Модернизация СУ-85, ушедшая в письменный стол

2,9k full reads
6,8k story viewsUnique page visitors
2,9k read the story to the endThat's 43% of the total page views
5 minutes — average reading time

Работы по модернизации самоходной артиллерийской установке СУ-85, проводившиеся под руководством Л.И. Горлицкого в 1943 году

Сегодня исполнилось 115 лет со дня рождения Льва Израильевича Горлицкого. Вся его трудовая жизнь связана с артиллерией, начиная с момента, когда он окончил Ленинградский Военно-Механический Институт, после чего попал на завод "Красный Путиловец". Вплоть до 1940 года основной работой Горлицкого была буксируемая артиллерия, которая, кстати говоря, едва не стала причиной отправки в места не столь отдаленные. Роковой для Льва Израильевича едва не стала 76-мм горная пушка обр.1938 года. Выявленное вредительство едва не списали на него, к счастью, реальный виновник отказов при стрельбе был найден. В дальнейшем Горлицкий стал главным конструктором по артиллерийскому направлению СКБ-4 Кировского Завода. В этом статусе он вел, в том числе, разработку колесных и гусеничных САУ. В частности, колесная артиллерийская установка "423" (76-мм полковая пушка на шасси ЗИС-5) - это его детище. Имел самое прямое отношение Горлицкий и к СУ-26. Артиллерийская часть машины была разработана под его руководством. Правда, в виду запутанности истории самой СУ-26 имя Горлицкого как-то потерялось.

СУ-122 запускали в серию слишком быстро. Это сказалось на некоторых характеристиках машины, включая удобство работы расчета.
СУ-122 запускали в серию слишком быстро. Это сказалось на некоторых характеристиках машины, включая удобство работы расчета.
СУ-122 запускали в серию слишком быстро. Это сказалось на некоторых характеристиках машины, включая удобство работы расчета.

Так сложилось, что в дальнейшем основная деятельность Горлицкого стала связана с танковой и самоходной артиллерией. Осенью 1941 года Льва Израильевича эвакуировали в Свердловск, где он стал заместителем Ф.Ф. Петрова, главного конструктора ОКБ-3 УЗТМ. Этот дуэт в кратчайшие сроки создал целое семейство танковых и самоходных орудий - У-11 (122-мм танковая гаубица, ставилась в КВ-9), У-12 (85-мм танковая пушка с баллистикой зенитки 52-К, не построена), У-13 (строенная орудийная установка для штурмового танка КВ-7) и У-14 (спаренная 76-мм орудийная установка для штурмового танка КВ-7). Вскоре пути Петрова и Горлицкого разошлись, поскольку Федора Федоровича назначили главным конструктором КБ завода №8. Некоторое время Горлицкий и Петров даже конкурировали друг с другом. Некоторую комичность ситуации вызвало то, что сидели два КБ на соседних этажах здания заводоуправления. Впрочем, называть эту конкуренцию ожесточенной точно не получится. Порой два коллектива работали в связке, особенно это выразилось в разработках по теме легких САУ. Да и дальше явно видно, что Федор Федорович и Лев Израильевич вполне плодотворно работали вместе. После того, как 30 октября 1942 года постановлением ГКО №2457сс завод №8 разделили на собственно завод №8 (производство зенитных орудий) и завод №9 (производство танковых и гаубичных орудий) Петров разработку САУ прекратил. Став главным конструктором "девятки", он сконцентрировался на разработке танковых и буксируемых орудий, перестав при этом заниматься САУ (тем более что реально КБ завода №8 все свои САУ разработало фактически в стол). Горлицкого же в октябре 1942 года назначили начальником специальной группы конструкторов УЗТМ. Это стало результатом выхода постановления ГКО №2429сс "О производстве опытных образцов артиллерийских самоходных установок". В качестве базы для данной САУ выступил проект ЗИК-11, причем Петров, со своей стороны, оказал поддержку в разработке.

СУ-122М, попытка модернизации СУ-122. В серию она так и не попала.
СУ-122М, попытка модернизации СУ-122. В серию она так и не попала.
СУ-122М, попытка модернизации СУ-122. В серию она так и не попала.

