Арийские танки-агрессоры

1,7k full reads
3,2k story viewsUnique page visitors
1,7k read the story to the endThat's 53% of the total page views
8,5 minutes — average reading time

Немецкие колесно-гусеничные танки: как они создавались и почему немецкого БТ не получилось

Благодаря творчеству одного автора, который прикрылся фамилией известного русского военачальника, в околоисторической литературе появилась масса заблуждений, которые продолжают активно разносить. Как говаривал доктор Геббельс, чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее верят. Вот и в творчество господина Резуна продолжают верить, до сих пор тучные стада его поклонников бороздят просторы интернета и пытаются штурмовать книжные полки. Впрочем, уже сейчас настали другие времена, доступной информации, прежде всего архивной, стало куда больше, и рассказами про секретные документы будоражить умы куда сложнее. Тем не менее, некоторые мифы всё еще живы, и их продолжают, с завидной периодичностью, подбрасывать в публикации и комментарии.

Räder-Raupen Kampfwagen m/28, он же "Танк Г.Х.Х." на ТЕКО, конец 1930 года. Образец №4, единственный, получивший броню, вооружение и башню.
Räder-Raupen Kampfwagen m/28, он же "Танк Г.Х.Х." на ТЕКО, конец 1930 года. Образец №4, единственный, получивший броню, вооружение и башню.
Räder-Raupen Kampfwagen m/28, он же "Танк Г.Х.Х." на ТЕКО, конец 1930 года. Образец №4, единственный, получивший броню, вооружение и башню.

Касается это и истории бронетанковой техники. Самым известным таким мифом является "танк-агрессор", таким прозвищем Резун-Суворов наградил советские колесно-гусеничные танки БТ. Согласно теории, это был специальный автострадный танк, который должен был стремительно продвигаться по европейским автобанам, инфернально хохоча и захватывая одну страну за другой, навязывая диктатуру пролетариата. То, что уже БТ-7 "колесным" был весьма местами, поскольку ресурс бандажей опорных катков на колесном ходу оказался не очень высоким, не беда. Как и то, что самым массовым советским танком межвоенного периода был не БТ, а Т-26. Главное - посильнее набросить на вентилятор. Гораздо смешнее слушать другое. Что именно Советский Союз чуть ли не единственным являлся производителем танков-агрессоров. А вот немцы якобы нет. На самом деле это слегка так попытка выдать желаемое за действительное. Правда жизни в том, что только Советский Союз смог сделать реально массовый колесно-гусеничный танк, а вот немцы этого сделать так и не смогли. Про всё это и оговорим в традиционно большом пятничном материале.

"Все делали это"

Прежде чем поговорить о немцах, стоит рассказать, почему вообще появились колесно-гусеничные танки. Причина их появления прозаична. Дело в том, что самые первые танки были медленными, очень медленными. Скорость их передвижения не превышала 10 км/ч. Что еще хуже, ресурс ходовой части, прежде всего гусеничных лент, был невелик. Он составлял от 200 до 250 километров. По этой причине танки доставляли до поля боя либо на тягачах, либо по железной дороге. Про длительные марши и говорить не приходилось, тот самый мобильный конный воин, с которым сравнил танк Резун, спокойно обставил бы стальное чудовище. Подобная ситуация и породила мысли о том, как бы сделать танк быстрее. Просто повышением мощности мотора это было не решить, ходовая часть первых танков была не особо совершенной.

KH-50, созданный для чехословацкой армии группой конструкторов под руководством Йозефа Фольмера. Однозначное доказательство агрессивности чехословацкого режима Масарика, который хотел навязать соседям культуру тёмного пива с кнедликами.
KH-50, созданный для чехословацкой армии группой конструкторов под руководством Йозефа Фольмера. Однозначное доказательство агрессивности чехословацкого режима Масарика, который хотел навязать соседям культуру тёмного пива с кнедликами.
KH-50, созданный для чехословацкой армии группой конструкторов под руководством Йозефа Фольмера. Однозначное доказательство агрессивности чехословацкого режима Масарика, который хотел навязать соседям культуру тёмного пива с кнедликами.

