Малый трактор по второму кругу

855 full reads
1,7k story viewsUnique page visitors
855 read the story to the endThat's 50% of the total page views
6,5 minutes — average reading time

История появления Kleintraktor, превратившегося в La.S. (Landwirtschaftliche Schlepper), прямого предшественника легкого танка Pz.Kpfw.I Ausf.A.

История немецкой бронетанковой техники порой имела весьма замысловатые повороты. Вместе с тем, имелись и некоторые цикличные моменты. В Первую мировую войну, например, немецкий генералитет упорно пытался выпускать исключительно тяжелые танки, хотя Йозеф Фольмер, отец немецкого танкостроения пытался убедить их в том, что надо выпускать боевые машины полегче, зато более массовые. С упорством, достойным иного применения, идеи Фольмера торпедировали, требуя железные капуты, а в итоге-то он оказался прав. Танки серии LK оказались вполне неплохими, пожалуй, даже получше Renault FT, вот только кайзеровские генералы перехитрили сами себя. В результате выпуска этих полезных машин практически не состоялось, выиграли от этого только венгры, да шведы. Именно у них LK-II на вооружении и состояли, причем шведы потом продали один такой танк немцам на выставку. Судьба - она такая, очень любит корчить хитрые гримасы.

Изначальная концепция Kleintraktor предполагала боевую машину с передним расположением моторного отделения и кормовым размещением отделения управления. Впрочем, карманного варианта Leichttraktor так и не состоялось.
Изначальная концепция Kleintraktor предполагала боевую машину с передним расположением моторного отделения и кормовым размещением отделения управления. Впрочем, карманного варианта Leichttraktor так и не состоялось.
Изначальная концепция Kleintraktor предполагала боевую машину с передним расположением моторного отделения и кормовым размещением отделения управления. Впрочем, карманного варианта Leichttraktor так и не состоялось.

История имела продолжение уже во второй половине 20-х годов. К 1925 году Рейхсвер созрел таки для запуска секретной программы моторизации, а если быть более точным, разработки танков. Вот только история немцев, похоже, ничему не научила. Вместо того, чтобы, подобно другим странам, сначала организовать выпуск легких танков, как наиболее дешевых и простых в освоении, бывшие офицеры кайзеровской армии снова решили по-своему. Поэтому первым танком рейхсвера стал Armeewagen 20, позже переименованный в Großtraktor. Собственно говоря, уже по спецификации видно, что немцы легких путей не искали. 16-тонная машина должна была, в том числе, плавать. Krupp, Rheinmetall и Daimler-Benz, судя по всему, соревновались в том, кто сделает свою машину более вычурной. Победил Daimler-Benz, ибо самый "кривой" Großtraktor был у них. А "большой трактор" Rhainmetall запомнился тем, что во время испытаний на плавучесть утонул, причем вместе с одним из механиков. Мучения со средними танками продолжались до второй половины 30-х годов. В итоге, конечно, средний танк (точнее, танки) у немцев получился, но времени они на этом потеряли вагон.

Один из многочисленных транспортеров Carden-Loyd, которые и привлекли внимание 6-го отдела Департамента Вооружений.
Один из многочисленных транспортеров Carden-Loyd, которые и привлекли внимание 6-го отдела Департамента Вооружений.
Один из многочисленных транспортеров Carden-Loyd, которые и привлекли внимание 6-го отдела Департамента Вооружений.

