Немирный малый трактор от Rheinmetall

1k full reads
2,3k story viewsUnique page visitors
1k read the story to the endThat's 46% of the total page views
6,5 minutes — average reading time

История создания немецкого легкого танка Leichttraktor Rheinmetall, оказавшегося тупиковой ветвью развития

Ситуация с легкими танками в Германии поначалу выглядела, мягко говоря, неоднозначно. В годы Первой мировой войны приоритетом в разработке немецкой бронетанковой техники было создание тяжелых танков прорыва. Наиболее известным был A7V, машина для своего времени не самая плохая, но крайне малочисленная. Между тем, полковник Йозеф Фольмер, начальник программы разработки немецких танков, вполне резонно предлагал массово строить легкие танки семейства LK (Leichter Kampfwagen, дословно "легкая боевая машина"). Самое интересное, что LK-II, наиболее совершенный танк семейства, по большинству параметров превосходил своего прямого визави - Renault FT. Экипаж 4 человека, вполне просторное боевое отделение, более совершенная ходовая часть, более высокая скорость. Но немецкий генералитет настойчиво стоял на позиции создания железных капутов. Итог оказался немного предсказуем: когда до обладателей нарядных пикельхаубе, наконец, дошло, что надо строить массовый легкий танк, было уже поздно. Производство LK-II даже началось, но к моменту Компьенского перемирия в войска эти танки не попали. Зато потом LK-II, почти да десятилетия, вполне успешно использовались шведами. Еще и пройдя модернизацию.

Шасси Rh.L.Tr., май 1930 года.
Шасси Rh.L.Tr., май 1930 года.
Шасси Rh.L.Tr., май 1930 года.

Не менее смешно развивалась ситуация с легкими танками уже в ходе их разработки после окончания Первой мировой войны. Дело в том, что командование Рейхсвера однозначно смотрело в сторону англичан, как законодателей мод. Так вот, англичане, в период с 1919 по 1925 год работали по среднему танку Medium Mk.D. Мало того, что средний, так еще и плавающий. Немцы же не знали, что разработка танка зашла в тупик, посему Armeewagen 20, первый немецкий танк межвоенной разработки, был средним и плавающим. Про легкие танки они поначалу вообще не думали. Собственно говоря, они не одиноки: даже у американцев, некоторое время приоритетом был именно средний танк, внезапно также имеющий отношение к Medium Mark D. Понимание, что вообще-то нужен и легкий танк, более массовый и дешевый, появилось ближе к концу 20-х годов. В общем, всё как у всех.

Оно же после установки кузова. "Извините, я на тракторе".
Оно же после установки кузова. "Извините, я на тракторе".
Оно же после установки кузова. "Извините, я на тракторе".

Вероятнее всего, первые шаги к разработке первого немецкого легкого танка межвоенного периода были сделаны в конце 1927 года. Впрочем, первое реальное упоминание машины, изначально имевшей обозначение Kleinetraktor (дословно "малый трактор") датировано 14 марта 1928 года. Месяц спустя, 14 апреля 1928 года, танк включили в программу моторизации Рейхсвера. По планам, к октябрю 1929 года ожидалось получить первые образцы танка, годом спустя проходили испытания, а в 1931 году планировалось изготовить 17 танков стоимостью 50000 рейхсмарок каждый. Как и в случае с Armeewagen 20 (позже переименован в Großtraktor), поначалу разработчик Kleintraktor был один – Krupp. Продолжалось это, впрочем, недолго. В том числе и потому, что машина слишком быстро менялась. Изначально планировался 6-тонный двухместный танк с 60-сильным мотором, но быстро Kleintraktor стал другим. Даже имя поменялось - на Leichttraktor (сокращенно L.Tr), он же "легкий трактор". В спецификациях от 26 мая 1928 года экипаж составлял уже 3-4 человека. В качестве вооружения предполагалась 37-мм противотанковая пушка, которую разрабатывали на Rheinmetall, а также пулемет. Новинкой было то, что пушку с пулеметом планировали ставить в спаренной установке, которую разрабатывали на Krupp. А еще появилась конкуренция. Daimler-Benz от данной машины отказалась, а вот Rheinmetall-Borsig - нет. На Rheinmetall работы возглавил Генрих Ромберг, главный конструктор по артиллерии и военным машинам. Известен данный танк как Leichttraktor Rheinmetall, или же Rh.L.Tr.

