Разговорились. «Я чувствовала себя машиной, которой меняют деталь»

05.08.2017

Девушка, увеличившая себе грудь при помощи маммопластики, на условиях анонимности рассказала о своем опыте Денису Куренову.

Иллюстрация: Саша Сайгер для «Югополиса»
Иллюстрация: Саша Сайгер для «Югополиса»

О такой операции я стала задумываться очень давно, ещё со школьной скамьи. Помните, все эти американские подростковые фильмы и сериалы – там часто девочки сталкиваются с подобной проблемой. Мне было, наверное, лет 12, а я уже беспокоилась, что со мной что-то не так. Часами могла сидеть и читать в интернете статьи про увеличение груди, а потом обсуждать это с одноклассницами.

Конечно, я ужасно боялась врачей (и боюсь до сих пор), тогда бы под страхом смерти не пошла на такую операцию. Для меня это было, скорее, неким сеансом приобщения ко взрослому миру — к его проблемам, заботам, к теме сексуальности, в конце концов. Знала бы я тогда, что на поверку это всё окажется куда более прозаичным, — занималась бы совсем другими вещами. Но почти все подростки хотят как можно быстрее почувствовать себя взрослыми: кто-то курить начинает, кто-то пить, а я вот — про увеличение груди с подружками постоянно говорила.

Часто вспоминаю эпизод из американского молодёжного сериала. Там были две сестры — брюнетка и блондинка. Брюнетка — нелюдимая, творческая, такой типичный изгой, витающий в облаках. Блондинка же — чирлидерша, встречается с капитаном футбольной команды и вообще самая популярная девочка в школе. И вот брюнетка однажды решает стать похожей на свою сестру. Надевает светлый парик, делает вычурный макияж, делает себе грудь при помощи поролона… В фильме, конечно, мораль была в том, что надо жить своей жизнью и т.д. Но мне так понравилось это её преображение! И я стала мечтать о том, что в один день приду в школу совсем другой — накрашенная, с длинными красивыми волосами и большой грудью. Типичные мечты 12-летних девочек, наверное.

Во время учёбы в университете эти проблемы ушли на второй план. Я была занята учебой и приятными студенческими делами: новые знакомства, первые отношения с парнями, переезд от родителей и т.д. Хоть я иногда и вспоминала про увеличение груди, это всё больше в каком-то комическом ключе. Помню, как рассказала об этом своему парню, и мы вместе посмеялись.

Надо сказать, что к тому времени грудь у меня немного выросла, но я всё же как-то надеялась на большее. «Доской» меня назвать было нельзя, но и какая-то незавершенность в размере груди явно присутствовала.

К концу учёбы в университете я впала в серьёзную депрессию. Понимание того, что скоро закончится беззаботная студенческая пора и начнутся суровые рабочие будни с построением карьеры, меня очень пугало. В результате вместо того, чтобы писать диплом, я всё больше уходила в себя и концентрировалась на своих проблемах. Тогда же пришло понимание, что грудь расти сама по себе уже не будет. Было грустно.

Университет я закончила только благодаря лояльности преподавателей, которые приняли сделанное мной подобие дипломного проекта. Получив со скрипом синюю «корочку», я совсем не представляла, что будет дальше. Была напугана горизонтом взрослой жизни, к которой так стремилась в школьные годы. Растерянность, неуверенность, тревога – вот такое у меня было состояние.

И в это время я как раз стала всё чаще вспоминать о своей старой идее по поводу увеличения груди. Видимо, увидела в этом быстрый способ решения своих проблем. Рассказала об этом маме. Она сначала была о-о-о-о-очень против, но я не сдавалась — постоянно лила слёзы, и после нескольких месяцев мама всё-таки дала добро на операцию. Дала добро и деньги.

Иллюстрация: Саша Сайгер для «Югополиса»
Иллюстрация: Саша Сайгер для «Югополиса»

Тут надо сделать небольшое отступление. Очень сложно было объяснить смысл этого авантюрного поступка моему отцу. Когда мама вскользь стала говорить с ним на эту тему, не упоминая меня, он сказал, что такие операции делают только проститутки и стриптизёрши. И мы с мамой решили просто не посвящать его во всё это. А если он что-то заметит, то сказать, что грудь сама выросла.

Самое смешное, что тогда я никакую операцию не сделала. Было уже почти всё готово, но я в последний момент расплакалась и струхнула. Прям в лучших традициях какой-нибудь карикатурной блондинки.

Хоть никакой операции я тогда не сделала, вся эта ситуация мне помогла. Я, наконец, взяла себя в руки и решила начать жить жизнью взрослого человека. Переехала в Краснодар (до этого героиня жила в Ростове-на-Дону, — прим. Д.К.). Родители мне дали денег на первые месяцы, так что у меня было время, чтобы спокойно искать работу. Но сначала я, конечно, была занята поиском баров-ресторанов и новых знакомств (смеется).