К весне 1928 года у командования рейхсвера появилось понимание, что нужны не только средние, но и легкие танки. Так появился проект, получивший обозначение Kleintraktor, он же "малый трактор". Если внимательно взглянуть на спецификацию, то из нее явно торчит скоростной вариант Renault FT. Предполагалась боевая машина массой 6 тонн, оснащённая 60-сильным двигателем, развивающая максимальную скорость 40 км/ч и вооружённая 37-мм пушкой. Предполагалось построить 17 таких танков, причем ценник у них получался немаленький - 50 тысяч рейхсмарок. В таком виде танк, впрочем, просуществовал недолго. В начале мая 1928 года стало ясно, что мотора мощностью 60 лошадиных сил маловато, да и экипаж теперь хотели побольше. Поэтому 26 мая Kleintraktor переименовали в Leichttraktor. Что же касается индекса Kleintraktor, то его оставили для более легкой машины. Поначалу данным танком не занимались, поскольку хватало работ не только по Leichttraktor и Großtraktor, но и "самоходным лафетам". Например, Krupp, стоявший у истоков разработки указанных выше танков, занимался и самоходным лафетом L.S.K. (leichte Selbstfahrkanone). Внешне он был очень похож на то, что позже превратится в Kleintraktor, но масса более чем в 7 тонн намекает на исключительно внешнее сходство. Хоть какое-то движение по новому Kleintraktor началось только с февраля 1930 года, да и то, фактически что-то похоже на работы пошло ближе к концу года. Исходная спецификация предполагала 3-тонную боевую машину, вооруженную 20-мм автоматической пушкой. Оснащалась машина 60-сильным мотором, что обеспечивало высокую удельную мощность. Самое интересное, что еще в феврале 1930 года упомянули тягач Carden-Loyd. Это прямо намекало на то, что выбрали как ориентир.

Трактор V.A.E.393, первый из трех, купленных Aug. Nowack A.G. Данная машина оказала большое влияние на немецкое танкостроение, хотя Kleintraktor начали переделывать еще до его появления в Германии.
Трактор V.A.E.393, первый из трех, купленных Aug. Nowack A.G. Данная машина оказала большое влияние на немецкое танкостроение, хотя Kleintraktor начали переделывать еще до его появления в Германии.
Трактор V.A.E.393, первый из трех, купленных Aug. Nowack A.G. Данная машина оказала большое влияние на немецкое танкостроение, хотя Kleintraktor начали переделывать еще до его появления в Германии.

Концепция Kleintraktor предполагала многоцелевую боевую машину. Помимо танка-разведчика, на этой же базе предполагали легкую САУ (носитель орудия), а также артиллерийский тягач. Таким образом, делалась копирка с концепции Leichttraktor, хотя тут скорее лучше посмотреть на англичан. А именно на семейство малых танков, выросших из танкетки Carden-Loyd Mk.VI. У этих машин также изначально масса около 3 тонн, заодно на их базе делались разные машины, включая и тягачи. Позже разработка англичан разделилась: для себя они стали делать 5-тонные танки, позже эволюционировавшие в Light Tank Mk.VI, самый массовый английский танк на начало войны. Другой ветвью эволюции стали "Виккерсы 4-тонные", популярные "коммерческие" танки, состоявшие на вооружении у ряда стран. Третьей ветвью стал разведывательный танк-амфибия VCL M.1931, идейный прародитель советских Т-37 и Т-38. Четвертой же ветвью стал как раз Kleintraktor. Поначалу, впрочем, речь шла только о концептуальном копировании, потому как изначально Kleintraktor был совсем иным.

Шасси Kleintraktor, каким его изначально построили.
Шасси Kleintraktor, каким его изначально построили.
Шасси Kleintraktor, каким его изначально построили.

Для начала, немцы традиционно не вписались в собственную спецификацию по массе. Ближе к концу 1930 года, когда начались реальные работы по танку, боевая масса составила уже 3,5 тонны. Ожидалось закупить 20 таких танков по цене 50000 рейхмарок за штуку. Откровенно говоря, какой-то конский ценник для машины такого класса, за подобные деньги можно было купить пару МС-1, да и появившийся позже Т-26 стоил почти на четверть меньше. В исходном виде машина скорее напоминала Leichttraktor поменьше. Мотор располагался впереди, поскольку заднее расположение боевого отделения традиционно объяснялась оптимизацией центра тяжести. Трансмиссия, кстати говоря, тоже была сзади. Как силовая установка предполагался оппозитный мотор Krupp M 301, который создавался для грузовика Krupp L 2 H 43. Небольшие габариты мотора позволяли сделать моторное отделение низким, таким образом ожидалось получить хорошую обзорность вперед. Ожидалась высокая скорость передвижения - до 45 км/ч. Число опорных катков снизилось до 5 на борт, а траки стали цельнометаллическими. Экипаж состоял из трех человек: слева механик-водитель, справа наводчик, за механиком-водителем третий номер. Да и то - "возможно".

