Мой милый Филипп.

Маменька из вольных донских казачек. Женщина яркая, красивая, статная и кожей белая. Несмотря на то что русская, глаза тёмно карие и косы чёрные до самого пола.  Хотя замуж выходила за богатого деревенского мужика скорее из - за пропитания чем по любви, после свадьбы справедливого и заботливого мужа крепко полюбила. Папенька же неказистой внешности: голубоглазый, коренастый, не высокого роста, видом бледный и белёсый. Наша семья много лет дружит с семьёй Григорьевых из соседней деревни. У них батюшка тоже из богатых мужиков а первая жена, златокудрая красавица Василиса из обедневших дворян. У них единственный сын Филипп. С ранней весны до поздней осени все деревни без праздников и выходных занимаются хозяйственными делами. Хоть мы богатые, но работаем вместе со всеми не покладая рук. Когда же урожай собран и закрома ломятся от разного зерна, овощей и яблок, с первым снегом наступает время деревенского отдыха, веселья да праздников. По всем большим Сибирским праздникам друг к другу в гости семьями ездим. У меня младший братишка, да на год постарше сестра Ульяна. Мы с Филиппом с измальства вместе, интересно на перегонки бегать, в салочки, лапту да снежки играть. Катаемся с горки на салазках, строим толстые снежные стены и лепим разные сказочные фигуры, благо,что снега в наших местах видимо невидимо!

          Счастливые и беззаботные детские годы ушли своей чередой. Вот однажды, когда маменька для меня и Ульяны уже начала шить да в Омске заказывать девичьи наряды праздничные, тятенька велел познакомить с нашими деревенскими девками Филиппа. Ему тогда около 20 лет было и надобно ему уж жениться. Запрягла я тройку  самых лучших коней, украсила лентами и бантами, да и повезла Филю на открытых санях по деревне. Был же праздник большой, все девки деревенские одна краше другой, румяные да нарядные по улицам гуляют, песни да частушки поют. Я же всё руками показываю, вот глянь, та заневестилась, эта уж на выданьи. А девки то догадались, что я руками размахалась, и давай глазками стрелять и перед Филиппом красоваться. Весь день катала на санях нашего гостя. Вечером гулянья начались и игры соревновательные, кто кого перепляшет да перепоёт. Напелись и наплясалися всласть и на салазках с горы высокой вместе с ребятами да девками накатались. К вечеру чувствую, не могу больше без него жить а тем более женить на ком то. Сердечко колотится и глаз от него отвезти не могу. Филипп тоже на меня смотрит и говорит:
- Хритиньюшка, а тебе то сколько?
- Скоро, скоро уже 18 исполнится.
- А почему же никто к тебе ещё не сватался?
- Пока родители Ульяну замуж не отдадут, ко мне сватов не примут. Супротив родителев кто ж пойдёт? А Ульянушку никто сватать не хочет!
- Ах, и жениться мне очень хочется, скоро 20 лет исполнится а ведь не целованный ещё! Жену мечтаю взять такую, что бы первую и навсегда, как бы жизнь не менялась и не испытывала, что бы верными оставаться друг другу. Хочется, что бы моего тела касалась только одна женщина, чистая и верная, любящая и нежная.
- Это всё про меня, это я такая. Не целованная ещё и готова с милым жить всю жизнь, и какие бы испытания в жизни не случились верность ему хранить.
- Вот и сговоримся на том! Отец меня обязательно поддержит а мачеха тем более слова против не скажет. Завтра же за тобой приеду. Как стемнеет выходи на задворки, там и ждать буду.

           Еле сдерживая волнение, шутка ли воровать меня жених будет! Целый день вещи красивые да праздничные подбирала, готовилась к семейной жизни. Узел получился  неподъёмный, а когда на улице стемнело, просто шубу набросила и побежала. Бегу по хрустящему снегу и думаю, только бы всё у любого мово получилось, только бы приехал за мною! Вижу, пар от разгорячённых коней подымается! Приехал жених ненаглядный, не передумал и благословение получил.
Тулупом большим и нагретым своим теплом укутал меня как ребёнка и поцеловал первый раз в жизни. Кони сами шли домой, а мы наговориться да налюбоваться не могли друг дружкой. Когда приехали в дом Филиппа, родители приняли не как гостью дорогую - так раньше принимали а как дочь родную. Благословили на жизнь семейную и супружескую постель постелили.  Мой муж, сильный, красивый и желанный лежал возле меня на дорогих вышитых простынях и высоких подушках. Разговаривая целовались, смеялись и радовались. Милый в постели вёл себя так же как и санях, держал мои ладони в своих больших и мозолистых, и нежно, лишь слегка касался моих губ. Я начала волноваться:
- Филипп, а тебе точно важно жениться? Ведь маменька учила, да и бабы деревенские сказывали, что муж должен быть главным во всём и везде. В постели супружеской муж тоже должен быть главным. А ты почему то бездействуешь?
- Нет, Хритиньюшка, у нас всё будет по другому. Меня отец учил: "Жене предстоит рожать твоих детей, поэтому к ней нужно относиться бережно и внимательно. Жена должна командовать и руководить в постели. Очень важно руководствоваться не только чувствами и эмоциями но разумом и ответственностью. Женщина должна говорить и показывать мужу, как и когда можно и нужно проявлять свои ласки. Муж должен с благодарностью обучаться и ночью подчиняться жене своей. Чтобы она могла с радостью, в муках рожать здоровых и полноценных детей - продолжение рода. Что бы многие - многие годы с нежностью и любовью хотела прикасаться к мужу своему. Что бы всю долгую жизнь жить в радости вместе."
- Хорошо Филипп. Всю предстоящую длинную и интересную семейную жизнь обещаю откровенно, нежно и понятно объяснять и показывать все мои потребности, желания и возможности.

          Поняла тогда, что теперь от моих рук и губ, ласк и нежности зависят все наши сладкие и страстные  ночи.  С того момента мы стали мужем и женою. На другой день свекровь со свёкром набрали подарков, жеребёнка племенного, разных сладостей, спиртного и поехали мириться с родителями моими. Вечером вернулися со всей моей семьёй и начались готовиться к свадьбе и весёлым гуляниям. А мы с Филей мечтали о том, как весною начнём строить большой и крепкий дом, обзаведёмся большим хозяйством и родим много детишек. Всё, что зависело лично от нас сбылось и исполнилось в нашей длинной, интересной и трудной жизни. Сохранили и пронесли верность и любовь через годы разлуки, ссылки и голода.