12 322 subscribers

Бронетанковый дебют Фердинанда Порше

1,1k full reads
3,4k story viewsUnique page visitors
1,1k read the story to the endThat's 34% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

Großtraktor Daimler Benz (Gr.Tr.DB.), первый танк, разработанный Фердинандом Порше

В годы Первой мировой войны немецкое танкостроение представляло собой довольно странную субстанцию. С одной стороны, у немцев имелись все возможности для создания танков, ничуть не уступающих по характеристикам английским и французским боевым машинам. С другой же стороны, на стороне заказчика творился натуральный дурдом. Такое впечатление, что немецкие военные сами не очень понимали, зачем вообще нужен танк. Шутка про железный капут не столь и далека от истины: вместо того, чтобы строить массовые модели танков, генералитет настаивал на образцах, которые производились в единичных экземплярах. И если с легкими танками немцы всё же даже почти успели получить первые серийные образцы удачного LK-II, то со средними боевыми машинами случился полный провал. Единственным построенным немецкий средний танком стал Treffaswagen, тот самый, что ближайший родственник шаротанка. Вторую же модель, Sturmpanzerwagen Oberschlesien, даже не успели построить. При этом данный танк был едва ли не самым удачным среди одноклассников. Вполне приличная удельная мощность (10 л.с. на тонну), основное вооружение во вращающейся башне, классическая компоновка. Но - слишком поздно.

Großtraktor Daimler Benz в ходе сборки, конец 1928 года.
Großtraktor Daimler Benz в ходе сборки, конец 1928 года.

После окончания Первой мировой войны Германии было запрещено заниматься танкостроением. В связи с этим Йозеф Фольмер, главный человек в программе немецкого танкостроения во время войны, нашел новую работу. Он стал развивать колесно-гусеничный танк, который, в итоге, приглянулся чехословацкой стороне. Ну а руководство Рейхсвера первые послевоенные годы анализировало происходящее в мире. Несмотря на то, что фактически Германия в войне проиграла, многие посчитали Компьенское Перемирие не точкой, а паузой. Уже к середине 20-х годов немецкая военная промышленность стала приходить в себя после спячки. Касалось это и танкостроения. Начинать пришлось с чистого листа, при этом немцы продолжали внимательно смотреть за тем, что творится во Франции и Англии, на тот момент центрах мирового танкостроения.

Ведущие колеса отказались откровенно неудачной конструкции. Как и сама концепция танка.
Ведущие колеса отказались откровенно неудачной конструкции. Как и сама концепция танка.

В мае 1925 года была подготовлена спецификация на первый немецкий танк, разработанный после Первой мировой войны. Он носил обозначение Armeewagen 20, и его внимательное изучение позволяло легко определить прародителей. По спецификации, боевая масса Armeewagen 20 составляла 16 тонн, максимальная скорость ожидалась на уровне 40 км/ч, а дальность хода достигала не менее 100 километров. А еще танк должен был уметь плавать. Это намекает на то, что немцы внимательно следили за разработкой Medium Mark D, не зная о провале его создания. Впрочем, немецкая машина выглядела более вменяемой. Длина танка составляла 6 метров, ширина достигала 2,6 метров, а авсота - 2,3 метра. Одним словом, не "трамвай". Вооружение же больше напоминало другой танк - FCM 2C. Подобно французской машине, Armeewagen 20 должен был иметь 2 башни, одна пулеметная, вторая орудийная. Изначально танк разрабатывали силами Krupp, но к марту 1927 года 6-й отдел Департамента Вооружений решил устроить конкурс. Второй танк того же типа разрабатывали на Rheinmetall, а третий - силами Daimler-Benz. Точнее, первый, поскольку с компанией подписали контракт 26 марта 1927 года, раньше всех. Главным конструктором A.W.20 на Daimler-Benz стал Фердинанд Порше, вместе с которым разработкой руководил Рудольф Мертц.

Видна частично собранная ходовая часть машины.
Видна частично собранная ходовая часть машины.

