Малый чех для Персии

3,3k full reads
5,8k story viewsUnique page visitors
3,3k read the story to the endThat's 57% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Танкетка Praga AH-IV, первый успех ČKD на поприще экспортера бронетанковой техники

Первая половина 30-х годов для чехословацкой компании ČKD (Českomoravská Kolben-Daněk) стала временем больших перемен. Многопрофильная компания строила железнодорожную технику, автомобили, локомобили и ряд других видов техники. Вместе с тем, амбиции руководства ČKD были куда выше. Мощное промышленное производство позволяло многопрофильной компании создавать и иную продукцию, прежде всего военной направленности. Касалось это и танков, которыми, еще в 20-е годы, занимался один из будущих кусков ČKD - Breitfeld-Daněk. Первые опыты оказались не совсем удачными, тем не менее, ČKD не сдавалась, в результате усилия были вознаграждены. 17 октября 1933 года на вооружение чехословацкой армии приняли танкетку Praga P-I, она же Tč vz. 33. Она стала первым образцом чехословацкой бронетанковой техники, принятым на вооружение и запущенным в крупную серию. Всего чехословацкая армия заказала 70 таких танкеток, а на кону стоял куда более крупный контракт - 300 штук. Не менее важным событием стало то, что удалось побороть главного конкурента - Škoda. Оружейный гигант из Пльзеня, таким образом, отчасти лишился статуса монополиста на рынке вооружения и военной техники. Борьба между Škoda и ČKD порой обретала ожесточенный характер, но это было на руку, прежде всего, чехословацкой армии. Благодаря этой борьбе развитие чехословацкой бронетанковой техники шло стремительными темпами.

Патент на новую подвеску, которую Алексей Сурин разработал для AH-IV.
Патент на новую подвеску, которую Алексей Сурин разработал для AH-IV.
Патент на новую подвеску, которую Алексей Сурин разработал для AH-IV.

Победа ČKD, впрочем, оказалась лишь частичной. Маневры чехословацкой армии, прошедшие в Миловице весной 1934 года, показали, что Tč vz. 33 устарела, не успев даже толком попасть в войска. На ČKD серьёзно поработали, благодаря чему танкетка стала более совершенной, нежели Carden-Loyd Mk.VI, ее прямой предшественник. Другое дело, что прародителю, к тому моменту, стукнуло уже 5 лет. Больше того, практически все страны, которые занимались танкетками, изначально отмечали слишком слабый мотор танкетки. Вот и P-I получила более мощный мотор, но на самом деле это был самый слабый двигатель среди "наследников" Carden-Loyd Mk.VI. Посему обвинения в недостаточной подвижности Tč vz. 33 выглядели вполне справедливыми. Также отмечалась чрезмерная теснота, недостаточная обзорность и слабая маневренность огня. Всё это стало причиной, почему первая серия Tč vz. 33 стала последней.

Первый опытный образец Praga AH-IV, сентябрь 1935 года.
Первый опытный образец Praga AH-IV, сентябрь 1935 года.
Первый опытный образец Praga AH-IV, сентябрь 1935 года.

На ČKD считали, что не всё потеряно, поэтому в 1934 году начались проработки по улучшенной версии P-I. Одним из ключевых направлений стал перенос части вооружения из рубки во вращающуюся башню. Впрочем, в августе 1934 года чехословацкая армия дала понять, что танкетки ее вообще перестали устраивать. Минимально необходимой боевой машиной стала категория II (лёгкие кавалерийские танки с бронёй 15 мм). В MNO (Ministerstvo národní obrany, Министерство Обороны Чехословакии) трезво оценили перспективы танкеток, став первой страной, которая в принципе отказалась от разработки малых танков с пулеметным вооружением. Потом, правда, были еще разведывательные танки-амфибии, но они так и не вышли за стадию опытных. В любом случае, наработки ČKD по развитию танкеток оказались невостребованными. Впрочем, уже вскоре они понадобились, но уже не как разработка для чехословацкой армии.

Первые тесты проходили без вооружения.
Первые тесты проходили без вооружения.
Первые тесты проходили без вооружения.

В марте 1933 на ČKD начал работать Эмиль Оплатка, задачей которого являлся поиск потенциальный покупателей для военных заказов. Сидящий в Париже агент ČKD получал со сделки 1%, так что чем больший контракт ему удалось провернуть, тем выгоднее это оказывалось для него. Деньги платились отнюдь не за красивые глаза: Оплатка обладал хорошим связями, порой занимался откровенным шпионажем, в том числе и промышленным. Первые результаты его деятельности были получены в 1934 году. В Париж прибыла персидская закупочная комиссия, которую возглавлял генерал Исмаил Хан. Появилась она не просто так: Реза Пехлеви, персидский шах, был решительно настроен на модернизацию своей армии. Делалось это параллельно с коренной "модернизацией" самой Персии. Вплоть до того, что 22 марта 1935 года Реза Пехлеви переименовал Персию в Иран. В Париж персидская комиссия прибыла с целью закупки широкого спектра продукции. Оплатка смог договориться о поставках персидской армии полевых кухонь, которые производились ČKD. Впрочем, более важной оказалась другая информация: генерал Исмаил Хан имел задание на закупку сотни танкеток массой 2-3 тонны. Со стороны ČKD имелось готовое предложение в виде P-I, но эта танкетка не заинтересовала. В январе 1935 года ČKD и Škoda показали свои предложения по танкеткам. к тому моменту конструкторское бюро ČKD под руководством Алексея Сурина лихорадочно работало над совершенно новой танкеткой - AH-IV. Данная машина показалась Исмаилу Хану более перспективной. Кроме того, Оплатка сделал хитрый ход: с его подачи был подарен опытный образец P-I. ČKD он оказался не нужен, за его разработку и так заплатило NMO, а подарок шаху - это хороший ход, по-восточному.