Первым решил эту проблему Джон Уолтер Кристи, американский изобретатель, который создавал сначала гоночные машины, потом мотоблоки, а затем перешел на боевые машины. Ему пришла в голову гениальная мысль: сделать САУ колесной, при необходимости на колеса большого диаметра надевались гусеничные ленты. Собственно говоря, первой колесно-гусеничной боевой машиной стал не танк, а самоходная артиллерийская установка. Christie Motor Carriage for 8-inch Howitzer, первый такой образец, имел скорость, которая для танков и тем более САУ того периода выглядела безумной. 26 км/ч на колесном ходу. Последующие конструкции имели скорость на колесах уже 30 км/ч, при этом нельзя сказать, что Кристи использовал какие-то супер-мощные моторы. Американские военные оказались довольны данной разработкой, и если бы не окончание Первой мировой войны, Кристи мог получить заказ на крупную серию этих боевых машин. Но этого не случилось, финансирование американским военным урезали, а появившийся в 1921 году средний танк Christie M1919 оказался откровенно неудачным.

Первый серийный образец серийного колесно-гусеничного танка - танкетка Saint-Chamond. Вероятно, тоже образец агрессивности.
Первый серийный образец серийного колесно-гусеничного танка - танкетка Saint-Chamond. Вероятно, тоже образец агрессивности.
Первый серийный образец серийного колесно-гусеничного танка - танкетка Saint-Chamond. Вероятно, тоже образец агрессивности.

Казалось бы, идея Кристи выглядела наиболее удачной. Не требовалось каких-то дополнительных движителей, при относительно слабом моторе (120 лошадиных сил на 20 тонн боевой массы - это очень скромно даже по меркам Первой мировой войны) достигалась приличная скорость. Но... как не удивительно, но систему Кристи долгое время и не пытались скопировать. И дело тут не в патентах, а в общем мнении, что колесно-гусеничный танк должен выглядеть иначе. Многих отпугнуло то, что при езде на колесном ходу гусеничные ленты размещались на крыльях танка, а процесс перехода с гусениц на колеса занимал около часа. Почему-то многим казалось, что можно решить проблему более простым способом. Хотя если посмотреть на методы, которыми это пытались решить, ничего, кроме громкого смеха, это не вызывает. Больше всего этот процесс напоминал "назло маме отморожу уши".

Автострадная танкетка Carden-Loyd, вполне себе серийный образец.
Автострадная танкетка Carden-Loyd, вполне себе серийный образец.
Автострадная танкетка Carden-Loyd, вполне себе серийный образец.

В отличие от Кристи, который изначально делал колесно-гусеничными самоходные артиллерийские установки, другие стали делать таковыми танки и танкетки. Причем в данном случае имелось сразу несколько причин для создания колесно-гусеничного привода. Во-первых, это повышение скорости, причем повышение значительное - в 1,5-2 раза. Во-вторых, такому танку не требовался тягач, ведь на колесах у него ресурс ходовой части вырастал в разы (по крайней мере, так казалось). В-третьих, использование колесного хода потенциально позволяло существенно улучшить тактическую маневренность. Другое дело, что все эти попытки, так или иначе, были похожи друг на друга и сводились к дополнительному колесному движителю. Разница заключалась к том, как он был реализован. Одни, как Йозеф Фольмер, предлагали колесный ход устанавливать при помощи нехитрых средств, при этом тратилось едва ли не больше времени, нежели у системы Кристи. Более распространенной идеей являлся опускаемый колесный ход. Кто-то его опускал при помощи хитроумного привода, кто-то на домкратах, кто-то еще другими хитрыми средствами. Так или иначе, но всё это получалось сложнее, нежели чем у Кристи. Тем не менее, пытливые умы не сдавались. Подобные конструкции создавались и в 20-е, и в 30-е годы.

Самыми большими агрессорами в Европе, безусловно, были австрийцы. Самый массовый образец колесно-гусеничной машины был у них.
Самыми большими агрессорами в Европе, безусловно, были австрийцы. Самый массовый образец колесно-гусеничной машины был у них.
Самыми большими агрессорами в Европе, безусловно, были австрийцы. Самый массовый образец колесно-гусеничной машины был у них.