Непосредственно Daimler-Benz работала над шасси. Общая концепция машины, вооружение и башни изначально являлись детищами Krupp, создавались они под надзором 6-го отдела Департамента Вооружений. Это был первый танк, который создавался с участием Генриха Книпкампа, с его именем позже будет связано подавляющее большинство немецких танков. Порше и Метц далее занимались тем, что на базе концептуальных решений Krupp и Книпкампа создавали собственное шасси, причем оно изначально предполагалось непростым. Требование обеспечить танку плавучесть привело к тому, что корпус был достаточно крупным, хотя всё относительно. Например, Medium Tank Mk.I, который плавать не собирался, получился значительно выше. Если уж начистоту, то среди средних танков 20-х годов Armeewagen 20 получался едва ли не самым низким по корпусу. Иллюзию большой высоты создавала форма корпуса, а также наличие сразу двух башен. На практике же немцы всё же учли ошибки предыдущих разработок.

Траки изначальной конструкции имели тенденцию к сбросу при поворотах.
Траки изначальной конструкции имели тенденцию к сбросу при поворотах.

Без экспериментов, впрочем, дело не обошлось. Немцы нисколько не гнушались заимствовать чужие идеи, и в случае с A.W.20 это было заметно в полной мере. На середину 20-х годов пришелся пик использования ходовой части Адольфа Кегресса с резинотканевой гусеничной лентой. Не обошли ее стороной и в 6-м отделе Департамента Вооружений. Посему Armeewagen 20 получали такую гусеничную ленту, которая, в теории, позволяла держать более высокую скорость передвижения, чем обычные траки. Но Daimler-Benz от данной системы отказалась, поставив стальные траки шириной 380 мм, оснащенные резиновыми подушками. Надо сказать, что у Порше получилась самая спокойная, с точки зрения технических решений, ходовая часть. Его танк танк получил 16 опорных катков на борт, их сгруппировали в 4 тележки, в каждой 2 группы по 2 катка. Оснащались они рессорной подвеской, похожая конструкция позже появилась на ряде танков, включая и Vickers Mk.E. На первый взгляд, вполне удачное решение, в отличие от конструкции ведущих колес.

Сама по себе концепция подвески была неплоха, он оказалась слабовата для танка массой 16 тонн.
Сама по себе концепция подвески была неплоха, он оказалась слабовата для танка массой 16 тонн.

Исходная концепция A.W.20 предполагала создание подвижной боевой машины, причем немцы внимательно следили за разработкой Medium Mark D. Посему с удельной мощностью у немецкого среднего танка всё было в порядке. Изначально на все танки предполагалось поставить рядный 6-цилиндровый мотор BMW Va, но Daimler-Benz выступила против. У Штутгарта была своя гордость, и какой-то мотор из Мюнхена, при наличии своих разработок, на попал бы в их танк категорически. Посему в машине прописался авиационный двигатель Daimler-Benz D IV b. Это был наследник Mercedes D.IV, появившегося еще в 1917 году. Создавался он изначально для бомбардировщиков, к середине 20-х годов его мощность, при объеме 31,2 литра, достигла 260 лошадиных сил. При массе танка 16 тонн это давало удельную мощность 16,25 л.с. на тонну. При такой удельной мощности требуемая максимальная скорость 40 км/ч и средняя 25 км/ч выглядели вполне достижимыми.

Мотор Daimler-Benz D IV b, мощнее BMW V a, но тяжелее.
Мотор Daimler-Benz D IV b, мощнее BMW V a, но тяжелее.

Минусом авиационных моторов было то, что пик мощности достигался при низких оборотах. Для Daimler-Benz D IV b он составлял 1450 об/мин. Это означало повышенную нагрузку на трансмиссию, кроме того, мотор получился самым тяжелым среди силовых установок для A.W.20. Посему предполагался еще и вспомогательный мотор DKW мощностью 10 лошадиных сил. Впрочем, имелись и дополнительные проблемы, которые усложнили задачу. Дело в том, что на плаву предполагалось использовать гребные винты. В походном положении они снимались, а ставились только перед заходом в воду. Так что требовалось еще и обеспечить привод на гребные винты.

Схема моторно-трансмиссионной группы Gr.Tr.DB, простой ее назвать сложно.
Схема моторно-трансмиссионной группы Gr.Tr.DB, простой ее назвать сложно.

