Как самоизолировались, так и саморазизолировались!

12 May
Помните эти дни, в которые мы как бы не работали, но работали? Так вот они как бы закончились, но не закончились.

интернет-фольклор.

Сначала то есть было колесо обозрения, потом сделалось колесо оборзения, одно другому не мешает, и в нашем мире все через колено.

М. Острогин, "Мертвецы не танцуют",

У нас тут освобождение Шредингера случилось: вроде как ВВП велел всем на свободу, но на усмотрение местных гауляйтеров, а оные резво принялись до 31 мая продлять по вотчинам своим, а там посмотрим. Но народу это откровенно уже надоело. Мы в принципе в режиме Шредингера жили все это время в стране Шредингера: вроде как единая, но уехать куда-то - посты; вроде как карантин, но он самоизоляция под страхом штрафа; Конституция вроде есть, но ее нет; законы вроде есть, но главнее хотелка местного царька, и так далее, и тому подобное. Вот и освобождение такое же подоспело, ничего нового.

Наши шавермные мальчики, открывшие свои шаурмячные буквально перед началом всего дурдома и честно просидевшие месяц с дверью на лопате, видимо, поняли, что ждать особенно больше нечего. Открылись. Район ломанулся за шавермами, заскучали, затосковали )) И муж мой возлюбленный весь месяц ныл "хочу шаверму! Чтоб мне ее немытыми руками сделал горец, из кошки или что там у них в качестве мяса, соуса налил чтоб аж стекало, и сожрать ее прямо посреди улицы!". Ура, желание исполнено!

Открылся маленький магазинчик всего подряд. На двери написано, что они торгуют товарами первой необходимости, а именно - масками и антисептиками. Внутри полки прикрыты ленточками. Я вошла. Смотрю, у них желтый лак стоит, как я давно хотела. В магазине никого, только я и продавщица. Я, тоном заговорщика: - вы же всем торгуете?

Продавщица, так же таинственно и полушепотом: - конечно, разумеется!

И ринулась я в отдел с бижутерией, и хожу там завороженная как идиотка, очарованная буквально, рассматриваю всю эту дешевенькую блажь, и иногда чуть не всхлипываю: - бижутерия! Украшения! С кассы доносятся добрые смешки.

Нашла серьги себе еще вдовесок к лаку, несу добычу на кассу. Вы, говорю, не представляете, какое счастье - просто зайти и купить себе серьги! Продавщица понимающе улыбается. Расстаемся довольные друг другом.

Наш усатый перец из Смольного продлил режим треша и угара до конца мая, не дав послаблений никому, кроме строек, прямо как мэр всея Руси, вот же ксерокс, а не губернатор, а. Люди поняли, что больше нечего ждать милостей от природы власти, пора брать их самим, людей уже не пугают никакие роспотребнадзорные штрафы, да я и думаю, у них есть перспективы все это обжаловать в конце концов, ведь поражение в праве на труд без каких-либо толковых компенсаций - это натурально издевательство, и у меня огромные сомнения, что это вообще законно. Осталось подождать, когда все происходящее доканает владельцев ТЦ, они наймут свору юристов, подготовят обоснования и тупо откроются. И на все штрафы будут спускать своих юристов с поводка, говоря им "фас!". Что тогда с ними смогут сделать, если так поступят все по всей стране? Да ничего, всех не перевешают.

Во всей этой борьбе с заразой есть все же несколько плюсов: мы начали читать Конституцию и законы, мы осознали, что наши права - большая ценность, мы перестаем бояться, начинает пропадать мысль "а что я могу...", мы осознаем себя гражданами страны. Кроме того, появилась масса вопросов к государству. Оно нам все тележило "все вы о правах своих печетесь, а как же обязанности?!", но мы пеклись и об обязанностях - мы соблюдали законы, мы выплачивали положенные налоги и сборы, мы блюли наши гражданские обязанности. Но как настал час, выяснилось, что с себя государство всякие обязанности по отношению к нам немедленно сняло, а нам зато дополнительных каждый день принялось навешивать, да еще и права отняло, и свои же законы растоптало, которые мы в массе блюли и уважали.

Ну а раз так, то и смысл подчиняться этим новым беззаконным законам? Чтоб с голодухи потом сдохнуть? И люди начали саморазизолироваться и работать. Кроме всего прочего, оказалось, что русский народ весьма работящ! Помните, как нам все втирали, что мы ленивые? Гнилой, кстати, аргумент, ведь обычно нам в пример приводили гастарбайтеров - вкалывают за миску супа и не гундят! Всегда удивлялась этому аргументу от псевдопатриотов: они реально желают своим соотечественникам бесправной работы на чужого дядю за миску супа? Это точно патриоты?

Вы, Владимир Владимирович, недавно из бункера, или где вы там сидите, сказанули про национальную идею патриотизма, не гнилого квасного, а такого, настоящего. Вы на улицы выйдите, вы увидите их, настоящих патриотов - они работают вопреки всему, чтобы кормить свои семьи и удовлетворять разнообразный спрос своих соотечественников, производить, починять и продавать им товары. Они рискуют быть оштрафованными, но они открылись и занялись делом, пока экономика окончательно не подохла. Возможно, только на них, на этих маленьких дяденьках и тетеньках, мы и выкатимся хоть как-то из этого режима треша и угара.

И я иду к этим людям, сохраняя в себе старую жизнь, жизнь на доверии - когда все мы знали, что разнообразные медкнижки продавцу или повару проще купить, чем оформить, и ваще неизвестно, чем он там болеет, но мы доверяли им, ели приготовленную ими еду, брали товары из их рук, а им передавали деньги, и они тоже доверяли нам и брали эти деньги. И никто массово не пострадал от жизни на доверии друг другу. Я не знаю, почему сейчас должно быть иначе. И если даже я промахнусь и вдруг простужусь модной болезнью (что вряд ли), это не будет значить ровным счетом ничего, кроме того, что мне просто не повезло. Хотя я начинаю опасаться, что от инфаркта раньше крякну, чем успею подхватить модную болячку. Недавно впервые было что-то похожее на сердце, я не знаю, как болит сердце, у меня никогда не было такого, но по описанию похоже - тупо тянуло слева в груди, отдавая в руку... Отпилась корвалолом, докторов не вызывала, надо оно мне? Может быть потом, когда-нибудь, я схожу к своему веселому терапевту в поликлинику, если он оттуда еще не уволился, попрошу посмотреть, что же это было.

Это я о людях переволновалась. Не о себе, не о болячке, о согражданах своих - как они жить-то будут? На что?! Когда эта неопределенность для них закончится?! Теперь-то поспокойнее стало - сограждане мои не идиоты, и сами все поняли, и начали явочным порядком прекращать эту дичь. И я не могу их за это осудить.