11 552 subscribers

Бронетанковые лебедь, рак и две щуки

3k full reads
5,7k story viewsUnique page visitors
3k read the story to the endThat's 53% of the total page views
5 minutes — average reading time

Начало работ по программе Char B, которое превратилось в конкуренцию без победителя

Так исторически сложилось, что англичане, создавшие первый серийный танк, разработали машину тяжелого класса. Вообще-то там планировался куда более более тяжелый монстр, но по итогам удалось как-то вписаться в 28 тонн. Конечно, крупные габариты "ромбов" позволяли поставить внушительную батарею пушечно-пулеметного вооружения, но при этом возникал ряд проблем другого характера. Во-первых, объемы производства таких танков оказывались меньше, чем у менее крупных машин. 1000 Mark IV - это результат работы нескольких заводов, у французов 400 "Сен-Шамонов" сделал один завод. Как и 400 Schnedier CA 1. Во-вторых, народная примета "чем больше тело, тем громче оно падает" работала и тут. Броневая защита "Марков" была такая же, как и у других танков, а габариты слегка побольше. Наконец, большая масса накладывала массу ограничений, касающихся и средств доставки, и средств эвакуации. Поэтому решение французов делать сначала Schneider CA 1 было вполне понятным и правильным. Этот танк, выпускавшийся силами SOUMA, имел боевую массу чуть менее 15 тонн, 75-мм короткоствольное орудие, более подходящее для задач поддержки пехоты, нежели 6-фунтовые (57-мм) пушки, стоявшие на "ромбах". Да и такого частокола пулеметов, как у "ромбов", оказалось не особо надо. Перевозился данный танк на дальние расстояния при помощи тягачей, для чего имелись специальные прицепы. Тем самым обеспечивалась неплохая мобильность.

SRA (Schneider-Renault A) в ходе постройки, 1924 год.
SRA (Schneider-Renault A) в ходе постройки, 1924 год.
SRA (Schneider-Renault A) в ходе постройки, 1924 год.

Дебют Schneider CA 1, впрочем, оказался трагичным. 24 апреля 1917 года танки данного типа, как и Saint-Chamond, применили во время провального наступления под Берри-о-Бак. Из 132 танков французы потеряли 76, погиб командовавший наступательной группой майор Луи Боссю. Причиной таких потерь стали бездарные действия генерала Робера Нивеля, главнокомандующего французской армии. По сути он пустил танки на убой, за что поплатился должностью. 9 мая 1917 года новым главнокомандующим стал Филипп Петен, который, в отличие от Нивеля, прекрасно понимал ценность танков. Вместе с тем, тяжелые потери под Берри-о-Бак имели самые серьёзные последствия для французского танкостроения. Генерал Жан Батист Эжен Эстьен пересмотрел свои взгляды на то, каким должен быть основной французский танк. Проекты Schneider CA 3, которые прорабатывались весной 1917 года, так и не были реализованы, тем не менее, один из них стал катализатором развития новой концепции, которую Эстьен стал постепенно формировать в своей голове.

SRA, FCM 1921 и FAMH в ходе демонстрации, май 1924 года. Позади идет Renault NC-1.
SRA, FCM 1921 и FAMH в ходе демонстрации, май 1924 года. Позади идет Renault NC-1.
SRA, FCM 1921 и FAMH в ходе демонстрации, май 1924 года. Позади идет Renault NC-1.

Концепция новой системы танкового вооружения, которая сформировалась в 1920 году, не подразумевала наличия Renault FT. Вместо этой машины генерал Эстьен, генерал-инспектор по танкам, предлагал новый тип танка - Char B (Char de Bataille, то есть боевой танк). Данный танк здорово напоминал новое прочтение проектов Schneider 1917 года. Больше он напоминал не танк, а штурмовую САУ. Это было связано с тем, что таким образом экономилась масса на "не нужной" башни. Башня если и предполагалась, то чисто пулеметная, да и вообще, Char B вполне мог обойтись командирской башенкой. Боевая масса танка оценивалась в 13 тонн, что как раз оказалось очень близко к упомянутым проектам. Аналогично им, в лобовой части корпуса находилась 75-мм пушка типа Canon de 75 court Mle.1916 Schneider. Получался тот самый Char d'Assault, то есть штурмовая машина, являвшаяся средством поддержки пехоты. Предполагавшаяся легкая противоснарядная броня (она тогда составляла 25 мм) защищала танк от огня легких пехотных орудий. Самое интересное, что очень похожий танк создала в 1919 году Delaunay-Belleville, но с рядом оговорок. Сама концепция была похожей, но не исполнение. Танк Delaunay-Belleville являлся гипертрофированным Renaut FT, 75-мм пушку ставить оказалось некуда, а броневая защита осталась на уровне базового танка. Так что его появление оказалось полезным только как задание общего направления развития.

