Первый мастодонт в семействе КВ

15k full reads
48k story viewsUnique page visitors
15k read the story to the endThat's 33% of the total page views
8 minutes — average reading time

История опытного тяжелого танка Т-220 (КВ-220), которому довелось поучаствовать в боях за Ленинград

Тяжелые, или большие танки появились в системе вооружения Красной Армии еще в самом начале существования бронесил. За это надо отдельно благодарить англичан, которые поставили белогвардейцам танки, включая и тяжелые танки Mark V. В результате трофейные "марки" стали самыми массовыми боевыми машинами Красной Армии. Впрочем, с самого начала тяжелые танки стали своеобразными чемоданами без ручки. Крайне медленные и имеющие небольшой ресурс, "Риккардо", так именовались эти танки в Красной Армии, редко использовались по назначению. "Большие" танки находились в низком приоритете и с точки зрения разработки собственных образцов. Они последними появились среди советских танков, впрочем, и за рубежом была та же ситуация. Т-35 оказался единственным изначально тяжелым танком прорыва, который приняли на вооружение и запустили в серию. Правда, серия эта была крайне скромной, да и боевые возможности Т-35 оказались так себе. Фактически роль танков прорыва выполняли Т-28, средние по массе, но тяжелые по назначению. В 1938 года начались работы по созданию замены Т-35 и Т-28, в результате чего появились двухбашенные Т-100 и СМК-1. Но в серию пошел совсем другой танк - КВ-1, созданный на базе СМК-1.

Т-220: начало. Аппетит военных постепенно возрастал: первая выдержка датирована 10 июня 1940 года, вторая несколько дней спустя.
Т-220: начало. Аппетит военных постепенно возрастал: первая выдержка датирована 10 июня 1940 года, вторая несколько дней спустя.
Т-220: начало. Аппетит военных постепенно возрастал: первая выдержка датирована 10 июня 1940 года, вторая несколько дней спустя.

КВ, созданный отчасти в инициативном порядке, оказался во многом случайной машиной. Дело в том, что в АБТУ КА однозначно ждали замену Т-35, а получилась скорее замена Т-28. Вместо танка боевой массой 55 тонн в работу пошла машина, изначально создававшаяся с боевой массой 40 тонн, а по факту получившаяся массой 42,5 тонны. Нельзя сказать, что военные были КВ недовольны, ведь его броневая защита получилась даже солиднее СМК-1 и Т-100. С другой стороны, вооружение КВ-1 оказалось таким же, как на Т-34, а вот это военным решительно не нравилось. Не согласиться с ними было сложно, поскольку ситуация, когда тяжелый и средний танки имеют одинаковое вооружение, не является нормальной. Кроме того, к лету 1940 года возникла идея более существенной броневой защиты. На сей раз главным противникам рассматривалась немецкая 88-мм зенитная пушка Flak 18, для которой 75-мм броня КВ не являлась существенной преградой.

85-мм дивизионная пушка Ф-28 УДЛ (Ф-7), собрат танковой Ф-30.
85-мм дивизионная пушка Ф-28 УДЛ (Ф-7), собрат танковой Ф-30.
85-мм дивизионная пушка Ф-28 УДЛ (Ф-7), собрат танковой Ф-30.

17 июля 1940 года вышло постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс, согласно которому Кировскому заводу к 1 декабря 1940 года поручалось изготовление двух образцов модернизированных танков КВ. Оба танка получали усиленную броневую защиту, ее толщина доводилась до 100 мм. В теории это должно было защитить от немецкой 88-зенитной пушки Flak 18. Первый танк получал 76-мм орудие с баллистикой зенитной системы 3-К, а второй - 85-мм орудие с баллистикой другой зенитной системы - 52-К. Также изготовлялось 2 образца с броневой защитой толщиной 90 мм и таким же вооружением. Чуть позже ситуация несколько изменилась. Дело в том, 85-мм орудие оказалось слишком большим для штатной башни КВ-1. Далее начались дополнительные изменения, включая удлинение корпуса и изменения состава вооружения. В результате вместо КВ-1 с более толстой броней и более мощным вооружением стал вырисовываться танк, по габаритам и массе очень близкий к окончательно отмененному летом 1940 года СМК-1. Данный танк в литературе более известен как КВ-220, но обычно он фигурировал в переписке как Т-220, а на Кировском Заводе его также обозначали как Объект 220. Также пару раз машину именовали как КВ-4.

