Первый из семейства Т-54

2,4k full reads
5,6k story viewUnique page visitors
2,4k read the story to the endThat's 44% of the total page views
12,5 minutes — average reading time

Рассказ о среднем танке Т-54 обр.1946 года, находящемся в экспозиции Музея отечественной военной истории

Вопрос о сменщике среднего танка Т-34 впервые был поднят еще в конце 1940 года. Сначала речь шла о сравнительно небольшой модернизации, но к весне 1941 года сформировался Т-34М, имевший массу отличий от исходной машины. Это и трехместная башня, и торсионная подвеска, и постепенное усиление броневой защиты. Предполагалось, что во второй половине 1941 года Т-34М заменит в серийном производстве Т-34, но начавшаяся Великая Отечественная война данные планы перечеркнула. Тем не менее, работы продолжились. В 1942 году появился новый проект Т-34М, с двухместной башней и усиленной броневой защитой, но он так и остался проектным. Данный вариант послужил базой для нового танка - Т-43. В отличие от предшественников, этот танк построили, причем в двух вариантах. Т-43 сильно не повезло, поскольку к моменту, когда он был теоретически готов к запуску в серию, потребовалось усиление броневой защиты и вооружения. И если вооружение усилили без особых проблем, то усиление лобовой части корпуса до 90 мм была чревата повышением боевой массы до 35 тонн. Далее развивать Т-43 оказалось бессмысленным занятием.

Т-54 обр.1954 года в Музее отечественной военной истории.
Т-54 обр.1954 года в Музее отечественной военной истории.
Т-54 обр.1954 года в Музее отечественной военной истории.

Осенью 1943 года КБ-520 завода №183 во главе с А.А. Морозовым начало работу над танком, получившем обозначение Т-44. В отличие от Т-43 и его предшественников, являвшихся эволюционным развитием, это был революционный проект. За счет размещения мотора поперек корпуса удалось сместить боевое отделение назад. В результате лобовая деталь корпуса, наконец, лишилась люка механика-водителя. Т-44 получился не сразу, машина прошла несколько ступеней эволюции, но сама концепция оказалась верной. За счет более плотной компоновки и принципиально нового шасси боевая масса Т-44 составила 30 тонн при существенном росте броневой защиты. 3 ноября 1944 года Сталин подписал постановление ГКО №6997сс "О принятии на вооружение танков Т-44 и обеспечении производства их дизель-моторами В-44". Спустя 3 года сменщик Т-44, наконец, обрел законченные очертания, по крайней мере, так казалось на тот момент. Между тем, КБ-520 завода №183 работало над модернизацией Т-44, известной как Т-44Б. Главным отличием танка становилось вооружение в виде 100-мм орудия Д-10Т. После рассмотрения проекта в ГБТУ КА и НКТП (Наркомат Танковой Промышленности) 1 ноября 1944 года был подписан приказ №637с. В нем Т-44Б был впервые обозначен как Т-54. На практике Т-54 оказался во многом другим танком. На него ставили усиленную ходовую часть, с нуля разработали башню, усилили броневую защиту. Первый опытный образец Т-54 изготовили к 14 февраля 1945 года, далее начались заводские и полигонные испытания. Как и Т-44, новый танк ждала непростая судьба, причем поначалу облик машины довольно существенно видоизменялся.

Данный танк был выпущен в октябре 1947 года, 19-я машина в серии.
Данный танк был выпущен в октябре 1947 года, 19-я машина в серии.
Данный танк был выпущен в октябре 1947 года, 19-я машина в серии.