Полноценная работа по теме Char B началась в конце 1921 году, когда генерал Эстьен сформировал требования на машину и выдал на нее задание. Всего предполагалось построить 120 танков, причем задание распределялось по пяти фирмам. Помимо Delaunay-Belleville, в работу включались и другие производители танков. Ими были FAMH (Compagnie des Forges et Acieries de la Marine et d'Homecourt, ее танки обозначались как Saint-Chamond), FCM (Forges et chantiers de la Méditerranée, авторы самого большого из серийных танков - FCM 2C), Renault и Schneider (точнее, SOMUA). Общее пожелание было следующим: создать вместе оптимальную конструкцию, испытать и запустить в серию. Работы хватило бы для всех. Delaunay-Belleville, как самая маленькая, выпускала 10 танков, по 15 танков изготовляли FCM и FAMH, а самый большой объем, по 30 штук, оказывался на стороне SOMUA и Renault. С учетом снижения финансирования, вполне себе заказ. Но Эстьен явно не учел, что вести себя с производителями стоит крайне жестко, иначе согласия не будет. Именно это и получилось в случае с первой итерацией Char B.

FCM 1921 был больше похож на собранную в кучу детальки от FCM 2C.
FCM 1921 был больше похож на собранную в кучу детальки от FCM 2C.
FCM 1921 был больше похож на собранную в кучу детальки от FCM 2C.

Для начала, из конкурса вывалилась Delaunay-Belleville, для которой дальнейшее танкостроение так и задалось. А вот что дальше делали остальные участники, это вообще отдельная песня. Тактико-технические требования мало отличались от изначального Char B. Те же 13 тонн боевой массы, 25 мм брони в лобовой части и 20 мм по бортам, 75-мм короткоствольная пушка в лобовой части корпуса. Правда, оговаривался и вариант в виде 47-мм морской пушки Canon de 47 Mle.1902 M, имевшей начальную скорость 750 м/с. Пушка использовалась и как противотанковая, и как казематное орудие. Вместо смотровой башенки предполагалось всё же поставить полноценную башню, со спаркой пулеметов Hotchkiss. Удельная мощность предполагалась на уровне 8 л.с. на тонну, то есть хватало 105-сильного мотора. Экипаж должен был составлять 3 человека, из них один (командир) в пулеметной башне. В принципе, вполне адекватные требования, особенно если учитывать, что основной калибр находился в корпусе. Но в мае 1924 года выяснилось, что у Эстьена образовалась куча проблем. Вместо одного танка, созданного вместе, получилось четыре, а хоть какое-то подобие кооперации оказалось только у двух производителей.

Char B разработки FAMH. По мнению генерала Эстьена, этот  танк  был наиболее подходящим под его требования.
Char B разработки FAMH. По мнению генерала Эстьена, этот танк был наиболее подходящим под его требования.
Char B разработки FAMH. По мнению генерала Эстьена, этот танк был наиболее подходящим под его требования.

