Призрачный разведчик для послевоенной чехословацкой армии

3k full reads
4,9k story viewsUnique page visitors
3k read the story to the endThat's 63% of the total page views
3 minutes — average reading time

TNH 57/900, последний из танков семейства TNH, разработанный ČKD после войны

Окончание Второй мировой войны означало, в том числе, и возрождение Чехословакии. Разорванное в марте 1939 года на части государство, которого некоторое время не существовало на карте (с 1939 по 1945 года Чехия именовалась как протекторат Богемия и Моравия, а Словакия была независимой), постепенно восстанавливалось. Война, естественно, оставила след на ее территории, но уровень разрушений оказался не столь велик, как у соседей. Касалось это и военной промышленности. Чехословацкие предприятия хоть и пострадали от налетов авиации, но гораздо меньше, нежели немецкие. По этой причине уже практически сразу после окончания войны возрожденное MNO (Ministerstvo národní obrany, Министерство Обороны Чехословакии) начало задумываться о том, как насытить новую чехословацкую армию современными образцами военной техники собственного производства. Касалось это, прежде всего, танков. В плане бронетанковой техники творился полный бардак. Достаточно сказать, что возрожденной чехословацкой армии бронетанковая техника досталось с трех источников. Первым было "немецкое наследство", имелись в виду танки, произведенные для немецкой армии. К таковым относились легкие танки Lt-38 (позже lt-38/37, всего их восстановили 31 штуку), так именовались Pz.Kpfw.38 (t), а также истребители танков ST-I vz.39/75 N, они же Jagdpanzer 38, таковых к 1949 году набралось 249 штук. Вторым источником матчасти стала бронетанковая техника 1-й чехословацкой танковой бригады, воевавшей на западе - Cromwell, Challenger, Stuart VI и два мостоукладчика Covenanter. Третьим источником стала 1-я чехословацкая танковая бригада, укомплектованная бронетанковой техникой советского производства - Т-34, Т-34/85, а также 7 ИС-2.

Один из опытных образцов Pz.Kpfw.38 n.A., который использовался для программы TNH 57/900
Один из опытных образцов Pz.Kpfw.38 n.A., который использовался для программы TNH 57/900
Один из опытных образцов Pz.Kpfw.38 n.A., который использовался для программы TNH 57/900

По мнению MNO, состояние собственной оборонной промышленности потенциально позволяло в кратчайшие сроки создать новые образцы бронетанковой техники и заменить ими зарубежные машины. По крайней мере, первые пять послевоенных лет чехословацкие военные по этому поводу излучали оптимизм. Но не всё так просто. Часто можно слышать всякие интересные мнения по поводу чехов, которые "отсиделись" под немцами и выпускали танки (выпущенные в Варшаве Pz.Kpfw.II Ausf.F, Marder II и Wespe обычно генераторов подобных мыслей, видимо, не смущают). Но в реальности чехословацкой промышленности, прежде всего танковой, был нанесен огромный ущерб, можно даже сказать ущерб фатальный. Никто же не задумывается о том, что BMM (так во время оккупации именовалась ČKD) во время войны фактически прекратила прорывные работы по танкам. Вполне сознательно там тормозили разработку, делая новые образцы почти из-под палки. Итогом стало то, что 6 лет по-настоящему прорывными разработками ČKD не занималась, а это означало огромное отставание от мирового танкостроения. Делался этот тихий саботаж, прежде всего со стороны Алексея Сурина, главного конструктора ČKD по танкам, вполне сознательно. В конце концов немцы решили перенести выпуск Jagdpanzer 38 на Alkett, поставив новую силовую установку и немного изменив шасси машины. Правда, дальше опытных корпусов Jagdpanzer 38 (d) дело продвинуться не успело.

"Малый триплекс" от Škoda - танковые пушки A 23/A 24/A 25 калибром 37, 47 и 57 мм, декабрь 1947 года.
"Малый триплекс" от Škoda - танковые пушки A 23/A 24/A 25 калибром 37, 47 и 57 мм, декабрь 1947 года.
"Малый триплекс" от Škoda - танковые пушки A 23/A 24/A 25 калибром 37, 47 и 57 мм, декабрь 1947 года.