А теперь вынужден разочаровать адептов теории "танка-агрессора", который якобы прижился только в Советском Союзе. За счет агрессивно-автострадных планов последнего. Так вот, колесно-гусеничными танками в 20-е годы занимался целый ряд стран. Немцев обсудим отдельно, давайте про других поговорим. Во Франции была вполне себе серийная танкетка Saint-Chamond, причем на ее базе предполагалась и САУ. Но там изначально машина была, скажем так, странная, посему и дальше работы не пошли. Далее, англичане. Там прорабатывалась целая серия колесно-гусеничных танков, причем комиссия Халепского, когда собиралась в зарубежный тур, и про эти машины знала. А еще колесно-гусеничными, на определенном этапе, были и танкетки Carden-Loyd, причем была даже малая серия этих машин. Другой вопрос, что Джон Карден и Вивиан Лойд, повозившись с данной конструкцией, пришли к выводу - игра не стоит свеч. Проще было сделать чисто гусеничную танкетку и прицеп для нее. Но, исходя из логики Резуна сотоварищи, англичане еще те агрессоры. А еще есть такая страшная страна-агрессор, как Австрия. Слышали же о таком агрессоре, мечтавшем о мировом господстве штруделей, Моцарта и шницеля? Нет? А вот зря! Коварные планы строились еще при Фрице Хейгле, который проектировал колесно-гусеничный танк для шведов. А расцвет колесно-гусеничных австрийских машин пришелся на 30-е годы. Более 300 колесно-гусеничных транспортеров Steyr ADMK, боевые машины Saurer семейства RK, часть из которых стала серийная. А еще была Чехословакия, где пытались сделать колесно-гусеничные танки, но ничего путного не получилось. Это мы еще того же Штраусслера упускаем из вида, а ведь он много кому предлагал свои колесно-гусеничные танки.

Не все знают, что к началу типовой американский средний танк был колесно-гусеничным. То есть автострадным агрессором.
Не все знают, что к началу типовой американский средний танк был колесно-гусеничным. То есть автострадным агрессором.
Не все знают, что к началу типовой американский средний танк был колесно-гусеничным. То есть автострадным агрессором.

В подавляющем большинстве стран колесно-гусеничные танки не прижились, но, прежде всего, по причине откровенно неудачной конструкции. Как показала практика, только система Кристи, которую многие так упорно игнорировали, получилась реально удачной. Что характерно, и американцы воспользовались таки опытом Кристи, причем речь идет совсем не о его танке. Взяв за основу общую концепцию, под руководством Гладеона Барнса был создан Convertible Medium Tank T4. Про него как-то адепты танка-агрессора забывают, а ведь это первый американский средний танк, выпущенной серией более чем 10 машин. Построили бы и больше, но по чисто экономическим причинам крупной серии не состоялось. А так вообще самым массовым американским средним танком на 1939 год был колесно-гусеничный аппарат. Ну и самое главное. К концу 30-х годов колесно-гусеничный привод себя уже изжил, тот же Кристи от него отказался к 1936 году. При этом "гоночные" танки со скоростями на уровне танков Кристи у американцев были вполне массовыми. Да и англичане получили свой БТ, уже чисто гусеничный. Причем крейсерские танки создавались как раз под теорию глубокого прорыва вглубь вражеской территории, то есть как раз то, чем так пугал Резун своих читателей.

"Хотели, но не смогли"

Ну а теперь самое время поговорить про немцев. После окончания Первой мировой войны Германии, согласно Версальскому договору, было запрещено разрабатывать и производить танки. Между тем, они этим занимались практически с самого начала действия запрета. Первым делом были реализованы 10 танков LK-II, которые частично построили в Германии для Швеции (непосредственно в Швеции шла сборка). Еще несколько готовых танков того же типа продали Венгрии. А дальше начались работы по разработке совершенно новых танков. И вот ведь что удивительно - самым же первым таким танком была машина с колесно-гусеничной схемой. Разрабатывал ее ни кто-нибудь, а Йозеф Фольмер, главный немецкий специалист по танкам в годы Первой мировой войны. Обычно Фольмера связывают с Чехословакией, именно там был реализован проект Kolohusenka. Но на самом деле предприимчивый Фольмер и Hanomag искали клиентов и в других странах. Базировался данный танк на шасси трактора Hanomag Z WD-50, а его много куда предлагали. И одновременно предлагалась и боевая машина на той же базе. Иначе не объяснить, каким образом в Технической отделе ГУВП появились эскизы танка, один в один напоминающего KH-50. То, что советская сторона с Фольмером сотрудничала, известно хорошо, эти контакты продолжались до начала 30-х годов.

