Женский след в становлении нового танка-разведчика

793 full reads
1,9k story viewsUnique page visitors
793 read the story to the endThat's 40% of the total page views
6,5 minutes — average reading time

Трудный запуск Т-40 в серийное производство, а также большие испытания осени 1940 года, в которых принимали участие и женщины-танкисты

В Международный женский день, как не странно, тоже можно говорить о танках. Вообще взаимоотношения прекрасного пола и танков начались довольно давно, правда, начинались они довольно непросто. Предрассудков хватало с головой, да и сейчас женщины-танкисты - это явление редкое. Чего уж говорить о 30-х годах, когда первые женщины только начинали пробивать себе дорогу в танковые войска. В большинстве стран они так и не смогли этого сделать, существовали редкие исключения, причем речь шла, в лучшем случае, о работе в глубоком тылу. В этом смысле можно только смотреть, с некоторым ехидством, на ряд стран, которые ныне находятся в авангарде феминизма. Всего-то лет 80 назад ситуация была совсем другой. Хоть какое-то подобие работы, связанной с танками, можно было увидеть в США, да и то, не более чем приемка и испытания танков. В этом отношении Советский Союз выглядел совсем иначе. Несмотря на то, что и в СССР предрассудков хватало, женщины на военной службе не являлись огромной редкостью. Естественно, наиболее массово женщины служили в медицинской службе Красной Армии, но немалое их количество воевало снайперами, да и летчицы совсем были не в единичных количествах. Опять же, в отличие от американской WASP, советские женщины-летчицы активно воевали, наиболее результативной среди них оказалась Лидия Литвяк.

Людмила Ивановна Калинина (Старшинова), в 1940 году она принимала участие в войсковых испытаниях Т-40 установочной партии.
Людмила Ивановна Калинина (Старшинова), в 1940 году она принимала участие в войсковых испытаниях Т-40 установочной партии.
Людмила Ивановна Калинина (Старшинова), в 1940 году она принимала участие в войсковых испытаниях Т-40 установочной партии.

В танковые войска советские женщины пробивались с боем, причем самыми разными способами. Самым специфичным среди них была покупка танков на собственные средства. Так на фронт попали Мария Октябрьская (механик-водитель танка Т-34 "Боевая Подруга") и Александра Бойко (единственная в мире женщина-командир тяжелого танка, ИС-2 с именем собственным "Колыма"). Общее число женщин-танкистов, которые попали на фронт, оказалось крайне невелико. Именно воевавших на фронте наберется около десятка, в основном они служили на Т-34, либо как механики-водители, либо командирами. Значительно больше их служило в тыловых частях, при этом еще до войны некоторые из них сыграли определенную роль в развитии отечественного танкостроения. Первой из них стала Анастасия Петровна Поклонова, едва ли не первая женщина-танкист, окончившая Военную Академию Механизации и Моторизации. Ее иногда называют приемной дочерью Ворошилова, но это слегка так глупость. Клим Ефремович оказывал поддержку детям луганских большевиков, вот и Поклонова была как раз из тех самых детей. Далее ее распределили на опытный завод №185 им. Ворошилова, где она участвовала в испытаниях прыгающего танка ТПП-2. В дальнейшем Поклонова работала военпредом на Кировском заводе, а еще она стала женой Ж.Я. Котина. Познакомились они еще в ВАММ. Похожим, с точки зрения способа поступления в ВАММ, способом начиналась военная карьера Людмилы Ивановны Калининой (Сухаревой, по первому мужу Старшинова). В 1934 году она поступила в ВАММ, куда пробилась благодаря личной рекомендации И.А. Лихачева, директора ЗИС, где она некоторое время работала. После успешного окончания академии в мае 1939 года Людмила Ивановна (своего второго мужа она встретила в ВАММ, но фамилия Старшинова оставалась еще долго) начала службу в Московском Военном Округе. В июле 1940 года она получила должность начальника отдела ремонта АБТУ МВО.

Один из трех эталонных Т-40, апрель 1940 года.
Один из трех эталонных Т-40, апрель 1940 года.
Один из трех эталонных Т-40, апрель 1940 года.

