Альтернативный большой КВ

6k full reads
20k story viewsUnique page visitors
6k read the story to the endThat's 30% of the total page views
6,5 minutes — average reading time

История тяжелого танка КВ-3, который уже даже запланировали для выпуска, но не успели даже доделать опытный образец

Сегодня исполнилось 80 лет с начала Великой Отечественной войны, самой кровавой в истории нашего государства. Длилась она почти четыре года, унеся с собой почти 27 миллионов жизней советских граждан. Были нанесены огромные разрушения промышленности, уничтожены десятки тысяч населенных пунктов. Несмотря на всё это, Красная Армия, ценой огромных потерь, смогла выстоять в первый год войны, став той силой, которая остановила натиск немецкой военной машины, а также ее сателлитов. С большим трудом удалось переломить ход войны, а затем начался путь на запад. Не с первого раза, но всё же ситуация в войне окончательно изменилась в пользу Красной Армии, для этого понадобилось два года боевых действий. Случилось это в тот момент, когда немецкая промышленность, прежде всего танкостроение, вырвалась вперед.

КВ-3 мог быть и таким. Впрочем, предложение ГАБТУ КА не одобрили, в работу пустили "максимальный" вариант.
КВ-3 мог быть и таким. Впрочем, предложение ГАБТУ КА не одобрили, в работу пустили "максимальный" вариант.
КВ-3 мог быть и таким. Впрочем, предложение ГАБТУ КА не одобрили, в работу пустили "максимальный" вариант.

Существует масса конспирологических теорий по поводу начала Великой Отечественной, часто подогреваемые нечистоплотными персонажами и организациями. Особенно популярна теория якобы превентивного удара по Красной Армии, которая мол собиралась нападать. То, что у нас всю первую половину 1941 года занимались отработкой оборонительных боёв, а также готовили оборонительные линии, обычно подобными персонажами игнорируется. Впрочем, не будем про альтернативно одаренных, поговорим лучше о том, что творилось в танковой промышленности. О том, что Красная Армия явно не готовилась к той самой войне "малой кровью, могучим ударом", хорошо говорят планы по выпуску танков. Обычно для ситуации военного периода закладывается резкий рост выпуска танков. А тут его не просто нет, так еще и идут работы по внедрению принципиально новых танков, как средних, так и тяжелых. Особенно показательна ситуация с тяжелыми танками.

107-мм пушка ЗИС-6, она была в работе к моменту принятия решения о запуске разработки "223-го".
107-мм пушка ЗИС-6, она была в работе к моменту принятия решения о запуске разработки "223-го".
107-мм пушка ЗИС-6, она была в работе к моменту принятия решения о запуске разработки "223-го".

Согласно планам начала 1941 года, КВ-1 должен был вскоре уступить место на конвейере модернизированной версии. Именовалась она КВ-3 (чертежный индекс 222), данная машина представляла собой дальнейшее развитие опытного танка Т-150. Регламентировался выпуск КВ-3 постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) №548–232 от 15 марта 1941 года, при этом далее шла активная подготовка к его выпуску. Надо сказать, что внедрение даже такого танка было связано с массой проблем, поскольку шасси получилось перегруженным, а ряд агрегатов не отличались надежностью. Впрочем, в таком виде КВ-3 прожил недолго. 7 апреля 1941 года вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) №827–345сс, которое установило технические характеристики нового танка, также получившего индекс КВ-3. Новая машина получила чертежный индекс 223. Она получилась существенно тяжелее, обладала гораздо более мощным вооружением, а также более толстой броневой защитой. Вместо развития Т-150 оказался выбран путь дальнейшего развития Т-220, еще более проблемной машины. Именно такой КВ-3, второй по счету, и стал "каноничным".

Перспективные тяжелые танки по состоянию на апрель 1941 года.
Перспективные тяжелые танки по состоянию на апрель 1941 года.
Перспективные тяжелые танки по состоянию на апрель 1941 года.