Проблема может показаться надуманной, но только для тех, кто очень плохо знает, как сложно организовывать танкостроение. Конструкторское бюро ČKD оказалось во многом обескровленным, по большому счету, им не оставалось ничего другого, кроме как пользоваться наработками военного периода. Причем речь идет совсем не о Jagdpanzer 38. Вопреки рассказам про "лучшую легкую САУ военного периода", у этой боевой машины имелся ряд недостатков, причем некоторые из них специально заложили в ходе проектирования. Под надзором немцев, конечно, машину несколько довели до ума, но не более того. Škoda, конечно, что-то пыталась сделать с этим шасси, но дальше доделки, для Швейцамии, задела по САУ еще военного выпуска, дело не задалось. Данный факт, собственно говоря, отлично показывает реальные перспективы и ценность Jagdpanzer 38. Зато у ČKD в запасе остался третий опытный образец танка-разведчика Pz.Kpfw.38(t) n.A.. Этот танк отчасти послужил базой для создания Jagdpanzer 38, но имел больше перспектив, нежели прямой потомок. По крайней мере, именно как шасси для нового танка.

Проект легкого танка TNH 57/900, чертеж от 8 декабря 1949. К тому времени машина скорее предполагалась для экспортного производства.
Проект легкого танка TNH 57/900, чертеж от 8 декабря 1949. К тому времени машина скорее предполагалась для экспортного производства.
Проект легкого танка TNH 57/900, чертеж от 8 декабря 1949. К тому времени машина скорее предполагалась для экспортного производства.

Следует отметить, что чехословацкие военные насчет легких танков были настроены крайне скептически. Им был нужен совсем другой танк - среднего типа, или TVP (Tank všeobecného použití, то есть основной боевой танк). Работы, которые к 1947 году начали совместно ČKD и Škoda, носили ярко выраженный экспортный характер. Два извечных конкурента решили объединить усилия, поскольку в столь тяжелый период имелась возможность работы только сообща. Надо сказать, что как раз Škoda под немцами развилась весьма неплохо. В Пльзене разработали большое количество различных орудийных систем, правда, и они отчасти выглядели легким саботажем. Дело в том, что Škoda разрабатывала орудийные системы не под то, что хотели сами немцы, а скорее под то, что хотели сами. В результате получались занятные конструкции, вроде как интересные, но немцам особо не нужные. Заодно Škoda подчерпнула много чего у немецкой промышленности, как по артиллерии, так и по танкам. Особенно хорошо это было видно по проекту орудийной системы, которая и послужила отправной точкой при создании совместного танка. Это был триплекс - A23 калибра 37 мм, A24 калибра 47 мм, и A25 калибра 57 мм. Фактически основным был вариант калибра 57 мм, все орудия имели начальную скорость 900 м/с. В наиболее продвинутом исполнении получался чехословацкий вариант ЗИС-4, но с рядом особенностей. У орудия имелся револьверный механизм заряжания, в варианте A25 он предполагал 10 патронов, а в варианте A24 - 19. Устанавливалась система в башне, сильно напоминающей немецкую Schmallturm. С учетом того, что Škoda занималась установкой орудия в подобную башню, ничего удивительного. Даже перископический прицел и бронировка орудийной системы имели явно немецкое происхождение.

Реконструкция внешнего вида TNH 57/900
Реконструкция внешнего вида TNH 57/900
Реконструкция внешнего вида TNH 57/900

В дальнейшем Škoda начала работу над собственным легким танком, T-17, с более солидной 75-мм пушкой. Это стало результатом рассмотрения проекта MNO. Но ČKD сдаваться не собиралась, посему 8 декабря 1949 года был готов проект танка, получившего обозначение TNH 57/900. Данный индекс соответствовал новой системе обозначения чехословацкой армии, а заодно и намекал, что за орудие предполагается использовать в танке. Согласно подготовленной к тому же времени документации, предполагалось получить боевую машину массой 15-16 тонн, максимальная скорость составляла 48 км/ч. С концептуальной точки зрении это было развитие всё того же легкого танка TNH, но на несколько ином качественном уровне. Ходовая часть бралась от Pz.Kpfw.38(t) n.A., а передняя часть корпуса, включая подбашенную коробку, получала рациональные углы наклона броневых листов. Их толщина увеличивалась до 30-50 мм, по меркам конца 40-х годов уже маловато, но для легкого танка вполне достаточно. Силами ČKD прорабатывался новый V-образный мотор объемом 14,8 литров и мощностью 250 лошадиных сил, с водяным охлаждением. Имелась и вполне реальная альтернатива - двигатель Tatra typ 103, объемом те же 14,8 литров, но с воздушным охлаждением, его мощность составляла 210 лошадиных сил. Как раз такой двигатель и стоял в Pz.Kpfw.38(t) n.A.