29 апреля 1946 года было подписано постановление Совета Министров Союза ССР №960-402сс, согласно которому Т-54 приняли на вооружение Советской Армии. Приняли во многом авансом, поскольку работы по машине еще продолжались, а планы по выпуску сильно расходились с реальностью. Изначально предполагалось, что уже в мае 1946 года завод №183 сдаст первые два танка, а к декабрю объем выпуска составит 80 машин. Всего же за 1946 год ожидалось сдать 188 танков данного типа. На практике же всё оказалось совсем не так. Никаких серийных Т-54 в 1946 году так и не сдали. Фактически же производство данных машин началось только летом 1947 года. Завод №183, при плане в 250 танков, сдал 22 машины, включая эталонные экземпляры, а заводы №75 и №174 ни сдали ни одного Т-54. Да и сам танк, известный как Т-54 обр.1946 года, оказался машиной со сложной судьбой. В 1949 году данный танк сняли с производства, причем последние машины принимали как учебные. Он вошел в историю и как едва ли не самый дорогой советский средний танк. Себестоимость Т-54 выпуска 1947 года составляла запредельные 1372289 рублей (для сравнения, Т-44 выпуска 1947 года имел себестоимость 272700 рублей).

Работа по реставрации шла больше года, далее еще несколько месяцев танк дорабатывался по мелким деталям.
Работа по реставрации шла больше года, далее еще несколько месяцев танк дорабатывался по мелким деталям.
Работа по реставрации шла больше года, далее еще несколько месяцев танк дорабатывался по мелким деталям.

Тема Т-54 обр.1946 года достойна отдельного материала, но сегодня мы поговорим о другом. До наших дней в боле-менее исходном виде сохранилось два таких танка. Первый из них (серийный номер 707В1, выпуска июля 1947 года, седьмая серийная машина) находится на территории музейной площадки №2 парка "Патриот" (бывший танковый музей в Кубинке). Это единственный Т-54 обр.1946 года, который сохранился в оригинальной конфигурации. В нашем же случае речь пойдет о другой машине. Этот танк был выпущен в октябре 1947 года, он является 19-м серийным экземпляром. Танк прошел несколько этапов модернизации, но в ходе реставрации ему вернули исходный облик. Ныне этот танк находится в экспозиции Музея отечественной военной истории. Ему и посвящен большой пятничный материал.

Таким танк был до реставрации. Вместо короба с пулеметом стоял инструментальный ящик.
Таким танк был до реставрации. Вместо короба с пулеметом стоял инструментальный ящик.
Таким танк был до реставрации. Вместо короба с пулеметом стоял инструментальный ящик.

Надо сказать, что Т-54 обр.1946 года оказался довольно редкой машиной. В 1948 году начался, наконец, ее крупномасштабный серийный выпуск. На заводе №183 "машину Морозова", так, из соображений секретности, обозначали данный танк, за 1948 год сдали 285 штук. В Харькове, на заводе №75, сдали 218 танков, еще 90 машин сдал завод №174, г. Омск. Это было, мягко говоря, далековато от планов по выпуску, но главной проблемой стало другое. После того, как машины пошли в войска, начались массовые жалобы. Выяснилось, что ходовая часть слабовата, идея с пулеметами в коробах на надгусеничных полках оказалась неудачной, а сам танк перегружен. Да и к башне имелся целый ряд вопросов. Поэтому 18 февраля 1949 года последовала команда о приостановке производства Т-54. К тому моменту завод №183 успел сдать 13 танков данного типа. Всего же за 1949 год заводы сдали 96 таких танков, которые именовались как "учебные".

Этот же танк после первого, основного этапа реставрации. Его привели в соответствие с обликом на момент выпуска.
Этот же танк после первого, основного этапа реставрации. Его привели в соответствие с обликом на момент выпуска.
Этот же танк после первого, основного этапа реставрации. Его привели в соответствие с обликом на момент выпуска.

На заводе №183 срочно началась работа по модернизации Т-54, в результате которой появился Т-54 обр.1949 года. Что же касается Т-54 обр.1946 года, то в 1951 году началась массовая программа по модернизации данных машин. Расширялись надгусеничные полки, с них убирались курсовые пулеметы, ставились новые траки шириной 580 мм. Это была только первая волна модернизации, далее прошла еще и вторая волна, в ходе которой машины еще сильнее изменились. Шли они в учебные части, хотя есть снимки таких танков в египетской армии. По итогам случилась ситуация, равнозначная Т-44. Ныне совсем оригинальных Т-44 и Т-54 обр.1946 года по одному образцу. И если снимки Т-44 в войсках до модернизации не являются большой редкостью (да и в Будапеште они воевали еще до модернизации), то Т-54 обр.1946 года не повезло. Если и есть снимки этих танков в войсках до переделок, то это единичные случаи. Основная же масса этих машин сфотографирована уже после модернизации.

