Его любили две женщины...

Я родилась в СССР. В моем учебнике по истории было написано, что Колчак – белый офицер, изменник родины. По тогдашним представлениям это было одно и тоже. Раз белый офицер, значит изменник родины. Я так и запомнила.

И каким же потрясением были для меня выдержки из дневников Анны Тимиревой, гражданской жены Колчака, напечатанные в журнале "Юность" уже в постсоветскую эпоху. Оказывается, более преданного России человека трудно себе представить. И, оказывается, "белый" совсем не значит предатель, а значит – не поддерживающий "красный" режим.

Александр Колчак
Александр Колчак

И вот с момента той самой публикации в журнале "Юность" я начала интересоваться историй уже по собственной воле и сделала для себя много открытий. Последнюю точку в формировании моего мировоззрения поставил роман Пастернака "Доктор Живаго". Но все началось с дневников Анны Тимиревой...

Красивая, умная, талантливая художница и поэтесса, чужая жена. Она познакомилась с Александром Колчаком в 1915 году в Гельсингфорсе, куда перевели из Петрограда ее мужа, капитана I ранга Сергея Тимирева. Первая встреча оказалась фатальной. «Нас несло, как на гребне волны», – писала Анна в своем дневнике.

Ей было 22 года, ему – 41. У него за плечами – полярные экспедиции, множество научных работ по океанографии, русско-японская война, несколько русских и иностранных наград, две написанные им книги.

Она первая призналась ему в любви: «Я сказала ему, что люблю его». И он, уже давно и, как ему казалось, безнадежно влюбленный, ответил: «Я вас больше чем люблю».

С момента их знакомства до расстрела Колчака прошло пять лет. Большую часть времени они жили порознь – у каждого семья, у обоих – сыновья. Не виделись месяцами, однажды – год. На балу она подарила ему свое фото, и много месяцев спустя друг дома рассказал Анне Васильевне, что этот снимок висит в каюте Колчака. А еще Александр Васильевич всюду возил с собой ее перчатку.

Анна развелась с мужем, чтобы «всегда быть вблизи Александра Васильевича».

И сдержала свое обещание. Она не оставила Колчака даже в последние дни его жизни – добровольно пошла под арест вместе с ним. Ей удалось три раза добиться свидания, находясь в тюрьме.

За несколько часов до расстрела Колчак написал Анне Васильевне записку, так до нее и не дошедшую: «Дорогая голубка моя, я получил твою записку, спасибо за твою ласку и заботы обо мне... Не беспокойся обо мне. Я чувствую себя лучше, мои простуды проходят. Думаю, что перевод в другую камеру невозможен. Я думаю только о тебе и твоей участи... О себе не беспокоюсь – все известно заранее. За каждым моим шагом следят, и мне очень трудно писать... Пиши мне. Твои записки – единственная радость, какую я могу иметь. Я молюсь за тебя и преклоняюсь перед твоим самопожертвованием. Милая, обожаемая моя, не беспокойся за меня и сохрани себя... До свидания, целую твои руки».

Анна Тимирева
Анна Тимирева

Все эти пять лет другая женщина – Софья Федоровна Омирова-Колчак по-прежнему его любила. Она призналась своей подруге: "Вот увидишь, он разведется со мной и женится на Анне Васильевне".

Ее знакомство с будущим мужем произошло на одном из балов в Смольненском институте, в котором она училась. Интеллектуалка, изучающая философию, знающая семь языков, с волевым, независимым характером, она сначала приглянулась родителям Колчака. Он долго ухаживал за ней, и женился только спустя несколько лет. Соня не дождалась своего Сашеньку из северной экспедиции и сама отправилась в Иркутск ему навстречу. Их обвенчали в Градо-Иркутской Архангело-Михайловской церкви, и уже на второй день после венчания они расстались. Началась война с Японией, и Колчак отправился в Порт-Артур, на войну.

А Соня вернулась в Петербург. Там родилась их первая дочка, но отец даже не увидел ее – девочка не прожила и месяца. В 1910 году родился сын Ростислав, а спустя еще 2 года — дочь Маргарита.

Все эти годы для Софьи Федоровны проходили в ожиданиях, встречах и проводах мужа – войны чередовались с полярными экспедициями. Но она не жаловалась и писала теплые заботливые письма: «Дорогой Сашенька! Славушка начинает много говорить, считать и поет себе песни, когда хочет спать… Как твои дела? Где ты теперь? Как прошли маневры и цел ли твой миноносец? Я рада, что ты доволен своим делом. Я боюсь, не было бы войны, тут об этом много говорили. Читала роман о генерале Гарибальди по-итальянски. Вышиваю и считаю дни. Пиши про себя. Твоя любящая Соня».

Первая мировая война застала ее в Либаве, где квартировались семьи военных. Ей пришлось бежать с маленькими детьми из-под немецкого обстрела, в городе оставаться было нельзя. В дороге простудилась двухлетняя дочь Маргарита, и через несколько недель умерла в Гатчине.

Когда появилась возможность, Софья отправилась к мужу в Гельсингфорс, где размещался штаб Балтийского флота. А там ее ждало еще одно испытание: увидев Анну Тимиреву, она все поняла. Сама Анна вспоминала о Софье Федоровне так: «Она была очень хорошая и умная женщина и ко мне относилась хорошо. Она, конечно, знала, что между мной и Александром Васильевичем ничего нет, но знала и другое: то, что есть, очень серьезно, знала больше, чем я…»

Софья Омирова-Колчак
Софья Омирова-Колчак

Александр Васильевич любил обеих женщин. Именем одной он назвал остров в архипелаге Литке и мыс на острове Беннета в Восточно-Сибирском море. А другой писал письма, частые, нежные.

Сейчас эти письма – уже история. Но сквозь строчки писем и дневников проглядывают лица реальных людей, которые жили на земле не так давно, всего лишь сто с небольшим лет назад. И даже отсюда, из сегодняшнего дня, трудно понять, кто был прав, кто виноват, а уж как трудно было им самим разобраться во всем этом в то время, когда кровь лилась рекой и вслед за войнами происходили революции.

История жизни Александра Васильевича Колчака не ограничивается историей любви к двум этим женщинам. Еще он любил море, ему нравилось заниматься гидрологией, он искал землю Санникова, открывал новые острова, спасал людей во время северных экспедиций. Он любил Россию, воевал за нее в двух войнах, был искренним в своей любви.

И когда я все это узнала, то мне захотелось сделать что-то хорошее в память об этом человеке, и тогда я написала песню, которую ему посвятила. Она называется "Генералы Гражданской войны".

В 2009 году на экраны вышел фильм "Адмирал". Моей песни там нет. Но кто-то из поклонников "Белой гвардии" решил самостоятельно сделать "клип" на мою песню, взяв кадры из "Адмирала". А мне прислал ссылку. Заглянула сегодня в YouTube. Этот клип посмотрело 5,4 млн зрителей.

Если хотите услышать эту песню "живьем", жду вас 25 ноября в клубе "Гнездо глухаря". Начало концерта в 15.00

P. S. София в переводе с греческого — мудрость, Анна в переводе с древнееврейского — благодать.

---------------------------------------

НАШИ АНОНСЫ

ПОДРОБНЕЙ О МЕРОПРИЯТИИ >>

ПОДРОБНЕЙ О ПРОЕКТЕ >>