В результате A.W.20 разработки Daimler-Benz имел самую сложную систему моторно-трансмиссионной группы. С мотором работала в паре 6-скоростная планетарная коробка передач, отличавшаяся немаленькими размерами. КПП и двигатель соединялись зубчатой передачей, сцепления в данной системе не было. Также на танке Порше использовался планетарный механизм поворота. Переключение скоростей происходило специальным рычагом на рулевом колесе. Для упрощения работы переключение скоростей и поворотные механизмы оснащались гидравлическим приводом с маслом в качестве рабочей жидкости. В общем, еще та система, с учетом того, что дело происходило во второй половине 20-х годов, когда многие технологии еще не отработали, не самая лучшая идея.

6-скоростная планетарная КПП, передовая по конструкции, но весьма капризная. С "планетаркой" потом мучились многие, доведя ее более-менее до кондиции во второй половине 30-х годов.
6-скоростная планетарная КПП, передовая по конструкции, но весьма капризная. С "планетаркой" потом мучились многие, доведя ее более-менее до кондиции во второй половине 30-х годов.

Дополнительные проблемы возникали в связи с компоновкой боевого отделения. Как уже говорилось выше, танк имел двухбашенную схему, из них одна башня располагалась в корме корпуса. Она, кстати говоря, выполняла и зенитную функцию. Так вот, размещавшемуся там пулеметчику явно не позавидуешь, поскольку его место располагалось аккурат где-то в недрах трасмиссионной группы. А вот командир располагался довольно необычно. Он оказался с передней правой части корпуса, рядом с механиком-водителем и радистом. Для него предусмотрели смотровую башенку, что, впрочем, не особо-то помогало. По логике, командира требовалось посадить в башню, но немецкие военные решили иначе. В нагрузку ему еще дали курсовой пулемет Dreyse M 14/18 с водяным охлаждением, причем он был максимально утоплен в корпус, дабы не создавать проблем на плаву. Так что почти всё тело пулемета было внутри корпуса. Еще одним интересным моментом было размещение радиостанции. В танке радист являлся отдельным членом экипажа, также находившемся внутри корпуса. По бортам разместили поручневые антенны, причем располагались они в непосредственной близости от ходовой части. Не самое лучшее техническое решение.

перед отправкой на ТЕКО. Там танк, впрочем, так и проездил без башен.
перед отправкой на ТЕКО. Там танк, впрочем, так и проездил без башен.

Несмотря на то, что исходно A.W.20 должны были получать орудийную башню Krupp, на практике основная часть контракта ушла Rheinmetall. Даже орудийная установка несколько отличалась: если на танках Krupp откатные механизмы поставили слева и справа от ствола, то в случае с установкой Rheinmetal откатник был снизу. Оба варианта 20-калиберной пушки имели ствол Krupp. Несмотря на то, что длина ствола 75-мм системы была вроде как небольшой, на самом деле этого вполне хватало для поражения почти всех танков того периода. Не менее важно, что орудие получалось универсальным, то есть обеспечивало и неплохой фугасный эффект, и более-менее справлялось с противотанковыми функциями. Дополнительным плюсом являлось то, что с орудием был спарен пулемет. Сама башня получилась вполне удачной. Имелось два перископических прибора наблюдения, из них один являлся прицелом. Вполне удачной оказалась идея с боковыми люками. На момент создания башня A.W.20 была едва ли не лучшей в мире среди средних танков. А вот с шасси, как показали дальнейшие события, дела обстояли не столь радужно.

Башня конструкции Rheinmetall.
Башня конструкции Rheinmetall.