Остальные доводочные работы шли уже в музейной мастерской.
Остальные доводочные работы шли уже в музейной мастерской.
Остальные доводочные работы шли уже в музейной мастерской.

Точно такая же судьба была и у героя данного материала. В 1948 году танк оказался в войсках, имел ровно те же самые проблемы с эксплуатацией, далее была проведена его модернизация, потом вторая, потом третья... Далее танк стал тактическим объектом, после чего обрел новую жизнь. Машину привели во внешнее состояние, максимально соответствующее его оригинальному облику. В данных работах автор данного материала принимал непосредственное участие. Отчасти приведен в оригинальный облик и интерьер машины. Естественно, есть куда стремиться с точки зрения реставрации, но основной этап работ закончен. Далее уже идут доводочные работы, которые растягиваются на годы. Такова специфика реставрации военной техники. Если кто-то думает, что сейчас что-то легко достать, у меня плохие новости. Никто же не задумывается, что в период с 1946 по начало 60-х сменилось 3 поколения фар - ФГ-12, ФГ-100/ФГ-102 и ФГ-125/ФГ-127. То же самое было и с габаритными фонарями. Таких мелочей вагон и маленькая тележка.

До модернизации на танке стояли траки шириной 500 мм, оказавшиеся слишком узкими.
До модернизации на танке стояли траки шириной 500 мм, оказавшиеся слишком узкими.
До модернизации на танке стояли траки шириной 500 мм, оказавшиеся слишком узкими.

Одной из характерных черт первого серийного Т-54 был трак шириной 500 мм и шагом 137 мм. В отличие от предшествующего Т-44, он не имел к траку Т-34 никакого отношения, поскольку еще в 1945 году появилось требование перевести ведущее колесо от гребневого на более надежное цевочное зацепление. Трак, в общем-то, неплохой, но с одной маленькой проблемой. Он хорошо смотрелся на 30-тонном Т-44, но не на танке, боевая масса которого превышала 36 тонн. Удельное давление на грунт оказалось слишком высоким, а траки деформировались. Поэтому эти самые траки заменили на новую конструкцию, шириной 580 мм. Что же касается трака шириной 500 мм, то и он пригодился. Позже он появился на Т-44М и тягаче АТ-Т.

Второй признак Т-54 обр.1946 года - пулеметы во внешних коробах. Военные проедали Морозову плешь по поводу них не один год. Итог получился грустный и смешной.
Второй признак Т-54 обр.1946 года - пулеметы во внешних коробах. Военные проедали Морозову плешь по поводу них не один год. Итог получился грустный и смешной.
Второй признак Т-54 обр.1946 года - пулеметы во внешних коробах. Военные проедали Морозову плешь по поводу них не один год. Итог получился грустный и смешной.

Вторым характерным признаком Т-54 обр.1946 года являлись пулеметы СГ-43, устанавливавшиеся в специальных коробах снаружи танка. С этими самыми коробами ГТУ КА разрушала мозг Морозову еще с начала проектирования танка. И если на первых образцах СГ-43 не имелось, то далее их всё же пришлось ставить, ибо заказчик кушать не мог, но хотел поставить. А вот тут есть смешная ситуация: дело в том, что на Т-54 обр.1946 года, выпущенном в 1948 году заводом №75, Харьков, есть дырка под курсовой пулемет. Такая вот загадка. Не говоря уже о том, что машины разных заводов и выпуска имеют разные по конструкции корпуса. Особенно это касается формы сварных соединений лба корпуса.

Как можно заметить, стоят короба не симметрично. Впереди на крыльях закреплены шпоры для траков.
Как можно заметить, стоят короба не симметрично. Впереди на крыльях закреплены шпоры для траков.
Как можно заметить, стоят короба не симметрично. Впереди на крыльях закреплены шпоры для траков.