Причиной столь резкого курса на рост характеристик сменщика КВ-1 стала информация о появлении у немцев новых моделей тяжелых танков. Случилось это 11 марта 1941 года, согласно поступившим сведениям, речь шла о 3 типах танков. Самым тяжелым был некий "Тип VII", имевший боевую массу 90 тонн, а также вооружение в виде 105-мм орудия. Самое интересное в том, что это была хоть и искаженная, но реальная информация. В действительности, немцы вели работу над VK 30.01, также в работе находился будущий VK 36.01, а еще, незадолго до того, закрыли проекты A.W. (VK 65.01), он же Pz.Kpfw.VII, и S.W. (прямой предшественник VK 36.01) боевой массой 65 и "более 80 тонн" соответственно. Больше того, некий танк фигурировал у немцев и в начале 1941 года, причем он позже превратился в VK 70.01, затем появился индекс Pz.Kpfw.VII и масса, внимание, 90 тонн. Впрочем, за рамки макетов данный танк не вышел, а вот на советскую программу выпуска тяжелых танков он повлиял очень сильно. После некоторого выжидания ГАБТУ КА инициировало работы над совершенно другим танком с индексом КВ-3. И это была лишь первоочередная мера, поскольку одновременно запускались работы по КВ-4 и, про запас, КВ-5. Еще более тяжелым и защищенным.

8-скоростная КПП для КВ-3. Ее построили, причем на испытаниях возникал ряд проблем с надежностью.
8-скоростная КПП для КВ-3. Ее построили, причем на испытаниях возникал ряд проблем с надежностью.
8-скоростная КПП для КВ-3. Ее построили, причем на испытаниях возникал ряд проблем с надежностью.

Изначальные ТТТ на КВ-3, предлагавшиеся начальником ГАБТУ КА генерал-лейтенантом Я.Н. Федоренко, предполагали практически то же самое, что и Т-222. Толщину брони доводили до 120 мм в лобовой части, а боевая масса возрастала до 54-55 тонн. Но данные требования просуществовали очень недолго. Вместо этого в работу пошел танк, базой для которого выступил Т-220. Решение вполне логичное, потому что рост массы шасси КВ, даже с новым мотором, привела бы к резкому снижению надежности танка. В случае же с Т-220 всё равно предполагались испытания с новой 107-мм пушкой ЗИС-6. Тот есть вместо испытаний Т-220 с новым орудием теперь речь шла о новом танке с агрегатной базой Т-220. Согласно требованиям, боевая масса Т-223 возрастала до 67-68 тонн, толщина корпуса увеличивалась до 115 мм, а башни до 115-120 мм.

Для КВ-3 разрабатывали несколько проектов альтернативных трансмиссий, включая и электромеханическую.
Для КВ-3 разрабатывали несколько проектов альтернативных трансмиссий, включая и электромеханическую.
Для КВ-3 разрабатывали несколько проектов альтернативных трансмиссий, включая и электромеханическую.

С нуля танк делать не стали. В ходе работ по теме Т-150/Т-220 один из танков, который изначально собирались делать как Т-150, решили строить с удлиненным корпусом. То есть такой же, как Т-220, но с броневой защитой 90 мм. Позже танк переименовали в Т-221, но, в виду занятости Ижорского Завода, а затем и Кировского Завода, работы затянулись. В апреле 1941 года корпус, который уже несколько месяцев находился без движения, решили взять за основу нового танка. Вместо лобового листа толщиной 90 мм ставился новый, уже толщиной 120 мм. В остальном же получалось то же самое шасси, естественно, с учетом испытаний Т-220. А они шли крайне непросто, причем касалось это и ходовой части. С апреля 1941 года начались испытания первого образца Т-220, который догрузили до массы 70 тонн. Имелись проблемы с 8-скоростной коробкой передач, разработанной Н.Ф. Шашмуриным. Кстати говоря, Николай Федорович в своих мемуарах сетовал, что его КПП была более надежной, ее, мол, надо было ставить в производство раньше. Правда жизни к том, что при испытаниях Т-220 у КПП постоянно вылезали какие-то проблемы, в том числе перегрев.

Полноразмерный макет КВ-3, конец апреля 1941 года.
Полноразмерный макет КВ-3, конец апреля 1941 года.
Полноразмерный макет КВ-3, конец апреля 1941 года.

