Пропущенное звено эволюции СУ-122

30 March
649 full reads
4,5 min.
1,6k story viewsUnique page visitors
649 read the story to the endThat's 40% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Проекты самоходных артиллерийский установок ЗИК-10 и ЗИК-11, разработанных летом 1942 года КБ завода №8

О необходимости создания средних самоходных артиллерийских установок впервые заговорили летом 1940 года. В то время за их разработку отвечали структуры, находящиеся в подчинении ГАУ КА (Главное Артиллерийское Управление Красной Армии). Вопреки "каноничной" версии развития событий, вплоть до весны 1942 года средняя САУ, базой для которой служил танк Т-34, представлял собой истребитель танков. Предполагалось, что данная машина получит, в качестве вооружения, 85-мм зенитное орудие 52-К, причем система будет иметь круговой сектор обстрела. Изначально разработчиком данной САУ должен был стать завод №8, но по ряду причин тема в 1940 году заглохла. Снова к ней вернулись в мае 1941 года. Теперь базой числился не Т-34, а тягач АТ-42 на его базе. Предполагалось, что орудие будет установлено на платформе в кормовой части машины. Таким образом, советский истребитель танков становился чем-то похожим на немецкую полугусеничную САУ 8.8 cm Flak 18 (Sfl.) auf Zugkraftwagen 12t (Sd.Kfz.8). О копировании идей речи не шло, всего лишь одни и те же задачи приводят к аналогичным решениям. Размещение орудие на платформе в кормовой части корпуса являлось единственным возможным способом обеспечить круговое вращение системы при нормальной работе расчета. Занимались разработкой данной машины, имевшей индекс А-46, на заводе №183. Также, в виду отсутствия АТ-42 в серии, был разработан вариант с использованием тягача "ВОрошиловец", но и он не ушел дальше бумаги.

Продольный разрез ЗИК-10, июль 1942 года.
Продольный разрез ЗИК-10, июль 1942 года.

Эстафету в разработке истребителя танков перешла УЗТМ, куда, осенью 1941 года, эвакуировали и завод №8. В январе 1942 года был подготовлен эскизный проект САУ У-20. Разработкой руководил Ф.Ф. Петров, являвшийся главным конструктором УЗТМ по артиллерийской теме. Задание было поставлено так, что у конструкторского коллектива не было ни единого шанса его выполнить в разумном виде. При условии, когда ГАУ КА, с упорством, достойным иного применения, требовало использовать зенитку 52-К в неизменной виде, финал оказался немного предсказуем. И даже вариант с использованием более компактной системы У-10 получился не особо удачным. В ГАУ КА покачали головой, дали вердикт, что установить такое орудие в Т-34 невозможно, на этом история и закончилась. Возможно, в это время сам Петров где-то в своём кабинете громко хохотал. Как раз в то время он, к весне 1942 года ставший главным конструктором завода №8, руководил разработкой 85-мм танкового орудия ЗИК-1. Так вот, оно влезло не только в башню КВ-1, но и в Т-34. Это, впрочем, нисколько не помешало артиллеристам упорно заниматься весьма странным делом, а именно заставлять впихивать серийные системы на серийные шасси.

Немного странный внешний вид машины обусловлен весьма специфичными требованиями к шасси.
Немного странный внешний вид машины обусловлен весьма специфичными требованиями к шасси.

В апреле 1942 года было принято решение о запуске работ по целому семейству самоходных артиллерийских установок. В их числе значилась и установка 122-мм гаубицы М-30 на шасси Т-34. Исполнителями заказа являлись завод №8 (система) и завод №183 (шасси и серийный выпуск). Иногда данное решение пленума Артиллерийского Комитета ГАУ КА от 14-15 апреля 1942 года считается отправной точкой при создании СУ-122. В целом-то да, но не совсем. Во-первых, безо всякого пленума Арткома ГАУ на заводе №592 НКВ шли работы по перевооружению немецкой трофейной САУ StuG III на гаубицу М-30. Так появился проект САУ 122-СГ, которая фактически и была прародителем концепции будущей СУ-122. Во-вторых, изначально завод №8 и завод №183 делали отнюдь не САУ, и отнюдь не с гаубицей М-30. Документы красноречиво говорят о том, что весной 1942 года под руководством Ф.Ф. Петрова шла работа по 122-мм гаубице У-22, версии танковой гаубицы У-11 для переделанной башни Т-34. В результате к концу весны 1942 года был разработан гаубичный танк.

