Литовская неудача ČKD

6 April
1k full reads
5 min.
2k story viewsUnique page visitors
1k read the story to the endThat's 48% of the total page views
5 minutes — average reading time

Легкий экспортный танк Praga LTL, который создавался для литовской армии, но так и не стал серийным

Окончание Первой мировой войны сопровождалось рядом процессов на политической карте мира. С нее исчезло три империи - Австро-Венгрия, Османская Империя, а также Российская Империя. На их месте образовался целый ряд независимых государств. На месте бывшей Российской Империи образовался СССР, но часть государств в него уже не вошла. Касается это и Прибалтики - Эстонии, Латвии и Литвы. Довольно быстро эти страны обзавелись не только регулярными армиями, но и танками. Не стала исключением и Литва. В 1923 году литовцы приобрели партию из 12 французских легких танков Renault FT. Можно сказать, что для обеих стран сделка была взаимовыгодная. С одной стороны, Литва получила на вооружение первые танки, в дополнение к имевшимся броневикам. С другой стороны, французы смогли избавиться от еще дюжины устаревающих танков, которые для них были чем-то вроде чемодана без ручки. Резать, как это сделали англичане со своими "ромбами", жалко, да и вполне удачные машины, но при этом уже порядком устаревшие. В Литве эти танки приспособили под пулеметы MG 08 (Sunkusis kulkosvaidis MG 08). Структурно их ввели в состав 1-й роты бронеотряда литовской армии.

Первыми литовскими танками стали 12 Renault FT, которые вошли в 1-ю роту.
Первыми литовскими танками стали 12 Renault FT, которые вошли в 1-ю роту.

Как и в других странах, довольно быстро возникли проблемы, связанные, прежде всего, с подвижностью. Она была у Renault FT, мягко говоря, не выдающейся. Естественно, до определенной поры литовским военным приходилось мириться с наличием устаревающего танка. Мало того, что у небогатой страны для чего-то получше не было денег, так еще и предложение отсутствовало. К тому же и местность в Литва оказалась специфичной. Даже машину типа Vickers Mk.E выдержать мог не каждый литовский мост, посему появившийся в конце 20-х годов Vickers Mk.E не годился. Да и получился он довольно дорогой. Решение проблемы появилось в первой половине 30-х годов. К 1933 году в линейке "коммерческих" танков Vickers-Armstrongs появилась машина, которая более известна как Vickers 4-tonner, или "Виккерс 4-тонный". Он стал прямым развитием идеи "патрульного танка", который базировался на шасси танкетки Carden-Loyd. Иногда "Виккерс 4-тонный" называют танкеткой, но это не так. Да, он был развитием идей танкетки, но на самом деле речь шла о полноценном танке, который обладал весьма выдающимися данными. При боевой массе около 4 тонн он оснащался 88-сильным мотором Meadows, благодаря чему обеспечивалась впечатляющая удельная мощность. Да и скорость больше 60 км/ч - это очень прилично. Броня толщиной до 9 мм обеспечивала защиту от винтовочных пуль на дистанции 400-500 метров, маловато, но для танка-разведчика вполне. Пулеметного вооружения вполне хватало для функций разведки и, при необходимости, поддержки пехоты. На разработку Vickers-Armstrongs клюнул целый ряд стран, в том числе и Литва. Причины очевидны - достаточно бюджетно, отлично подходит для местного региона, еще и быстрый. В 1934 году литовское правительство заключило соглашение о поставке 16 таких танков. Иногда их именуют как VCL M1933, но на самом деле индекс довольно условный. Под одним и тем же обозначением скрывались немного отличающиеся друг от друга машины. Литовские "4-тонники" правильнее называть M1934, по крайней мере, они соответствуют именно такой конфигурации. Данные танки поступили на вооружение 2-й роты. Вместе с тем, к тому времени литовцы подумывали о чем-то более совершенном.

К началу Второй мировой войны костяк литовских бронетанковых частей составляли легкие танки VCL M1934 и VCL M1936. По 16 машин каждого типа попало во 2-ю и 3-ю роту.
К началу Второй мировой войны костяк литовских бронетанковых частей составляли легкие танки VCL M1934 и VCL M1936. По 16 машин каждого типа попало во 2-ю и 3-ю роту.

В 1935 году чехословацкая компания ČKD внезапно ворвалась на экспортный рынок бронетанковой техники. 14 мая 1935 года иранская закупочная подписала соглашение о закупке 30 танкеток AH-IV и 26 легких танков TNH. В сентябре того же года, после демонстрации опытных образцов иранской комиссии та изменила контракт в сторону увеличения - до 50 Praga AH-IV и 50 Praga TNH. Новость о том, что в Чехословакии строят качественные, вполне бюджетные, а также обладающие приличными характеристиками танки быстро разнеслась по Европе. Первыми среагировали литовские военные. 28 декабря 1935 года на ČKD прибыло письмо из литовского Министерства Обороны. В письме указывались тактико-технические требования на танки, которые они хотели получить на вооружение 3-й роты. Их также предполагалось 16 штук, и поначалу чехословацкую компанию они удивили. Дело в том, что литовские военные хотели танк массой 5 тонн, броневую защиту, достигавшую 13 мм, максимальную скорость 50 км/ч. 12 танков предполагалось вооружить 20-мм автоматическими пушками Oerlikon, оставшиеся получали станковые пулеметы Vickers. Странными эти требования кажутся только в случае, если не знать, что как раз в это время для литовской армии строились 4-тонные танки VCL M1934. То есть имелось пожелание получить что-то подобное, но с полноценной противопульной броней, а также автоматической пушкой, способной такую броню прогрызать.