Тягач быстро переделали обратно в танк. Внимание на вырез в носовой части корпуса: скорее всего, именно в такой конфигурации машина и тестировалась в Германии.
Тягач быстро переделали обратно в танк. Внимание на вырез в носовой части корпуса: скорее всего, именно в такой конфигурации машина и тестировалась в Германии.
Тягач быстро переделали обратно в танк. Внимание на вырез в носовой части корпуса: скорее всего, именно в такой конфигурации машина и тестировалась в Германии.

Боевая масса 6 тонн продержалась совсем недолго. В июле 1928 года 6-й отдел Департамента Вооружений, отвечавший за разработку бронетанковой техники и автомобилей, подготовил новую спецификацию на Leichttraktor. По ней танк продолжал иметь боевую массу 6 тонн, но становилось всё очевиднее, что удержать эту планку не получится. К тому же Krupp, который продолжал быть ведущим разработчиком концепции машины, прямо намекнул - 60-сильного мотора маловато. Изначально на роль сменщика предполагался мотор Maybach DS7 объемом 7 литров и мощностью 100 лошадиных сил. Но он был слишком тяжелым. По этой причине выбрали автобусный мотор Mercedes Benz M 36 объемом 7,8 литров, который развивал ту же мощность, но на более высоких оборотах. К тому же он получился легче. Танки разных производителей унифицировали по коробкам передач, а вот ходовая часть получилась разной. При этом общую ее концепцию разрабатывал Генрих Книпкамп. Как раз ему и принадлежала идея резинотканевой гусеничной ленты, которую он подрезал у Адольфа Кегресса.

А это уже полноценный танк.
А это уже полноценный танк.
А это уже полноценный танк.

Сформировавшийся летом 1928 года облик Leichttraktor отчасти напоминал LK-II на новом техническом уровне. Правда, теперь шасси было единым целым, а не рамой, на которую надевался корпус. Это позволило существенно снизить высоту корпуса, поскольку теперь пол боевого отделения был значительно ниже, соответствуя уровню пола шасси. При этом, впрочем, имелась небольшая проблема. Как и на LK-II, мотор находился впереди, а трансмиссия сзади, но теперь механик-водитель размещался значительно ниже. Поэтому обзорность вперед оказалась хуже. Leichttraktor Rheinmetall сделали таким образом, что у него имелся скос вперед, поэтому обзорность, по сравнению с Kp.L.Tr., получилась чуть лучше. Но не более того. В этом был существенный недостаток подобной компоновки. Кстати говоря, у англичан, на чей Medium Tank Mk.I/Mk.II немцы явно смотрели, проектируя L.Tr., этот недостаток оказался куда менее очевидным. Дело в том, что механик-водитель сидел не перед мотором, а сбоку от него. Тем самым и обзорность была выше, и "дыхание" от мотора не таким существенным. А еще на Leichttraktor баки размещались внутри моторного отделения. Не самая лучшая идея, откровенно говоря.

Здесь воздухозаборник уже закрыт жалюзи.
Здесь воздухозаборник уже закрыт жалюзи.
Здесь воздухозаборник уже закрыт жалюзи.

Существенным отличием от LK-II оказалась новая концепция боевого отделения, которая позже стала визитной карточкой немецких танков. Сам корпус делался сварным (немцы стали едва ли не первыми, кто так массово применял сварку), а вот подбашенная коробка крепилась на болтах. Сделано это было не просто так. Помимо упрощения обслуживания трансмиссионной группы, подобная система позволяла делать на базе данного шасси несколько типов спецмашин. Помимо танка, предполагался истребитель танков, подвозчик боеприпасов, артиллерийский тягач и, в перспективе, коммерческий тягач. Может показаться, что как-то много версий, но тут немцы внимательно смотрели на семейство танкеток Carden-Loyd, где была целая куча вариаций. Тягач, к слову, был самой простой из всех конверсий. Просто ставилось что-то вроде кабины, а также кузов.

На фоне танка Krupp машина смотрелась более интересно.
На фоне танка Krupp машина смотрелась более интересно.
На фоне танка Krupp машина смотрелась более интересно.