В виду срочности задания по разработке новой средней штурмовой САУ разработанная группой Горлицкого машина, получившая обозначение У-35, получилась неоднозначной. В ходе испытаний опытного образца выяснилось, что САУ требует массы доработок с точки зрения боевого отделения. Дополнительной проблемой стало то, что У-35 приняли на вооружение Красной Армии 2 декабря 1942 года, еще до начала полигонных испытаний. Согласно постановлению ГКО №2559сс "Об организации производства самоходных артиллерийских установок на Уралмашзаводе и заводе №38", в декабре ожидалась поставка первых 25 машин данного типа, получивших обозначение СУ-35. В срочном порядке У-35 переделали, используя наработки по другой САУ - СГ-2. Во многом проблемы удалось решить, вместе с тем, определенное число недостатков в серию таки пошло. Прежде всего, это касается недостаточно просторного боевого отделения, а также выбранной для машины системы. На 122-мм гаубице М-30 настояли ГАУ КА (Главное Артиллерийское Управление) и НКВ (Наркомат Вооружений), хотя НКТП (Наркомат Танковой Промышленности), да и Петров, с самого начала настаивали на У-11. Но артиллеристы решили, что у умнее всех. В итоге на машине стояло орудие, имевшее громоздкую тумбу и не менее громоздкую бронировку, да еще и ставшее причиной установки "половинки" люка механика-водителя.

СУ-85 также запускали в серию слишком быстро. Недостатки с боевым отделением решили исправлять "потом".
СУ-85 также запускали в серию слишком быстро. Недостатки с боевым отделением решили исправлять "потом".
СУ-85 также запускали в серию слишком быстро. Недостатки с боевым отделением решили исправлять "потом".

Понимание, что ГАУ КА сотворило ерунду в погоне на "унификацией" артиллерии, появилось только в январе 1943 года, когда первые СУ-35 прибыли в учебные части и оттуда посыпались жалобы. Только после этого начались работы по улучшению СУ-35. Так появилась новая, совместная разработка Горлицкого и Петрова - СУ-35М, она же СУ-122М. На этой машине поставили 122-мм орудие Д-11, развитие У-11, расширили боевое отделение, ввели увеличенный люк механика-водителя. Но по ряду причин СУ-122М в серию не попала. В мае 1943 года на Свердловск свалилось новое срочное задание. Теперь требовалось создать машину с 85-мм орудием, имевшим баллистику зенитки 52-К. Она была нужна как средство борьбы с Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E. Так появилась новая машина - СУ-85. Спешность задания привело к тому, что СУ-85, принятую на вооружение Красной Армии 8 августа 1943 года по постановлению ГКО №3892сс, создавали с минимальным отходом от СУ-122. То есть с теми же габаритами боевого отделения. Конечно, машина стала просторнее, ибо орудие Д-5С-85 было менее габаритным, нежели М-30. Кроме того, экипаж сократился до 4 человек, механик-водитель получил полноценный люк, а место командира стало более удобным. Тем не менее, еще в августе 1943 года появились первые пожелания по улучшению конструкции машины. О теме улучшения СУ-85, большая часть пунктов которой так и остались не запущенными в серию, и стоит поговорить в день рождения Горлицкого.

Проект расширенного боевого отделения, разработанный 29 сентября 1943 года.
Проект расширенного боевого отделения, разработанный 29 сентября 1943 года.
Проект расширенного боевого отделения, разработанный 29 сентября 1943 года.

Помимо того, что сохранение общей конфигурации рубки СУ-122 являлось одним из залогов быстрого запуска СУ-85 в серию, была и еще одна причина. Дело в том, что СУ-122М оказалась тяжелее СУ-122, а это отразилось, прежде всего, на надежности ходовой части. Ситуация вокруг бандажей опорных катков, которые и на Т-34, после перехода планки боевой массы в 30 тонн, вели себя не очень, сильно беспокоила ГБТУ КА. В этом плане СУ-85, имевшая боевую массу чуть больше 29 тонн, выглядела более "спокойно". По крайней мере, на фоне 31 тонны, которую весила СУ-122, это было явно более адекватная масса. Вероятнее всего, менее критичная ситуация с массой позволила НКТП и ГБТУ КА снова вернуться к вопросу модернизации боевого отделения. По крайней мере, в заключении об испытаниях опытных СУ-85 значилось, что переход на расширенное боевое отделение и установку командирской башенки ожидался со 101-й машины.

Помимо расширения рубки, предполагалась и установка командирской башенки.
Помимо расширения рубки, предполагалась и установка командирской башенки.
Помимо расширения рубки, предполагалась и установка командирской башенки.

Фактически же какое-то движение в данном направлении началось гораздо позже. Список изменений, которые требовалось внести в конструкцию СУ-85, был подготовлен Техническим Отделом НКТП 6 октября 1943 года. 101-я СУ-85 к тому моменту уже давно была выпущена. Список изменений оказался не столь большим, хотя это смотря как сказать. К 15 октября 1943 года от УЗТМ требовалось разработать расширенное боевое отделение "с выполнением граненых бортов, как это выполнено на СУ-15". Существующая носовая часть корпуса оставалась без изменений. Вторым пунктом значилась установка "вращающегося люка со смотровым прибором MK-IV", фактически это означало появление командирской башенки. Существующие смотровые приборы, которые брали свою родословную от перископических смотровых приборов КВ-1с, заменялись на перископы MK-IV. Требовалось разработать улучшенную вентиляцию боевого отделения. С этим пунктом вообще вопрос стоял крайне интересно. Дело в том, что на СУ-122 вытяжной вентилятор имелся, но на СУ-85 он почему-то исчез. Теперь его требовалось вернуть назад. Наконец, в НКТП требовали решить проблемы с водяной помпой и установкой вооружения.