Такой колесный танк предлагался Советскому Союзу в 1924 году Йозефом Фольмером. Кстати говоря, ему что-то даже заказывали.
Такой колесный танк предлагался Советскому Союзу в 1924 году Йозефом Фольмером. Кстати говоря, ему что-то даже заказывали.
Такой колесный танк предлагался Советскому Союзу в 1924 году Йозефом Фольмером. Кстати говоря, ему что-то даже заказывали.

Фольмер, впрочем, действовал больше в расчете на зарубежных клиентов. Совсем другая ситуация, по крайней мере на первых порах, была с другим танком. Официально он не входил в официальный пул разработок для немецкой армии, но только потому, что его не курировал 6-й отдел Департамента Вооружений. Зато эту разработку курировали в In 6 (Inspekteur für Heeresmotorisierung, Инспекция моторизованных войск), больше того, именно это ведомство и стало инициатором разработки данной машины. Можно сказать, что крестным отцом танка стал майор Людвиг риттер фон Радльмайер, который отвечал в In 6 за вопросы моторизации. На всякий пожарный, будущий генерал-лейтенант являлся одним из главных идеологов создания независимых танковых войск (это то, что потом приписывали Гудериану, хотя основная часть работы была сделана совсем не им).

Колесно-гусеничный трактор Schwäbische Hüttenwerke, дебютная работа Отто Меркера. Он стал отправной точкой при создании Räder-Raupen Kampfwagen m/28, настоящего немецкого "танка-агрессора".
Колесно-гусеничный трактор Schwäbische Hüttenwerke, дебютная работа Отто Меркера. Он стал отправной точкой при создании Räder-Raupen Kampfwagen m/28, настоящего немецкого "танка-агрессора".
Колесно-гусеничный трактор Schwäbische Hüttenwerke, дебютная работа Отто Меркера. Он стал отправной точкой при создании Räder-Raupen Kampfwagen m/28, настоящего немецкого "танка-агрессора".

Отравной точкой для создания немецкого "автострадного агрессора" стал опытный образец трактора Schwäbische Hüttenwerke GmbH, созданный молодым инженером Отто Меркером. Тот разработал конструкцию, которая имела колесно-гусеничный ход. В принципе, ничего особенного: колесный ход располагался с внешней стороны машины, такое решение было весьма распространенным. Изюминкой разработки Меркера было то, что время перехода на колесный ход существенно сократилось. 16-сильный трактор создавался как чисто мирный образец, предназначенный для фермеров. На колесах такой трактор тратил гораздо меньше топлива, а на гусеницах имел гораздо лучшую проходимость. Вместе с тем, данный трактор, который произвел большое впечатление на выставке Немецкого сельскохозяйственного общества (DLG) в Дортмунде, заинтересовал и фон Радльмайера. При должном развитии идея Меркера превращалась в тягач, а колесно-гусеничную тему In 6 в 20-е годы продвигала весьма агрессивно. Про это сейчас благополучно забыли, а ведь прямыми предшественниками полугусов Книпкампа были колесно-гусеничные тягачи.

Шасси Räder-Raupen Kampfwagen m/28, если что, это вид спереди-слева. Такие шасси получили машины с номерами 31-33.
Шасси Räder-Raupen Kampfwagen m/28, если что, это вид спереди-слева. Такие шасси получили машины с номерами 31-33.
Шасси Räder-Raupen Kampfwagen m/28, если что, это вид спереди-слева. Такие шасси получили машины с номерами 31-33.

Под патронажем In 6 Меркер начал дорабатывать колесно-гусеничный ход и в 1927 году разработал гораздо более совершенную конструкцию. Ее изюминкой стало то, что колесный ход опускался и поднимался за считанные минуты, при этом не требовалось выходить из машины. Трактор как-то очень быстро превратился в совсем другую машину. Создавалась она Меркером уже в другом месте - на заводе Maschinenfabrik Eßlingen AG из Эслингене. Это уже был не маленький заводик, а вполне крупное промышленное предприятие, входившее в группу GHH (Gutehoffnungshütte, Aktienverein für Bergbau und Hüttenbetrieb). В GHH входило и такое предприятие, как MAN. Кроме того, GHH имел и зарубежный актив - шведский завод AB Landverk. Поэтому разработка Меркера и известна как Landsverk L-5. Никого не смущало, что у шведского производителя из Ландскроны, который занимался выпуском портовых кранов, сельскохозяйственной техники и вагонов, в самом начале 30-х годов вдруг появилась совсем другая продукция. А именно танки, броневики и прочие военные разработки. С чисто шведскими моторами Maybach и Büssing-NAG, коробками передач ZF, оптикой Zeiss, и коренным шведом Отто Меркером как главным конструктором. Ну вы поняли. Впрочем, это всё будет немного потом.