Это же шасси в ходе доработок. В их числе и усилитель двух опорных катков и ленивца.
Это же шасси в ходе доработок. В их числе и усилитель двух опорных катков и ленивца.
Это же шасси в ходе доработок. В их числе и усилитель двух опорных катков и ленивца.

После некоторых изменений в конструкцию шасси, которые внес Генрих Книпкамп, число катков на борт снизилось до 4. В июле 1931 года была готова деревянная модель, которая уже должна была ввести 6-й отдел Департамента Вооружений в состояние легкой задумчивости. Дело в том, что Krupp запихнуть 20-мм автоматическую пушку в башню не смог. Поэтому получилась рубка, с возможностью наведения 20-мм автоматической пушки влево и вправо. Про третьего члена экипажа дипломатично умолчали. Между тем, с ТЕКО шли далеко не лучшие отзывы о Leichttraktor. В том числе и о том, что часто происходит сброс гусеничных лент. На самом деле проблема была совсем не в заднем расположении ведущих колес, а в криво спроектированной ходовой части. Но в 6-м отделе Департамента Вооружений решили иначе. С чем сложно поспорить, так это о том, что переднее расположение мотора оказалось плохой идеей. Помимо снижения обзорности, плохим оказался тепловой режим, особенно в отделении управления. На этом фоне оптимистичные рассказы о том, что закупка тягача Carden-Loyd не нужна, решительно забыли. Теперь Крипкамп недвусмысленно дал понять, что хочет шасси по типу английской машины.

Некоторое время шасси еще планировалось многоцелевым, но постепенно функции снизились до одной - использование как танк.
Некоторое время шасси еще планировалось многоцелевым, но постепенно функции снизились до одной - использование как танк.
Некоторое время шасси еще планировалось многоцелевым, но постепенно функции снизились до одной - использование как танк.

Поворот в разработке "малого трактора" случился осенью 1931 года. 16 сентября состоялось совещание, в котором приняли участие Эрих Вольфёрт, главный человек на Krupp по танковой разработке, а также Книпкамп. На нем Книпкамп анонсирован новую концепцию Kleintraktor. Фактически речь шла о переносе концепции машин Carden-Loyd на немецкий концепт танка-разведчика. Трансмиссия переносилась вперед, мотор назад, опорные катки и подвеска брались английские, как и трак. Роль пятого опорного катка выполнял ленивец, лежащий на земле, то же самое можно увидеть и на танках VCL, только там число катков было равно 4. Надо сказать, что тогда у немцев самого тягача не имелось - только схемы и фотографии. Пока Krupp занимался кардинальной переработкой Kleintraktor, кузовная фирма Aug. Nowack A.G. из Баутцена оформляла у Vickers-Armstrongs Limited заказ на тягачи. Первый из них, V.A.E.393, заказали 10 ноября 1931, а на Куммерсдорфский полигон он прибыл январе 1932 года. Надо сказать, что англичане к тому времени переиграли компоновку машины. Мотор находился не сзади, а сбоку от механика-водителя. Немцы такой номер провернуть не могли, потому что оппозитный мотор Krupp M 301 и его развитие - это совсем не рядный двигатель Meadows Type E.P.C. с водяным охлаждением. Он был более компактным, а главное узким. Так вот, упомянутые выше английские танки имели аналогичную компоновку, а также боевое отделение, располагавшееся чуть позади центра тяжести. Немного плотно, зато даже с броней толщиной 14 мм масса машины составляла около 5 тонн.