Троих из четырех разработчиков Char B явно покусали англичане. Точнее, их покусал Medium Tank Mk.D, детище майора Филипа Джонсона. В своей стране данный танк признание не получил, но его аналог выпиливали, под обозначением Medium Tank M1921, американцы. Ходовую же часть, характерной конструкции, позаимствовали и французы. Была она крайне чудаковатой: в качестве упругого элемента в ней использовался стальной трос, протянутый вдоль ходовой части. Что будет, если трос порвется, понятно. А еще на ходовой части Джонсона использовались характерные траки с деревянными подушками. В принципе, ходовая часть Филипа Джонсона обеспечивала неплохую подвижность, правда, деревянные башмаки имели обыкновение ломаться. Вот только зачем такая ходовая часть танку-штурмовику, не очень понятно. В боевую массу 13 тонн не вписался ни один из участников. Самым легким оказался танк FCM, который также известен под обозначением FCM 1921. Его масса составила 15,64 тонны, остальные не вписались сильнее. Вместо каната на FCM 1921 упругими элементами подвески являлись цепи Галля, более надежные. Впрочем, детище FCM оказалось не только самым легким, но и наименее перспективным. Создается впечатление, что на FCM собрали в кучу запчасти от FCM 2C, потрясли, получив в итоге некую конструкцию. Некоторые элементы (башня, конструкция ходовой части и корпуса) явно взяли с куда более тяжелого проекта. В результате длина танка составила 6,5 метров, во многом за это надо "благодарить" здоровенный ленивец, еще и вынесенный далеко вперед. Оснащенный 120-сильным мотором Panhard танк в требования по удельной мощности не вписался. Впрочем, скорости 17,5 км/ч вполне хватало. Как и требовалось, орудие торчало в лобовом листе откровенно неказистого корпуса, имея возможность по наводке как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости. Изюминкой трансмиссии стала коробка передач с боковой муфтой. Еще одной изюминкой стал запас хода в 175 км, но это за счет самого большого топливного бака (500 литров).

По факту танк FAMH получился крайне специфичным и едва ли не самым неудачным.
По факту танк FAMH получился крайне специфичным и едва ли не самым неудачным.
По факту танк FAMH получился крайне специфичным и едва ли не самым неудачным.

На танке FAMH, не имевшего никаких обозначений, использовалась только система траков Филипа Джонсона. Подвеску же сделали пневматической, одновременно сделали и пневматическую систему управления. FAMH хотели сделать как лучше, а вот получилось не очень. Вообще этот танк, который сам Эстьен назвал наиболее подходящим под его требования, получился не менее странным, нежели FCM 1921. Механик-водитель, пожалуй, здесь был самым несчастным членом экипажа. Его место вынесли в отдельную "рубку", да и обзор получился неплохим, но пневматическая система управления Jeanney требовала дополнительных усилий. А еще ему мешало орудие, торчавшее прямо посередине носовой части корпуса. С точки зрения артиллериста неплохо, да и наведение обеспечивалось в две плоскости. Вот только при определенных углах горизонтальной наводки механику-водителю было неудобно. Как и артиллеристу. Несмотря на то, что танк FAMH получился самым коротким (длина 5,2 метра), он получился тяжелее FCM 1921. Боевая масса составила 17 тонн, так что при том же 120-сильном моторе Panhard удельная мощность снизилась до 7,06 л.с. на тонну. За счет более совершенной ходовой части и других факторов танк был чуть быстрее (максимальная скорость составила 18 км/ч), но чудес не бывает. Расход топлива составлял неприличные 328 литра на 100 километров, и это при 320-литровом баке. Так что и машина FAMH оказалась далеко не фаворитом, несмотря на похвалу Эстьена.

SRA, он же Renault JZ, один из двух танков, которые делали по совместному проекту.
SRA, он же Renault JZ, один из двух танков, которые делали по совместному проекту.
SRA, он же Renault JZ, один из двух танков, которые делали по совместному проекту.

По большому счету, реальных фаворита было два. Оба не вписались в требования по массе, причем сильно (на 6 тонн), но при этом куда больше были похожи на необходимые танки. Речь идет о танках SRA (Schneider-Renault A) и SRB (Schneider-Renault B). По корпусам и башням они оказались унифицированными, этот вопрос был на стороне Renault. Установка вооружения, скорее всего, Эстьену не понравилась. Дело в том, что основной калибр (75 мм у SRA и 47 мм у SRB) максимально сместили вправо. По этой причине орудие имело наводку только в вертикальной плоскости. Вытянутый (6 метров в длину и 2,5 метра в ширину) корпус не способствовал чрезмерной маневренности огня. А ведь наводить орудие по горизонтали теперь можно было только поворотом корпуса. В этом отношении две фирмы пошли по разным направлениям. SRA (он же Renault JZ) оснащался сервоприводами управления, что упрощало работу механика-водителя. У SRB, который являлся детищем Schneider, стоял двойной дифференциал, сервоприводы управления, а главное, радиальный гидрообъёмный привод Naeder, позволявший точно наводить орудие в горизонтальной плоскости. Система не простая, но она того стоила.

