Кого и как репрессировали при Сталине? Смотрим документы

14 March
1,2k full reads
2,2k story viewUnique page visitors
1,2k read the story to the endThat's 57% of the total page views
7,5 minutes — average reading time

Период правления Сталина вообще и 1937-1938 годы в частности редко оставляют равнодушными людей, мало-мальски увлеченных историей соответствующей эпохи. При этом чаще всего речь идет о совершенно полярных мнениях. Одни - повторяют истории не к ночи помянутого Солженицына и тому подобных персонажей. В этих ваших интернетах за подобной манерой ведения дискуссии давно закрепилось ехидно-собирательное "миллиард расстрелянных лично Сталиным".

С другой стороны - очевидные сталинофилы, которые готовы вождя облизывать с ног до головы денно и нощно. Эти все время пытаются "разоблачать мифы" и призывают всех "смотреть документы", но когда спросишь такого, о каких именно документах идет речь - тут и выясняется страшное: никаких документов горе-разоблачитель в глаза не видел. В лучшем случае вспомнит "хрущевскую" справку НКВД. И познаниями об эпохе обладает вполне соответствующими.

Справа от Сталина - нарком Ежов. "Взять в ежовые рукавицы" - именно от его фамилии.
Справа от Сталина - нарком Ежов. "Взять в ежовые рукавицы" - именно от его фамилии.
Справа от Сталина - нарком Ежов. "Взять в ежовые рукавицы" - именно от его фамилии.

И ладно бы вышеупомянутые категории сектантов варились в отдельном котле: увы, они регулярно лезут наружу, пытаясь навербовать для своих сект новых участников.

С сектантами, конечно, говорить бессмысленно, а вот людям думающим я бы предложил ознакомиться выжимками из нескольких реальных документов той эпохи, позволяющих составить вполне ясное впечатление о том, как организовывались и проводились события, ныне известные как Большой Террор.

Сразу хочу оговориться: все приведенные ниже документы - не некие "открытые источники", которые советская власть могла бы захотеть "поправить" в более удобную для себя сторону. Все приказы и справки были засекречены, и во время правления Сталина никто их в открытый доступ вываливать не собирался. В известной степени это защищает от стремления пустить кому-то пыль в глаза, но воспринимать их как истину в последней инстанции не стоит. Документы сталинского времени подчас противоречат друг другу и позволяют установить лишь примерное количество репрессированных.

И первым документом, который я вам готов предложить, станет приказ, с которого принято отсчитывать старт Большого Террора.

Оперативный приказ НКВД от 30.07.1937 №00447

Нарком внутренних дел Ежов приказывает:

С 5 августа 1937 года во всех республиках, краях и областях начать операцию по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников.

Не могу не обратить ваше внимание: термин "репрессирование" вполне используется в официальных документах. Некоторых особо рьяных сталинофилов выражение "сталинские репрессии" почему-то возмущает. У самого Сталина и его ближайшего окружения, как видим, таких проблем не было.

Приказ 00447 определяет кого, в каких количествах и в каком порядке следует репрессировать. Давайте для начала пройдемся по списку лиц, подлежащих репрессированию.

1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.
4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.
5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.
Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.
6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.
7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.
Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.
8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в них преступную деятельность.
9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне — в колхозах, совхозах, сельско-хозяйственных предприятиях и в городе — на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве.

Нельзя не отметить, что вышеприведенный список к особым симпатиям вовсе не побуждает. Уголовники, шпионы... Кулаки, конечно, история отдельная: они-то виноваты исключительно в том, что у них было, чего отнять. Но и эти подлежат репрессированию лишь в том случае, если ведут "активную контрреволюционную деятельность".