Это же шасси сзади. Простотой оно явно не выделялось.
Это же шасси сзади. Простотой оно явно не выделялось.
Это же шасси сзади. Простотой оно явно не выделялось.

На самом деле та машина, которая позже получила обозначение Landsverk L-5, была разработана Меркером в 1927-28 годах и носила обозначение Räder-Raupen Kampfwagen m/28 (колесно-гусеничная боевая машина обр.1928 года). Ни про какую Швецию и речи не шло, данная машина была полностью разработана Maschinenfabrik Eßlingen AG, а первые четыре образца построены в Эслингене (кстати, до Бёблингена, где находилась Schwäbische Hüttenwerke GmbH, оттуда рукой подать). Да и то, судя по всему, на Landsverk два образца просто закончили, ибо шасси тоже построили в Эслингене (одно из них тестировалось шведской комиссией). В 1929 году было изготовлено четыре образца шасси данной машины, причем изначально это были именно шасси, а не танки. Они получили номера 31-34. Еще два шасси были построены позже. Для понимания, насколько эти машины были "не официальными", стоит упомянуть других носителей номеров. Номера 37 и 38 получили легкие танки Leichttraktor Krupp, а номера 39 и 40 - Leichttraktor Rheinmetall. Поэтому у кричащих "вы не понимаете, это другое" есть отличный повод помолчать. Детище Отто Меркера вполне себе рассматривалось как альтернативный вариант легкого танка, просто оно, как уже было написано выше, проходило мимо 6-го отдела Департамента Вооружений. А посему и как-то дальше выпало из истории немецкой бронетанковой техники.

Еще три машины (танк №34 и два Landsverk L-5) получили шасси с мотором NAG 14/70 PS Typ D7. Этот вариант легко определить по двум радиаторам.
Еще три машины (танк №34 и два Landsverk L-5) получили шасси с мотором NAG 14/70 PS Typ D7. Этот вариант легко определить по двум радиаторам.
Еще три машины (танк №34 и два Landsverk L-5) получили шасси с мотором NAG 14/70 PS Typ D7. Этот вариант легко определить по двум радиаторам.

Подобно разработкам Йозефа Фольмера, в шасси Räder-Raupen Kampfwagen m/28 легко угадывалось тракторное прошлое. Это вполне логично, ведь Меркер продолжал развивать концепцию своего трактора, да и в то время шасси, похожие на тракторные, являлись для танков вполне типовым явлением. От опытного трактора Schwäbische Hüttenwerke 16 PS новинка унаследовала концепцию с узкими гусеничными лентами. Это сразу вызывало вопросы относительно возможностей танка на мягких грунтах. Тем не менее, Меркер весьма оптимистично смотрел на характеристики своей боевой машины. На ней устанавливался 50-сильный 6-цилиндровый двигатель Benz M182206 от легкового автомобиля Benz 16/50 PS. По совпадению, штаб-квартира Daimler-Benz, куда в 1926 году вошла Benz, располагается в Штутгарте, практически там же, где и Maschinenfabrik Eßlingen AG. С этим мотором ожидалась скорость на гусеничном ходу до 26 км/ч. С учетом массы шасси 5,3 тонны, теоретически на подобное вполне можно было рассчитывать.

Именно это шасси в декабре 1930 года тестировала шведская комиссия в составе капитана Йёста Братта и капитана Нильса аф Силлена.
Именно это шасси в декабре 1930 года тестировала шведская комиссия в составе капитана Йёста Братта и капитана Нильса аф Силлена.
Именно это шасси в декабре 1930 года тестировала шведская комиссия в составе капитана Йёста Братта и капитана Нильса аф Силлена.