Несмотря на то, что каждая фирма разработала танки самостоятельно, без централизации, помимо общего концепта, дело не обошлось. Все 6 танков (по 2 от каждой фирмы) собирались на заводе Rheinmetall в Унтерлюсе. Тем самым обеспечивалась максимальная секретность, поскольку, как уже говорилось выше, танки Германия строить не имела права. С этим же связана смена индекса. В апреле 1928 года Armeewagen 20 переименовали в Großtraktor, то есть "большой трактор". В отношении танков Daimler-Benz использовался индекс Gr.Tr.Db, то есть Großtraktor Daimler-Benz. Фактически сборка образцов началась к концу лета 1928 года, причем шла она неспешно. Только в начале 1929 года шасси собрали до той стадии, чтобы провести испытания в условиях сборочного цеха. Естественно, кроме как способность двигаться, они более ничего не показали. Окончательно закончили танки в июне 1929 года, но испытывать их собирались не в Германии. Еще с 1924 года началось советско-немецкое сотрудничество, в том числе и по военной линии. Вопреки досужим домыслам, данное сотрудничество было выгодно, прежде всего, советской стороне. Как раз летом 1929 года, когда были готовы образцы Großtraktor, в Ленинграде, на заводе "Большевик", шло массовое производство советских танков МС-1. На немецких станках и с электрикой Bosch. А КБ завода "Большевик" работало над 37-мм пушкой "большой мощности", которая базировалась на конструкции стола 37-мм немецкой противотанковой пушки 3,7 cm Tak 29.

Прибытие Gr.Tr.Db в Казань.
Прибытие Gr.Tr.Db в Казань.

24 июня 1929 года все 6 танков были разобраны, погружены в контейнеры и отправлены в Штеттин. Оттуда, по морю, они прибыли в Ленинград, а далее, по железной дороге, отправлены в Казань. Под Казанью действовали ТЕКО (Технические курсы Осоавиахима), которые фактически являлись испытательным полигоном. Немцы именовали его kama. На ТЕКО танки прибыли в июле 1929 года, причем Gr.Tr.Db, имевшие номера 41 и 42, по ряду причин собирались очень долго. Они оказались единственными, кто в 1929 году так и не получил башен. Впрочем, это самая меньшая из проблем. Ходовые испытания быстро показали, что у танка масса недостатков и по ходовой части, и по моторно-трансмиссионной группе. Штампованные траки с резиновыми подушками имели обыкновение слетать при поворотах машины. Имелись проблемы с подвеской, она оказалась слабоватой. Недостаточной оказалась эффективность системы охлаждения, также отмечались проблемы с переключением коробки передач.

Gr.Tr.Db стал самым проблемным из "больших тракторов". Это привело к тому, что в 1931 году попытки его довести до ума прекратили.
Gr.Tr.Db стал самым проблемным из "больших тракторов". Это привело к тому, что в 1931 году попытки его довести до ума прекратили.

Главная проблема заключалась в том, что решить данные неполадки быстро не имелось никакой возможности. В результате танкам Daimler-Benz не засчитали, за 1929 год, вообще ни одного километра пути. Надо сказать, что остальные "большие трактора" поначалу тоже были не сильно лучше. Особенно это касалось танков Krupp, по сути из двух танков ездил один. Но у Gr.Tr.Db ситуация и вовсе выглядела кошмарно. Танк №42 простоял без движения 3 года, а танк №41 проехал за 1930 год аж целых 25 километров, и еще 31 в 1931 году. При этом максимальная скорость составила аж целых 13 км/ч. Посему аутсайдер в программе Großtraktor выявился довольно быстро. Надо сказать, что и у остальных танков дела были не очень, но те, к 1931 году, всё же начали ездить, да и скорость они развивали на уровне 30-38 км/ч. При этом однозначным лидером являлся танк Rheinmetall. Тоже не подарок, но наибольший километраж был показан именно этими танками. Что же касается танков Daimler-Benz, то и в 1932 году они не ездили от слова совсем.

Новые траки, которые, впрочем, оказались не лучше предыдущих.
Новые траки, которые, впрочем, оказались не лучше предыдущих.

Танк №42 по сути забросили сразу, он так и уехал в Германию без переделок. Доработки вели на танке №41, причем начали их производить с начала 1930 года. Наиболее заметным изменением стала установка новых траков, которые разработали на заводе Daimler-Benz Werk 40 в Мариенфельде, что на юге Берлина. Там же, кстати говоря, была сконцентрирована танковая разработка Daimler-Benz. Траки имели более удачную конструкцию, сначала их обкатали на тракторе. Спадать они стали меньше, но вот идея с резиновыми подушками себя не оправдала. Они довольно быстро выходили из строя. Проблема с перегревом двигателя осталась даже после переделки системы охлаждения, лишь к концу 1930 года ситуацию удалось немного улучшить. Коробку передать чуть доработали, но фактически танк ездил со скоростью 8 км/ч. В 1931 году удалось достичь скорости 13 км/ч, но выше 3-й передачи ездить не представлялось возможным. Фактически в 1931 году работы над Gr.Tr.Db закончили. На танке даже не стали дальше вести работы по трансмиссии, ибо это выглядело примерно так же эффективно, как мертвому припарки.