Определение подлежащих репрессированию

Приказ 00447 четко описывает механизм проведения репрессий, на которые бросаются наиболее подготовленные кадры:

Для организации и проведения операции по каждому сектору формируется оперативная группа, возглавляемая ответственным работником НКВД республики, краевого или областного Управления НКВД, могущим успешно справиться с возлагаемыми на него серьезными оперативными задачами.
В некоторых случаях начальниками оперативных групп могут быть назначены наиболее опытные и способные начальники районных и городских отделений.
4. Оперативные группы укомплектовать необходимым количеством оперативных работников и придать им средства транспорта и связи.
В соответствии с требованиями оперативной обстановки группам придать войсковые или милицейские подразделения.
5. На начальников оперативных групп возложить руководство учетом и выявлением подлежащих репрессированию, руководство следствием, утверждение обвинительных заключений и приведение приговоров троек в исполнение.
Начальник оперативной группы несет ответственность за организацию и проведение операции на территории своего сектора.
6. На каждого репрессированного собираются подробные установочные данные и компрометирующие материалы. На основании последних составляются списки на арест, которые подписываются начальником оперативной группы и в 2-х экземплярах отсылаются на рассмотрение и утверждение Наркому внутренних дел, начальнику управления или областного отдела НКВД.
Нарком внутренних дел, начальник управления или областного отдела НКВД рассматривает список и дает санкцию на арест перечисленных в нем лиц.
7. На основании утвержденного списка начальник оперативной группы производит арест. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка.
Все изъятое заносится в протокол обыска.
8. Арестованные сосредотачиваются в пунктах по указаниям Наркомов внутренних дел, начальников управлений или областных отделов НКВД. В пунктах сосредоточения арестованных должны иметься помещения, пригодные для размещения арестованных.
9. Арестованные строго окарауливаются. Организуются все мероприятия, гарантирующие от побегов или каких-либо эксцессов.

Арестованных ожидают ровно два варианта:

Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы разбиваются на две категории:
а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках — РАССТРЕЛУ.
б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки.

И вот именно на этом месте мы подходим к куда более интересному вопросу: а кто и как будет признавать принадлежность человека к тому самому антисоветскому элементу?

Один из сталинофилов не так давно ничтоже сумняшеся мне заявил, что сталинский СССР был невероятно правовым государством, преступников ждал справедливый суд, который их преступниками и признавал, и раз признавал - значит, было за что.

Нет. Никакой суд этих людей не ждал. Их ждали тройки.

Следствие и тройки НКВД

Приказ 00447 учреждает особые органы внесудебного характера - тройки. Название, конечно, очевидно раскрывает количество человек, входящих в тройку. Чем же занимается эта самая тройка?

Тройки рассматривают представленные им материалы на каждого арестованного или группу арестованных, а также на каждую подлежащую выселению семью в отдельности.
Тройки, в зависимости от характера материалов и степени социальной опасности арестованного, могут относить лиц, намеченных к репрессированию по 2 категории — к первой категории и лиц, намеченных к репрессированию по первой категории — ко второй.
Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и записывают вынесенные ими приговора в отношении каждого осужденного.

1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие проводится ускоренно и в упрощенном порядке.
В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного.
2. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение тройки.
К делу приобщаются: ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкета арестованного, агентурно-учетный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение.

Фактически, как видим, человек, арестованный из НКВД не попадет больше ни в суд, ни в прокуратуру, ни в какие-либо другие заведения. Непосредственно после ареста идет следствие по упрощенной процедуре, после чего все в том же НКВД проводится заседание тройки, которая и решает, какому наказанию может быть подвергнут арестованный.

Вот так тройки НКВД разбирались с призывами водить детей в церковь.
Вот так тройки НКВД разбирались с призывами водить детей в церковь.
Вот так тройки НКВД разбирались с призывами водить детей в церковь.

Отдельно приказ 00447 устанавливает приводит поименный список всех троек республиканского и областного уровня. Я его, конечно, не привожу в силу малой информативности и огромного объема.