Вылезающие проблемы с коробкой передач стали причиной того, что в апреле 1941 года дали зеленый свет альтернативным вариантам трансмиссии. Первой из них стала планетарная трансмиссия, разработку которой вел Московский Машиностроительный Институт им. Баумана под руководством доцента Г.И. Зайчика. Данная работа не являлась "бумажной", поскольку такую трансмиссию всё же сделали, но в 1942 году. Второй альтернативой стала электромеханическая трансмиссия, разработку которой вели еще с 30-х годов. В 1940 году был подготовлен проект такой трансмиссии для КВ-1. Теперь же, под руководством профессора Н.И. Груздева, в стенах ВАММ (Военная Академия Механизации и Моторизации РККА имени И.В. Сталина) запустили проект электромеханической трансмиссии для КВ-3. Наконец, примерно в это же время появился проект автоматической гидравлической коробки передач, которой занимался Всесоюзный Институт Гидромашиностроения. ТТТ на нее утвердили 29 апреля 1941 года. Впрочем, немного зная ситуацию, можно смело говорить о том, что альтернативные варианты трансмиссии появились бы не раньше 1942 года. В серию же танк пошел бы с 8-скоростной КПП.

Если шасси являлось эволюцией Т-220, то башню разработали с нуля. Штампованная конструкция сложной формы, с командирской башенкой по левому борту.
Если шасси являлось эволюцией Т-220, то башню разработали с нуля. Штампованная конструкция сложной формы, с командирской башенкой по левому борту.
Если шасси являлось эволюцией Т-220, то башню разработали с нуля. Штампованная конструкция сложной формы, с командирской башенкой по левому борту.

Пока шли работы по отдельным агрегатам, СКБ-2 Кировского Завода, в срочном порядке, работало по разработке самого КВ-3. Изначально ведущим инженером машины, как и в случае с Т-220, являлся Л.Е.Сычев. В дальнейшем его сменил Б.П. Павлов, стоявший у истоков создания КВ-1. Нельзя сказать, что данная идея была верной, поскольку специализацией Сычева являлось шасси, а оно тут явно получилось наиболее критичным. Вероятнее всего, логикой смены ведущего инженера машины стала высокая степень готовности шасси. Поскольку с В-2СН имелись проблемы, на время было решено использовать 700-сильный мотор В-5, хотя испытания Т-220 показывали, что это не более чем "заглушка". По бездорожью танк с этим мотором ездил едва-едва. В любом случае, технический проект КВ-3, подготовленный к 26 апреля 1941 года, подразумевал 850-сильный двигатель В-2СН, он же В-2Ф. Наиболее существенным отличием Т-223 от Т-220 стала башня. Ее создали с нуля, специально под установку 107-мм орудия ЗИС-6. Корпус башни, штампованной конструкции, имел сложную форму, тем самым обеспечивалась некоторая экономия по массе. Учли также критику конструкции места командира, поэтому командирскую башенку сместили влево, сделать под нее выступ в левой задней части башни. Впрочем, без странностей башенка не обошлась, например, в ней отсутствовал люк. При увеличении экипажа до 6 человек (из них 4 в башне) решение так себе.

При разработке шасси КВ-3 учитывали результаты испытаний Т-220.
При разработке шасси КВ-3 учитывали результаты испытаний Т-220.
При разработке шасси КВ-3 учитывали результаты испытаний Т-220.

26 апреля 1941 года состояла осмотр документации по КВ-3 (проект 223) и его полноразмерного макета комиссией. Возглавил ее военинженер 1-го ранга Н.Н.Алымов, заместитель начальника БТУ ГАБТУ КА. К тому моменту СКБ-2 Кировского завода подготовило предварительную документацию по основным чертежным группам. По корпусу замечаний оказалось немного, носили они минимальный характер. Больше замечаний оказалось по ходовой части, а также моторно-трансмиссионной группе. Связано это оказалось напрямую с результатами испытаний Т-220, догруженного до 70 тонн. Требовалось усилить ходовую часть, переработать выхлопную систему, а также внести все замечания, которые возникали в ходе испытания Т-220.

Продольный разрез машины. Серийный танк отличался бы незначительно.
Продольный разрез машины. Серийный танк отличался бы незначительно.
Продольный разрез машины. Серийный танк отличался бы незначительно.