Одновременно был разработан и вариант с обычной рубкой и командирской башенкой.
Одновременно был разработан и вариант с обычной рубкой и командирской башенкой.
Одновременно был разработан и вариант с обычной рубкой и командирской башенкой.

Надо сказать, что представленный НКТП список по изменениям слегка так не входил в планы конструкторского бюро УЗТМ. Возможно, что боевое отделение по типу СУ-152 и было наиболее подходящим вариантом, но в Свердловске имели своё мнение по данному вопросу. 29 сентября 1943 года, то есть за неделю до спуска НКТП задания на модернизацию боевого отделения, заводское КБ уже подготовило своё видение расширенного боевого отделение. Естественно, оно не было похоже на задание НКТП от слова совсем. Курин и Горлицкий во многом повторили идею СУ-122М, но уже на несколько ином качественном уровне. Передние бортовые листы рубки получили скосы, это позволило несколько сэкономить массу. Ни про какой вращающийся люк не шло и речи. Поскольку в заключении речь шла про командирскую башенку, ее и сделали, вместо "колпака", который ставился в правом переднем углу крыши рубки. Одновременно был подготовлен и второй вариант модернизации - просто с командирской башенкой, без расширения рубки. Самое интересное, что на данные разработки в УСА (Управление Самоходной Артиллерии) ГБТУ КА отреагировали только во второй половине октября. Причем там предложили сделать смотровую башенку. А вот про расширенное боевое отделение вообще не слова. Такое впечатление, что в НКТП на УЗТМ обиделись (ну да, сделать ТЗ через неделю после того, как заводское КБ уже сделало проект, молодцы), по крайней мере, больше про расширенное боевое отделение ни слова.

СУ-Д-15, инициативный проект, так и не запущенный в работу.
СУ-Д-15, инициативный проект, так и не запущенный в работу.
СУ-Д-15, инициативный проект, так и не запущенный в работу.

Примерно в это же время происходило еще одно интересное событие. Дело в том, что после окончания оборонительной фазы Курской дуги были сделаны выводы по поводу соответствия бронетанковой техники Красной Армии, а также ее вооружения. Выяснилось, что Д-5Т-85 и ее самоходная версия уже не полностью соответствуют требованиям. В данном случае очень хорошо, что Петров закладывал в конструкцию Д-5 возможность использования стволов целой плеяды артиллерийских систем. Собственно говоря, исходно Д-5 - это развитие тему У-11, а она подразумевала баллистику 122-мм гаубицы М-30. Так вот, в ту же самую установку вписывались стволы системы Д-2 (122-мм корпусное орудие, по баллистике очень близкое к А-19), а также Д-1 (152-мм гаубица с баллистикой системы М-10). В результате очень быстро появилась 122-мм система Д-25. Изначально она создавалась для установки в ИС-85, но уже в сентябре 1943 года появилась тема установки Д-25 в СУ-85. Так вот, Петров предложил дуплекс, то есть помимо Д-25 предлагалась и еще одна система - Д-15. Причем Петров с Горлицким шли единым фронтом. К 11 октября 1943 года был подготовлен эскизный проект установки Д-15 и Д-25. Надо сказать, что вариант с Д-15 имел свои преимущества. Конечно, начальная скорость снаряда была ниже, но сама машина получалась легче на тонну (31 тонна с Д-15 против 32 тонн с Д-25). Да и как средство огневой поддержки СУ-Д-15 получалась примерно равнозначна КВ-2. Впрочем, осенью 1943 года были нужны противотанковые орудия большой мощности. Посему СУ-Д-15 так и не стала даже опытной машиной.

Вариант установки зенитного пулемета ДШК на командирской башенке. В конструкции башенки явно видны американские корни.
Вариант установки зенитного пулемета ДШК на командирской башенке. В конструкции башенки явно видны американские корни.
Вариант установки зенитного пулемета ДШК на командирской башенке. В конструкции башенки явно видны американские корни.

Не менее интересная история происходила и в другом направлении. В октябре 1943 года появилось некоторое понимание по поводу перспектив получения Красной Армией зенитных самоходных установок. Точнее, выявилась ясная перспектива их не получения. Т-70 с производства снимали, а значит исчезла база для зенитных танков. Другие варианты получения ЗСУ также буксовали. Поэтому в УСА ГБТУ КА решили идти другим путем. А именно создать для самоходных артиллерийских установок варианты размещения крупнокалиберных пулеметов ДШК. То есть пойти по принципу "помоги себе сам".