Лимиты

Приказ 00447 устанавливает т.н. "лимиты" - количество лиц, подлежащих репрессированию в каждой конкретной области. Превышать лимит нельзя... Но если очень хочется, то можно:

Утвержденные цифры являются ориентировочными. Однако, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превышать. Какие бы то ни было самочинные увеличения цифр не допускаются.
В случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны представлять мне соответствующие мотивированные ходатайства.
Уменьшение цифр, а равно и перевод лиц, намеченных к репрессированию по первой категории — во вторую категорию и, наоборот — разрешается.

Юридически приказ 00447 четко указывает, что не выбрать лимит по репрессиям - вполне нормальное дело. Но в реальности даже явно симпатизирующий Сталину историк (вы заметили, как я выворачиваюсь, чтобы не произнести слово "пропагандист"?) Егор Яковлев признает: в реалиях 1937 года в условиях всеобщей шпиономании было два основых постулата: 1. Внутри СССР много врагов и 2. Внутри НКВД враги тоже есть. Одним из таковых оказался не так уж и давно расстрелянный нарком Ягода. Так что если ты, уважаемый товарищ работник НКВД, нужного количества врагов найти не можешь - может, это потому что ты сам враг?

Многие сталинисты здесь могут возразить, что легкость в увеличении лимитов мной сочинена исключительно из животной ненависти к товарищу Сталину, а в реальной жизни лимиты можно было лишь уменьшать, а все остальное я и вовсе выдумал, истекая бессильной злобой. Запомним этот гипотетический аргумент. С вашего позволения, на него я отвечу в самом конце.

В общей сложности лимиты по категориям дозволяют расстрел 74700 человек, заключение в лагеря 286900 человек. Вынужден покаяться: данные мной получены путем лобового суммирования областных и республиканских лимитов. Не уверен, что в процессе не пропустил (или не посчитал дважды) некоторые цифры, однако даже в случае ошибок конечный результат будет гулять в пределах нескольких тысяч человек максимум. Простите, перепроверять не стану. Муторное дело: на некоторые области выдается лимит в 100 или 150 человек.

Подводя итоги

В рамках приказа 00447 органами НКВД должно было быть расстреляно 74700 и отправлено в лагеря 286900 человек. В общей сложности репрессировано должно было быть 361600 человек. Следствие в отношении этих людей проводилось по упрощенной схеме, приговор им выносился тем же органом - НКВД - который их и арестовывал. Если вы попытаетесь спросить меня про адвокатов, я рассмеюсь вам в лицо.

Давайте признаем честно: у человека, арестованного НКВД, было очень немного шансов доказать, что он не верблюд. И разве что внукам и правнукам выдалась возможность доказать невиновность человека, схваченного просто потому, что нужно добрать превратившийся в план лимит.

И подтвердить эти слова я бы хотел еще одним документом, а именно сводкой 1-го спецотдела НКВД от 01.11.1938 года, в котором наркомат отчитывается о проведенной работе.

Из сводки 1-го спецотдела НКВД от 01.11.1938 года:

Приведенные здесь данные - не общее количество арестов и посадок за 1937-38 год, а именно тех, которые проводились в рамках приказа 00447 - не единственного, хотя и самого масштабного.

Итак, цифры, которые я привожу с взятыми из текста приказа лимитами. Чтобы вы имели возможность сравнить, не возвращаясь к вышенаписанному.

Лимит на аресты: 286 900 человек.

Арестовано: 699 929 человек.

Лимит на расстрелы: 74 700 человек.

Расстреляно: 331 456 человек.

При этом отдельно хотел бы упомянуть еще одну цифру - количество освобожденных из-под ареста. Справка не дает цифры конкретно по освобожденным в рамках приказа 00447, это общее количество освобожденных из-под ареста за весь период с 1 октября 1936 по 1 июля 1938 года.

И составляет это количество 11078 человек.

Вот такая документация. Каждый может делать из нее те выводы, какие ему нравятся.