Постепенно я приходила в себя, становилась увереннее, и благодаря одному праздному знакомству получила свою первую работу. А спустя несколько месяцев я впервые в жизни испытала потребность в серьёзных отношениях с мужчиной.

Благодаря этому желанию я стала больше следить за собой. Меньше пить алкоголя и есть вредной пищи, записалась на йогу и плавание. Вообще как-то более осознанно стала относиться к себе и своему телу.

В это время ко мне как раз вернулась мысль об увеличении груди. Я девушка красивая, и с внешностью у меня никаких проблем нет. Я и до операции выглядела очень привлекательно, мужским вниманием никогда не была обделена.

Я во всём этом вижу элементарное стремление следить за собой и поддерживать красоту. Нынешние технологии вообще позволяют такое, что сто лет назад никому и не снилось. И почему я из-за каких-то стереотипов не могу себе увеличить грудь?

В общем, в этот раз я твёрдо решилась на операцию. Ходила на множество консультаций, читала информацию в интернете, общалась с женщинами, которые делали себе подобные операции. И через несколько месяцев уже летела в Москву на операцию.

Естественно, сам этот процесс, как и любая другая хирургическая операция, приятных воспоминаний не оставляет. Я чувствовала себя какой-то машиной, которой меняют деталь. Странное чувство.

Спустя неделю после операции я уже была в Краснодаре. Восстановительный период проходил безболезненно. Я соблюдала рекомендации врача и ни с какими проблемами не столкнулась. В подробности, думаю, лучше не будем погружаться, но я думаю, что эта операция ненамного сложнее, чем, например, удаление аппендицита.

Сейчас на моём теле уже нет видимых рубцов (с момента операции прошло около пяти лет) — только если кто-то специально и под лупой будет рассматривать мою грудь, то сможет их заметить. А за последние годы технологии стали ещё более совершенными, так что с этим проблем, наверное, не возникает.

Как я стала ощущать себя после увеличения груди? Даже не знаю. Кардинальных перемен в области восприятия своей внешности не было. Наверное, это можно сравнить с покупкой красивого платья, которое тебе давно нравилось. И которое тебе никогда не надоест.

Иллюстрация: Саша Сайгер для «Югополиса»
Иллюстрация: Саша Сайгер для «Югополиса»

Конечно, моя грудь стала мне нравиться больше. Прибавило ли мне это уверенности? Вряд ли — в отношениях с противоположным полом я и так была всегда уверена в себе. Но ловить взгляды на своей груди я определенно стала чаще.

Знакомые и коллеги по работе на моё, так сказать, обновление отреагировали преимущественно нейтрально. Некоторые, может, даже ничего и не заметили. Несколько человек по-доброму иронизировали. Сейчас это всё становится распространённым, так что многие даже перестают внимание обращать. После меня ещё несколько моих знакомых сделали такие операции.

Что касается интимных моментов общения с противоположным полом, то только один парень (героиня имеет в виду полового партнёра — прим. Д.К.) сказал, что у меня «сиськи не настоящие». Но потом я раскрыла секрет — он просто меня видел ещё до операции. Остальные мои парни не замечали никакого, так сказать, подвоха. Я-то, понятное дело, уже смогу отличить, но тот, кто ни разу не трогал грудь с имплантами, вряд ли сразу поймёт в чём дело.

Кроме мифа о том, что силиконовые импланты ставят себе только тупые блондинки, есть и другие, ещё более безумные. Например, что силиконовая грудь может взорваться в самолёте.

Я и летала десятки раз, и дайвингом занималась, и в горы ходила, чего только ни делала — никаких проблем.

В этом деле главное — подобрать хорошего хирурга, который выберет качественные средства, который подойдут именно вам. И, конечно, необходимо соблюдать рекомендации врача и хотя бы раз в полгода ходить к нему на приём. По-моему, всё это не очень обременительно.

Гарантия на мои импланты — пожизненная. Но все мы понимаем, что в жизни всякое возможно. И никто не застрахован от того, что может потребоваться ещё одна операция. Тут дело не в качестве самих имплантов, а в физиологии женщины. С возрастом грудь меняется, и может потребоваться корректировка. Но я пока ни о чём таком не думаю. Надеюсь, что мне до этого далеко ещё.

Я рада, что не сделала себе операцию сразу же после окончания университета. И даю совет всем девушкам и женщинам: если вы ищете в увеличении груди способ избавления от каких-то комплексов и неуверенности в себе, то не делайте этого. Проблема не в груди, а в вашем отношении к себе и собственному телу. Маммопластика — это не магический ритуал, который сделает из вас уверенную и самодостаточную личность. Этим вы должны заниматься сами.

Ну а если с вашим психологическим состоянием всё в порядке и вы просто хотите немного приукрасить себя, то почему бы и нет? Через несколько десятилетий люди, наверное, уже себе сердце новое смогут пересадить, а тут такая мелочь — имплант в груди. Найдите хорошего хирурга, проконсультируйтесь с ним и присоединяйтесь к нашей силиконовой долине (смеется).