Эта же машина после установки вооружения.
Эта же машина после установки вооружения.
Эта же машина после установки вооружения.

В первой половине мая 1935 года закупочная комиссия, уже иранская, прибыла в Прагу. Здесь ей показали производственные возможности ČKD, также линейку военной техники, включая и танки. Кроме того, были показаны наработки и по еще одной машине - легкому танку TNH. Впечатленный демонстрацией генерал Исмаил Хан 14 мая 1935 года подписал соглашение о закупке 30 танкеток AH-IV и 26 легких танков TNH. Согласно договору, первые 5 танкеток сдавались в апреле 1936 года. Уже в сентябре 1935 года иранская комиссия смогла увидеть опытные образцы обеих машин. Если TNH была скорее развитием концепции P-II, то AH-IV стала принципиально иной машиной. Концепция P-I с трансмиссией впереди и боевым отделением по центру осталась, но теперь мотор находился сзади. Мотор всё еще использовался от грузовика Praga AN, но его объем вырос до 2,5 литров, а мощность - до 42 лошадиных сил. При боевой массе около 3,5 тонн это уже было что-то. Корпус был полностью другим, а на крыше боевого отделения появилась башня, где установили станковой пулемет ZB 53. Впрочем, к сентябрю 1935 года, когда прошла презентация прототипа, вооружения еще не стояло.

Серийный образец Praga AH-IV
Серийный образец Praga AH-IV
Серийный образец Praga AH-IV

Самым интересным элементом машины стала ее ходовая часть. Если в P-I легко угадывалось английское происхождение, то теперь машина выглядела абсолютно оригинальной. Особенно это касается подвески с опорными катками большого диаметра. Разработанная Алексеем Суриным конструкция получилась на порядок более удачная, чем подвеска Джона Кардена. Она имела существенно больший ход катков, особенно это влияло на плавность хода. Аналогичную подвеску Сурин создал и для TNH. Проведенная презентация впечатлила иранскую делегацию. В ходе переговоров, которые прошли с участием Клемента Ружички и Якуба Карасека, одних из руководителей ČKD, контракт переиграли. Теперь предполагалось закупить 50 танкеток AH-IV, каждая обходилась в 1629 фунтов стерлингов. Отдельно покупалось вооружение и оптика. Для Ирана это была выгодная покупка: соотношение цены и качества являлось лусшим на экспортном рынке, причем у конкурентов имелись заведомо худшие, чем у ČKD, аналоги. Особенно это касалось вооружения: большинство танкеток имело казематное размещение пулеметов, здесь же стояла полноценная башня.

На момент создания это была лучшая танкетка.
На момент создания это была лучшая танкетка.
На момент создания это была лучшая танкетка.

В дальнейшем опытный образец, имевший регистрационный номер P-10.044, продолжали дорабатывать, вскоре он получил полное вооружение и смотровые приборы. Аналогично P-I, справа от механика-водителя размещался ручной пулемет ZB 30. Вместе с тем, появилось понимание, что серийная версия Praga AH-IV будет несколько отличаться от опытной машины. Имелся ряд претензий к боевому отделению, да и мотор всё равно выглядел слабоватым. Поэтому серийная танкетка выглядела немного иначе, как снаружи, так и внутри. Для начала, была установлена более просторная башня, имевшая круглую форму и воздухопритоки по бокам. Доработали корпус, а также поставили новый мотор - Praga RH, объемом 3,47 литра и мощностью 55 лошадиных сил. Данный мотор являлся танковой версией двигателя грузовика Praga RN, выпускавшегося с 1933 года. С новым мотором машина стала более подвижной.

Наличие вращающейся башни было большим преимуществом.
Наличие вращающейся башни было большим преимуществом.
Наличие вращающейся башни было большим преимуществом.

Параллельно с разработкой Praga AH-IV на ČKD готовились к выпуску новой машины. Мощностей завода в Либене не хватало, тем более что он и так уже был загружен танками для чехословацкой армии. Поэтому на ČKD решили организовать выпуск на заводе в Сланы, что к северо-западу от Праги. Рядом, кстати, находится Кладно, где выпускали броню. Процесс подготовки к выпуску, а также сам выпуск, проходил под надзором иранской комиссии. Надо сказать, что в Сланы выпуск организовывался медленно, поскольку требовалось дополнительное оборудование. Да и мотор поначалу капризничал. Кроме того, иранская комиссия, состоявшая из молодых офицеров, была не очень подкована технически, зато пользовалась успехом у местных дам. Да и особо она себе ни в чем не отказывала. В результате первые 12 танкеток было сдано существенно позже срока - 17 августа 1936 года. Дальше их везли в Гамбург, а оттуда уже в Иран. Еще 15 танкеток было сдано к 15 сентября, а в 1937 году отправили оставшиеся машины. Уехал в Иран и опытный образец машины, как учебная машина.