Не меньше веселья создателям установки курсовых пулеметов доставил процесс создания приводов для управления этих самых пулеметов. На виде сверху хорошо видно, что от коробов идут некие трубки. Это ничто иное, как кожухи для тросиков системы взвода пулеметов. Дерни за тросик, пулемет и взведется. Не менее весело то, что стоят пулеметы несимметрично. Причина в том, что слева на короб наезжает створка люка механика-водителя. По этой причине левый короб пришлось смещать назад. Но самая "радость" вскрылась в 1948. Оказалось, что короба сносит при движении по лесистой местности. В результате короба стали снимать при первой волне модернизации Т-54.

Установка шашек БДШ-5.
Установка шашек БДШ-5.
Установка шашек БДШ-5.

Изначально танки комплектовались морскими дымовыми шашками МДШ, вводиться на советских танках и САУ их планировали еще в 1941 году. Поскольку освоить выпуск не успели, массовым явлением они стали только с 1944 года. Ставились МДШ и на Т-54 обр.1946 года. В начале 50-х появились большие дымовые шашки БДШ-5, практически то же самое. Впрочем, даже БДШ-5 ныне редко увидишь в музеях. Тем не менее, в Музее отечественной военной истории такие шашки можно видеть.

Люк механика-водителя в походном положении.
Люк механика-водителя в походном положении.
Люк механика-водителя в походном положении.

Одним из главных преимуществ Т-44 и Т-54 перед Т-34 стало решение вопроса размещения люка механика-водителя. Вообще-то изначально у Т-34 его хотели сделать сверху, но не получилось. На Т-44 оставили рудимент в виде смотровой щели, но на Т-54 убрали и ее. Зато теперь в походном положении у механика-водителя имелся отличный обзор. Сиденье механика-водителя имело регулировку по высоте, что позволяло ехать, высунувшись из люка. Сам люк при этом фиксировался, дабы не сработал как гильотина.

Размещение перископических приборов наблюдения механика-водителя.
Размещение перископических приборов наблюдения механика-водителя.
Размещение перископических приборов наблюдения механика-водителя.

Несмотря на то, что общая компоновка отделения управления у Т-54 вела родословную от Т-44, между этими танками была существенная разница. Особенно это касалось смотровых приборов. От идеи с перископическим прибором в люке, которую реализовали в Т-44, на его потомке отказались, поскольку она оказалась не совсем удачной. Вместо этого было установлено два невращающихся перископических прибора, один из них с небольшим поворотом вправо. По ощущениям, вполне приличный обзор, особенно если сравнивать со смотровыми приборами механика-водителя Т-34.

Место механика-водителя в сравнении с иллюстрацией из инструкции по эксплуатации.
Место механика-водителя в сравнении с иллюстрацией из инструкции по эксплуатации.
Место механика-водителя в сравнении с иллюстрацией из инструкции по эксплуатации.

Общая концепция места механика-водителя на Т-54 стала, можно сказать, каноничной для некоторых танкостроительных школ. Надо сказать, что к подобной идее независимо пришли в нескольких странах, отчасти что-то подобное можно видеть и на Centurion. Да и на немецком Leopard 1 получилось что-то похожее. Это не плагиат, а всего лишь констатация факта - некоторые решения проблем имеют очень похожие способы решения. При этом позже советское и английское танкостроение пришло к идее размещения механика-водителя по центру корпуса, а немцы так и оставили его с правой стороны.

Башня Т-54 обр.1946 года вела родословную от ИС-4.
Башня Т-54 обр.1946 года вела родословную от ИС-4.
Башня Т-54 обр.1946 года вела родословную от ИС-4.

Еще одной характерной особенностью Т-54 обр.1946 года стала башня. При разработке башни первых двух образцов Т-54 в качестве ориентира указывался ИС-6. После того, как контрольные испытания башен ИС-6 на УЗТМ показал низкую стойкость их при обстреле с флангов, ориентир поменяли. Теперь как образец указывался тяжелый танк ИС-3. Но и он оказался не самым удачным образцом, поскольку не имел кормовой ниши и вообще получился не совсем чтобы подходящим эталоном. В результате наиболее близким аналогом стал ИС-4, который, кстати говоря, приняли на вооружение Советской Армии в тот же день, что и Т-54. Как раз у этого танка имелась и кормовая ниша, и характерные заманы по периметру, и широкая орудийная установка с большой подвижной бронировкой. В такую башню легко вписалась 100-мм танковая пушка Д-10Т, а также спаренный пулемет СГ-43.