За счет установки орудия в рамке внутри оно заняло меньше места, чем гаубица М-30.
За счет установки орудия в рамке внутри оно заняло меньше места, чем гаубица М-30.

Такое странное прочтение задания на среднюю штурмовую САУ стало результатом разного подхода ГАУ КА, НКВ (наркомат вооружений) и НКТП (Наркомат Танковой Промышленности) к одной и той же теме. Сама по себе идея У-11 была хорошей, хотя исходно это просто "запасное" орудие для КВ-1, спешно созданное как возможное дополнение в случае срыва выпуск штатной 76-мм системы ЗИС-5. Как орудие для САУ данную систему стали рассматривать только с апреля 1942 года. Но поскольку в ГАУ КА принципиально встретили орудие в штыки, разума в дальнейших действиях артиллеристов как-то не наблюдалось. В свою очередь, НКТП поначалу творил всякую ерунду на ниве создания САУ. Причем, в отличие от ГАУ, "танкисты" порой даже выпускали пробные партии боевых машин непонятного назначения. Например, КВ-7. Примерно то же самое случилось и с У-11. Пробную партию орудий выпустили вопреки возражениям ГАУ КА, да и гаубичный Т-34 появился вопреки уже имеющимся данным о том, что даже в боевом отделении КВ-1 с У-11 тесновато. Поэтому только к началу июня 1942 года, да и то, под патронажем ГАУ КА и НКВ, КБ завода №8 начало проектировать "нормальную" САУ.

За счет доработки орудие было оптимальным решением проблемы с системой для средней САУ. Но в ГАУ КА решили иначе.
За счет доработки орудие было оптимальным решением проблемы с системой для средней САУ. Но в ГАУ КА решили иначе.

В отличие от гаубичного Т-34, который проектировался по линии НКТП, разработка рубочной САУ велась по линии Артиллерийского Комитета ГАУ КА. Точнее, рубочных. Несмотря на то, что ГАУ КА всеми способами пыталось избавиться от орудия У-11, НКТП настойчиво требовал включить его в список вооружения САУ. И вот тут сложно с Ж.Я. Котиным, который и являлся главным идеологом У-11, поспорить. Как бы артиллеристы не противились, но Жозеф Яковлевич был прав. У-11 оказалась легче, компактнее, оснащалась телескопическим прицелом и ее можно было поставить в рамке, избавившись от тумбы. Это дополнительно снижало массу машины. Так что проектов оказалось два - ЗИК-10 с орудием У-11 и ЗИК-11 со 122-мм гаубицей М-30. Оба орудия собирались ставить без изменения конструкции качающейся части. Первые отголоски по данной теме появились в начале июня 1942 года. В это время шли уточнения требований по машине. Согласно полученным 4 июня 1942 года ответам, шасси Т-34 запрещалось переделывать. Изменениям могли подвергаться подбашенная коробка, борта боевого отделения, топливные баки, также допускался рост массы, по сравнению с базовым Т-34, до 3%. Оптимальным был боекомплект в 50 выстрелов, но нижняя планка оказалась более скромной - не менее 30. Сроком предоставления проектов значилось 15 июня 1942 года.

Результаты требований на максимальную унификацию с Т-34. Конструктивно рубка была далека от идеала.
Результаты требований на максимальную унификацию с Т-34. Конструктивно рубка была далека от идеала.

Сроки эти, откровенно говоря, были изначально нереальными. Дело в том, что КБ завода №8 оказалось буквально перегружено различными проектами, связанными как с буксируемой, так и с самоходной артиллерией. Одновременно шла работа по 76-мм орудийной установке ЗИК-5, предполагавшейся на САУ У-31, а также 25-мм ЗСУ ЗИК-7, базой для нее служило другое легкое шасси - У-32. По этой причине работы по обоим проектам, ведущим инженером которых являлся М.Е. Безусов, несколько затянулись. При этом приоритетным являлся ЗИК-10. Документация по нему была готова в начале июля 1942 года. Надо сказать, что на заводе №8 весьма вольно отнеслись к требованиям по поводу неизменности У-11. Это вполне логично, ибо граждане артиллеристы явно забыли - танковая пушка по горизонтали поворачивалась за счет башни, а тут ее не имелось. Бронировки системы выполнили заново, а сама она крепилась на рамке. Переделка орудийной установки позволила увеличить угол вертикальной наводки до 30 градусов. Вполне достаточным оказался и сектор обстрела по горизонтали – по 10 градусов влево и вправо. Сохранялся спаренный с орудием пулемет, а также телескопический прицел. В дополнение к нему ставился панорамный прицел, что обеспечивало стрельбу с закрытых позиций. Подобно СГ-122, ставился лоток. Одним словом, с точки зрения орудийной системы ЗИК-10 получилась весьма удачной.