Вообще складывается впечатление, что первоначально испытывался именно тягач. Дело в том, что машина явно обкатывалась перед отправкой на полноценные испытания, при этом никаких крупных недочетов не выявилось. Оно и немудрено, поскольку в таком варианте отсутствовала часть нагрузки в виде подбашенной коробки, башни и боезапаса. L.Tr. Nachschubfahrzeug, как еще именовали подобную версию, не имел и бронировки воздухозаборника. В то время, как боевая масса базового танка ожидалась уже в районе 7,5 тонн, тягач имел массу 4-5 тонн. При этом Krupp свой тягач всё же построил, а Rheinmetall просто переделал одно из шасси, позже его перепилили в обычный танк. И вот на этапе тягача ни перегрева, ни проблем с ходовой частью не имелось. Надо сказать, что Rheinmetall в плане ходовой части справился с задачей чуть лучше, хотя и его разработка выглядела весьма консервативно. По 4 опорных катка попарно блокировались в тележку, имевшую упругий элемент в виде листовых рессор. Всего на борт приходилось 12 опорных катков диаметром 210 мм, сблокированных в 3 тележки. Тем самым обеспечивался максимальный контакт с поверхностью, что было важно с точки зрения проходимости по тяжелым грунтам. Также впереди имелся еще один опорный каток, которым танк «опирался» при преодолении вертикальных препятствий. Вполне типовая конструкция для 20-х годов, в теории неплохо работающая на тяжелом бездорожье, но плохо подходящая для высокой скорости передвижения.

Люки доступа в машину открыты. В этом плане танк от Rheinmetall был более удачным, нежели машина от Krupp.
Люки доступа в машину открыты. В этом плане танк от Rheinmetall был более удачным, нежели машина от Krupp.
Люки доступа в машину открыты. В этом плане танк от Rheinmetall был более удачным, нежели машина от Krupp.

Согласно спецификации, танк имел броневую защиту толщиной 14 мм, что защищало от пуль винтовочного калибра со всех дистанций. В отделении управления размещались механик-водитель и радист, причем смотровая башенка была только у механика-водителя. В походном положении смотровая башенка откидывалась вбок. На корпусе размещалась поручневая антенна, а радиостанцию закрепили на моторной перегородке. В кормовой части был довольно большой люк-дверь, позволяющая вполне спокойно забираться внутрь. Надо сказать, что именно с точки разработки шасси и подбашенной коробки Rheinmetall справился явно лучше конкурентов из Krupp. Общая высота шасси составляла 1470 мм, для подобной машины вполне нормальный показатель. Люки располагались более удачно, куда грамотнее проработали бронировку моторного отделения. Да и внешне шасси выглядело куда более современно, нежели детище Krupp, больше напоминавшее детище Первой мировой войны. По-своему красивая машина, хотя и необычная по компоновке.

Как показали дальнейшие испытания, доступ в моторное отделения был недостаточен.
Как показали дальнейшие испытания, доступ в моторное отделения был недостаточен.
Как показали дальнейшие испытания, доступ в моторное отделения был недостаточен.

Отдельного упоминания достойна башня. Изначально разрабатывали ее на Krupp, но дальше контракт достался Rheinmetall. Во всех публикацих указывается, что башня двухместная, но это не совсем так. Действительно, исходная башня была рассчитана на двух человек. Слева сидел наводчик, справа заряжающий, он же командир. Но дальше ее переделали, о чем в публикациях не пишут. Аккурат за орудием выкроили место для командира, выдав ему перископический смотровой прибор. Именно в таком виде башни и построили, о ем прямо намекает размещение второго перископического прибора. Перед командиром находилась спаренная установка 37-мм пушки (также разработки Rheinmetall) и пулемета Dreyse M 14/18 с водяным охлаждением. Пулемет имел ленточное питание с массивным дисковым коробом. Немцы, конечно, не были первыми, кто сделал спаренную установку вооружения (тут их опередили американцы), но наиболее совершенное вооружение было как раз в башне Leichttraktor. Визитной карточкой также стало использование перископического прицела, плюс массивная подвижная бронировка орудийной маски.

Исходная конструкция башни. Да, она была трехместной.
Исходная конструкция башни. Да, она была трехместной.
Исходная конструкция башни. Да, она была трехместной.

По итогам Rh.L.Tr. получился достаточно интересной боевой машиной, но не без нюансов. Вместо 6 тонн боевая масса танка, два образца которого изготовили в мае 1930 года, составляла 8960 кг. Мало того, что это в 1,5 раза больше исходной массы, так еще и сильно выбивалось за стандарты легкого танка, особенно с противопульной броней. А ведь расчет ходовой части и мотора был при массе 6 тонн. В результате удельная мощность составляла не 16,6, а всего 11,2 л.с. на тонну. Что еще хуже, нагрузка на мотор выросла, как и удельное давление на грунт. Посему и есть подозрение - до полноценных испытаний в Германии дело не дошло. Иначе не объяснить то, сколько внезапного обнаружилось после того, как боевые машины с номерами 39 и 40 прибыли на ТЕКО (Технические курсы Осоавиахима под Казанью, немцы называли данное место Kama). По поводу ТЕКО много всякого смешного рассказывается. Особенно про немецкий меч, который типа там ковали. Об этом чуть позже, но любителям рассказывать данную чушь рекомендую для начала узнать, что там происходило, и что в итоге наковалось. И кем.

