижу Лондона нанесли военные неудачи Англии и Франции. Когда в Сирию и Палестину прибыла комиссия по перемирию стран оси, забурлил не только Ирак, но и весь Ближний Восток. К тому же англичане недооценивали важность происходящего в Ираке и степень влияния там немецких агентов. Даже дипломатические миссии были укомплектованы наполовину. Охрану военных баз осуществляли курдские наемники, офицеров не хватало.

Ошибка Черчилля

Долгое время британское правительство на происходящее в Багдаде внимания обращало мало. Весной 1941 года Уинстон Черчилль писал, что в первую очередь нужно разбить Италию в Ливии, затем минимизировать потери при эвакуации войск из Греции, а вот «Ирак пока подождет».

К тому же английские аристократы элементарно не понимали восточных монархов и их царственных родичей. Те с детства привыкли, что одно право предстать пред их светлые очи — уже большая честь. Говорить следовало кратко, льстить обильно, а просить — мало. И при этом немаловажным было показать шейху, что даже целование его тапка доставляет массу удовольствия.

Немецкий посол Гробба был образованным человеком, причем именно востоковедом. Он как раз умел работать с ближневосточной аудиторией и лестью привлекать ее на свою сторону. Гробба знал родословную людей, с которыми имел дело, до десятого колена, знал историю арабского мира и все обиды, причиненные иракцам турками, англичанами и французами.

Черчилль спохватился только после того, как положение в Северной Африке стало напряженным. Переброшенный в Ливию Африканский корпус генерала Эрвина Роммеля сначала остановил английское наступление, а затем нанес стремительный контрудар, опрокинувший британцев. Возникла серьезная угроза потери Египта. А это уже могло пресечь связь Англии со своими азиатскими колониями.

Черчилль срочно запросил помощи у американцев и задумался о переброске в Африку войск из Индии. Власти США готовы были предоставить военные материалы и технику, в первую очередь самолеты. Однако закон о ленд-лизе был только что принят, и американцы в силу своих внутренних бюрократических препон еще не могли поставлять готовое вооружение. Например, вооружать самолеты пришлось бы уже на месте.

Американцы предложили запустить сборочные площадки в Ираке, недалеко от Басры, под защитой английской военной базы. Там же было удобно устроить и перевалочный пункт для грузов, везти которые через Атлантику под носом у кригсмарине в Вашингтоне полагали опасным.

Меж двух огней

Но на все это нужно было спрашивать разрешения у иракских властей. Как-то вдруг оказалось, что в Багдаде сидят вовсе не послушные марионетки, а националистически настроенные политики, вынужденные считаться с прогермански настроенной оппозицией в армии. Что особенно обидно, иракская армия была вооружена британским оружием и обучена британскими офицерами. И была совсем немногим хуже, чем английские колониальные войска.

Черчилль спешно послал в Багдад опытного в восточных делах лорда Корнуоллиса, но было поздно. Рашид Али и Амин Заки в конце марта сместили с должности британского ставленника Саида Иури, а 1 апреля дали согласие членам «Золотого квадрата» на совершение государственного переворота. Он прошел тихо: регент Абдул Иллах просто бежал (в багажнике американского посольского автомобиля), а короля Фейсала с матерью аккуратно изолировали, приставив к ним полковника Шери Шарафа. В тот же день было сформировано правительство национальной обороны.

Так что Корнуоллису, прибывшему в Багдад, пришлось иметь дело с антибритански настроенным Рашидом Али. Только 8 апреля Черчилль спохватился. «Положение в Ираке обострилось, что представляется весьма важным, так как война очевидно перемещается на Восток», — писал английский премьер министру по делам Индии. Так он предварял просьбу собрать хоть какие-то войска для удержания контроля за базами в Ираке.

Их было две. Одна — на юге страны, под Басрой, считавшейся морскими воротами Ирака. Вторая находилась недалеко от Багдада, в Хаббании. Немногочисленные войска были разбросаны по нефтяным месторождениям, охраняли посольский квартал в самом Багдаде. Так что на долю военных баз приходились какие-то крохи. При этом в Хаббании находилось около 100 самолетов.

Сложность заключалась в том, что признавать правительство Рашида Али Черчилль категорически не желал. Но разрешение на использование территории Ирака нужно было получать именно у него. Англия оказалась меж двух огней. А Рашид Али сразу же начал контактировать с Берлином. В Германии его правительство как раз признали, а к его эмиссарам отнеслись исключительно благосклонно.

Молчание Берлина

Уже 10 апреля Черчилль твердо решил добиться своего силой. Командующим британскими силами в Ираке был назначен генерал Уильям Фрэзер, отличившийся еще при подавлении палестинского восстания. Помимо войск, находившихся на месте, ему были переданы две дивизии, сформированные в Индии. Кроме того, в Персидский залив начали переброску двух крейсеров и авианосца для поддержки десантной операции, если иракцы вздумают сопротивляться.

16 апреля Рашида Али уведомили, что в соответствии с договором 19В0 года англичане намерены перебросить через Басру войска, предназначенные для несения службы в Палестине. Возражений не последовало, но иракцы потребовали провести переброску в кратчайшие сроки, не задерживаясь на своей территории.

