Хорошо ли спал Набоков?

10.02.2018

Большинство людей считают книги скучными. В списке самых скучных вещей они занимают место где-то между вечерним прогнозом погоды и походом в "Пятерочку" и даже Генри Джеймс, которого редко можно уличить в высказывании дешевых афоризмов, сказал: "Рассказывайте сны, забудьте о книгах". Однако многие ли из нас могут похвастаться красочными снами? И отличаются ли наши сны от тех, кто пишет книги.

В 1964 году, проживая в достатке и почете в швейцарском отеле Монтре палас, Набоков принялся за ведение дневника своих сновидений. В тоже время он увлекается концепцией нелинейного времени и этот поворот сказывается на структуре его произведений.

К сожалению, в России мало занимаются столь важными темами, зато в Америке, где писатель прожил довольно долго после бегства из охваченной Революцией России, очень интересуются творчеством писателя.

Совсем недавно в Принстонском университетском издательстве вышла книга "Сны страдающего бессонницей. Эксперименты Владимира Набокова со временем" ( Insomniac Dreams: Experiments with Time by Vladimir Nabokov) Геннадия Барабтало.

В книге подробно рассказывается об отношениях Набокова со временем. Известно, в первую очередь, несколько вещей об этом: во-первых, писатель довольно скептически относился к теориям Фрейда, во-вторых не был чужд мистического взгляда на жизнь, так как его собственная мать увлекалась спиритуализмом. Кроме того, писатель страдал бессонницей и многие из его текстов созданы именно в этом мучительном состоянии.

Ярким примером отношения литератора со временем и сновидениями может служить его собственное стихотворение, которое приведено ниже.

Сны

Странствуя, ночуя у чужих,
я гляжу на спутников моих,
я ловлю их говор тусклый.
Роковых я требую примет:
кто увидит родину, кто нет,
кто уснет в земле нерусской.

Если б знать. Ведь странникам даны
только сны о родине, а сны
ничего не переменят.
Что таить -- случается и мне
видеть сны счастливые: во сне
я со станции в именье

еду, не могу сидеть, стою
в тарантасе тряском, узнаю
все толчки весенних рытвин,
еду, с непокрытой головой,
белый, что платок твой, и с душой,
слишком полной для молитвы.

Господи, я требую примет:
кто увидит родину, кто нет,
кто уснет в земле нерусской.
Если б знать. За годом валит год,
даже тем, кто верует и ждет,
даже мне бывает грустно.

Только сон утешит иногда.
Не на области и города,
не на волости и села,
вся Россия делится на сны,
что несметным странникам даны
на чужбине, ночью долгой.