Почти сразу "трактора" получили вот такую "улыбку". В противном случае они почти сразу перегревались.
Почти сразу "трактора" получили вот такую "улыбку". В противном случае они почти сразу перегревались.
Почти сразу "трактора" получили вот такую "улыбку". В противном случае они почти сразу перегревались.

На ТЕКО оба Rh.L.Tr. прибыли 4 июня 1930 года. Практически сразу "друзьям" (так в переписке именовали немцев) пришлось менять сальники на водяных помпах. Но первая "радость" обнаружилась при запуске моторов. При температуре окружающего воздуха 16 градусов вода нагрелась до 93 градусов, а масло - до 76 градусов. И это танки прошли всего 5 километров по ровной поверхности. Солидол от нагрева стал вытекать наружу, а выхлопная система, проходящая рядом с механиком-водителем, нагревалась настолько, что быстро появилась идея обмотать трубы асбестом. Внутри отделения управления быстро становилось жарко, про моторное отделение и говорить не приходится. А там, напомню, стояли топливные баки. Доступ к агрегатам моторного отделения признали недостаточным. Вишенкой на торте стало плохое управление и постоянные проблемы с гусеничными лентами. Мало того, что они имели склонность к спаданию, так же после 18 километров пробега отвалилось 25% металлических накладок с резиновыми подушками. Одним словом, машины прибыли непригодными для эксплуатации. Прибывшие чуть позже танки Krupp оказались ничуть не лучше.

Быстро начались работы по доводке машины. 8 тонн массы - это на самом деле оптимистично. Реально масса танка составляла почти 9 тонн.
Быстро начались работы по доводке машины. 8 тонн массы - это на самом деле оптимистично. Реально масса танка составляла почти 9 тонн.
Быстро начались работы по доводке машины. 8 тонн массы - это на самом деле оптимистично. Реально масса танка составляла почти 9 тонн.

Чтобы машины не работали как кипятильники на гусеницах, было решено снять бронировку воздухозаборника системы охлаждения. Помогло, но не сильно. Далее пришлось делать дополнительные вырезы, это помогло, но более боевой машиной Leichttraktor назвать было нельзя. Первая же пуля попадала бы аккурат в радиатор. Расход топлива достигал чудовищные 300 литров на 100 километров. Имелись претензии к работе 4-скоростной КПП ZF Soden, например, для перехода на низшую передачу требовалось снизить скорость до темпа шага. Мотор даже на ровной местности работал на 4/5 своей мощности, с чем и связан такой расход топлива. В дальнейшем выяснилось, что у гусеничных лент крайне низкий ресурс. Одна гусеничная лента порвалась через 46 километров, вторая чрез 80 километров. В результате всего происходящего за 1930 год танк №39 прошел 382 километра, а танк №40 – 290 километров. Самое же главное, что появилось четкое понимание: для серийного производства данные машины не годятся. Про контракт на выпуск 17 серийных танков явно забыли, как страшный сон.

Спаренная установка вооружения оказалась удачной, но на других немецких танках она была уже другой.
Спаренная установка вооружения оказалась удачной, но на других немецких танках она была уже другой.
Спаренная установка вооружения оказалась удачной, но на других немецких танках она была уже другой.

Теперь танки Krupp и Rheinmetall являлись не более чем тестовыми лабораториями, которые, после доводки, могли использоваться как учебные. Причем доводить пришлось не только шасси. Первые же тестовые стрельбы показали, что трехместная башня слишком тесная. Поэтому позже расчет сократили до 2 человек, заодно изменив и конструкцию сидений. Также выяснилось, что у Leichttraktor имеется типичная для машин с кормовым размещением боевого отделения проблема. Боевое отделение сильно болтало вверх-вниз, что сильно утомляло расчет и не давало возможности для прицельного огня. Таким образом, уже на первом этапе испытаний стало понятно: сама по себе идея такого танка порочна, причем то же самое американцы получили на своём Light Tank T1. Тем не менее, аналогично американцам, немцы еще несколько лет пытались привести свой "трактор" в чувство.

В дальнейшем переделали поручневые антенны, а также вынесли топливные баки наружу.
В дальнейшем переделали поручневые антенны, а также вынесли топливные баки наружу.
В дальнейшем переделали поручневые антенны, а также вынесли топливные баки наружу.