По совпадению, примерно в то время, когда начиналась военная служба Калининой, начались испытания первых опытных образцов нового разведывательного танка-амфибии Т-40. Разработка данной машины началась в апреле 1938 года, первый образец изготовили 26 февраля 1939 года, а полигонные испытания начались в июне того же года. По их итогу танк признали соответствующим требованиям и рекомендовали к серийному производству. Правда, с массой оговорок. Главными претензиями стал перегрев системы охлаждения двигателя, недостаточная надежность силовой установки, недоработка ходовой части (прежде всего опорных катков), проблемы с установкой вооружения и отсутствие вентиляции в боевом отделении, а также отделении управления. Имелась масса других дефектов. Несмотря на массу недостатков, танк выглядел гораздо перспективнее своих предшественников, а также Т-38М, который проходил испытания в то же самое время. Т-40 превосходил Т-38М по вооружению, броневой защите и подвижности. Одним словом, вопроса о том, какой танк будет запущен в крупную серию, не возникал.

Данный танк был построен с учетом испытаний первых опытных машин.
Данный танк был построен с учетом испытаний первых опытных машин.
Данный танк был построен с учетом испытаний первых опытных машин.

На вооружение Красной Армии Т-40 приняли 19 декабря 1939 года, согласно постановлению №443сс Комитета Обороны при СНК Союза СССР. Этим же постановлением завод №37 НКСМ (Наркомат Среднего Машиностроения) обязали изготовить 1 к марта 1940 года 3 танка установочной партии (эталоны), к 1 августа того же года ожидалась установочная партия из 15 танков, а с октября запускалось крупносерийное производство. Всего за 1940 год ожидалось получить 100 танков данного типа, а за 1941 год - еще 2000. Одновременно предполагалось создать на базе Т-40 артиллерийский тягач, который должен был заменить Т-20 "Комсомолец". Из 100 танков, выпускаемых в 1940 году, 75 предполагалось линейными (планируемая цена 40875 рублей), а 25 - радийными (планируемая цена - 48715 рублей). Самое главное, что еще в 3-м квартале 1939 года Т-40 заметно преобразился. На вооружение принимали во многом другой танк, по крайней мере это касалось его внешнего вида. Определенные задержки разработки шли по тем агрегатам, которые проходили испытания, прежде всего системы охлаждения. Кстати говоря, изначально в заводской документации танк шел как 40, а индекс 010 появился для проектируемого эталонного танка 1940 года.

От более поздних машин эталонный Т-40 можно легко отличить по большему числу заклепок на корпусе и башне.
От более поздних машин эталонный Т-40 можно легко отличить по большему числу заклепок на корпусе и башне.
От более поздних машин эталонный Т-40 можно легко отличить по большему числу заклепок на корпусе и башне.

Три эталонные машины были готовы в марте-апреле 1940 года. Они существенно отличались от первых образцов, это касалось и корпуса, и башни. Носовую часть корпуса сделали скошенной, усилили броневую защиту нижней его части, полностью переделали кормовую часть, поскольку ее форма не обеспечивала нормальной работы при движении в воде задним ходом. Установили 4-лопастный гребной винт, ранее он был 3-лопастный. Полностью переделали воздухоприток, поскольку ранее он не обеспечивал нормального теплового режима мотора. Смотровой лючок механика-водителя сделали штампованным, на верхнем люке предусмотрели воздухоприток, улучшили ситуацию со смотровыми приборами, также ввели эвакуационный люк. В качестве силовой установки теперь предполагался мотор ГАЗ 11, модель 202. При этом улучшили систему охлаждения. Переделали бортовые передачи, теперь их вынесли вне корпуса. Существенно переделали ходовую часть, что повысило ее надежность.

Иначе был сделан передний буксирный крюк.
Иначе был сделан передний буксирный крюк.
Иначе был сделан передний буксирный крюк.