ЗИК-11, проект с орудием М-30.
ЗИК-11, проект с орудием М-30.

Вот со всем остальным явно была беда. Не факт, что на заводе №8 видели проект СГ-122, зато они видели У-31 и У-32, а также собственную разработку - У-20 (она хоть и с буковкой У, но фактически проектировалась "восьмеркой"). Перечисленные проекты имели открытое сверху боевое отделение, вот и ЗИК-10 создавалась аналогичным образом. Требования не трогать лобовой лист корпуса также сыграли злую шутку. В результате проект имел ступеньку в лобовой части, причем верхняя ее часть имела угол наклона всего 15 градусов. Наверное, так выпускать проще, но с точки зрения снарядостойкости решение весьма спорное. Не менее спорно выглядели и люки в бортах рубки, предназначались они для загрузки боекомплекта. Сам он составил 32 выстрела, причем размещался где попало. Машина получилась довольно тесной, причем КБ завода №8 ситуацию усугубило. Боекомплект разместили на полу, в результате чего высота боевого отделения составила всего 1520 мм. Да и идея разместить кормовой пулемет в заднем листе рубки была не очень.

Данный проект был принят ГАУ КА более тепло, хотя идея с гаубицей М-30 была далеко не лучшей.
Данный проект был принят ГАУ КА более тепло, хотя идея с гаубицей М-30 была далеко не лучшей.

С точки зрения ГАУ КА более подходящим был второй проект - ЗИК-11. Он также предполагал наличие открытого сверху боевого отделения, даже общая геометрия рубки оказалась похожей, но с массой нюансов. Во-первых, объем открытого пространства оказался меньше, как и шанс прилета осколков сверху (а также гранат). Во-вторых, размещение боекомплекта выглядело более рациональным. В отличие от ЗИК-10, пол боевого отделения не был полностью заставлен укладками. Также вторую установку пулемета ДТ перенесли из кормовой части в лоб рубки. Тоже так себе идея, но пол крайней мере теперь пулемет не мешал заряжать орудие. Общая высота машины оказалась меньше – 2100 мм против 2270 мм у ЗИК-10. Также, за счет более рационального размещения боекомплекта внутри оказалось просторнее. Впрочем, на особый комфорт расчет всё равно не рассчитывал. Достаточно сказать, что сиденья были только у механика-водителя и наводчика.

С точки зрения компоновки боевого отделения ЗИК-11 оказалась более удачной.
С точки зрения компоновки боевого отделения ЗИК-11 оказалась более удачной.

Отсутствие сидений, впрочем, было не единственной проблемой. Главная проблема именовалась "122-мм гаубица М-30". Ставилась она на тумбу, так что съедалась часть места, а заодно и прибавлялась масса. Гаубица практически не переделывалась, и в этом таился один минус. Дело в том, что отсутствовало ограждение, роль которого в других проектах частично исполнял лоток. В результате возникал риск несчастных случаев при стрельбе. Откатные механизмы гаубицы прикрывались подвижной бронировкой. Угла вертикальной и горизонтальной наводки остались на уровне ЗИК-10. Недостатком являлось то, что система имела внутреннюю маску, а это повышало риск попадания вражеских пуль и осколков. В общем-то, если бы в рубку ЗИК-11 поставить орудие ЗИК-10, ценность у проекта выросла. Но такого варианта не предусматривалось.

На этом разрезе видна плата за использование гаубицы М-30. Места она съела очень прилично.
На этом разрезе видна плата за использование гаубицы М-30. Места она съела очень прилично.