Таким изначально виделся Kleintraktor с точки зрения вооружения. Да, немцы воткнуть 20-мм автоматическую пушку в башню не смогли.
Таким изначально виделся Kleintraktor с точки зрения вооружения. Да, немцы воткнуть 20-мм автоматическую пушку в башню не смогли.
Таким изначально виделся Kleintraktor с точки зрения вооружения. Да, немцы воткнуть 20-мм автоматическую пушку в башню не смогли.

Первые же испытания тягача показали, что он действительно является тем, чего хотели. Другое дело, что на Krupp уже сформировался их Kleintraktor. Естественно, английскую машину тут же приняли изучать, внося правки в проект, кроме того, Aug. Nowack A.G. заказала второй образец тягача 12 сентября 1932 года, а 11 октября третий. Эти машины имели заводские номера V.A.E.406 и V.A.E.407. Krupp, тем временем, лихорадочно дорабатывала проект, используя данные по V.A.E.393. В практическую фазу работы вошли 5 марта 1932 года, когда был заключен контракт Wa.Prw.V/66906 на изготовление опытного образца шасси Kleintraktor, обходилось оно в 43700 рейхсмарок. Согласно спецификации, снаряженная масса шасси не превышала 2650 кг, причем ради сохранения массы три "внутренних" опорных катка имели алюминиевые диски. Ожидалась скорость в пределах от 40 до 50 км/ч, такой разброс был результатом испытаний V.A.E.393. Вот только там моторчик была слегка помощнее, а не 60-сильный Krupp M 301. Требования к машине оставались те же - танк, тягач для 37-мм противотанковой пушки, а также САУ с тем же самым орудием.

Примерно в это же время в Швеции. Landsverk 100 с башней, в которой установлена 20-мм автоматическая пушка Madsen. Компоновка такая же, да и сам танк прямой одноклассник. К вопросу о прямоте рук конструкторов Krupp.
Примерно в это же время в Швеции. Landsverk 100 с башней, в которой установлена 20-мм автоматическая пушка Madsen. Компоновка такая же, да и сам танк прямой одноклассник. К вопросу о прямоте рук конструкторов Krupp.
Примерно в это же время в Швеции. Landsverk 100 с башней, в которой установлена 20-мм автоматическая пушка Madsen. Компоновка такая же, да и сам танк прямой одноклассник. К вопросу о прямоте рук конструкторов Krupp.

Окончательно Kleintraktor был готов 29 июля 1932 года. С одной стороны, вроде как 6-й отдел Департамента Вооружений получил то, что хотел. А вот с другой, дальше начиналась масса вопросов. Во-первых, мотор Krupp M 301 развивал мощность 54-56 лошадиных сил. Во-вторых, масса шасси составляла уже 2950 кг, для столь маленькой машины лишние 300 кг - это много. В-третьих, выше 28 км/ч шасси не разгонялось. Позже скорость выросла до 42 км/ч. Вместе с тем, машина дорабатывалась, постепенно обретая более законченный облик. По результатам испытаний трак расширили до 260 мм, появилась балка-усилитель для двух последних опорных катков и ленивца, позже поставили третий поддерживающий каток, вносили изменения в подвеску. Самое же главное, что на испытаниях Вюнсдорфе, прошедших 26 сентября 1932 года, шасси Kleintraktor показало превосходство над трактором V.A.E.393. Это касалось, в том числе, и работы подвески. Надо сказать, что и на Vickers-Armstongs были в курсе насчет проблем с текущей подвеской. Неслучайно в 1934 году на танках появилась подвеска конструкции Сидни Хорстманна. Она, кстати говоря, получилась лучше немецкого аналога Carden-Loyd, немцы ее потом украли для полугусеничных тягачей семейства Maultier.