К концу июля 1940 года выяснилось, что для Ф-30 понадобится новая башня.
К концу июля 1940 года выяснилось, что для Ф-30 понадобится новая башня.
К концу июля 1940 года выяснилось, что для Ф-30 понадобится новая башня.

Следует отметить, что изначально пушки калибром 85 мм в планах на модернизацию КВ не значилось. В предложениях по уточнению системы танкового вооружения, датированных 10 июня 1940 года, значилась 76-мм пушка с баллистикой 3-К. Вместе с тем, 85-мм орудие появилось в планах по созданию истребителя танков на базе Т-34. Кроме того, в КБ завода №92 под руководством В.Г. Грабина начались работы по 85-мм дивизионной пушке, изначально именовавшейся как Ф-28 УДЛ (позже Ф-7). Это была попытка Грабина хоть как-то трудоустроить лафет дуплекса Ф-25/Ф-28, поскольку к лету 1940 года стало ясно: ГАУ КА явно выбрала 107-мм дивизионную пушку, поэтому Ф-28 с калибром 95 мм оставалась не у дел. Это орудие существовало и в виде танковой пушки Ф-39, которую даже испытали, но к тому моменту уже стало понятно - даже полигонных испытаний не будет. Поэтому Василий Гаврилович и начал работы по новой дивизионной пушке, а также танковому орудию. Тем более что данные работы утвердили тогда же, когда и истребитель танков на базе Т-34, то есть 16 июня 1940 года. Теоретически данная система должна была вписываться в "малую башню" КВ, то есть в КВ-1. Изначальным сроком изготовления орудия значилось 1 сентября 1940 года. Отчасти такая скорость объяснялась тем, что орудие, получившее обозначение Ф-30, создавалось на базе технических решений по системам Ф-34 и Ф-39. Но нельзя не признать, что Грабин слишком торопился. Увы, такова была ситуация: более мощное орудие потребовалось срочно, поэтому времени не осталось. Это сильно повлияло и на судьбу Ф-30, и на судьбу Ф-7.

Первый образец Ф-30 был готов к сентябрю 1940 года.
Первый образец Ф-30 был готов к сентябрю 1940 года.
Первый образец Ф-30 был готов к сентябрю 1940 года.

Работы по указанной теме начались раньше публикации постановления СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс. Проект постановления датирован еще 13 июня 1940 года, в нем изначально фигурировало 3 танка - 2 КВ со 100-мм броней и 76-мм орудиями, позже получившими обозначение Ф-27, плюс 1 КВ с орудием Ф-30. Дальше это всё переигрывали несколько раз, но работа на заводе №92 уже шла. К концу июля КБ разработало рабочие чертежи орудия, и тут выявилась простая истина. В существующую башню орудие не вписывалось. Винить Грабина и его КБ не в чем, и показывать на более поздние 85-мм орудия тоже не стоит. На всякий случай напоминаю, что установка вооружения КВ была рассчитана на 76-мм пушку Л-11. Поэтому более крупное орудие может и как-то вписывалось, но стрелять из него оказывалось крайне затруднительно. Решений было два: либо выносить установку вооружения вперед, либо переделывать всю башню. Как не странно, СКБ-2 Кировского завода выбрало второй путь. Ну а дальше пошло-поехало. В списке заданий СКБ-2 значилась еще и тяжелая САУ "212", которая и так по заданию получалась массой 55 тонн. В результате вместо КВ-1 с усиленной броневой защитой и вооружением образовалось два танка. Первый получался в габаритах исходной машины, а вот второй оказывался длиннее, существенно тяжелее и с новой башней. Судя по гробовому молчанию в ГАБТУ КА, там с подобным развитием событий были вполне согласны. Похоронив СМК с Т-100, а также САУ на их базе, ГАБТУ КА стало выращивать их прямые аналоги.

Финальная конфигурация Т-220, к тому моменту ведущим инженером машины стал Б.П. Павлов.
Финальная конфигурация Т-220, к тому моменту ведущим инженером машины стал Б.П. Павлов.
Финальная конфигурация Т-220, к тому моменту ведущим инженером машины стал Б.П. Павлов.