Предварительный проект Praga LTL по состоянию на февраль 1937 года.
Предварительный проект Praga LTL по состоянию на февраль 1937 года.

В ответ на предложение литовского Министерства Обороны, которое требовало ответа к середине января 1936 года, ČKD выслала спецификацию на танкетку AH-IV. Но при этом начались прощупывание почвы при помощи Альгирдаса Слисорайтиса, офицера литовской армии и одного из командиров военизированной организации "Железный Волк". Через него выяснились подробности насчет сделки с Vickers-Armstrongs и то, что литовские военные обсуждали с английской компанией похожий контракт. На тот момент договориться не удалось, так что в ноябре 1936 года появились требования на новый танк - уже массой 9 тонн. А вот в таком диапазоне ČKD уже было что показать. В декабре 1936 года литовская делегация прибыла в Прагу. Ей продемонстрировали P-II (LT vz.34), наиболее близкий к требованиям, а также опытный танк P-II-a, который чехословацкую армию не устроил, но при этом часто использовавшийся как демонстратор для зарубежных делегаций. Также провели тесты брони в Кладно. Это стало причиной того, что литовские военные всерьёз стали рассматривать танки ČKD как наиболее подходящий для себя вариант.

Хитрая компоновка моторного-трансмиссионного отделения, разработанная и запатентованная Алексеем Суриным.
Хитрая компоновка моторного-трансмиссионного отделения, разработанная и запатентованная Алексеем Суриным.

В январе 1937 года спецификацию уточнили: поскольку 9-тонный танк не позволял, по весовым характеристикам, использовать ряд местных мостов, весовую планку снизили до 5-6 тонн. В Праге закипела работа, уже к началу февраля 1937 года был готов ответ ČKD. Литовской стороне предложили немного доработанный проект Praga TNH, который изначально именовался как Praga TNH-L. По сути тот же "иранский" TNH, но с переносом трансмиссии в кормовую часть. Силовая установка (в двух вариантах - с воздушным и водяным охлаждением) ставилась под наклоном, дабы более рационально использовать пространство моторного отделения. За счет перекомпоновки моторного (уже моторно-трансмиссионного) отделения боевое отделение удалось подвинуть немного назад, а общая длина корпуса снизилась с 4505 до 4105 мм. Также танк был на 10 см уже, а броневая защита лобовой части выросла до 25 мм. Соответственно, вместо 37-мм танковой пушки ставилась требуемая заказчиком 20-мм автоматическая пушка Oerlikon. Также была возможна установка и 37-мм полуавтоматической пушки Škoda A 4 Beta. За счет всех этих метаморфоз масса машины снизилась до 7 тонн. По большому счету, получился промежуточный танк между AH-IV и TNH. Поэтому вскоре индекс TNH-L вычеркнули, а вместо него появился новый - Praga LTL.

Praga LTL по состоянию на август 1938 года.
Praga LTL по состоянию на август 1938 года.

26 мая 1937 года было подписано соглашение о поставке 21 танка Praga LTL. Стоимость машины оценивалась в 570000 чехословацких крон. Надо сказать, что спецификация литовской стороны продолжала ставить ČKD в крайне сложное положение. Дело в том, что боевую массу оценивали в 5,6 тонн, а в нее полноценный танк никак не вписывался. Согласно условиям договора, выход на испытания первого опытного образца Praga LTL предполагался не позднее, чем через 7 месяцев, то есть к январю 1938 года. При этом нельзя сказать, что литовская сторона понимала суть проблемы, а также куда-то торопилась. Причина такого поведения вполне объяснима: в 1937 году прибыла партия из 16 VCL M1936, по большому счету то же самое, что и более ранние M1934. Этими танками укомплектовали 3-ю роту, а заказанными у ČKD танками собирались заменить Renault FT. Надо сказать, что с литовскими "Виккерсами" периодически возникают ошибки, поскольку исследователи путают Латвию с Литвой. Дело в том, что латвийская армия тоже приобрела партию из аналогичных танков, их них 4 относились к модели M1937, с 40-мм пушками. Вот эти самые пушечные танки иногда приписывают к литовским машинам, хотя там имелись только пулеметные танки. Да и по мелочам литовские с латвийскими танками отличаются. Так или иначе, но сильно торопиться литовской стороне уже не требовалось, а вот ČKD упорно пыталась вписаться в требования. Впрочем, этого так и не получилось.