Сложнее оказалась ситуация с башней. Особенность орудийной установки была такова, что спаренный пулемет ДТ пришлось ставить сильно далеко от отверстия в подвижной бронировке орудийной маски. Комиссия посчитала это неприемлемым и потребовала проработать вопрос перемещения пулемета вперед на 150-200 мм. Вместо лючков для стрельбы из ППШ требовалось поставить более привычные пистолетные порты. Дорабатывалась вентиляция, требовалось изготовить новый механизм поворота башни, существовали претензии к местам расчета башни. Впрочем, объем переделок всё равно оказалась небольшой - 13 пунктов. Каких-то глобальных изменений не внесли, причем описанную выше ситуацию "один люк на четверых" посчитали нормальной. После этого не стоит удивляться, что через год появилась "однолюкая" башня КВ-1с.

Как можно заметить, даже при столь существенных габаритах танк был весьма плотно "забит".
Как можно заметить, даже при столь существенных габаритах танк был весьма плотно "забит".
Как можно заметить, даже при столь существенных габаритах танк был весьма плотно "забит".

Несмотря на ряд замечаний, макет КВ-3 приняли, повторно его рассматривали 6 мая 1941 года. Между тем, Кировский Завод, ранее усиленно работавший по Т-222, теперь, не менее срочными темпами, стал работать по освоению выпуска Т-223. Первый образец танка должны были сдать к 1 августа 1941 года, по этой причине завод уже в мае приступил к изготовлению для него деталей. Одновременно в работу включался и Ижорвский Завод, который должен был сдать корпус и башню к 20 мая 1941 года. Между тем, Ижорский завод не смог подать к 20 июня ни корпус, ни башню данного танка. По этому поводу заводская приемка била тревогу. Единственный, кто сработал в срок, оказался завод №92, подавший на Кировский Завод орудие ЗИС-6.

Установка вооружения в башне. По итогам ее рассмотрения спаренный пулемет собирались подвинуть вперед.
Установка вооружения в башне. По итогам ее рассмотрения спаренный пулемет собирались подвинуть вперед.
Установка вооружения в башне. По итогам ее рассмотрения спаренный пулемет собирались подвинуть вперед.

Вся эта "веселая" ситуация происходила на фоне того, что 5 июня 1941 года с Кировским Заводом заключили договор №Б1–081. Согласно ему, уже в августе завод сдавал не то, что первый опытный образец КВ-3, а 55 серийных танков. В сентябре их ожидалось 105 штук, в октябре и ноябре по 110 штук, и еще 120 в декабре. Итого 500 штук за 1941 год. Новый танк стоил существенно выше КВ-1: цена за КВ-3 составляла 740000 рублей против 528000 рублей за КВ-1. Это выглядело сопоставимо с Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E. С учетом происходящего, есть мнение, что выпуск КВ-3 оказался бы сорван даже при условии отмены операции "Барбаросса". Наиболее узким местом становилось корпусное производство, поскольку Ижорский Завод только в середине июня 1941 года стал отрабатывать штамповку башен. Между тем, 17 июня завод получил заказ на 560 комплектов корпусов и башен. Не менее интересной ситуация была и с двигателями. Завод №75 продолжал "воевать" с В-2СН, хотя в июне 1941 года он уже ездил более-менее надежно.

План по выпуску КВ-3 во втором полугодии 1941 года.
План по выпуску КВ-3 во втором полугодии 1941 года.
План по выпуску КВ-3 во втором полугодии 1941 года.

По итогам происходящего на начало Великой Отечественной войны КВ-3 выглядел скорее полуфабрикатом, который следовало доводить еще не один месяц. Прекрасно понимая перспективы запуска танка в производство, 26 июня 1941 года Наркомат Тяжёлого Машиностроения издал приказ №253сс. Согласно ему, дальнейшие работы по теме КВ-3 переносились на ЧТЗ (Челябинский Тракторный Завод), туда же направлялась группа из 18 конструкторов. В их числе находились ключевые инженеры-конструкторы по теме 223, включая Павлова, Шашмурина, А.С. Шнейдмана (он отвечал за установку вооружения), возглавил группу Н.Л. Духов, заместитель главного конструктора. Судя по всему, с Ижорского Завода всё же были получены корпус и башня танка, последняя поначалу не фигурировала в переписке. Мотор В-2СН сняли с Т-220, ходовую часть поставили серийную. В начале июля 1941 года полусобранный танк погрузили на платформу и отправили в Челябинск вместе с документацией и группой конструкторов.