Меркер весьма оригинально подошел к концепции шасси своей боевой машины. Для начала, тот самый опускаемый колесный ход, с цепным приводом на задние колеса. Опускался он примерно за минуту, при этом ожидаемая скорость на колесах достигала 46 км/ч. Также у танкового шасси было два поста управления, подобное практиковали на бронемашинах, но для танка это очень большая редкость. Кроме того, шасси имело те же проблемы, что и KH-50 - крайне скромную ширину, это сильно повлияло на компоновку агрегатов. Мотор разместили впереди, со смещением влево, а передний пост управления оказался справа. Коробка передач имела 8 скоростей вперед и столько же назад. Конструкция, мягко говоря, необычная, кроме того, без "скорлупы" она была похоже на что угодно, кроме как на танк. Посему испытания Räder-Raupen Kampfwagen m/28 проходили относительно спокойно - прямо в окрестностях Эслингена. Для сравнения, остальные боевые машины, которые немцы разрабатывали в тот момент, тестировались в Меппене, вдали от посторонних глаз.

Landsverk L-5 вместе со "скорлупой". Вооружение, впрочем, получил только танк №34 под Казанью.
Landsverk L-5 вместе со "скорлупой". Вооружение, впрочем, получил только танк №34 под Казанью.
Landsverk L-5 вместе со "скорлупой". Вооружение, впрочем, получил только танк №34 под Казанью.

Самое интересное, впрочем, происходило гораздо восточнее Эслингена. Как известно, с 1929 года под Казанью начали работу ТЕКО (Технические Курсы Осоавиахима). Немцы называли это место полигоном Kama. Так вот, в августе 1929 года здесь появился первый из Räder-Raupen Kampfwagen m/28, который в советской переписке имел обозначение "танк Г.Х.Х.". Постепенно сюда отправилось четыре машины, построенные в Эслингене. Пробные испытания танка (точнее, пока шасси) прошли 22 августа 1929 года. На них танк развил скорость 25 км/ч с использованием гусеничного привода, и 35 км/ч с использованием колесного хода. Впрочем, уже на этом этапе испытатели пожаловались на тяжелое управление. А ведь танк еще не получил ни бронекорпуса, ни башни. Неудобной признали расположение рулевого колеса, кроме того, от стоящего рядом двигателя исходил жар. Периодически отказывали тормоза. Вместе с тем, работа механизма перехода на колесный ход работала надежно, а эластичность подвески оказалась вполне удовлетворительной (с учетом того, что пока на шасси не навесили почти 3 тонны лишней массы). В целом же машина произвела не самое лучшее впечатление, ожидалось, что после установки брони танк будет еще хуже управляться, а мотор перегреваться.

Как можно заметить, башня технологичностью не отличалась.
Как можно заметить, башня технологичностью не отличалась.
Как можно заметить, башня технологичностью не отличалась.

Установка броневых корпусов и башен, а также вооружения, произошла в 1930 году. К тому момент на ТЕКО прибыло уже 4 машины, причем четвертая имела отличия. На шасси установили более мощный мотор NAG 14/70 PS Typ D7 объемом 3,6 литров и мощностью 70 лошадиных сил. Также было установлено два радиатора. Подобные изменения выглядели вполне ожидаемыми: при установке бронекорпуса, башни и вооружения 50-сильного мотора попросту не хватило бы для нормальной езды. Кстати говоря, оба выпущенных Landsverk L-5 имели ту же конфигурацию, что и танк №34. К слову, именно эта машина имела самый большой километраж среди "танков Г.Х.Х.". К 1 сентября 1930 года она прошла 380 километров, это больше, чем у любого из "легких тракторов". Последней из Räder-Raupen Kampfwagen m/28 прибыла машина №32. На эти танки ставились бронекорпуса, а на машина №34 перебрали мотор.

При такой конструкции корпуса и башне даже не особо выдающееся шасси не было главной причиной отказа немецких военных от каких-то серьёзных испытаний.
При такой конструкции корпуса и башне даже не особо выдающееся шасси не было главной причиной отказа немецких военных от каких-то серьёзных испытаний.
При такой конструкции корпуса и башне даже не особо выдающееся шасси не было главной причиной отказа немецких военных от каких-то серьёзных испытаний.