Как показали дальнейшие события, идея копирования концепции башни ИС-4, которую указывали сверху, оказалась неудачной.
Как показали дальнейшие события, идея копирования концепции башни ИС-4, которую указывали сверху, оказалась неудачной.
Как показали дальнейшие события, идея копирования концепции башни ИС-4, которую указывали сверху, оказалась неудачной.

Разумеется, о полном копировании башни ИС-4 речь не шла. Например, навязчивая идея с большим единым люком, к которого имелись две створки, заводом №183 была проигнорирована. У ИС-3 и ИС-4 с обзорностью дела обстояли неважно, в отличие от Т-54. Вместе с тем, общее размещение элементов, как и форма башни, вполне угадывается. И вот тут пожелания КБ-520 следовать примеру челябинских конструкторов вышли боком. Похожую башню с заманами изначально сделали и для Объекта 260. Обстрел башни Объекта 260 показал, что заманы имеют ряд серьёзных недостатков. Поэтому финальная башня Объекта 260 была куполообразной. К ней же позже пришли и на Т-54, но не сразу. Тем не менее, в 1949 году, когда составлялся список улучшений Т-54, башня без передних заманов стояла в первоочередных целях.

Не особо удачной оказалась и идея с массивной бронировкой орудийной маски.
Не особо удачной оказалась и идея с массивной бронировкой орудийной маски.
Не особо удачной оказалась и идея с массивной бронировкой орудийной маски.

Еще одним неудачным наследием ИС-4 стала орудийная установка. С одной стороны, вроде как получившаяся конструкция получилась удобной. А вот с другой, она получалась уязвимой. Дело в том, что часто попадание в подвижную бронировку приводило к ее заклиниванию. С этим наелись и на КВ, и позже англичане на Centurion. Поэтому в списке исправлений конструкции Т-54 в 1949 году значилась и переделка орудийной установке. Кстати говоря, похожую эволюцию можно видеть и на Centurion. FV4201, FV4202 и Centurion Action X (как и американский средний танк T95) неспроста имели очень узкую бронировку орудийной установки. Причины те же самые, как и решение проблемы.

Большая кормовая ниша была нужна для размещения боезапаса в укладках первой очереди.
Большая кормовая ниша была нужна для размещения боезапаса в укладках первой очереди.
Большая кормовая ниша была нужна для размещения боезапаса в укладках первой очереди.

Надо сказать, что с заманом в кормовой части расставались крайне неохотно. Дело в том, что в нише размещалась укладка первой очереди, а от нее отказываться не хотели. Поэтому даже когда шла модернизация башни, минимальный заман оставили, а в нем несколько патронов к Д-10Т. У Т-54 их влезло несколько побольше - 7 патронов в нише. Укладка в нише, кстати говоря, весьма удобная, она явно лучше, чем "этажерки" на Т-34-85 и Т-44. Особенно это актуально в свете сильно выросшей массе и габаритов унитарного патрона. Полная масса унитара к Д-10Т составляет 30 кг, а длина больше 110 см. Так что вопрос удобства является совсем не праздным.

На кормовом части башни крепился тент и тросы для бревна самовытаскивания.
На кормовом части башни крепился тент и тросы для бревна самовытаскивания.
На кормовом части башни крепился тент и тросы для бревна самовытаскивания.

Корма у Т-54 обр.1946 года совсем не пустовала. Еще со времен Т-34-85 корма башни являлась местом размещения тента. Он крепился на специальных ремнях, которые, в свою очередь, крепились к крючкам, наваренным на башне. Но и это еще не всё. Также сзади крепились тросы, о функциональной принадлежности которых знают не все. На Т-54 бревно самовытаскивания являлось уже штатным элементом инструмента, а вот чтобы его крепить к гусеницам, и был нужен данный трос.

Зенитный пулемет ДШКМ и его турель были позаимствованы с ИС-3/ИС-4.
Зенитный пулемет ДШКМ и его турель были позаимствованы с ИС-3/ИС-4.
Зенитный пулемет ДШКМ и его турель были позаимствованы с ИС-3/ИС-4.