17 апреля 1941 года на базу Хаб-бания (уже без всяких уведомлений) воздухом перебросили два батальона пехоты с тяжелым вооружением, а в ночь на 18-е апреля в Басре началась разгрузка «индийских» дивизий. Рашид Али немедленно обратился в Берлин за помощью в случае войны с Англией.

Однако в Берлине словно впали в ступор. Даже Гробба, не имея четких инструкций, либо уклонялся от встречи с представителями «Золотого квадрата», либо отделывался невразумительными советами.

Тем временем британцы консолидировали силы, продолжали разгрузку в порту и доставку войск воздухом, перемещали целые части и налаживали оборону, 19 апреля Рашид Али вновь потребовал срочно передислоцировать британские войска в Палестину и заявил, что, пока эти части не будут переброшены, новым высаживаться в Ираке не разрешат. Черчилль инструктировал Корнуоллиса не давать никаких разъяснений, но уже 20-го числа тот вынужден был признаться: Британия не намерена выводить войска из Ирака, не собирается информировать Багдад об их передвижениях и не признает режим Рашида Али, так как он пришел к власти в результате государственного переворота.

Иракские военные сконцентрировали все наличные силы в районе Багдада, выставив против Басры небольшой заслон, и приготовились атаковать. Но при этом они копались так долго, что англичане закончили высадку войск и даже эвакуировали почти всех мирных граждан — кого на базы, а кого в посольства западных стран. 29 апреля напряжение достигло своего максимума. Из Берлина известий по-прежнему не было.

Директива «Средний Восток»

1 мая иракские войска были стянуты к базе Хаббания, которая оказалась практически в осаде. На запросы Корнуоллиса Рашид Али издевательски ответил, что армия просто проводит маневры. В ночь на 2 мая Черчилль передал Корнуоллису инструкции действовать по обстановке и совет «ударить, но сильно».

Немецкий бомбардировщик Не-111, уничтоженный британцами на аэродроме Мосула. На хвосте самолета рядом со свастикой нарисована эмблема ВВС Ирака.
Немецкий бомбардировщик Не-111, уничтоженный британцами на аэродроме Мосула. На хвосте самолета рядом со свастикой нарисована эмблема ВВС Ирака.
Поддержите канал — ставьте лайки подписывайтесь.

Уже утром британская авиация нанесла удар по военным объектам, железнодорожным узлам, складам, аэродромам Ирака. Только на земле было уничтожено 22 самолета. Одновременно бомбили и наземные войска иракцев, осадившие Хаббанию. Для Рашида Али это было полной неожиданностью. Однако он решил сражаться до конца. Кстати, муфтий Багдада даже объявил джихад.

К 5 мая иракские войска под Хаб-банией не выдержали налетов и стали оставлять свои позиции. Британцы перешли в наступление, взяли много трофеев и пленных. Однако уже 6 мая Германия «дожала» вишистскую Францию, которая передала все военные склады в Сирии и разрешила транзит через ее территорию. Уже 9 мая в Ираке появились первые самолеты люфтваффе. Германские эмблемы на них были наспех закрашены эмблемами ВВС Ирака.

Англичане перешли в наступление и в районе Басры. Они прорвали линию обороны иракской армии, но понесли очень тяжелые потери. А окончательно сломили сопротивление противника в этом районе лишь к 17 мая. В это время уже полным ходом шла воздушная война между британцами с одной стороны и немцами — с другой. Даже Италия прислала для поддержки режима Рашида Али около 20 самолетов.

С 12 мая через французскую Сирию пошли поставки оружия и боеприпасов для иракской армии, но инициатива уже прочно закрепилась за англичанами. Используя полное превосходство в воздухе, они умело маневрировали и теснили менее опытных иракцев. Авиация стран оси быстро исчерпала боеприпасы и запчасти и не смогла оказывать действенное сопротивление.

Гитлер, все еще не решивший, нужно ли ему тратить силы на Ирак, отправил туда специальную группу, которая должна была развернуться в диверсионный штаб и штаб формирования «Арабского легиона». Но при заходе на посадку в Мосуле их самолет попал под обстрел иракских же зенитчиков. Погиб всего один человек, но это был командир подразделения — майор фон Бломберг. А без него никто не знал, что можно и нужно делать в Ираке.

Лишь 28 мая Гитлер издал директиву «Средний Восток», объявлявшую противников Англии «естественными союзниками рейха» и предписывавшую оказывать им любую помощь. Но иракские войска, попытавшиеся контратаковать, были отброшены по всем направлениям. К тому же в Берлине уже было четко решено сосредоточить силы для нападения на СССР, так что влезать в иракскую заварушку с туманными перспективами Гитлер не рискнул.

29 июня Багдад пал под ударом англичан и их союзников из курдских и ассирийских анклавов. Рашид Али бежал в Германию, а Ирак стал островком спокойствия в водовороте большой войны.

Все это позволило Англии сохранить удобный маршрут доставки войск и снаряжения в Северную Африку, прикрыть с запада Иран (через который в скором времени пойдут поставки в СССР) и удержать от вступления в войну на стороне Германии Турцию. А главное — немцам не достались нефтяные источники Ирака, получив которые, Гитлер имел бы шанс победоносно закончить Вторую мировую войну.

© Борис Шаров