Kleintraktor установочной партии, всего их построили 5 штук, из них 1 с бронированным корпусом.
Kleintraktor установочной партии, всего их построили 5 штук, из них 1 с бронированным корпусом.
Kleintraktor установочной партии, всего их построили 5 штук, из них 1 с бронированным корпусом.

Уже к началу 1933 года опытное шасси Kleintraktor с серийным номером 8000 потяжелело до 3200 кг. На нем лихорадочно продолжали отрабатывать силовые установки, поскольку с мотором имелись явные проблемы. Про 45 км/ч уже не вспоминали, даже 40 км/ч шасси немного не добирало. Между тем, имелась и другая проблема - боевое отделение. Как и ранее, подбашенная коробка с башней планировалось прикручивать к шасси, вот только ни о какой башне речи не шло. У Krupp получалась только рубка, куда сначала воткнули только 20-мм автоматическую пушку, а позже еще и пулемет. Но генерал Освальд Лутц, инспектор моторизованных частей и один из главных идеологов немецких танковых войск, отлично понимал - получается какая-то ерунда. 22 июня 1932 года появилась новая концепция - двухместный танк с башней, в которой находилось два ручных пулемета MG 13. Данный вариант стал единственным 12 октября, от идеи с рубкой отказались. Таки образом, вместо 3-местного 3-тонного танка с 20-мм автоматической пушкой получался 2-местный, со спаркой пулеметов, а масса постоянно росла. Уже вскоре она оценивалась в 4 тонны, а также имелась тенденция к дальнейшему ее росту. Таким образом, про удельную мощность 20 л.с. на тонну смело забыли, и даже 15 л.с. на тонну выглядело оптимистично.

Одним из преимуществ переднего размещения ведущих колес указывалось то, что якобы меньше сбрасывались гусеничные ленты. На самом деле это не так.
Одним из преимуществ переднего размещения ведущих колес указывалось то, что якобы меньше сбрасывались гусеничные ленты. На самом деле это не так.
Одним из преимуществ переднего размещения ведущих колес указывалось то, что якобы меньше сбрасывались гусеничные ленты. На самом деле это не так.

Несмотря на такую угрожающую ситуацию, никто не собирался бросать Kleintraktor. Хотя бы потому, что эта машина хотя бы хорошо ехала, а недостаточно мощный мотор собирались, в перспективе, заменять. На фоне того, что творилось с другими "тракторами", у Kleintraktor дела вообще шли очень даже ничего. Поэтому в начале 1933 года появился заказа на 5 машин нулевой серии (серийные номера 8001-8005). Танки, точнее, пока шасси, обходились в 37800 рейхсмарок за штуку, 4 строилось с корпусами из конструкционной стали, а 1 - из броневой стали, имевшей поверхностную закалку. Максимальная скорость оценивалась в 37,5 км/ч, при этом ставился Krupp M 302, который имел мощность 56 лошадиных сил, а при 2600 об/мин – 60 лошадиных сил. В в июне 1933 года прошёл испытания обстрелом первый корпус, выполненный из полноценной брони. Кроме того, шасси Kleintraktor нулевой серии имело ряд отличий от первого образца. На надмоторной плите появились характерные "уши" для воздухозаборников. Имелся ряд отличий и по ходовой части, и по корпусу. Изначально толщина наклонных броневых листов составляла 8 мм, но после обстрела первого бронекорпуса, состоявшегося в июне 1933 года, толщину пришлось пересматривать. Дело в том, что на испытаниях обстрелом, проводившегося "тяжелыми" пулями калибра 7,92 мм с дистанции 30 метров, закончились двумя пробитиями. В результате толщину наклонной брони пришлось увеличивать до 13 мм, это еще добавило массы.

На машинах установочной партии ставились имитаторы массы.
На машинах установочной партии ставились имитаторы массы.
На машинах установочной партии ставились имитаторы массы.

