Мытищенская крыша для СУ-76М

7 October 2020

Опытные работы по установке крыши боевого отделения на СУ-76М (СУ-15М) на заводе №40 в Мытищах летом-осенью 1944 года.

Благодаря различным публикациям, посвященным истории самоходной артиллерийской установки СУ-76, сложилось ошибочное мнение, что первоначально самоходка СУ-12 (СУ-76) сначала имела металлическую крышу боевого отделения, затем её якобы убрали, а далее, на СУ-76М, ее уже не было от слова совсем. Вообще-то данные утверждения слегка так далеки от истины. Для начала, и опытный образец СУ-12, как и значительная часть серийных машин, не имели крышу изначально. Ее потребовал, с первой серийной машины, поставить Сталин, о чем есть указание, но исполнить его смогли только во второй половине марта 1943 года. При этом утверждения про самовольно снимаемые крыши на фронте не выдерживают никакой критики. Одновременно со снятой крышей почему-то, по одному и тому же алгоритму, происходит перенос фары и других элементов. И почему-то эти элементы так же стоят на опытном образце СУ-12, у которой крыши не было изначально. Имелась крыша и у опытного образца самоходной артиллерийской установки СУ-15, улучшенный образец которой пошел в серию как СУ-15М (СУ-76М). И вот как раз у серийной машины крыши действительно не было.

СУ-76М с жесткой крышей, разработанной КБ завода №40 летом 1944 года.
СУ-76М с жесткой крышей, разработанной КБ завода №40 летом 1944 года.

Причина исчезновения крыши простая до невозможности. Дело в том, что дефекты СУ-12 оказались связаны и с чрезмерной нагрузкой на шасси. Потенциально шасси СУ-15 вполне могло "переварить" наличие крыши, но в НКТП (Наркомат Танковой Промышленности) и ГБТУ КА (Главное Бронетанковое Управление) решили, что минус несколько сотен килограмм лишними совсем не будут. Поэтому серийная СУ-15М не только лишилась крыши, а еще и срезали часть кормового листа и чуток бортовых листов. Боевая масса СУ-15 составляла 11,2 тонны, а у серийной СУ-15М этот показатель составил 10,5 тонн. Казалось бы, довольны должны быть все, опять же, не проблем с вентиляцией. Вот только с конца 1943 года, когда серийные СУ-15М пошли в войска, почему-то оттуда пошли жалобы. Не поверите, по какой причине - "нужна крыша!". Совершенно внезапно выяснилось, что сверху летят пули и осколки снарядов. Мало того, иногда жалобами дело не ограничивалось. Некоторые самоходные артиллерийские полки самовольно делали импровизированные крыши. Масса возрастала, но жить хотелось всем.

Вместо смотрового прибора командира с правой стороны лобового листа рубки была сделана амбразура для пулемета ДТ.
Вместо смотрового прибора командира с правой стороны лобового листа рубки была сделана амбразура для пулемета ДТ.

Войсковые импровизации были встречены самоходным управлением ГБТУ КА без энтузиазма. Прежде всего потому, что рост массы грозил ухудшению ситуации с надежностью ходовой части, а также трансмиссионной группы. Вместе с тем, поток рацпредложений, жалоб, а также фактов самовольной переделки машин заставил весной 1944 года запустить опытные работы по установке на СУ-15М крыши. Первыми такую разработку сделали летом 1944 года на ГАЗ им. Молотова. Ее получил опытный образец СУ-57 после переработки. Надо сказать, что ГАЗ-овская конструкция получилась весьма своеобразная. Там просто "зашили" крышу и поставили сверху перископические смотровые приборы. На испытаниях загазованность вроде как была неплохой, вот только стреляли при открытом кормовом люке. В бою это слегка так чревато залетевшей гранатой. Если люк закрывали, а мотор не работал (его работа создавала дополнительную вентиляцию), внутри работать было можно, но не особо комфортно. В любом случае, дальше опыты по закрытому боевому отделению в Горьком не проводили. Более поздние опытные самоходки ГАЗ им. имели повышенный кормовой лист боевого отделения, но без крыши.

Аналогичная амбразура, но без смотровой щели сверху, была введена в левом борту рубки...
Аналогичная амбразура, но без смотровой щели сверху, была введена в левом борту рубки...