Изначально ведущим инженером машины был Л.Е.Сычев, являвшийся одним из создателей СМК-1, а затем и КВ. Выбор Сычева выглядел вполне логичным, поскольку у Леонида Ефимовича приоритетным направлением была разработка ходовой части машины. Тут она играла важную роль, поскольку масса Т-220 стремительно приближалась к 60 тоннам. Поскольку было очевидно, что машина приближается к весовым характеристикам СМК, часть концептуальных идей оказалась схожей. Это касалось, например, силовой установки. Ее мощность также предполагалась на уровне 850 л.с., но мотор АМ-34 явно не подходил для таких дел. На испытаниях он показал себя не лучшим образом, да и бензиновый двигатель уже явно не подходил. Поэтому дальнейшее развитие силовых установок пошло по линии "прокачки" В-2. Для Т-220 подготовили 850-сильный мотор В-2СН (он же В-2Ф), на который установили механический нагнетатель от авиационного двигателя АМ-38. Требовался он сразу на 2 изделия - Т-220 и 212. Также для танка была разработана 8-скоростная коробка передач, ее автором являлся Н.Ф. Шашмурин. В связи с ростом массы также поставили новую главная передача и бортовые фрикционы. Корпус танка пришлось удлинять, а заодно добавился седьмой опорный каток. Пришлось добавлять и еще один поддерживающий каток.

В-2СН, он же В-2Ф, он же В-2СФ. За счет установки нагнетателя мощность выросла до 850 лошадиных сил.
В-2СН, он же В-2Ф, он же В-2СФ. За счет установки нагнетателя мощность выросла до 850 лошадиных сил.
В-2СН, он же В-2Ф, он же В-2СФ. За счет установки нагнетателя мощность выросла до 850 лошадиных сил.

Надо сказать, что довольно жесткие сроки сдачи машин никто не отменял, а вот конфигурация танка видоизменялась. Согласно приказу по Кировскому заводу №36 от 26 сентября 1940 года, сборку двух образцов Т-220 ожидались закончить к 25 октября. При этом 85-мм орудие Ф-30 ставилось только на первый танк, а второй получал 76-мм пушку Ф-32. Надо сказать, что бюджет у работ по данной теме был очень немаленький. Постройка каждого опытного образца обходилась в 1,2 миллиона рублей, даже 212 была дешевле. Общий же бюджет программы Т-220 составлял 4 миллиона рублей. При этом имелся сдерживающий фактор в виде той самой пушки, которая стала главной причиной появления Т-220. По состоянию на 21 сентября 1940 года изготовили всего одну Ф-30, ее установили в Т-28 и произвели 68 выстрелов. Выявились недоработки, в связи с чем пушку пришлось доделывать. В начале октября, после 90 выстрелов, обнаружилась трещина в казеннике. С данной проблемой и связано изменение в вооружении Т-220. В итоге первый образец Ф-30 закончили испытывать только к концу октября 1940 года, а 29 октября направили на Кировский Завод. Второй образец закончили к 27 ноября, а в начале декабря поставили в Т-28. Вместе с тем, происходившие далее события явно говорят о том, что Грабин стал терять интерес к 85-мм орудиям. Отчасти потому, что упомянутая 85-мм дивизионная пушка Ф-28 УДЛ (Ф-7) явно не имела перспектив, а для Ф-30 всё равно требовалась увеличенная башня. Поэтому в декабре 1940 года появилась новая разработка - 107-мм танковая пушка Ф-42. Одновременно шли работы и по 107-мм дивизионной пушке Ф-6 (наложение ствола с баллистикой по типу М-60 на лафет Ф-28).

Первый образец танка был готов в январе 1941 года.
Первый образец танка был готов в январе 1941 года.
Первый образец танка был готов в январе 1941 года.