Изготовленные в июле-августе 1933 года 5 образцов Kleintraktor нулевой серии в войска не попали. Они стали своеобразными тестовыми лабораториями, на которых обкатывались различные технические решения. Не получили они и башен с подбашенными коробками, ибо по ним еще шли согласования. Поэтому на шасси крепились массогабаритные макеты. Продолжались совместные испытания с тракторами Carden-Loyd, которые подтвердили более высокие характеристики немецких шасси. Аналогично первому тестовому шасси, машины постоянно дорабатывались. В марте 1933 года началось обсуждение установки на одно из шасси торсионной подвески, разработанной Porsche K.G. Этого так и не состоялось, поскольку шасси немецких танков попросту не подошли. В результате появился проект торсионной подвески для Landsverk L-60, а также Landsverk L-120.

Вот таким La.S.  предполагалось выпускать крупносерийно. Правда, в башне вооружения нет совсем. Потому что это башня из неброневой стали, как и подбашенная коробка.
Вот таким La.S. предполагалось выпускать крупносерийно. Правда, в башне вооружения нет совсем. Потому что это башня из неброневой стали, как и подбашенная коробка.
Вот таким La.S. предполагалось выпускать крупносерийно. Правда, в башне вооружения нет совсем. Потому что это башня из неброневой стали, как и подбашенная коробка.

В июле 1933 года впервые появилось обозначение La.S. (Landwirtschaftliche Schlepper, или сельскохозяйственный тягач). Это было прикрытие реального назначения машины, хотя к тому моменту нацисты, пришедшие к власти, уже не особо скрывали своё отношение к запретам Версальского договора. Еще раньше, 6 апреля 1933 года, генерал Лутц определил сроки начала крупносерийного производства этих боевых машин – 1 апреля 1934 года. 23 июня 1933 года определили круг производителей танка, поскольку Krupp попросту бы не справился в одиночку. В случае с Krupp подрядчиком становился завод Grusonwerk в Магдебурге. Другими подрядчиками становились Rheinmetall-Borsig (филиал завода в Берлине), Mercedes-Benz Werk Berlin-Marienfelde (будущий Daimbler-Benz werk 40), MAN в Нюрнберге, а также Henschel u. Sohn AG в Касселе. Впрочем, на практике львиная доля (135 шасси из 150) досталась головному заводу Krupp в Эссене. Он выпускал машины с серийными номерами 8011-8145, Grusonwerk и остальные производили всего по 3 шасси. Кроме того, Krupp подминал под себя и контракт на выпуск 150 башен с подбашенными коробками.

Даже при идеальном раскладе Krupp получал только контракт на 150 башен и подбашенных коробок, поскольку конструкция Daimler-Benz оказалась лучше.
Даже при идеальном раскладе Krupp получал только контракт на 150 башен и подбашенных коробок, поскольку конструкция Daimler-Benz оказалась лучше.
Даже при идеальном раскладе Krupp получал только контракт на 150 башен и подбашенных коробок, поскольку конструкция Daimler-Benz оказалась лучше.

Подобная "жадность" сыграла злую шутку. Согласно исходным планам, предполагалась сдавать по 25 машин ежемесячно, начиная с февраля 1934 года. На практике 1.Serie/La.S. начали сдавать еще в январе 1934 года, но фактическая сдача задержалась вплоть до октября 1934 года. Собственно говоря, это стало первым и последним случаем массового выпуска этих машин на Krupp. Далее выпуск производился силами Grusonwerk. Да и остальные производители далее не сидели с крохами от барского стола. В общем-то, Krupp разработкой и выпуском La.S. сильно попортил себе карму.

Но и в эти 150 комплектов Krupp не смог. Поэтому было построено всего 20, из неброневой стали.
Но и в эти 150 комплектов Krupp не смог. Поэтому было построено всего 20, из неброневой стали.
Но и в эти 150 комплектов Krupp не смог. Поэтому было построено всего 20, из неброневой стали.