Кормовое размещение ведущего колеса было не характерным для легких танков ČKD.
Кормовое размещение ведущего колеса было не характерным для легких танков ČKD.

В финальной конфигурации опытный образец Praga LTL был готов к 14 апреля 1938 года. Отчасти задержка оказалась связана с поставкой вооружения. Литовская сторона также не торопилась: комиссия с их стороны прибыла только 4 мая. Боевая масса машины составила 7200 кг, это оказалось на 1,5 тонны больше требований, но теперь это литовскую сторону не беспокоило. Возможно потому, что предложение ČKD выглядело крайне заманчиво. Оснащенная 125-сильным мотором от танка-амфибии Praga F-IV машина развила скорость 54 км/ч. Это лишь ненамного меньше, чем VCL M1934/M1936, вот только по всем остальным параметрам английская машина смотрелась откровенно убого. Чехословацкий танк, как и требовала спецификация, получил 20-мм автоматическую пушу Oerlikon, а также два пулемета MG 08. Лобовая часть корпуса и башни имела толщину 25 мм, что вполне надежно защищало от огня своего же вооружения. Поначалу танк преследовали различные механические поломки, включая и выход из строя коробки передач, но с учетом того, что конструкция была во многом новая, это вполне ожидаемо. Тем не менее, к 29 августа 1938 года танк окончательно был готов к приемке.

Башня танка являлась результатом работы над аналогичными проектами. Литовская сторона оказалась самым неторопливым заказчиком ČKD.
Башня танка являлась результатом работы над аналогичными проектами. Литовская сторона оказалась самым неторопливым заказчиком ČKD.

После официальной процедуры приёмки литовская делегация уехала в Каунас, а ходовые испытания Praga LTL продолжились. Всего машина преодолела около 3,5 тысяч километров. Но уже в этот момент на ČKD стали догадываться - что-то идет не так. Такая неспешность вызывала кучу вопросов, поскольку ни один другой клиент так себя не вел. И действительно - позже ČKD ждало две новости, хорошая и плохая. Хорошая - литовская сторона всё еще хочет танки. Плохая - в другой конфигурации. Дело в том, что пока литовцы раздумывали о танке для себя, у чехословацкой компании образовалось еще два клиента - Перу и Швейцария. И вот швейцарский вариант литовской стороне приглянулся больше. В случае с литовской стороной именовался он как Praga LLT. Ну а Praga LTL превращался в демонстратор. Танк прибыла в Литву, где в период с 26 января по 11 марта 1939 года накатал 1474 километра. Танком заинтересовались Латвия и Эстония, но как-то поздновато. К 15 марта Praga LTL уже находился в Чехословакии, где он достался немцам. Для них позже подготовили описание машины, но интереса она не представляла.

Praga LTL оказался единственным экспортным танком ČKD, который так и остался в единственном экземпляре.
Praga LTL оказался единственным экспортным танком ČKD, который так и остался в единственном экземпляре.

По итогам всей этой истории можно сказать, что затея с Praga LTL превратилась в какой-то фарс. Заказчик выдавал требования, которые изначально были невыполнимыми, при этом и не особо торопясь. Надо отметить, что одновременно литовские военные приценивались и к шведскому танку-разведчику Landsverk L-120, но довольно быстро потеряли интерес. Дорого, да еще и чехословацкое предложение выглядело гораздо интереснее. То, что сами шведы позже предпочли чехословацкие танкетки AH-IV-Sv (Strv m.37), а не Landsvertk L-120, о многом говорит. Но само поведение литовских военных вызывает откровенное недоумение. За то время, что они думали, ČKD успела воспользоваться наработками по Praga LTL и поставить аналогичные машины в Перу и Швейцарию. Как-то там военные думали быстрее. Ну а тот самый Praga LLT, о котором литовские военные надумали к 1939 году, превратился в LT vz.40, уже для Словакии. Но это немного другая история.

Список источников:

Архив ČKD

Export Light Tanks. Tanque 39, Pzw 39, LT-40, V. Francev, C. Kliment, MBI, 2007

Czechoslovak Tanks 1930–1945 Photo-Album Part 1, Vladimir Francev, Karel Trojanek, Capricorn Publications, 2013

tankfront.ru

Другие материалы по чехословацким танкам:

Чехословацкая танкетка ČKD P-I, она же Tč vz. 33

Танкетка Praga AH-IV, первый успех ČKD на поприще экспортера бронетанковой техники

Praga P-II, он же LT vz.34, первый чехословацкий легкий танк собственной разработки, запущенный в серию

Легкий экспортный танк Praga TNH, предшественник легкого танка LT vz.38

TNH 57/900, последний из танков семейства TNH, разработанный ČKD после войны

Чехословацкий опытный танк Škoda ŠET (Škoda elektrické tank) с электромеханической трансмиссией

Средний танк ČKD V-8-H, принятый на вооружение как ST vz.39, но так и не успевший попасть в чехословацкую армию