Мне так и хотелось сказать отцу ученицы: «Беги, мужик! Тебя жестоко развели!»

9,5k full reads
10k story viewUnique page visitors
9,5k read the story to the endThat's 88% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Я диктовала Даше страшные слова из диктанта, которым их уже неделю стращала англичанка, а сама стригла ушами и глазами. Ну, девичье любопытство-то никто не отменял!

Как давно это было! Я девчонка-голодранка. Бутсы, спортивные штаны, сумка с книжками и словарями, которая вся порвалась от вечного бега. Мда… нет повести печальнее на свете…

Так вот. Мы впервые занимались на кухне, потому что Дашиной мамаше нужно было в комнате смотреть «Дом-2», «Каникулы в Мексике», или ещё что-то в этом роде.

- Альберт пригласил Ксюшу к себе в спальню, - доносилось из гостиной. – Но ревнивая Милена не может с этим смириться. Удастся ли влюблённым побыть наедине?

Мысами тапочек я упиралась в огромный холодильник, снизу доверху облепленный магнитами и разными картинками. Ой, это же Дашин папаша на фотке! Я его всего пару раз в жизни видела, но узнала. На фотке он немного моложе, но, в общем-то, не изменился. Где-то на море, на пляже. Прямо в таком же виде, в каком мне летом открывал дверь – с голым торсом в трусах. Крупный мужчина. Страшноватый, честно скажем. Но хороший, видимо. Работает, как вол. Приличные деньги домой приносит…

А с кем это он там, на фотке? Девочка какая-то… Худенькая, беленькая. Есть у Даши старшая сестра? Да нет. Только младший брат. Подождите… Страшная догадка пронзила мой мозг…

Мне так и хотелось сказать отцу ученицы: «Беги, мужик! Тебя жестоко развели!»

- А дальше?

- А?!

- Я написала…, - Даша смотрела на меня.

- А-а-а… пиши fairy – фея.

Боже мой! Да это же то, что стало Дашиной мамашей! Эта девочка с грудью-нулёвкой. Этот поросёночек рос, рос, рос, рос… И превратился… В этот конвейер по уничтожению оптовых пряников.

Ну да, да! Всё сходится. Даша рассказывала, как папа отдыхал где-то на Черноморском побережье и привёз оттуда маму, как настоящее сокровище Чёрного Моря. Эдакий полупрозрачный стебелёк, который пустил корни здесь, в благодатную Подмосковную почву, и стал баобабом.

Нет, ну это наглёж, конечно! Блюла-блюла себя: замуж выйти надо. А потом всё – вышла и пошла в разнос. Телевизор, пряники, хлебушек с маслом и с икоркой. Сытая почти столичная жизнь.

Мужик, папаша Дашин! На каком этапе ты почувствовал, что что-то не так и почувствовал ли вообще? Тебе же худенькие нравились, да? Вы же так не договаривались вроде? Тебя же жестоко обманули, развели, как кролика! Так и хотелось сказать ему: «Беги! Что же ты с этим миришься!»

Нет, никуда он от неё не денется.

Ещё про Дашу и её мамашу: "От любви до ненависти" (как мы загорелись и перегорели)