Заглянуть за горизонт

31.07.2018

Стремятся российские офтальмологи, ставя своей целью избавить человечество от очков

Офтальмология — это галактика, исследования которой не останавливаются ни на минуту. Практически каждые 5-10 лет на рынок выходит очередное инновационное оборудование. И медики обязаны следить за новинками и уметь на них работать. При этом сталкиваться врачам приходится и с тем, что меняется сам характер заболеваний. К примеру, в последние годы помолодела катаракта, и за помощью обращаются уже не только пожилые, но и 35-летние граждане. Российская офтальмология успешно отвечает требованиям времени, сохраняя высокое качество жизни даже возрастным пациентам. А поэтому лечиться в отечественные клиники едут не только жители бывших советских республик, но и граждане Китая, Юго-Восточной Азии и многих европейских стран.

В Россию — ​к хирургу и офтальмологу

За платной специализированной и высокотехнологичной медицинской помощью жители других стран все чаще приезжают в Россию. «Более 110 тыс. иностранцев уже получили у нас специализированную высокотехнологичную помощь, то есть прирост за один год фактически в 3,5‑4 раза. Потенциал у нас очень большой, это касается не только стран наших соседей, но и дальнего зарубежья, — ​заявила на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова. — ​К нам из Америки прилетают лечить зубы, из Европы едут на ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение). Страховые компании Германии обращаются с тем, чтобы по страховке немецких пенсионеров направлять в Россию для эндопротезирования суставов — ​тазобедренных, коленных, для планового стентирования, ангиопластики и других таких мер. Очень почитается российская офтальмология и много других направлений».

Специалисты Ассоциации медицинского туризма (АОММТ) еще в 2016 году, проанализировав запросы на медуслуги, составили рейтинг самых востребованных отраслей медицины, ради которых в Россию приезжают пациенты из-за границы. Лидер рейтинга — ​стоматология. Ею интересуются почти 50% иностранных туристов, 20% обращаются к урологам и гинекологам, еще 17%, преимущественно иностранки, делают у нас подтяжку лица, пластику носа и груди. Ортопедия и травматология занимают в рейтинге 4‑5-е места (11%). После них самая востребованная отрасль — ​офтальмология (5‑10%).

Не только граждане СНГ, но и жители дальнего зарубежья, такие как англичане, немцы, итальянцы, финны, норвежцы, шведы и даже жители ОАЭ едут, причем не только в Москву или Санкт-Петербург, но и в другие регионы, где есть федеральные центры по тем или иным специализациям. Например, по словам главы Минздрава РФ, в Оренбург и Орск приезжают граждане Казахстана, в Петрозаводск и Калининград — ​жители Скандинавии, Средиземноморья. В Россию едут соседи с Востока: из Китая и Южной Кореи.

Все новое — ​хорошо забытое старое

Девальвация рубля сделала Россию привлекательным местом для иностранных пациентов. В АОММТ считают, что в случае сохранения выгодной для иностранцев курсовой разницы между основными мировыми валютами и рублем количество медицинских туристов будет расти. По словам Константина Онищенко, президента АОММТ, медицинские услуги в России обходятся порядком дешевле, чем в Европе или Америке, при этом не уступая в качестве. «Для прагматичных иностранцев это один из важнейших аспектов в пользу выбора российской медицины», — ​уверен он.

Иностранный поток пациентов в России — ​не новость. Стоит вспомнить 1986 год, когда одним из первооткрывателей в работе с больными со всего мира был академик Святослав Федоров. После создания его межотраслевой научно-технический комплекс «Микрохирургия глаза» и его филиалы в крупнейших промышленных городах РФ самостоятельно зарабатывали деньги на свое содержание, в том числе за счет платных операций для иностранцев. По уровню научных исследований и операционных методов институт опережал зарубежные научные центры на 10‑15 лет, поэтому неслучайно сюда стремились тысячи пациентов со всей планеты. Тогда же для удобства инициировали строительство отеля экстра-класса категории 5* «Ирис» на 250 номеров. «Сегодня офтальмология по-прежнему остается одной из немногих развивающихся отраслей, говорить о которой не стыдно ни на каком уровне, — ​говорит Андрей Балашов, заместитель директора офтальмологической клиники «Интер-ЮНА» г. Ростова-на-Дону. — ​Хотя иностранцев не настолько много. Если рассматривать причины, то обычная хирургия катаракты во всем мире оперируется по страховой кассе, и в этом нет большой необходимости. Скорее приезжают именно для сложной хирургии. Хотя, конечно, пока это сложно назвать потоком».