Надо сказать, что на самом деле завод №92 отнюдь не являлся главной причиной торможения работ по Т-220. На Кировский завод уронили целую кучу заказов, в результате окончательно облик машины сформировался только к началу декабря 1940 года. К тому моменту Сычев уже не был ведущим инженером машины: его сменил Б.П. Павлов, один из тех, кто изначально вел проект танка КВ. Само по себе подобное решение не было хорошим знаком. Еще одним тормозящим моментом стала ситуация вокруг Ижорского Завода, который обеспечивал Кировский Завод корпусами. Сборка корпусов производилась в том же цеху, что и корпусное производство КВ. Поэтому завод был вынужден задержать сдачу, причем работы снова переиграли. Согласно отчету завода один Т-220 имел броню толщиной 100 мм по периметру, а другой - 90 мм по периметру (на самом деле оба Т-220 имели толщину брони 100 мм). Да и Т-150 тоже переиграли. Второй образец имел удлиненный корпус по типу Т-220, с толщиной брони 90 мм. Его позже переименовали в Т-221. Что же касается Т-220, то сборку первого образца начали 7 декабря 1940 года, а сдали его 7 января 1941 года.

Вместо 56 тонн боевая масса Т-220 составила 62,7 тонн.
Вместо 56 тонн боевая масса Т-220 составила 62,7 тонн.
Вместо 56 тонн боевая масса Т-220 составила 62,7 тонн.

В итоговом варианте боевая масса танка составила 62700 кг, то есть даже больше, чем у СМК или Т-100. При этом исходная масса предполагалась в 56000 кг. Экипаж вырос до 6 человек. Машина получила башню, которая представляла собой дальнейшее развитие "пониженной башни" КВ-2. Ее понизили еще больше, а также поставили командирскую башенку. Чтобы командир не скучал, в башенке образовался зенитный пулемет. Очень похожее решение, к слову, можно увидеть и на Т-100. Боекомплект составил 91 патрон калибра 85 мм, из них часть разместили а башне, включая и пол забашенной ниши. С учетом того, что кормовой люк башни использовался исключительно для демонтажа орудия, вполне допустимое размещение укладки. Для Ф-30 разработали орудийную установку, схожую с "402" для КВ-2. Правда, уже в ходе монтажа выяснилось, что орудие неуравновешенное. По этой причине запланированные испытания на Гороховецком АНИОП так и не состоялись. Впрочем, есть мнение, что даже если бы эти испытания состоялись и орудие их успешно прошло, ничего особо не изменилось. К концу 1940 года уже явно думали вовсю про калибр 107 мм. Да и в дальнейшем прозвучала мысль поставить на второй образец Т-220 орудие Ф-42, данная идея прозвучала к началу февраля 1941 года. Так что Ф-30 фактически была промежуточной пушкой. Если кто-то еще строит фантазии насчет перспектив 85-мм пушек в 1941 году, у меня плохие новости. К весне 1941 года для тяжелых танков было всего 3 калибра - 76, 107 и 152 мм. Да и то, постепенно всё шло к тому, что от КВ-2 отказывались.

Танк стал длиннее, а также получил новую башню на базе "колпака" КВ-2.
Танк стал длиннее, а также получил новую башню на базе "колпака" КВ-2.
Танк стал длиннее, а также получил новую башню на базе "колпака" КВ-2.

Впрочем, танцы с бубном вокруг орудий были сущей ерундой по сравнению с тем, что творилось с первым образцом Т-220. Официально старт испытаний был дан 14 января 1941 года, на самом деле они с самого начала не задались. В ходе испытаний мотор практически сразу начал плеваться маслом, его расход оставил 83 литра на 100 километров пути. Скорость чистого движения составила вполне приличные 21,2 км/ч, вот только почти сразу стало очевидно - машина будет ехать недолго. 25 января 1941 года, после прохождения 106 км, двигатель окончательно вышел из строя. Т.П. Чупахин, главный конструктор завода №75 и автор В-2СН, дал понять, что не гарантирует надежной работы мотора. С учетом того, что масса танка превысила проектную на 6 тонн, военинженер 1-го ранга Глухов, председатель комиссии, высказал сомнения в целесообразности полигонных испытаний. Тем не менее, заводские испытания продолжились, на машину поставили второй В-2СН. Слова Чупахина оказались пророческими - к 3 февраля сломался и второй В-2СН. По этой причине было решено поставить на машину менее мощный мотор В-5, но и его пришлось ждать до апреля 1941 года. Второй образец Т-220 всё это время стоял без движения, поскольку не имелось деталей.