Большое число изменений внесли и в боевое отделение. Сама по себе концепция башни изменилась не сильно, но в реальности на заводе №37 проделали большую работу. При общей схожести концепции новая башня оказалась существенно лучше. Для начала, в лобовой части башни появился воздухоприток, что улучшило ситуацию с вентиляцией (точнее, эта самая вентиляция появилась). Совершенно иначе выполнили башенный люк, также появились полноценные смотровые приборы (так называемые зеркалки). Только по основным пунктам конструкции башни внесли 11 изменений. Улучшилась конструкция вооружения, в частности, ввели телескопический прицел ТМФП. Появился гильзоулавливатель, улучшили конструкцию механизмов наведения. Наконец, для эталонных танков характерной особенностью стало наличие перископического смотрового прибора в створке башенного люка. Он появился согласно требованиям комиссии. А еще танк снова потяжелел. Боевая масса эталонных машин достигла 5526 кг, это при 4800 кг исходных требований.

Гребной винт стоял 4-лопастной.
Гребной винт стоял 4-лопастной.
Гребной винт стоял 4-лопастной.

Из трех эталонных машин две (серийные номера 7352 и 7352), согласно приказу №0017 НКО от 11 апреля 1940 года, были направлены на войсковые испытания. Они проходили в период с 27 апреля по 11 июня 1940 года в Орловском Военном Округе. Надо сказать, что эталонные танки имели ряд отличий от более поздних машин установочной партии. Заклепок на них было больше, буксирные крюки старого типа,имелись и другие отличия. В ходе войсковых испытаний танк №7352 прошел 3132 километра, а танк №7353 - 2873 километра. В среднем танки проходили по 156 километров в день. На шоссе максимальная скорость составила 46 км/ч, а на воде - 5,5 км/ч. При движении по воде задним ходом скорость составила 2,2 км/ч. Следует отметить, что испытания на плаву проводились уже под конец пробега, почему мотор был весьма изношен. Управляемость при движении по воде задним ходом признали не столь успешной, но теперь она хотя бы была. Ранее при движении назад рули просто клинило набегающим потоком воды. Проходимость оказалась выше, чем у Т-38. При движении на плаву Т-40 брал на борт 4-5 человек, так что вполне мог использоваться как десантное средство.

Устройство боевого отделения.
Устройство боевого отделения.
Устройство боевого отделения.

Отдельно проводились испытания вооружения. Установка прицела ТМФП заметно улучшила эффективность стрельбы на дистанции до 800 метров. Отмечалось, что танк может вести прицельный огонь как с места, так и на скорости 5-7 км/ч. При хорошей погоде дистанция наблюдения цели через прицел достигала 2 километров. Также испытатели похвалили размещение вооружения и прицелов, оно оказалось удобным. Вместе с тем, испытатели составили список из 9 пунктов замечаний. Они требовали увеличить емкость короба питания до 500 патронов, улучшить его герметичность, доработать подъемный механизм, внести изменения в прицельные приспособления. Как не странно, перископический смотровой прибор в створке люка башни был забракован. Вместо него предложили сделать лючок для использования "окопной зеркалки", судя по всему, речь шла о трубе разведчика ТР-4. В ходе испытаний радиостанции 71-ТК-3 дальность телефонной связи на ходу составила 12-13 километров, а на стоянке - до 25-28 километров.

Один из первых моторов ГАЗ-11.
Один из первых моторов ГАЗ-11.
Один из первых моторов ГАЗ-11.

В общем и целом результаты войсковых испытаний оказались успешными. Мотор ГАЗ-11 показал относительно неплохую надежность, с учетом того, что на танки ставили самые первые двигатели данного типа. Имевшиеся недостатки списывали на спешку сборки. Более проблемной оказалась ситуация с траками, имевшими ресурс около 1500 километров. Требовалось поднять ресурс до 3000 километров. Вместе с тем, главные проблемы танка, особенно что касается теплового режима мотора и вентиляции, а также надежности опорных катков, удалось устранить. Но в заключении прозвучали крайне интересные слова. В виду недостаточного объема испытаний в пыли, в колонне, в грязи и других экстремальных условий, предлагалось провести новые тесты. На сей раз с машинами установочной партии, причем уже не двумя машинами, а ротой. Что же касается дальнейшей судьбы эталонных танков, то в ноябре 1940 года машина №7353 (радийная) оказалась в распоряжении завода №37, еще две (линейная №7351 и радийная №7352) отправили на ГАЗ им. Молотова.

План маршрута большого пробега семи Т-40.
План маршрута большого пробега семи Т-40.
План маршрута большого пробега семи Т-40.