Еще одним элементом, который стал штатным на Т-54 обр.1946 года, оказалась зенитная турель. Она имела челябинское происхождение. Данную турель изначально создали для ИСУ-122с, далее она появилась на ИС-2 и ИСУ-152, а в дальнейшем турель модернизировали под установку на ИС-3 и ИС-4. С них данная конструкция, в немного измененном виде, перекочевала на Т-54. И нельзя сказать, что исходная идея получилась удачной.

Кольцевая турель в походном положении.
Кольцевая турель в походном положении.
Кольцевая турель в походном положении.

Суть модернизации состояла в том, что изначально турель крепилась к вертлюгу на командирской башенке. На ИС-3 и ИС-4 командирских башенок не имелось, поэтому появилось специальное кольцо. В походном положении кольцо находилось позади люка. В боевом положении кольцо снимали со стопора, оно описывало дугу, стопорилось в боевом положении, а заряжающий теперь имел возможность вести круговой обстрел. Так вот, с минимальными изменениями данная конструкция уехала и на Т-54, при том, что там имелся полноценный люк заряжающего.

Она же в боевом положении. Идея оказалась не лучшей, поэтому далее турель изменили.
Она же в боевом положении. Идея оказалась не лучшей, поэтому далее турель изменили.
Она же в боевом положении. Идея оказалась не лучшей, поэтому далее турель изменили.

На заводе №183 конструкцию турели несколько доработали. В частности, появился некий аналог спинки, который немного улучшал условия работы заряжающего. Тем не менее, идея оказалась не самой удачной. Самое главное, никакого глубинного смысла именно в такой конструкции кольцевой "насадки" не имелось. Поэтому в дальнейшем турель перекочевала прямо на люк заряжающего, который получил возможность вращаться вокруг своей оси. Почему так не было сделано сразу - загадка.

Конструкция командирской башенки получилась вполне удачной.
Конструкция командирской башенки получилась вполне удачной.
Конструкция командирской башенки получилась вполне удачной.

Командирская башенка у Т-54 обр.1946 года получилась своя, оригинальная, и весьма удачная. Поначалу на заводе №183 пытались сделать пониженную версию башенки Т-44, но получилось не очень хорошо. В результате на свет появилась серийная башенка, с тремя смотровыми приборами - ПТК-1 по центру и двумя перископами по бокам. В дальнейшем башенку доработали, изменив состав второстепенных смотровых приборов.

Она же изнутри.
Она же изнутри.
Она же изнутри.

Основным прибором наблюдения в командирской башенке был ПТК-1, который являлся развитием перископического прибора MK-IV. Впервые он появился на Т-44. Для удобства использования в передней части башенки имелись специальные рукоятки, при помощи которых можно было вращать верхнюю часть башенки вокруг своей оси. Удобная конструкция, которую далее продолжали развивать на последующих версиях танка.

Место командира танка.
Место командира танка.
Место командира танка.

Переходим к боевому отделению. На текущий момент некоторые элементы внутри башни являются результатом компромисса. Изначально танк оснащался радиостанцией 10-РТ и переговорными устройствами типа ТПУ-4БИС-Ф-26. Их как раз можно видеть на черно-белом приложении. В настоящее время танк оборудован средствами связи, которые появились позже. Естественно, работа по приведению к максимальной аутентичности ведется, но сама по себе 10-РТ редкость, а про ТПУ и говорить не приходится. В общем, как только, так сразу.

Место размещения укладки первой очереди.
Место размещения укладки первой очереди.
Место размещения укладки первой очереди.

Укладка первой очереди находится в кормовой нише (7 патронов), плюс еще один патрон крепится на правом борту башни. Система достаточно удобная, а также рассчитанная на то, чтобы минимально вращать габаритный и весьма тяжелый боеприпас внутри боевого отделения. Пока укладки пустые, но музей работает в данном направлении.

Основная укладка на 20 патронов. Справа видны крепления для еще 3 патронов.
Основная укладка на 20 патронов. Справа видны крепления для еще 3 патронов.
Основная укладка на 20 патронов. Справа видны крепления для еще 3 патронов.