Уже на момент начала испытаний было понятно, что в такой конфигурации танк выпускаться не будет. Военные, как и Грабин, склонялись к танковой пушке калибра 107 мм.
Уже на момент начала испытаний было понятно, что в такой конфигурации танк выпускаться не будет. Военные, как и Грабин, склонялись к танковой пушке калибра 107 мм.
Уже на момент начала испытаний было понятно, что в такой конфигурации танк выпускаться не будет. Военные, как и Грабин, склонялись к танковой пушке калибра 107 мм.

Какое-то движение вокруг Т-220 началось с апреля, но к тому моменту ситуация изменилась. Роль нового мастодонта на базе КВ получил танк, получивший заводской шифр 223. Также он известен как КВ-3. Это был уже второй по счету танк с данным обозначением. Он получался еще тяжелее Т-220, а также на нем ставилось 107-мм орудие Ф-42, переименованное в ЗИС-6. Опытный танк превращался в испытательный стенд для агрегатов будущего КВ-3. В апреле машина, получившая 700-сильный мотор В-5 и ромбовидные радиаторы, продолжила испытания, при этом ее догрузили до массы 70 тонн (КВ-3 имел массу 68 тонн, но на Кировском Заводе явно подстраховались). К 20 апреля 1941 года машина прошла 420 километров. Перестраховались не зря: испытания выявили ряд проблем с ходовой частью. КПП, в связи с возросшей массой, перегревалась, температура достигала 115 градусов, плохо переключались 2-я и 3-я передачи. Также наблюдались многочисленные поломки, связанные с ходовой частью. Всё это, разумеется, учитывалось при разработке КВ-3. К 20 мая танк прошел уже 1327 километров, при этом продолжали выявляться проблемы с КПП. Также прогорали выхлопные коллекторы двигателя, их сменили 3 комплекта.

Весной 1941 года Т-220 использовался как ходовой стенд для испытания агрегатов для КВ-3.
Весной 1941 года Т-220 использовался как ходовой стенд для испытания агрегатов для КВ-3.
Весной 1941 года Т-220 использовался как ходовой стенд для испытания агрегатов для КВ-3.

В конце мая на танк установили мотор В-2СН, как и в случае с Т-220, он являлся штатной силовой установкой КВ-3. Надо сказать, что мотор работал более надежно, а вот с ходовой частью, а также трансмиссией, наблюдались большие проблемы. Завод лихорадочно продолжал вносить изменения, при этом потихоньку подходил срок изготовления первого КВ-3. На 20 июня первой образец Т-220 прошел уже 1979 километров. Между тем, всё это время второй опытный образец Т-220, точнее, его корпус, продолжал стоять в цеху без движения. Наконец, 7 июня 1941 года началась его сборка. При изготовлении были внесены изменения, которые отработали на первой машине. Машина также была необходима как испытательный стенд, при этом с ней как-то не особо торопились. Предполагалось, что сборка будет закончена не раньше 10-15 июля 1941 года.

Демонтаж КПП был весьма частым явлением на испытаниях. Причина прозаична - перегруз.
Демонтаж КПП был весьма частым явлением на испытаниях. Причина прозаична - перегруз.
Демонтаж КПП был весьма частым явлением на испытаниях. Причина прозаична - перегруз.

Некоторое время работы по Т-220 продолжались и в конце июня 1941 года. Впрочем, после того, как было решено перебросить все наработки по данной теме в Челябинск, работы по машинам затихли. Тем не менее, второй образец Т-220 все же собрали, вот в каком виде, с точки зрения силовой установки, это уже другой вопрос. Так или иначе, но осенью 1941 года оба танка понадобились. Правда, уже не в том виде, как их изначально планировали. Поскольку орудие Ф-30 так и не испытали, а башня была существенно тяжелее КВ-1, случилась рокировка. На шасси, получившее номер М-220-1, поставили башню КВ-1 с орудием Ф-32. То же самое случилось и со вторым танком, М-220-2. Что же касается башни с Ф-30, то она отправилась прямиком на 22-й УР (Карельский Укреплённый Район). Согласно отчету 22-го УР, башню поставили на бетонное основание, получилась Арт. БОТ (КВ) с пушкой 85 мм, которую назвали "Победа". Таким образом, хотя бы в таком вида 85-мм пушка Ф-30 повоевала.