По итогам испытаний эталонных танков в конструкцию машины внесли некоторые изменения. В результате она приняла окончательный вид, особенно что касается буксирных крюков. Правда, планы по выпуску машин установочной партии явно начали сдвигаться. 10 апреля 1940 года с заводом №37 заключили соглашение №4-360. По нему 15 машин установочной партии сдавалось в июле 1940 года, но реальность оказалась иной. Фактически же за июль собрали (но не сдали) 2 танка, плюс в сборке находился третий. К 1 сентября было сдано 7 танков, еще 2 в процессе сборки. Подвел, как обычно, Подольский завод им. Орджоникидзе, но массу сюрпризов преподнес и ГАЗ им. Молотова. У моторов ГАЗ-11 имелся ряд дефектов, что и тормозило сдачу. Именно моторы стали, на некоторое время, главным фактором торможения выпуска. Далее же снова стали тормозить по корпуса. В итоге за 1940 год завод №37 сдал 35 линейных Т-40 и 6 радийных.

Т-40 показал на ходовых испытаниях превосходство над Т-38.
Т-40 показал на ходовых испытаниях превосходство над Т-38.
Т-40 показал на ходовых испытаниях превосходство над Т-38.

Понимая, что время уходит, в НКО 28 августа 1940 года была подписана директива №76055сс. Согласно ей, 7 танков выделялось для проведения войсковых испытаний пробегом в 3000 километров. Проходили они маршрутом Москва-Смоленск-Минск-Житомир-Киев-Брянск-Москва. При этом проводились переправы через реки и озера, в общей сложности преодолевалось 18 водоемов. Так маршрут движения предусматривал пробег через брянские и полесские леса и преодоление естественных препятствий. Двигались танки колонной, в сопровождении 12 колесных машин. Также в начале маршрута, в Киеве, и в конце пробега, проводились огневые испытания. Именно в этот большой пробег и попала Людмила Ивановна Калинина (Старшинова). Она оказалась в роли механика-водителя одного из Т-40. Кстати говоря, в пробег Калинина отправилась не одна, а в составе женского экипажа. В состав экипажа также вошла София Семеновна Скрынникова, которая была второй выпускницей ВАММ КА 1939 года. Третьим членом экипажа стала Полина Антоновна Недялкова. Родом из Болгарии, она оказалась, пожалуй, самой именитой женщиной-танкистом, служившей в Красной Армии. В ВАММ она попала в 1932 году, как и Поклонова, но у нее к 1940 году имелся боевой опыт. Недялкова воевала в Испании, где являлась зампотехом и неоднократно отличилась при ремонте республиканских танков. Служба ее продолжалась и после Великой Отечественной войны, уже в болгарской армии. Больше того, она дослужилась до звания генерал-майора. Она стала первой женщиной-танкистом, которая получила генеральское звание.

Преодоление болота.
Преодоление болота.
Преодоление болота.

В пробег пошли танки с серийными номерами 11655, 11660, 11656, 11657, 11658, 11659 и 11661. Пробег начался 11 сентября 1940 года, и продолжался до 15 октября. Пробег получился неоднородным по километражу. Меньше всех (2820 километров) прошел танк 11661, а больше всех (3129 километров) - танк 11658. Связано это оказалось с тем, что в ходе пробега часть танков направлялось на специальные испытания. Например, женский экипаж участвовал в прыжках с трамплина в Князь-озеро. Кстати говоря, стрельбу проходили только танки 1 (11655) и 7 (11658), поскольку только у них имелись прицелы. Средний километраж был определен в 2575 километров. В среднем машины проходили 161 километр в день. Средняя скорость чистого движения, с учетом всех типов местности, составила 21,5 км/ч. Более-менее на высоте оказалась надежность: согласно отчету, в среднем при пробеге ремонт проходил у одного танка из семи.

Момент выхода из воды.
Момент выхода из воды.
Момент выхода из воды.