С правой стороны от механика-водителя находится основная укладка на 20 патронов. Может показаться, что подобное размещение боекомплекта не совсем разумное, но на самом деле решение распространенное. Подобная система размещения боекомплекта использовалась на значительной части танков послевоенного периода. Также дополнительные патроны размещались по бортам боевого отделения. А еще можно увидеть панели пола боевого отделения. Они заметно облегчали работу, заодно прикрывая торсионные валы.

Справа от орудия находится место заряжающего.
Справа от орудия находится место заряжающего.
Справа от орудия находится место заряжающего.

Место заряжающего в Т-54 обр.1946 года оказалось более удобным, чем на Т-44 и тем более Т-34-85. Надо сказать, что за счет увеличения диаметра погона до 1816 мм в танке было более просторно, нежели в его предшественниках. Также можно отметить полноценное сиденье у заряжающего, на Т-44 и тем более Т-34-85 с этим несколько попроще.

Сиденья командира и наводчика.
Сиденья командира и наводчика.
Сиденья командира и наводчика.

В продолжение темы сидений. Поработали на заводе №183 и над местами командира, а также наводчика (командира орудия). У командира танка сиденье могло откидываться вверх. Это удобно, но надо быть начеку, иначе можно получить этим самым сиденьем по макушке. Откидывается сиденье и у наводчика, но не вверх, а вниз. Благодаря этому образуется проход к отделению управления.

Рабочее место наводчика.
Рабочее место наводчика.
Рабочее место наводчика.

С точки зрения общего построения места наводчика Т-54 являлся логичным развитием идей, которые шли еще с Т-34. Вполне типовой набор механизмов наведения и приборов наблюдения. В дополнение к механизму поворота башни имелся и электромотор, который имел переменную скорость вращения, очень удобно. В качестве прицела использовался шарнирный ТШ-20, дальнейшее развитие "ломающихся" прицелов, появившихся в 1943 году. За счет шарнирной конструкции прицел ставился более удобно, нежели обычный "телескоп". Вместо перископического прицела ставился смотровой прибор MK-IV. Одним словом, типовой джентльменский набор, которого вполне хватало для работы.

Установка спаренного пулемета. С правой стороны находится крепление для короба с лентой для спаренного пулемета.
Установка спаренного пулемета. С правой стороны находится крепление для короба с лентой для спаренного пулемета.
Установка спаренного пулемета. С правой стороны находится крепление для короба с лентой для спаренного пулемета.

Отдельно стоит упомянуть спаренный пулемет. Если на Т-44 и его предшественниках ставились пулеметы семейства ДТ, то на Т-54 поставили СГ-43. Существенным отличием горюновского пулемета было ленточное питание, благодаря чему не требовалось постоянно менять магазины. Лента размещалась в коробе справа от пулемета.

Напоследок стоит сказать, что даже ряд недоработок, которые обнаружились на Т-54, не сделали его танком без будущего. Машина отчасти повторила судьбу Centurion, которые поначалу тоже имел ряд недостатков. Между тем, далее это стал один из самых массовых послевоенных танков, который продержался на вооружении больше полувека. Т-54 же, а также его потомки, всё еще воюют. Ну а то, что случилось в начале его карьеры - это частое явление. Машины, которые служат долго, часто рождаются в муках.

Список источников:

РГАЭ

Архив автора

Другие статьи по советским средним танкам:

К 90-летию принятия на вооружение Т-24, первого советского среднего (маневренного) танка собственной разработки

Снегоходные качества танков на советско-германском фронте зимой 1941-42 гг глазами советских танкистов, а также по итогам испытаний

Проект штурмового танка на базе Т-34 с использованием 122-мм танковой гаубицы У-11

Десантно-штурмовой вариант Т-34 разработки майора Казимирова

Использование трофейных канистр и других трофейных ёмкостей в качестве импровизированных запасных баков на Т-34 и Т-34-85

Попытки вооружения Т-34 орудиями калибра 85 мм, а также попытки установки в штатную башню Т-34-85 орудия калибра 100 мм