За 1931 год оба танка сильно переработали. В этом смысле можно только посмеяться над некоторыми производителями пластиковых моделек, которые выпустили Rh.L.Tr. в исходном виде. Годятся они только для диорамы "перед отправкой в Советский Союз". Как уже говорилось выше, еще в 1930 году изменился воздуховод системы охлаждения, ничуть не меньше изменений внесли в ходовую часть. Были разработаны цельнометаллические траки (ширина 250 мм, шаг 120 мм). Заменили и ведущие колеса, теперь они имели цевочное зацепление, более надежное, чем конструкция, имевшая гребневое зацепление. Траки имелись двух типов – литые из сталистого чугуна, а также штампованные. Внутри осей траков находились роликовые подшипники. Это значительно уменьшало трение, но при условии, что нет грязи. Испытания в Германии показали, что шарниры требовалось смазывать каждые 500 километров. На практике же выяснилось, что после 75 километров пробега смазка из подшипников «ушла», осталась лишь грязь. Также выяснилось, что литые траки были лучше штампованных. Далее на танках приподняли ведущие колеса, снова улучшили охлаждение, в виду чего в корме корпуса появился воздухозаборник. Размер крыльев увеличили, дабы танк не забрасывало грязью. Изменилась конструкция бортовых экранов, особенно в задней части. Также говорится об "устройстве обзора для радиста", на самом деле ему просто поставили смотровую башенку. Переделали рессоры подвески, поставили более мощную пружину для ленивца, наконец, установили КПП ZF Aphon, менее шумную.

Танк №40 как учебная машина.
Танк №40 как учебная машина.
Танк №40 как учебная машина.

По итогам дополнительных испытаний, за время которых танк №39 прошел 708 километров, а танк №40 – 513 километров, внесли изменения по 17 пунктам. Топливные баки перенесли на крылья, начались разговоры о существенной переделке ходовой части. В 1932 году километраж был еще больше: танк №39 прошел 775 километров, а танк №40 - 932 километра. Фактически только в 1932 году шло обучение танкистов, а заодно и новые переделки. Кое-как машину довели до ума, но фактически Rh.L.Tr. для боевого применения не годился. Зато годился как носитель технологий. С него у нас срисовали перископические приборы наблюдения, спаренную установку вооружения, электроспуск, поручневую антенну и дополнительные сведения по сварным корпусам. Да и башня Т-26, в ее исходном виде, имела немало общего с немецким легким танком.

Машина №39 с новой ходовой частью.
Машина №39 с новой ходовой частью.
Машина №39 с новой ходовой частью.

В 1933 году, после прихода к власти нацистов, танки вернулись на родину, но безо всяких перспектив с точки зрения серийного производства. К тому же уже появилось понимание - нужен более тяжелый танк с трандиционной компоновкой, а также передним размещением трансмиссии. Поэтому Rh.L.Tr. использовались как учебные машины, плюс тестовые лаборатории. Особенно это касается танка №39: он получил совершенно новую ходовую часть со свечной подвеской. Ее установили в 1933 году, по итогам несколько измененный вариант подвески перекочевал на прямого потомка L.Tr. - средний танк Z.W. Финалом карьеры Rh.L.Tr. стало использование машин в качестве памятников. Ни на что другое они, к середине 30-х годов, уже не годились. Всё, что получили немцы с этой машины - это понимание о необходимости разработки совершенно другого танка. А прямые дивиденды получили Советский Союз и Швеция. Поэтому кто кому чего ковал, это довольно интересный вопрос. Даже не затрагивая такие деликатные вопросы, как поставку в СССР немецких станков и электрооборудования. Советские танки строились на немецких станках и получали электрооборудование Bosch.

Список источников:

BAMA

РГВА

Фотоархив автора

Архив Игоря Желтова.

Panzer Tracts No.3-1 Panzerkampfwagen III Ausf.A, B, C, und D, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, 2006

Другие статьи по немецким легким танкам:

История создания немецкого легкого танка Leichttraktor Krupp

Немецкие колесно-гусеничные танки: как они создавались и почему немецкого БТ не получилось

История появления Kleintraktor, превратившегося в La.S. (Landwirtschaftliche Schlepper), прямого предшественника легкого танка Pz.Kpfw.I Ausf.A

Schulfahrzeug и Umsetz-Fahrzeug

Pz.Kpfw.I Ausf.A в Китае

История немецких легких танков Pz.Kpfw.II Ausf.D

Экранировка для Pz.Kpfw.II

Танки-штурмовики для генерала фон Браухича