В общем и целом Т-40 получил положительную оценку. В отчете указывалось, что для форсирования водных преград никаких подготовительных работ проводить не требовалось. Вполне удовлетворительной оказалась и проходимость, хотя в отчете появился пункт о необходимости съемных болотоходных накладок на траки. Высоко оценили и водоходные способности Т-40. А вот с обзорностью случился анекдот. Как уже говорилось выше, по требованиям военных перископический смотровой прибор сняли. А на войсковых испытаниях потребовали его поставить. В ходе испытаний имелись некоторые проблемы с двигателями, но в целом можно заметить, что надежность Т-40 выросла. Правда, выявились проблемы с подшипниками и бандажами опорных катков. В целом же набралось 7 более-менее крупных дефектов, из которых часть относилась к мотору. Общий же вердикт был однозначный: Т-40 можно запускать в крупную серию.

Прыжок в воду, аналогичный маневр выполнял и женский экипаж во время пробега.
Прыжок в воду, аналогичный маневр выполнял и женский экипаж во время пробега.
Прыжок в воду, аналогичный маневр выполнял и женский экипаж во время пробега.

Женский экипаж за участие в пробеге получил знаки "за отличное вождение танка". Дальнейшая судьба сложилась у участниц большого пробега по-разному. Скрынникова, в звании инженер-капитана, во время войны оказалась помощником начальника военной приемки в Горьковском АБТ Центре. Она являлась одним из приемщиков иностранной техники, которая из портов шла как раз в Горький. Закончила она войну инженер-майором, за успехи ее неоднократно награждали орденами и медалями. Поначалу с зарубежными танками оказалась связана служба Недялковой. В дальнейшем ее служба оказалась связана с ремонтом бронетанковой техники, ближе к концу войны она уже находилось близко к линии фронта. А у Калининой работа по ремонту бронетанковой техники началась с началом Великой Отечественной войны. Ее призванием стал ремонт поврежденных танков, о том, насколько Людмила Ивановна отличилась, наглядно говорят ее награды. Медаль "За боевые заслуги" она получила в ноябре 1941 года, за войну Калинина (в наградных листах Старшинова) получила 6 орденов и медалей. А всего она удостоилась более двадцати орденов и медалей.

Людмила Ивановна Калинина возле Т-70, Кубинка, 2003 год. Вскоре после этого она села за рычаги данного танка.
Людмила Ивановна Калинина возле Т-70, Кубинка, 2003 год. Вскоре после этого она села за рычаги данного танка.
Людмила Ивановна Калинина возле Т-70, Кубинка, 2003 год. Вскоре после этого она села за рычаги данного танка.

Даже в пожилом возрасте Людмила Ивановна оставалась по-настоящему боевой. Она нередко участвовала в различных военно-патриотических мероприятиях. Не стало Людмилы Ивановны 24 июня 2014 года. В последний раз она садилась за рычаги танка в 2003 году. Им оказался Т-70, который ныне стоит в парке "Патриот". Веселая и боевая, Людмила Ивановна запомнилась как человек, который за словом в карман не лез, а на предложение налить коньяку резко отвечала - "только водку!". Одно слово - танкист!

Список источников:

РГВА

ЦАМО РФ

Память Народа

Фронтовой Альбом

Фотоархив Федора Лисицина

Предыдущие статьи по советским легким танкам и машинам на их базе:

Рассказ о боевом отделении советского танка сопровождения пехоты МС-1 (Т-18)

Легкий танк сопровождения Т-19, который должен был сменить в производстве Т-18 (МС-1)

Малый танк сопровождения Т-20, попытка модернизации МС-1, которая не задалась

Статья об истории создания двухбашенной версии легкого танка Т-26

Рассказ о боевом отделении двухбашенного Т-26

История создания разведывательных танков-амфибий Т-39 и Т-40

Т-40с, которого не было

Опытное и серийное усиление вооружения малых танков Т-40, Т-30 и Т-60

Артиллерийский тягач ГАЗ-22, который рассматривался как возможная альтернатива СТЗ-5

Т-60 с башнями Т-30

Проект советского танка сопровождения пехоты Т-127, предлагавшегося как более легкий вариант Т-126 (СП-126)

К 80-летию начала испытаний танка сопровождения Т-50, созданного КБ завода №174 для замены Т-26

История 45-мм танковой пушки ВТ-42, разработанной КБ завода №235 для использования в легком танке Т-70

Статья по зенитному танку ЗУТ-37 на базе Т-70