По сравнению с опытным образцом башня была существенно улучшена.
По сравнению с опытным образцом башня была существенно улучшена.
По сравнению с опытным образцом башня была существенно улучшена.

Поначалу машины показала себя довольно капризными, причиной тому были моторы и дефектные радиаторы. Имелись и другие мелкие проблемы. Впрочем, надо отдать ČKD должное - с точки зрения сервиса компания показала себя с наилучшей стороны. К тому же надо иметь в виду, что Иран - это совсем не Европа, особенно что касается климата. Благодаря действиям представителей ČKD в Иране, проблемы удалось устранить, и некоторый скепсис, который поначалу вызвали танкетки, быстро исчез. Надо сказать, что выявленные проблемы отнюдь не были показателем плохой работы ČKD. Это вполне нормальная ситуация для первенцев, особенно с учетом уже описанных проблем с организацией выпуска на заводе в Сланах.

Зимние испытания машин очередной партии перед отправкой в Иран.
Зимние испытания машин очередной партии перед отправкой в Иран.
Зимние испытания машин очередной партии перед отправкой в Иран.

Лишней демонстрацией того, что иранская армия оценила чехословацкие машины, показывала заинтересованность в дальнейших закупках. Разговор об этом пошел в 1938 году. Реза Пехлеви и его генералитет планировали дальнейшее развитие иранской армии, что предполагало и дополнительные поставки бронетанковой техники. Речь шла о заказе на 300 танкеток. Согласно планам, в каждую пехотную дивизию шло по 25 танкеток, плюс столько же легких танков. Надо сказать, что данная идея выглядела не самой удачной, поскольку размазывала танковые подразделения. В любом случае, столь существенное усиление пехотных частей шло им на пользу. Правда, с поставками новых танкеток не задалось. Сначала у Ирана не хватало средств, а потом наступило 15 марта 1939 года - оккупация Чехословакии Германией.

Одновременно иранские танкетки служили рекламой для потенциальных покупателей. Здесь AH-IV ездит вместе с P-II-a, опытной машиной, которая проиграла конкурс LT vz.35.
Одновременно иранские танкетки служили рекламой для потенциальных покупателей. Здесь AH-IV ездит вместе с P-II-a, опытной машиной, которая проиграла конкурс LT vz.35.
Одновременно иранские танкетки служили рекламой для потенциальных покупателей. Здесь AH-IV ездит вместе с P-II-a, опытной машиной, которая проиграла конкурс LT vz.35.

С учетом того, что Реза Пехлеви был настроен на союз с Германией, потенциальный союзник мог и пойти на уступки, но немцам самим были нужны танки. Вместе с тем, когда понадобилось дополнительное оборудование, в частности радиостанции, помогли как раз немцы. Но операция "Согласие", которую в августе 1941 года провели английские и советские войска, показали, что ни танки, ни радиостанции к ним иранской армии не помогли. Совместными действиями союзники вывели Иран из войны. Это, впрочем, не означало окончание карьеры AH-IV. Танкетки так и остались на вооружении иранской армии, причем их использование продолжалось до 50-х годов. Судя по всему, ни одной танкетки данного типа до наших дней не сохранилось, хотя кто знает, может где-то и стоят, как памятники.

Иранская комиссия перед отправкой партии танкеток.
Иранская комиссия перед отправкой партии танкеток.
Иранская комиссия перед отправкой партии танкеток.

В заключение стоит отметить, что отказ чехословацкой армии от танкеток спровоцировал похожие процессы, которые случились в Англии лет за пять до описываемых событий. Подобно Vickers-Armstongs, на ČKD нашли выход в виде чисто экспортных машин. Благодаря удачной конструкции и хорошему соотношению "цена-качество", ČKD смогла быстро пробиться на рынок бронетанковой техники. Чехословацкие танки и танкетки очень быстро заняли там второе место, выше находились только англичане.

Источники:

Export Tankettes, V. Francev, C. Kliment, MBI, 2004

Czechoslovak Tanks 1930–1945 Photo-Album Part 1, Vladimir Francev, Karel Trojanek, Capricorn Publications, 2013

Архив ČKD

Другие материалы по чехословацким танкам:

Чехословацкая танкетка ČKD P-I, она же Tč vz. 33

Praga P-II, он же LT vz.34, первый чехословацкий легкий танк собственной разработки, запущенный в серию

Чехословацкий опытный танк Škoda ŠET (Škoda elektrické tank) с электромеханической трансмиссией

Средний танк ČKD V-8-H, принятый на вооружение как ST vz.39, но так и не успевший попасть в чехословацкую армию