Быстрая альтернатива СУ-76 от Грабина

20 December 2020

Проект легкой самоходной артиллерийской установки ИС-10, разработанной в ноябре 1942 года силами КБ завода №92

Легкими самоходными артиллерийскими установками в Советском Союзе занимались еще с 20-х годов. Наиболее успешным стал опыт создания таких машин на базе Т-26. Несмотря на то, что серийная машина получилась всего одна (СУ-5), да и та вышла пробной серией, в других странах, как правило, дела обстояли еще хуже. К концу 30-х годов работы по советским легким САУ затихли, возобновившись с весны 1941 года. 16 апреля 1941 года на вооружение Красной Армии был принят легкий танк Т-50, который сразу же стал рассматриваться как потенциальная база для целого семейства самоходных артиллерийских установок. Приоритетным направлением было создание ЗСУ, а также истребителя танков с 57-мм орудием ЗИС-4 в башне кругового вращения. Прорабатывался вопрос и установки на Т-50 дивизионной пушки УСВ, но он не являлся приоритетным направлениям. Впрочем, начало войны эти планы перечеркнуло, а как базу пришлось использовать совсем другую машину - артиллерийский тягач "Комсомолец". В кратчайшие сроки КБ завода №92 под руководством В.Г. Грабина разработало истребитель танков ЗИС-30, причем в планах Василия Гавриловича была постройка нескольких тысяч таких машин. Такого количества шасси попросту не оказалось, но всё же сотню ЗИС-30 построили, они приняли самое активное участие в битве за Москву.

Сборка Т-70 на ГАЗ им. Молотова. Близость танкового производства была главной причиной того, что КБ завода №92 взялось за разработку своего варианта СУ-76.
Сборка Т-70 на ГАЗ им. Молотова. Близость танкового производства была главной причиной того, что КБ завода №92 взялось за разработку своего варианта СУ-76.

Одним из больших плюсов КБ завода №92 в целом и Василия Гавриловича Грабина в частности было то, что они работали максимально оперативно. Достаточно вспомнить историю появления ЗИС-3, инициативной разработки Грабина, которую запустили в серию еще до принятия на вооружение Красной Армии. Обратной стороной медали являлось то, что такая скорость отражалась на характеристиках принимавшихся на вооружение образцов. Например, ЗИС-3 единожды даже снимали с производства, поскольку пушка получилась не совсем удачной. Она прыгала при стрельбе, имелись и другие претензии. Не все знают, что фактически ЗИС-3 сохранили на производстве по причине снятия с выпуска ЗИС-2. По поводу последней часто пишут всякие глупости типа "слишком мощная", в Красной Армии про такие причины почему-то не знали. Причин для снятия ЗИС-2 с производства хватало, причем они больше связаны с возможностью выпуска стволов. ЗИС-3 же имела баллистику дивизионного орудия УСВ, а также танковой пушки Ф-34. В итоге ЗИС-3 приняли на вооружение Красной Армии 12 февраля 1942 года как дивизионное орудие, а на практике большинство этих пушек в 1942-43 годах шло в противотанковые подразделения. В чем-то оказался похож на ЗИС-3 и первый советский массовый истребитель танков. Вроде бы ЗИС-30 хвалили, но имелась и масса недостатков, часть из которых, впрочем, была напрямую связана с шасси. Так или иначе, но на некоторое время КБ завода №92 оказалось на обочине программы самоходной артиллерии. Нет, там САУ занимались, например, в 1941-42 годах разработали и построили полугусеничный истребитель танков ЗИС-41, но в программе самоходной артиллерии, которую утвердили на Пленуме Арткома ГАУ КА, эту машину даже не упоминали.

Проект самоходной артиллерийской установки ИС-10, ноябрь 1942 года. Выглядит вполне неплохо, но если только смотреть сбоку.
Проект самоходной артиллерийской установки ИС-10, ноябрь 1942 года. Выглядит вполне неплохо, но если только смотреть сбоку.