Константин Онищенко подчеркивает, что для дальнейшего развития рынка необходимы серьезные сдвиги, такие, например, как введение медицинских виз для иностранных граждан. Об этом говорит и Джабер Нафи Ахмет, директор «Гранд Оптикс» (Москва): «Я родом из Иордании, где благодаря медицинскому туризму страна получает огромные бюджетные деньги. Россия обладает уникальными технологиями, блестящими специалистами, серьезными медучреждениями, однако нет системной программы по развитию медицинского туризма, продвижению отечественного бренда за рубежом. Стоимость лечения катаракты здесь 1‑1,5 тыс. долларов, в других странах — ​3‑3,5 тыс. долларов. Лечиться в России — ​это одновременно качественно и дешево, но не все иностранцы об этом знают. Для того чтобы организовать поток иностранных пациентов, необходимо создание достойной инфраструктуры: гостиницы, воздушное и транспортное сообщение, СМИ — ​все должно взаимодействовать. В свое время учившись у Святослава Федорова, я помню, как он в Советском Союзе организовал медицинский туризм. Три-четыре авиарейса в день с Ближнего Востока, из Кувейта, из Саудовской Аравии, Эмиратов — ​все летели в Москву, страна зарабатывала огромные деньги… Это непросто, но однажды при Федорове мы это сделали, нужно только обновить и повторить. Это область, которая может принести стране прибыль уже сегодня».

В гостях хорошо, но дома лучше

Параллельно со все возрастающим количеством медицинских туристов в Россию доля россиян, отправляющихся на лечение за границу, регулярно снижается. «За последние 2,5 года у нас в разы снизилось число россиян, которые едут за специализированной медицинской помощью. Число выезжающих в Германию упало более чем в шесть раз, в Израиль — ​в десятки раз», — ​отметила Вероника Скворцова на форуме «Удивительное в российском здравоохранении».

Этот факт подтверждают и другие участники рынка. «По сути выездного офтальмологического туризма нет и никогда не существовало, — ​утверждает Елена Толмачева, главный врач Областной клинической больницы микрохирургии глаза, главный внештатный офтальмолог в комитете здравоохранения Курской области. — ​Есть единичные случаи, однако и в Германии, и в Израиле, и в Канаде нашим соотечественникам отвечают одинаково: «Русские хирурги могут все», намекая на то, что им не обязательно нужно было уезжать из родной страны».

«Объективно заграничная помощь в других странах не более высокого класса, чем в России. Возможно, она преподнесена в другом формате, имеет лучшее информационное сопровождение, обладает большим объяснением ее коммерческой доступности, но она не лучше, — ​продолжает Андрей Балашов. — ​Если дать грамотную информационную адресную раскрутку определенному месту, то туда поедут пациенты и из России, и из-за рубежа. Пациент любой точки земного шара голосует кошельком, если зарубежные страховые компании согласятся подписывать массовые договоры с Россией, тогда мы сможем говорить о потоках».

Исследуя космос

«Мы не просто можем конкурировать с ведущими зарубежными клиниками, мы уже успешно это делаем. Качество медицинской помощи и сервиса в России не только на уровне, но по некоторым позициям даже превосходит западные клиники, — ​уверена Елена Толмачева. — ​Люди не выезжают за рубеж лечить глаза, туда выезжают наши хирурги, чтобы обмениваться опытом, оперировать, учиться».

Российские врачи не только стажируются за границей, но и сами проводят мастер- классы для зарубежных специалистов. Так, Андрей Брежнев, доцент кафедры офтальмологии КГМУ, заместитель главного врача ОБУЗ «Офтальмологическая больница» (г. Курск), член экспертного и координационного советов Российского глаукомного общества, входит в состав президиума Европейского глаукомного общества (EGS Executive Committee), не раз делал доклады для российских и зарубежных коллег о псевдоэксфолиативной глаукоме.