КВ-3 всё еще был в планах на конец 1941 года. На тот момент для него планировался 1000-сильный мотор В-2 с наддувом.
КВ-3 всё еще был в планах на конец 1941 года. На тот момент для него планировался 1000-сильный мотор В-2 с наддувом.
КВ-3 всё еще был в планах на конец 1941 года. На тот момент для него планировался 1000-сильный мотор В-2 с наддувом.

В Челябинске действительно начались работы по возможной подготовке к производству КВ-3. Впрочем, тут же пришлось вносить в проект изменения, связанные с особенностью производства. Например, на заводе № 78 им. Серго Орджоникидзе, который обеспечивал ЧТЗ корпусами, необходимых штампов не имелось. По этой причине башню пришлось проектировать заново, уже сварной конструкции. Тем не менее, все работы по КВ-3, а также альтернативным вариантам трансмиссии оставались в силе. В августе-сентябре 1941 года шла бурная переписка по данному вопросу. Кроме того, в сентябре 1941 года была разработана спаренная установка 45-мм танковой пушки и ЗИС-6. Данная работа известна как ЗИС-6А, хотя ее некоторые исследователи записали как орудие для КВ-7. Это не соответствует действительности. На самом деле ЗИС-6А создали для КВ-3, таким образом пытались реализовать идею сделать из танка некое подобие почившего в бозе КВ-4. Впрочем, осенью 1941 года стало уже совсем не до КВ-3. ЧТЗ, переименованный в ЧКЗ, стал резко наращивать выпуск КВ-1. Вместе с тем, тема КВ-3 всё еще витала в воздухе вплоть до начала 1942 года.

В случае запуска в серию КВ-3 такие бы картинки являлись частым явлением.
В случае запуска в серию КВ-3 такие бы картинки являлись частым явлением.
В случае запуска в серию КВ-3 такие бы картинки являлись частым явлением.

Окончательно от КВ-3 отказались после того, как выяснилось, что даже КВ-1 нуждается в облегчении конструкции. Впрочем, тему реально похоронили явно раньше. Стало очевидно, что в текущей ситуации эту машину всё равно не построить даже как опытный образец. Тут можно только высказать сожаление, что даже опытный образец не достроили. Нет, не потому, что он бы мог показать какие-то выдающиеся результаты. Скорее он был нужен как предостережение. Попытка создать 68-тонного мастодонта вместо КВ-1 привела бы к вполне ожидаемому результату. Если уж Т-220 ездил столь печально, можно представить уровень надежности еще более тяжелого танка. Вполне возможно, что наверху поняли бессмысленность таких монстров раньше и не стали бы доводить дело до ИС-7. Увы, до испытаний КВ-3 дело не дошло, так что в конце 1943 года началась новая эпопея с выращиванием бронемастодонта. Будете смеяться - снова с боевой массой 55 тонн, прямо как СМК и Т-220. Правда, на сей раз противники были совсем не бумажные, а самые настоящие.

Список источников:

ЦАМО РФ

РГАЭ

ЦГА СПб

Архив ЧТЗ

Другие статьи по советским тяжелым танкам:

Проект многоцелевой инженерной машины 212 (С.Т.), которая должна была использоваться в качестве тяжелого танкового эвакуатора

История создания 76-мм танковой пушки ЗИС-5 для танка КВ-1

История тяжелого танка Т-150, чья улучшенная версия должна была пойти в серию как КВ-3

История опытного тяжелого танка Т-220 (КВ-220), которому довелось поучаствовать в боях за Ленинград

ЗИС-6 и другие танковые пушки калибра 100-107 мм, которые разрабатывались в 1941 году для тяжелых танков КВ

Проект тяжелого танка Т-44, который нередко обозначается как А-44

История появления 122-мм танкового орудия У-11, созданного осенью 1941 года по распоряжению Ж.Я. Котина

История появления незапланированного варианта "скоростного" танка КВ-1с с корпусом тяжелого танка КВ-1

Разработка силами Центрального Артиллерийского КБ измененной башни КВ-1с для установки 85-мм орудия С-31

К 78-летию начала испытаний КВ-13

История появления двухскатной лобовой детали корпуса (щучьего носа) и всё, что с ней связано