Летом 1944 года ситуация с разработкой СУ-15М изменилась. До того головным разработчиком машины являлся завод №38 НКТП (г. Киров), но летом 1944 года его отправили в Харьков, для усиления коллектива завода №75. Так вместо разработки легких САУ и доработки СУ-15М КБ под руководством М.Н. Щукина сменил направление деятельности, а именно стал работать над Т-44 и артиллерийскими тягачами. Что же касается темы СУ-15М, то ее передали на завод №40 в Мытищи. Постепенно завод №40 стал ведущим в стране разработчиком легких САУ, а первой работой заводского КБ, возглавляемого главным конструктором Н.А. Поповым, как раз стала доработка боевого отделения СУ-15М. При этом заводское КБ пошло по двум путям. О второй альтернативе поговорим в другой раз, а сейчас стоит рассказать про вариант с крышей. Работать над ним начали летом 1944 года, а испытания на НИБТ Полигоне проходили в октябре 1944 года.

...и в правом.
...и в правом.

За основу модернизированной машины была взята серийная СУ-76М, которая подверглась ряду изменений. Для начала, крышу закрыли листом толщиной 4 мм, причем делалась она из двух листов - основного и кормового. В связи с этим корма крыши имела скос, этим снижался объем (и масса) дополнительного металла. Правда, при этом и объем боевого получался меньше. Кормовой люк увеличивался в размерах до 820Х630 мм, то есть получалась полноценная дверь. В крыше делалось два округлых одностворчатых люка для экипажа, а также прямоугольный люк под панорамный прицел ПГ-1. Одновременно изменили амбразуры в бортах, корме, а также лобовом листе рубки. Благодаря такому изменению в амбразуру можно было устанавливать пулемет ДТ, который теперь входил в комплект. В лобовой части рубки амбразурой заменили командирский смотровой прибор, сделав при этом чуть выше смотровую щель. В виду изменения компоновки боевого отделения вместо одного общего сиденья командира и заряжающего были сделаны раздельные сиденья, крепление ППШ перенесли, как и укладку дисков (саму ее уменьшили до 12 дисков). Также внесли изменения в управление машины, введя сервомеханизм пружинного типа, что снизило усилия на рычаги. Наконец, в крыше боевого отделения ввели два перископических смотровых прибора MK-IV, которые должны были компенсировать снижение обзорности.

Такие же амбразуры были и в корме рубки. Также видная покатая часть крыши боевого отделения.
Такие же амбразуры были и в корме рубки. Также видная покатая часть крыши боевого отделения.

Казалось бы, переделок было сделано много, но в результате боевая масса выросла до 10,68 тонн, то есть все переделки потянули менее чем на 200 кг. При этом, правда, была допущена ключевая ошибка. Наличие крыши означало, что ухудшалась ситуация с вентиляцией. На СУ-12 эта проблема частично решалась наличием выреза под панорамный прицел, прикрытый крышкой. В случае с СУ-76М вполне была возможность поставить вентилятор, одного МВ-12 вполне хватило бы. Но на заводе №40 про вентилятор как-то забыли, что стало одной из главных причин неудачных испытаний машины. Первым делом на НИБТ Полигоне проверяли как раз концентрацию пороховых газов в боевом отделении. Так вот, после 15 выстрелов при выключенном моторе и закрытых люках расчет боевого отделения ощутил признаки частичного отравления пороховыми газами. Замеры показали, что при максимально допустимой концентрации пороховых газов 0,2 мг/л по факту получился 0,31 мг/л. Фактически это сращу ставило крест на самой идее закрытого боевого отделения.

Крыша боевого отделения. Конструкция оказалась достаточно легкой, но неудачной. Основными претензиями стали плохая вентиляция и недостаточная обзорность.
Крыша боевого отделения. Конструкция оказалась достаточно легкой, но неудачной. Основными претензиями стали плохая вентиляция и недостаточная обзорность.

Проблемы, впрочем, оказались не только в этом. Как показало изучение обзорности боевого отделения, установка двух приборов MK-IV отнюдь не решала проблему обзора. Машина имела большие секторы непросматриваемого пространства, а назад вообще ничего не было видно. Логичным решением, которое предложили на НИБТ Полигоне, являлась установка командирской башенки, которую следовало ставить вместо командирского люка. Не всё гладко оказалось и с амбразурой на месте командирского смотрового прибора в лобовой части корпуса. На некоторых углах обстрела смотровой прибор перекрывал прицел.

Схема обзорности СУ-76М с крышей. Цифра 1 - смотровой прибор командира во лбу рубки, цифра 2 - перископ командира, цифра 3 - перископ наводчика.
Схема обзорности СУ-76М с крышей. Цифра 1 - смотровой прибор командира во лбу рубки, цифра 2 - перископ командира, цифра 3 - перископ наводчика.

В виду плохой вентиляции и недостаточной обзорности НИБТ Полигон не мог рекомендовать закрытое боевое отделение. В работу же пошел второй, резервный вариант модернизации боевого отделения, также разработанный КБ завода №40. После переработки СУ-76М с "повышенными" бортами запустили в серию, случилось это в апреле 1945 года.

Источники:

ЦАМО РФ