Один из двух танков Daimler-Benz на территории танковых боксов 1-го танкового полка в Эрфурте.
Один из двух танков Daimler-Benz на территории танковых боксов 1-го танкового полка в Эрфурте.

В 1933 году, после прихода к власти нацистов, сотрудничество с немцами закончилось. Танки отправились в Германию, на заводе Daimler-Benz Werk 40 прошел капитальный ремонт, который, впрочем, уже ничего не означал. Было очевидно, что даже как учебные машины танки 41 и 42 не представляют никакой ценности. Некоторое время они побыли как учебное пособие, а затем поступил приказ поставить их в качестве памятников на территории 1-го танкового полка в Эрфурте. Иных способов их использовать попросту не осталось.

Вероятнее всего, тот же танк после установки на постамент. Для другого он и не годился.
Вероятнее всего, тот же танк после установки на постамент. Для другого он и не годился.

Можно сказать, что дебют Фердинанда Порше на ниве танкостроения оказался совсем не впечатляющим. Другой вопрос, что и остальные "большие трактора" получились не сильно лучше. Да и само техническое задание иначе, как дурным, назвать сложно. В общем-то, все молодцы. На некоторое время Порше отошел от дел, поскольку основал собственную фирму Porsche K.G., чья штаб-квартира располагалась в Штутгарте, там же, где и Daimler-Benz. Но уже к середине 30-х годов он снова оказался плотно связан с танкостроением. Именно фирма Порше подарила миру ту самую торсионную подвеску, которая стала для танков основополагающей. Ну а Großtraktor Daimler-Benz вошел в историю как дурное исполнение не менее дурного технического задания.

Список источников:

US NARA

Panzer Tracts No.4 Panzerkampfwagen IV, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 1997

PzKpfw IV and its Variants 1935-1945. Book 2, Walter J. Spielberger, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Schiffer Publishing, 2011

РГВА

ЦГА СПб

So lebten und arbeiteten wir 1929 bis 1933 in Kama, Klaus Müller, 1982

Фотоархив автора

eBay

Другие статьи по немецким средним танкам:

Статья по экспортному среднему танку m.K.A.

Pz.Bef.Wg. Ausf.D1, первый вариант командирского танка на шасси Pz.Kpfw.III

Статья по Pz.Kpfw.III Ausf.H

История немецких "ныряющих" танков Tauchpanzer III

Экранировка немецких средних танков Pz.Kpfw.III Ausf.E-H

Pz.Kpfw.III Ausf.H как испытательный стенд для инженерных сооружений

Pz.Kpfw.III Ausf.J, самый массовый немецкий средний танк второй половины 1941-первой половины 1942 годов

Pz.Kpfw.III Ausf.N, финальная версия Pz.Kpfw.III, которая использовалась как танк поддержки

Экранировка немецких средних танков Pz.Kpfw.III модификаций Ausf.J-N в 1942-43 годах

История создания и применения бортовых экранов на Pz.Kpfw.III

Begleitwagen Rheinmetall, или B.W. Rh, незадачливый сменщик среднего танка Nb.Fz

История создания B.W. Kp, немецкого среднего танка, который появился не самым обычным образом

История создания и применения немецких танков-мостоукладчиков семейства Brückenleger IV

Средний танк Pz.Kpfw.IV Ausf.A, он же 1.Serie/B.W., первая серийная версия самого массового немецкого танка Второй мировой войны

Статья по Pz.Kpfw.IV Ausf.E

История создания и применения Pz.Kpfw.IVAusf.F, последней версии танка с 75-мм короткоствольным орудием 7.5 cm KwK L/24