Весна 1945 года в соцсетях. Как такое возможно? Спросили Михаила Зыгаря

13 April
Михаил Зыгарь. Фото:  Ирина Сингур
Михаил Зыгарь. Фото: Ирина Сингур

Студия «История будущего» при поддержке Издательства Яндекса запустила проект «Настоящий 1945», который рассказывает про весну 1945 года в режиме реального времени. Все тексты взяты из писем, дневников и других документов того времени. 

Основатель студии Михаил Зыгарь объясняет, как готовили проект, почему языком мобильного интерфейса можно и нужно говорить на исторические темы, а также подсказывает, как освоить несколько десятков дневников и не запутаться.

Из чего состоит проект «Настоящий 1945»

Проект «Настоящий 1945» устроен максимально просто. Его суть в том, чтобы дать возможность каждому пользователю посмотреть на последний месяц войны изнутри. 

Как бы это всё выглядело, если бы Великая Отечественная заканчивалась прямо сейчас? Мы бы следили за последними боями, переговорами, новостями, сидя у себя дома, используя наши социальные сети, используя наши мобильные телефоны. С помощью блогов в Яндекс.Дзене, короткометражных серий в Яндекс.Эфире и подборок в Яндекс.Коллекциях мы можем взглянуть на мир последних недель перед Победой.

Отчасти «Настоящий 1945» — это мокьюментари, но только технологическое мокьюментари

Все факты, воспоминания, реплики, все фотографии и видео документальные. Мы не изменили реальность, никак не переписали историю, просто дали возможность всем участникам событий «фиксировать» свои эмоции и наблюдения при помощи мобильных телефонов и приложений. Благодаря этому психологически мы становимся чуть-чуть ближе к тем людям. То есть отчасти «Настоящий 1945» — это мокьюментари, но только технологическое мокьюментари. 

Блоги в Яндекс.Дзене
Блоги в Яндекс.Дзене

Кто герои проекта и как их отбирали? 

Цель проекта — показать, что история происходит не только на передовой, но и в тылу, что она касается не только мужчин, но и женщин. Наши герои — это и военные, и писатели, и русские, и американцы, и немцы, и поляки. Сначала Пришвин, потом Хемингуэй, сначала маршал Конев, потом Ева Браун, Уинстон Черчилль и маршал Еременко. 

История — это наука об источниках, а не о том, что было на самом деле

Мы хотели показать самых разных людей с разными проблемами. Поисками занималась большая команда исследователей, и очень важную роль играли наши исторические консультанты — профессиональные учёные и историки, которые давали советы и подбирали более полные источники.

История — это наука об источниках, а не о том, что было на самом деле. Мы не можем точно сказать, что случилось. Всё, что мы можем, — это судить о событиях по тому, что дошло до нас в виде текстов, документов, фотографий или видео. Именно поэтому мы зависимы от текстов, которые сохранились. Может быть, мы взяли бы других героев, но они, к сожалению, не написали классных развернутых дневников.

История ВОВ в соцсетях — это как? 

Язык мобильных телефонов и интерфейсов — это тот визуальный язык, на котором люди  (и я говорю не только про молодежь) сегодня воспринимают всё. Значит, что этот язык имеет такой же смысл и такое же право передавать факты. Нам же важно, чтобы сегодняшняя аудитория поняла и почувствовала суть тех событий. 

Старые консервативные штампы воспринимаются как белый шум. Ими так замылен глаз, что, например, поколение младше 20 лет уже не видит за этим живых людей, которые ничем не отличаются от нас с вами. 

Нам же важно, чтобы сегодняшняя аудитория поняла и почувствовала суть тех событий

Любой такой истории, мне кажется, можно и нужно придавать жизнь, что мы и пытались. Да, экспериментировать с историческими темами сложно, но если этого не делать, то очень многие люди оказываются отсечены, оказываются вне важной темы, остаются незаинтересованными и неохваченными.

Как следить за проектом? Он же такой объёмный!

Мы не можем предугадать, какое количество записей прочитает пользователь. Каждый собирает сам итоговую картину. Кому-то покажется, что это очень много, кому-то покажется, что это очень мало, кто-то подумает, что это такое потрясающее многообразие, кто-то скажет: «Ох, все-таки это довольно однобоко». Трудно предвидеть. Так устроен современный мир, так устроена психология человека, который смотрит на мир через социальные сети. У каждого своя картина мира и своя картина новостей.

Любой наш проект — это не финальный продукт и не источник исчерпывающей информации. Я считаю, что это всегда начало пути. Если нам удаётся заинтересовать нашего зрителя или пользователя — это большое достижение.

Три года назад мы с Яндексом запускали проект «1917. Свободная история». Он длился целый год и состоял из дневниковых записей, оформленных в виде социальных сетей. Довольно скоро мы поняли, что люди начинают интересоваться сюжетом и начинают читать дальше. Кто-то пошёл в «Википедию», кто-то прочитал какие-то книжки. Люди оставляли  комментарии под постами, пытаясь предупредить героев о том, что случится дальше. Они пытались предупредить Николая II, чтобы он останавливался на станции Дно, Распутина — чтобы он не ходил к Феликсу Юсупову. Это был своего рода стёб, но он был вызван только тем, что им стала интересна эта история.

И я считаю, что это очень важно, что мы заставили людей пойти дальше, — это был бы идеальный сценарий. Великая Отечественная война должна остаться не каким-то отжившим прошлым, которое не имеет к нам никакого отношения, а наоборот, чтобы она была чем-то живым.