«Офтальмология — ​это космос, галактика, она необъятная и существует много узких направлений, — ​говорит Ирина Исакова, главный врач офтальмологического центра «Сокол». — ​И нужно понимать, что где-то процесс освоения узких технологий идет успешнее и нужно ехать туда, сравнивать и внедрять в практику лучшую технологию. К примеру, если мы занимаемся исследованиями сетчатки, то вполне приемлемо, если наш доктор поедет в клинику Казани для того, чтобы пройти обучение на рабочем месте в центре, который специализируется на данных исследованиях».

В поисках «своего» врача

Между тем многие эксперты указывают, что россияне перестали выезжать в зарубежные клиники из-за кризиса. Последний, в свою очередь, дал толчок к налаживанию более серьезной конкуренции среди российских медицинских учреждений, в ходе которой выигрывает пациент. Возможно, благодаря этому в отрасли наметилась другая тенденция — ​человек все чаще путешествует внутри страны в поисках «своего» врача. «В большинстве центров есть 2% заболеваний, которыми клиника не занимается, — ​говорит Юрий Иванишко, профессор Российского национального медико-хирургического центра им. Пирогова Минздрава РФ, член правления научного Общества офтальмологов России, действительный член Германского научного общества, IATS, ЛАН РФ, шеф-доктор и генеральный директор клиники «ИнтерЮна». — ​Всегда спрашиваем у пациента, есть ли возможность поехать. К примеру, онкология. Ею должен заниматься доктор, который видит ее не так, как я, три раза в месяц, а четыре раза в час». То же самое с офтальмологической помощью детям. К примеру, полный комплекс помощи малышам с ретинопатией недоношенных в России можно получить лишь в государственных специализированных учреждениях, к примеру в МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова, но не в обычных частных клиниках. «При необходимости на базе нашей офтальмологической больницы мы коагулируем при определенных формах незрелости сетчатки в маленьком возрасте. Самый маленький наш пациент весил 490 граммов», — ​говорит Елена Толмачева.

Офтальмологическая помощь в нашей стране предоставлена как специализированными региональными государственными центрами либо отделениями, которые благодаря поддержке федеральных и региональных властей укомплектованы инновационным оборудованием, так и частными клиниками, работающими в системе ОМС и составляющими отличную альтернативу бюджетным учреждениям. В каждой из этих организаций по направлению можно получить независимо от прописки в том числе и выскотехнологичную помощь, гарантированную в рамках ОМС. В борьбе за пациента офтальмологическая высокотехнологичная помощь с каждым днем становится более доступной, в том числе и за счет одного из эффективных инструментов — ​государственно-частного партнерства. Об этом свидетельствует позитивный ростовский опыт. В 2010 году минздрав области и ТФОМС в рамках долгосрочной целевой программы области по предотвращению слепоты у диабетиков включили клинику «ИнтерЮна» в систему ОМС для оказания жителям области, в основном диабетикам, доступной специализированной диагностической и лазермикрохирургической помощи. «Благодаря ГЧП в клинике проведены 11 тыс. операций для больных диабетом, из которых 6 — ​очень сложных и 800 операций, требующих высочайшего мастерства. Для получения помощи достаточно позвонить по телефону и согласовать день и час своего визита в клинику», — ​рассказали в минздраве Ростовской области.

Зрение как качество жизни

Сэко­номить бюджетные средства можно, если выявить патологию на ранней стадии, уверен Юрий Иванишко. «Мы научились на первой и второй стадиях, даже при диабетических поражениях сетчатки, снимать угрозу слепоты, — ​говорит он. — ​Но наша задача, как и задача самого пациента, — ​следить за здоровьем, диагностировать патологию вовремя». Дело в том, что человек может не чувствовать дискомфорта вплоть до 4-й стадии, когда только один путь — ​к витреоретинальному хирургу. «Витреоретинальная хирургия развивается достаточно быстро. Если 20 лет назад таких хирургов можно было пересчитать на пальцах одной руки, то сегодня эти профессионалы есть в каждой серьезной клинике. При этом спрос на услуги офтальмологов не падает. Просто раньше сегодняшние пациенты витреоретинальных хирургов ушли бы на инвалидность, а теперь офтальмология позволяет сохранить качество жизни (в данном случае — ​зрение) даже у пожилых пациентов, возраст которых нередко переваливает за 100 лет, — ​говорит Елена Толмачева. — ​Катаракта, глаукома, центральные разрывы сетчатки, диабетические пролиферативные изменения — ​сегодня нет заболеваний, которые не лечили бы российские офтальмологи».