Башня первого образца Т-220 воевала отдельно от танка.
Башня первого образца Т-220 воевала отдельно от танка.
Башня первого образца Т-220 воевала отдельно от танка.

Более интересная ситуация была вокруг Т-220. Согласно отправкам Кировского Завода, 5 октября 1941 года танк Т-220-1 направили в состав 124-й танковой бригады. Следом, 16 октября, туда же уехал и второй танк. Так вот, периодически оба танка в переписке именовались как "За Родину". Связано ли это со слоганом на башне (был ли он, неизвестно), или же другими причинами, вопрос. Увы, судьба Т-220-2 сложилась трагически. В ходе боя за Усть-Тосно, 5 ноября 1941 года, танк был уничтожен. Погиб весь экипаж под командованием младшего лейтенанта Н.Д. Яхнина, всего он составлял 6 человек. По свидетельствам очевидцев, танку сбило башню.

Ремонт Т-220 на заводе №371, начало 1942 года.
Ремонт Т-220 на заводе №371, начало 1942 года.
Ремонт Т-220 на заводе №371, начало 1942 года.

Больше повезло второму танку "За Родину", он же М-220-1. В начале 1942 года машина оказалась на заводе №371, где прошла ремонт. Впрочем, больше ее в бой не пускали. 8 февраля 1942 года танк "За Родину" зачислили в состав 12-го учебного танкового полка. При этом в документах он проходит как Т-220-2, что явно ошибка. На машине стоял мотор В-2К, когда он там появился, тоже отдельный вопрос. Вполне вероятно, что он там прописался еще в 1941 году. Так или иначе, далее Т-220 использовался только как учебный танк.

В документах 12-го ОУТП танк значился как Т-220-2. На самом деле это первых образец. Второй погиб осенью 1941 года.
В документах 12-го ОУТП танк значился как Т-220-2. На самом деле это первых образец. Второй погиб осенью 1941 года.
В документах 12-го ОУТП танк значился как Т-220-2. На самом деле это первых образец. Второй погиб осенью 1941 года.

В заключении стоит сказать, что история с Т-220 ГАБТУ КА ничему не научила. Там явно полагали, что выявленные проблемы являются чисто производственными. К тому же имелась информация о немецких тяжелых танках, что и стало причиной появления КВ-3, а затем и КВ-4 с КВ-5. Будем честными, ничего хорошего эти танки точно не ждало. Единственным полезным моментом, в случае с их постройкой, было бы более раннее понимание сути проблемы. А реально оно появилось даже не весной 1942 года, когда началась разработка КВ-1с и КВ-13, а гораздо позже - в феврале 1949 года. Только после тупиковой ситуацией вокруг ИС-4 и ИС-7 что-то начало доходить. Справедливости ради, та же самая дурь творилась везде, причем в некоторых местах она достигла куда большего уровня. По крайней мере, советских "Маусов" и T28/T95 так и не появилось.

Список источников:

РГВА

РГАЭ

ЦАМО РФ

ЦГА СПб

Архив автора

Архив Игоря Желтова

Другие статьи по советским тяжелым танкам:

Проект многоцелевой инженерной машины 212 (С.Т.), которая должна была использоваться в качестве тяжелого танкового эвакуатора

История создания 76-мм танковой пушки ЗИС-5 для танка КВ-1

История тяжелого танка Т-150, чья улучшенная версия должна была пойти в серию как КВ-3

ЗИС-6 и другие танковые пушки калибра 100-107 мм, которые разрабатывались в 1941 году для тяжелых танков КВ

История появления 122-мм танкового орудия У-11, созданного осенью 1941 года по распоряжению Ж.Я. Котина

История появления незапланированного варианта "скоростного" танка КВ-1с с корпусом тяжелого танка КВ-1

Разработка силами Центрального Артиллерийского КБ измененной башни КВ-1с для установки 85-мм орудия С-31

К 78-летию начала испытаний КВ-13

История появления двухскатной лобовой детали корпуса (щучьего носа) и всё, что с ней связано