Более простой вариант установки ДШК, который даже приняли в работу, но затем отменили.
Более простой вариант установки ДШК, который даже приняли в работу, но затем отменили.
Более простой вариант установки ДШК, который даже приняли в работу, но затем отменили.

К 23 октября 1943 года ОГК Уралмашзавода, под руководством Горлицкого, подготовил два варианта зенитных установок. Приоритетным вариантом в Свердловске считали первый, самый простой. На крыше моторно-трансмиссионного отделения размещалась складная тренога, которая быстро приводилась в боевое положение и расчет имел возможность кругового обстрела. Именно как зенитный вариант такое размещение выглядело наиболее подходящим, но часто зенитные пулеметы использовали совсем иначе. А именно по земле. В данном случае наиболее интересным был второй вариант. Данная версия предполагала создание зенитной турели, которая являлась единым целым с командирской башенкой. Откровенно говоря, данная версия здорово напоминала командирскую башенку Medium Tank M4. Точнее, M4A2, которые поставлялись по программе ленд-лиза. Даже общая идея ведения огня явно напоминала американского прародителя. У данного варианта имелся один существенный минус. Смотровая башенка во многом лишалась своих функций, то есть смотровой прибор оставался один. Именно поэтому и ОГК УЗТМ считал приоритетным вариант со складной треногой.

Реконструкция СУ-Д-15 со всеми модернизациями осени 1943 года, за авторством Александра Калашника (г. Омск).
Реконструкция СУ-Д-15 со всеми модернизациями осени 1943 года, за авторством Александра Калашника (г. Омск).
Реконструкция СУ-Д-15 со всеми модернизациями осени 1943 года, за авторством Александра Калашника (г. Омск).

Надо сказать, что и в ГБТУ КА тоже склонялись к варианту с треногой. 4 ноября 1943 года последовала команда начать изготовление двух образцов зенитных треног. Но во второй половине ноября 1943 года состоялось бурное обсуждение предложений ОГК УЗТМ, которое закончилось резолюцией "ничего не надо". Таким образом вместо зенитного вооружения СУ-85 получило идеальное "ничего". С грустью можно констатировать, что товарищи военные пустили очень важное дело на самотек. Они ограничились дежурной фразой "сделать установку, позволяющую вести огонь из танков", на этом всё и закончилось. Так что создание зенитной турели для ИСУ-122с, которую с осени 1944 года стали ставить на ИС и ИСУ, можно назвать скорее "военным вопреки". Там тоже наблюдалось большое тормозилово, пока Сталин лично не поставил вопрос о необходимости ставить зенитные пулеметы. А вот про работы по теме зенитных турелей для СУ-85 председатель ГКО не знал, ибо ни одной опытной конструкции не появилось.

Модернизация СУ-85, декабрь 1943 года. В серию командирская башенка на СУ-85 так и не попала.
Модернизация СУ-85, декабрь 1943 года. В серию командирская башенка на СУ-85 так и не попала.
Модернизация СУ-85, декабрь 1943 года. В серию командирская башенка на СУ-85 так и не попала.

Финалом всего происходящего стало то, что в декабре 1943 года на испытания вышел модернизированный образец СУ-85. С командирской башенкой, но без расширенного боевого отделения и вентилятора на крыше боевого отделения. И, разумеется, без зенитной турели. По итогам испытаний НИБТ Полигон предлагал ввести башенку в серию, предварительно ее доработав, но реальность оказалась грустной и смешной. СУ-85 получила командирскую башенку только осенью 1944 года, да и то потому, что начался выпуск СУ-85М. Фактически это установка Д-5С-85А в СУ-100, временная мера. Таким образом, можно констатировать, что осенью-зимой 1943 года проектные работы шли практически полностью в стол. И уж явно не по вине Горлицкого, а также его коллектива. Такая вот производственная драма с элементами трагикомедии.

Список источников:

ЦАМО РФ

http://panzer35.ru/forum/43-20662-1

mpr.midural.ru

Другие статьи по советским гусеничным САУ:

Проект легкой САУ ИС-10 от КБ завода №92

Модернизация СУ-76М завода №40 с крышей боевого отделения

Модернизация СУ-76М завода №40, принятая в серию

ЗУТ-37 и другие зенитные танки с авиационным вооружением, которые разрабатывались в 1942-43 годах

Развитие советских средних САУ в 1940-43 годах

Опытная штурмовая САУ У-35, прямой предок СУ-122

Опытная штурмовая САУ СГ-2, предок СУ-122, про которого предпочли забыть

Особенности производства СУ-122 летом 1943 года

Проект тяжелой, слишком тяжелой штурмовой самоходной артиллерийской установки У-19, разработанной в КБ УЗТМ

Проект установки 203-мм гаубицы У-3 на лафете МЛ-20 и САУ с той же системой

Из истории создания ИСУ-122

Взлет и падение охотников на танки