В финальном виде танк имел корпус и башню, собранные на заклепках и рейках. На фоне других "тракторов", которые имели сварные корпуса и башни, машина выглядела откровенно старомодно. Но при этом некоторые решения выглядели крайне оригинально. Особенно это касалось башни, имевшей очень необычную форму. Отчасти ее форму диктовало вооружение - 37-мм автоматическая пушка Maxim Flak M14. Это по сути "раскормленный" пулемет". Двухместная башня имела командирскую башенку, которую использовал командир (он же заряжающий). А вот размещение механиков-водителей выглядело крайне спорным. И было явно тесно, особенно это касалось заднего поста управления. Как дополнительным издевательством выглядела установка в кормовой части пулемета Solothurn S2-200, он же Söda-MG. Никаких намеков на радиостанцию даже не наблюдалось. В общем, машина странная во всех смыслах.

Особенно "весело" было второму механик-водителю.
Особенно "весело" было второму механик-водителю.
Особенно "весело" было второму механик-водителю.

Единственным танком, который получил полный комплект вооружения, оказалась машина №34, случилось это в 1930 году. Правда, даже с полноценными испытаниями этой машины случилась незадача. Установка более мощного мотора помогла лишь отчасти. Все танки пришлось переделывать, поскольку размеры моторного отделения оказались недостаточными. Оснащенные моторам Benz машины пришлось и вовсе разбронировать, ибо они перегревались. Танк №34 было решено использовать для обучения стрельбой, а остальные для езды. Реальная скорость машины на гусеницах не превышала 20 км/ч, а средняя скорость - 14,5 км/ч. После таких результатов немецкие военные попросту махнули на Räder-Raupen Kampfwagen m/28 рукой. Стало ясно, что подобная система не имеет перспектив. Но - на детище Меркера обратили внимание шведские военные. Собственно говоря, Maschinenfabrik Eßlingen AG продолжала развивать конструкцию, и если немецкие военные на модернизированный танк уже не обращали внимание, то шведы согласились. У них, впрочем, особых вариантов и не имелось. При этом одновременно был заказан и чисто гусеничный вариант танка, который оказался более удачным.

Колесно-гусеничный танк, автор идеи - Георг Хагеллох, ведущий инженер Krupp, сентябрь 1935 года.
Колесно-гусеничный танк, автор идеи - Георг Хагеллох, ведущий инженер Krupp, сентябрь 1935 года.
Колесно-гусеничный танк, автор идеи - Георг Хагеллох, ведущий инженер Krupp, сентябрь 1935 года.

О том, что Räder-Raupen Kampfwagen m/28 изначально делался для Рейхсвера, Отто Меркер в своих публикациях скромно умолчал. Посему в "справочнике Хейгля" за 1935 год, который реально делали другие люди (Меркер был в их числе) никакого Räder-Raupen Kampfwagen m/28 не было. Зато упоминался Landsverk L-5. Одним словом, колесно-гусеничные танки у немцев были, но они в них попросту не смогли. Но вот что интересно - работы по колесно-гусеничной теме продолжались. Георг Хагеллох, ведущий конструктор Krupp, в середине 30-х годов разработал колесный ход для танка, причем опускался он при помощи домкратов. Идею реализовывать не стали, но она красноречиво говорит о том, что опыты по "танкам-агрессорам" никуда не делись. Ну а далее началась эпоха "гоночных танков" Генриха Книпкампа. Чисто гусеничных, но сама идея очень похожа на ту самую "астострадную" концепцию. Скорость в 70 км/ч как бы намекает.

Немецкий танк-агрессор родом из 80-х.
Немецкий танк-агрессор родом из 80-х.
Немецкий танк-агрессор родом из 80-х.

Напоследок стоит упомянуть еще один интересный факт. Многие же знают, что история часто ходит по спирали. Вот и немцы, уже после войны, как минимум раз возвращались к автострадным танкам. В 1983 году инженер Эрих Дросен, работавший на Krauss-Maffei, запатентовал "тележку" для танка. Танк на нее заезжал, подсоединялся привод от ведущего колеса - всё, сам себе танковоз. Что-то похожее поляки делали в 30-е годы для танкетки TK-S.

Источники:

US NARA

РГВА

ЦГА СПб

Tigig svensk pansarutveckling, Christer Baadstöe, PANSAR 2-2014, 3-2014, 4-2014

flughafenbb.com

Другие статьи по немецким легким танкам:

История создания немецкого легкого танка Leichttraktor Krupp

Schulfahrzeug и Umsetz-Fahrzeug

Pz.Kpfw.I Ausf.A в Китае

История немецких легких танков Pz.Kpfw.II Ausf.D

Экранировка для Pz.Kpfw.II

Танки-штурмовики для генерала фон Браухича