Завод №92 и его КБ присутствовал в программе разработки легких САУ (изначально они именовались как "76-мм штурмовые самоходные артиллерийские установки") только с точки зрения вооружения. ЗИС-3 была безальтернативной системой, имея ряд преимуществ перед предшественницей - УСВ. А вот у шасси для ЗИС-3 альтернативы имелись. Если весной-летом 1942 года главным разработчиком такой машины было КБ завода №37, работавшее в плотной связке с конструктором С.А. Гинзбургом. Семен Александрович реализовал на практике свою концепцию шасси с использованием агрегатов Т-60 (СУ-31), но при этом параллельно было создано аналогичное шасси на агрегатах Т-70 (СУ-32). После того, как в конце июля 1942 года завод №37 получил задание на выпуск танков Т-34, наработки по легким САУ передали на завод №38. Там, под руководством главного конструктора заводского КБ М.Н. Щукина, и под общим руководством Гинзбурга, начались работы по новой САУ - СУ-12. В ней объединили наработки по СУ-31 и СУ-32, при этом использовалась ходовая часть модернизированного танка Т-70Б.

Попытка обеспечить доступ к мотору была самой большой ошибкой автора проекта. В результате получилась натуральная душегубка.
Попытка обеспечить доступ к мотору была самой большой ошибкой автора проекта. В результате получилась натуральная душегубка.

Впрочем, на самом верху было решено подстраховаться. 19 октября 1942 года Сталин подписал постановление ГКО №2429 "О производстве опытных образцов артиллерийских самоходных установок". В нем было уже два завода - завод №38, а также ГАЗ им. Молотова. Оба завода должны были изготовить по образцу 76-мм штурмовой САУ, по образцу САУ с 45-мм пушкой, а также по образцу ЗСУ с 37-мм зенитной автоматической пушкой 61-К. Истребитель танков с 45-мм пушкой быстро "прикопали", ибо нужды в нем не было никакого, а вот остальные образцы вполне построили. На свет появились СУ-11 и СУ-12 от завода №38, а также СУ-71 и СУ-72 от ГАЗ им. Молотова. Самое интересное, что в случае со штурмовиком была еще и третья машина. На сей раз от КБ завода №92.

Особенно это очевидно на виде сверху.
Особенно это очевидно на виде сверху.

Данная разработка являлась инициативой завода. Непосредственно разработку курировал помощник главного конструктора КБ Б.Н. Андронов, также к данной разработке имел отношение П.Ф. Муравьёв, занимавшийся танковыми орудиями. Судя по датам в эскизном проекте, получившем обозначение ИС-10 (это один из индексов КБ, который применялся в 1942 году), разработана данная машина была к 9 ноября 1942 года. Как и в случае с ЗИС-30, КБ завода №92 пошло по пути наименьшего сопротивления. Это означало использование орудия и базы легкого танка Т-70 в максимально неизменном виде. Рецепт ИС-10 был прост: с Т-70 снималась башня и подбашенный лист, а вместо них устанавливалась рубка. В рубке размещалась установка орудия ЗИС-3, причем вместе с орудием ставился и спаренный пулемет ДТ. При этом расчет орудия состоял из двух человек - наводчика и заряжающего. Согласно расчетам, боевая масса ИС-10 должна была всего на 500 кг превысить массу базового танка. Сама рубка делалась из броневых листов толщиной 10 мм, то есть даже не "держала" пули винтовочного калибра. Боекомплект оценивался в 40 выстрелов, с учетом базового шасси, не так и плохо. Предполагалось, что скорострельность орудия составит 10 выстрелов в минуту.

Реконструкция внешнего вида ИС-10 за авторством Игоря Кулешова. Здесь хорошо видно, что "весело" было бы и механику-водителю.
Реконструкция внешнего вида ИС-10 за авторством Игоря Кулешова. Здесь хорошо видно, что "весело" было бы и механику-водителю.