Особенно это ощущается в истории с башнями и подбашенными коробками. Для начала в монополию Krupp вторглась Daimler-Benz, случилось это в марте 1933 года. Уже на стадии проектирования стало понятно, что у Daimler-Benz получается более рациональная конструкция. Следует напомнить, что Krupp фактически перепиливал исходную рубку для 20-мм автоматической пушки под установку башни. В результате получилась весьма невразумительная конструкция, что у башни, что у подбашенной коробки. Подбашенная коробка получилась слишком низкой, поэтому для головы механика-водителя сделали в крыше выштамповку (она же лючок). Выбираться наружу ему приходилось через люк в заднем левом углу крыши башни. Да и башня получилась, скажем так, не фонтан. На этом фоне разработка Daimler-Benz выглядела более выигрышно, особенно что касается подбашенной коробки. У нее имелись рациональные углы наклона, удобный двухстворчатый люк в левом борту, рациональное размещение смотровых приборов. Неудивительно, что именно разработку Daimler-Benz выбрали как основную.

Финал истории 1.Serie/La.S.. Вместо первого массового немецкого танка получилось 150 учебных шасси.
Финал истории 1.Serie/La.S.. Вместо первого массового немецкого танка получилось 150 учебных шасси.
Финал истории 1.Serie/La.S.. Вместо первого массового немецкого танка получилось 150 учебных шасси.

Это, впрочем, не касалось 1.Serie/La.S., поскольку с Krupp уже заключили контракт. Кроме того, для установки новой подбашенной коробки требовалось ставить и новую надмоторную плиту. Поэтому дело ограничилось переделкой нескольких шасси. А так Krupp должен был сдать 150 комплектов башен и подбашенных коробок. Но и тут случился провал. Выпуск башен и подбашенных коробок из броневой стали, имеющей поверхностную закалку, оказался сорван. Вместо них 20 танков получило башни и подбашеные коробки из конструкционной стали. Остальные машины остались без них.

От более поздних учебных конверсий 1.Serie/La.S. можно легко отличить по "ушастой" надмоторной плите.
От более поздних учебных конверсий 1.Serie/La.S. можно легко отличить по "ушастой" надмоторной плите.
От более поздних учебных конверсий 1.Serie/La.S. можно легко отличить по "ушастой" надмоторной плите.

По итогам вместо 150 полноценных танков образовалось 150 шасси, из них 20 с башнями и подбашенными коробками из неброневой стали. Ничего другого, кроме как переделать их в учебные машины, не оставалось. Занималась этим Grusonwerk. В одной стране за такое уже бы вовсю шли посадки (в лучшем случае), а с Krupp как с гуся вода. Да и в дальнейшем выяснились не менее интересные подробности. Боевая масса "полноценных" La.S. достигла 5 тонн, а дальше машину пришлось переделывать, поскольку мотор явно не тянул. Так на свет появился Pz.Kpfw.I Ausf.B, имевший боевую массу почти 6 тонн. Итого превышение исходной массы почти в 2 раза. Ну а в 1934 году началась разработка танка, который всё же вмещал в себя 20-мм автоматическую пушку. Правда, при проектной массе 6 тонн La.S.100 уже в исходном виде потяжелел до 7,6 тонн, а после переделки дорос до 8,9 тонн. То есть проблема с массой у немцев была системная.

Автор благодарит Хилари Луиса Дойла (Hilary L. Doyle) за предоставленные для статьи иллюстрации

Список источников:

US NARA

Panzer Tracts No.1–1 Panzerkampfwagen 1 ( Kleintraktor to Ausf.B ), Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 2002

Фотоархив автора

Другие статьи по немецким легким танкам:

История создания немецкого легкого танка Leichttraktor Krupp

Немецкие колесно-гусеничные танки: как они создавались и почему немецкого БТ не получилось

Schulfahrzeug и Umsetz-Fahrzeug

Pz.Kpfw.I Ausf.A в Китае

История немецких легких танков Pz.Kpfw.II Ausf.D

Экранировка для Pz.Kpfw.II

Танки-штурмовики для генерала фон Браухича