Машина получилась самой низкой - высотой всего 2,26 метров.
Машина получилась самой низкой - высотой всего 2,26 метров.
Машина получилась самой низкой - высотой всего 2,26 метров.

Различия были и в ходовой части. На SRA стояла классическая рессорная подвеска с опорными катками, сблокированными в две развитые тележки. SRB имел немного более сложную подвеску, которую далее переделали в пневматическую. Renault выбрала гусеничные ленты по типу Medium Tank Mk.D, а Schneider оснастила свой танк классическими траками. Как показали дальнейшие события, идея Schneider была более верной. С точки зрения силовых установок машины оказались идентичными - 180 сильный двигатель Renault. Он позволил превзойти требования по удельной мощности, но при этом SRB оказался чуть быстрее - 18 км/ч против 17,5 км/ч. Зато SRA, за счет большего объема бака, был чуть более "дальнобойным" - 140 километров против 125.

75-мм орудие сильно сместили вправо. Наводиться оно могло только по вертикали.
75-мм орудие сильно сместили вправо. Наводиться оно могло только по вертикали.
75-мм орудие сильно сместили вправо. Наводиться оно могло только по вертикали.

Так или иначе, но именно эти машины выглядели фаворитами. Они получились наиболее проработанными с компоновочной точки зрения и имели высокую удельную мощность, да и наличие сервоприводов облегчало жизнь механику-водителю. Впрочем, на самом деле победителей в конкурсе не оказалось. Как показали испытания которые шли с 13 мая 1924 года по март 1925 года, ни одна из представленных конструкций не обеспечивала надежную работу.

SRB, пол итогам испытаний именно эта машина с 47-мм пушкой оказалась самой удачной. Но не без проблем.
SRB, пол итогам испытаний именно эта машина с 47-мм пушкой оказалась самой удачной. Но не без проблем.
SRB, пол итогам испытаний именно эта машина с 47-мм пушкой оказалась самой удачной. Но не без проблем.

Наиболее удачным выглядел SRB, но и к нему тоже имелся ряд вопросов, особенно что касалось системы Naeder. Тем не менее, именно эта система показала наилучшие результаты, приятно удивив точностью наводки. Так что вопросов по поводу невозможности наводить орудия по горизонтали более не возникало. Да и "классический" трак показал явные преимущества. В любом случае, ни один из танков победителем не признали. В марте 1925 года Эстьен подготовил новую спецификацию на Char B. Теперь строилось 3 опытных образца, причем в жесткой связке.

Испытания специального прицепа, в котором перевозилось запасное топливо и боеприпасы.
Испытания специального прицепа, в котором перевозилось запасное топливо и боеприпасы.
Испытания специального прицепа, в котором перевозилось запасное топливо и боеприпасы.

Осознав свою ошибку, генерал-инспектор назначил Renault главной во всём этом процессе. При этом Schneider "отвалилась", с учетом того, что именно ее образец был наилучшим, странное решение. Так вот, новая спецификация подрезумевала усиление броневой защиты до 35 мм, а также в экипаже появлялся радист. Средняя скорость движения поднималась до 15 км/ч, а боевая масса оценивалась в 19-22 тонны. В дальнейшем требования по броневой защите ужесточились, но это уже другая история. Стоит лишь отметить, что история Char B оказалась самой драматичной среди французских танков. Это был самый большой французский долгострой, а вместо среднего по массе танка в итоге получился тяжелый.

Список источников:

CAAPC

The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 1914–1940, Fran зois Vauvillier, Histoire & Collections, 2014

GBM 100, 107

Le Char B1, Pascal Danjou, TRACKSTORY №13, 2012

Другие статьи по французским средним и тяжелым танкам:

Опытный средний танк Delaunay-Belleville, созданный в 1919 году с использованием агрегатов Renault FT, а также другие предшественники Char B

Французский экспериментальный средний танк Char G1P, единственный из программы Char G, который дошел до стадии опытного образца