18 ноября 1942 года эскизный проект ИС-10 был разослан сразу в три инстанции - ГАБТУ КА, Технический Совет НКВ и Артиллерийский Комитет ГАУ КА. Представляя проект, представители КБ завода №92 напирали на то, что в случае его одобрения сделать такую машину не представлялось чем-то сложным. Уже в декабре изготовлялся опытный образец, а в январе-феврале 1943 года запускалось серийное производство. Такой оптимизм вполне имел под собой основания, поскольку ГАЗ им. Молотова, главный производитель Т-70/Т-70Б, находился в том же городе, что и завод №92. А.С. Елян, директор завода №92, оптимизм заводского КБ также разделал. 26 ноября 1942 года он направил в те же инстанции письма с просьбой срочно предоставить для изготовления опытного образца ИС-10 одного танка Т-70. Уже к 15 декабря ожидалось завершение изготовления опытного образца. Вот только в инстанциях, куда были направлены письма, такого оптимизма не разделяли. Там даже не стали глубоко рассматривать проект, а ограничились ответами в стиле "уже не надо". И даже письмо Еляна тут не помогло.

Забираться внутрь расчет машины должен был через большой люк в корме рубки.
Забираться внутрь расчет машины должен был через большой люк в корме рубки.

Несколько странно то, что ни в одной из инстанций не стали детально разбирать данный проект. Потому что ИС-10 был прекрасной демонстрацией того, как подобные САУ проектировать не надо. Для начала, рубка была сделана так, что частично залезала на крышу моторного отделения. На обычном-то Т-70 для извлечения мотора требовалось снять башню и кусок подбашенного листа, а как тут собрались демонтировать мотор, масса вопросов. Судя по схеме, крыша боевого отделения явно была не на болтах. Еще больше вопросов к условиям работы расчета орудия. В описании говорилось, что заряжающий мог работать и справа, очень бы хотелось узнать от автора этих строк, как он это себе представлял. Даже находясь слева, где было куда больше место, пришлось бы бегать от орудия, особенно на предельных углах горизонтальной наводки. Наводчик же работал стоя, причем на боеукладке. Что же касается спаренного пулемета, то его перезарядка превратилась в цирковой номер. То, что такую боевую машину можно было бы построить, особых сомнений нет, пушка вполне помещалась. Вот только от испытателей ничего хорошего авторы ИС-10 не услышали бы.

СУ-38, или ИС-10 здорового человека. С точки зрения проработки боевого отделения детище КБ завода №38 на голову превосходило разработку КБ завода №92.
СУ-38, или ИС-10 здорового человека. С точки зрения проработки боевого отделения детище КБ завода №38 на голову превосходило разработку КБ завода №92.

Самое интересное, что история ИС-10 имела продолжение. Нет, КБ завода №92 более к легким САУ не возвращалось (да и в конце 1942 года часть коллектива ушла, вместе с Грабиным, в ЦАКБ). Зато похожую машину, получившую обозначение СУ-38, построили на заводе №38. Одновременно построили и аналогичную машину с открытой рубкой, получившую обозначение СУ-16. Испытания машины выдержали, но сама по себе идея использования базы Т-70Б оказалась не очень удачной. Машины проигрывали по плавности хода и объему боевому отделению. Вместе с тем, КБ завода №38 оказались более грамотными компоновщиками. По крайней мере, их машины не выглядели как кошмар для страдающего клаустрофобией, и от пушки бегать не требовалось.

Источники:

ЦАМО РФ

http://perfectmodel.su

Другие статьи по советские гусеничные САУ:

Особенности производства СУ-122 летом 1943 года

Модернизация СУ-76М завода №40 с крышей боевого отделения

Модернизация СУ-76М завода №40, принятая в серию

Развитие советских средних САУ в 1940-43 годах

Из истории создания ИСУ-122

Опытная штурмовая САУ У-35, прямой предок СУ-122

Взлет и падение охотников на танки