К середине июля оба проекта оказались на рассмотрении Артиллерийского Комитета ГАУ КА. В случае с ЗИК-10 финал истории был очевиден: решением №541500 Арткома ГАУ от 20 июля 1942 года, проект ЗИК-10 отклонили как не представляющий интереса. С завидным упрямством артиллеристы торпедировали У-11, именно это орудие являлось истинной причиной, почему ЗИС-10 забраковали. По поводу проекта ЗИК-11 прозвучала фраза о том, что он не доработан, но на самом деле всё прозаичнее. Дело в том, что еще раньше завода №8 свои проекты представило КБ завода №592. Речь идет о СГ-122М и СГ-122У. И если СГ-122У проучилась явно "топорной" (а что можно ожидать, если ГАУ требует не трогать У-11, в итоге ее воткнули прямо в танковой установке), то СГ-122М выглядела крайне перспективно. По большому счету СГ-122М и победила бы в необъявленном конкурсе, вот только имелась маленькая проблема. Завод №592 шасси Т-34 не был обеспечен, так что проект так и завис в виде бумаги. То же самое случилось и с парой ЗИК-10/ЗИК-11. В августе оба проекта доработали, но они так и зависли.

Реконструкция внешнего вида ЗИК-11 за авторством Александра Калашника, г. Омск.
Реконструкция внешнего вида ЗИК-11 за авторством Александра Калашника, г. Омск.

До недавнего времени ЗИК-10 и ЗИК-11 так и пылились в архивах, ибо УЗТМ за "свои" их не считал. Но вот ведь в чем загвоздка: ЗИК-11 стала важным звеном в истории создания СУ-122. 28 июля 1942 года вышло постановление ГКО №2120 "Об организации производства танков Т-34 на Уралмашзаводе и заводе №37 Наркомтанкопрома", в результате чего к концу сентября того же года УЗТМ стал производителем шасси для средних САУ. Спустя несколько недель, 19 октября 1942 года, вышло постановление ГКО №2429сс "О производстве опытных образцов артиллерийских самоходных установок". Так вот, на УЗТМ, по настоянию Котина, была создана специальная конструкторская группа во главе с Л.И. Горлицким. На следующий день в Свердловске прошло совещание с участием Котина, и там рассмотрели проект ЗИК-11, предоставленный заводом №8. Он и послужил базой для создания У-35. Правда, про это отчет УЗТМ за годы войны молчит, но факт остается фактом. По поводу того, что КБ завода №8 передало УЗТМ проект ЗИК-11, очень сильно расстроились в НКВ. Вот только без проекта Петрова и Безусова, а также направляющего пинка сверху со стороны Котина, не случилось бы СУ-122. А артиллеристы еще долго бы мусолили тему самоходов. Кирпич за торпедирование У-11 они, кстати говоря, таки получили. Когда в январе 1943 года выяснилось, что внутри серийной СУ-35 тесно, причем во многом из-за гаубицы М-30, тема У-11 вновь появилась. А позже У-11 превратилась в 85-мм орудие Д-5, родоначальницы большого семейства танковых и самоходных артиллерийских систем.

Автор выражает признательность Сергею Агееву (г. Екатеринбург) за помощь в подготовке статьи и предоставленные материалы.

Список источников:

ЦАМО РФ

РГАЭ

РГАСПИ

Архив Игоря Желтова

Архив Сергея Агеева

http://panzer35.ru/forum/47

Другие статьи по советским гусеничным САУ:

Проект легкой САУ ИС-10 от КБ завода №92

Модернизация СУ-76М завода №40 с крышей боевого отделения

Модернизация СУ-76М завода №40, принятая в серию

ЗУТ-37 и другие зенитные танки с авиационным вооружением, которые разрабатывались в 1942-43 годах

Развитие советских средних САУ в 1940-43 годах

У-20, проект истребителя танков на базе Т-34, разработанный на УЗТМ под руководством Ф.Ф. Петрова

Опытная штурмовая САУ У-35, прямой предок СУ-122

Опытная штурмовая САУ СГ-2, предок СУ-122, про которого предпочли забыть

Особенности производства СУ-122 летом 1943 года

Работы по модернизации самоходной артиллерийской установке СУ-85, проводившиеся под руководством Л.И. Горлицкого в 1943 году

Проект тяжелой, слишком тяжелой штурмовой самоходной артиллерийской установки У-19, разработанной в КБ УЗТМ

Проект установки 203-мм гаубицы У-3 на лафете МЛ-20 и САУ с той же системой

Из истории создания ИСУ-122