Рисовать чехословацкие флаги на этом танке не стоит - MNO данная машина была не интересна. Скорее этой машине подошли маркировки иранской, или эфиопской армий.
Рисовать чехословацкие флаги на этом танке не стоит - MNO данная машина была не интересна. Скорее этой машине подошли маркировки иранской, или эфиопской армий.
Рисовать чехословацкие флаги на этом танке не стоит - MNO данная машина была не интересна. Скорее этой машине подошли маркировки иранской, или эфиопской армий.

Согласно проекту, на ČKD оптимистично предполагали возможность TNH 57/900 противостоять среднему танку массой 30-40 тонн. С учетом того, что немецкий "зверинец" как-то в народ не пошел, а остальные танки, особенно средние, не имели такого уж мощного бронирования, подобное мнение выглядело вполне оправданным. Кроме того, у ČKD существовала возможность, в случае одобрения, построить такой танк в кратчайшие сроки. Но не в MNO оптимизм по данному вопросу не разделяли. Там и на Škoda T-17, вооруженный 75-мм орудием, смотрели со сдержанным оптимизмом. Чего уже говорить про танк, обладавший заведомо худшими данными? Посему судьба TNH 57/900 выглядела вполне ожидаемой. На ČKD подумывали об экспортном потенциале танка, но в 1950 году был наложен запрет по поставкам вооружения и бронетехники за рубеж. Это стало для проекта финишем. В последний раз лаборатория на базе Pz.Kpfw.38(t) n.A использовалась в 1957 году, но никакого продолжения работ не случилось.

Дизельный мотор Tatra typ 103, эта силовая установка вполне могла обеспечить танку необходимую подвижность.
Дизельный мотор Tatra typ 103, эта силовая установка вполне могла обеспечить танку необходимую подвижность.
Дизельный мотор Tatra typ 103, эта силовая установка вполне могла обеспечить танку необходимую подвижность.

Конечно, запрет на экспортные поставки повлиял на судьбу TNH 57/900, но если в ситуации разбираться беспристрастно, то надо быть честными - шансов на экспортный успех у танка не имелось. Особенно к 1950 году. Запрет этот действовал недолго, но как раз начало 50-х стало временем вываливания на рынок огромного объема бронетанковой техники, прежде всего советской и американской. Среди многообразия доступной техники имелись и Light Tank M24, против которого TNH 57/900 не имел никаких шансов. В виду статуса "сэконд хэнда" M24 был дешевый, да и как танк более вменяемый. Его орудие было рассчитано на широкий спектр задач, включая поддержку пехоты. Ну а сравнивать 57-мм осколочно-фугасный снаряд с тем же ОФ калибра 75 мм - это как-то несерьёзно. И ладно бы Чехословакия, ведь и шведы ничего сделать не смогли. Продажа партии Strv m/40 Доминиканской Республике не в счет, это просто спихнули ненужный старый хлам по соответствующей цене. В таких условиях ждать что-то путное от легкого танка с 57-мм пушкой было сомнительным делом. Да и Т-34-85 чехословацкого производства оказался куда более нужным товаром, кое-где до сих пор на вооружении.

Список источников:

Материалы VHU Prahan

Mgr.Martin Dubánek — Od bodáku po tryskáče — Nedokončené Československé zbrojní projekty 1945–1955, Mladá fronta 2011

Материалы из архива Юрия Тинтеры (Jiri Tintera )

www.stahlhelmmodels.com

Другие материалы по чехословацким танкам:

Чехословацкая танкетка ČKD P-I, она же Tč vz. 33

Танкетка Praga AH-IV, первый успех ČKD на поприще экспортера бронетанковой техники

Praga P-II, он же LT vz.34, первый чехословацкий легкий танк собственной разработки, запущенный в серию

Чехословацкий опытный танк Škoda ŠET (Škoda elektrické tank) с электромеханической трансмиссией

Средний танк ČKD V-8-H, принятый на вооружение как ST vz.39, но так и не успевший попасть в чехословацкую армию