Советская бронетанковая эргономика второй половины 20-х годов

27 November 2020

Рассказ о боевом отделении советского танка сопровождения пехоты МС-1 (Т-18), с впечатлениями, так сказать, из первых рук.

Первые танки имели, скажем так, немного удобств для экипажей. Мотор находился внутри боевого отделения, от чего там было, мягко говоря, не прохладно. Да и в принципе более-менее нормальные условия для работы предоставлялись только механику-водителю и командиру. В этом смысле Renault FT, появившийся на полях сражений в 1918 году, был настоящей революцией. Конечно, командир оказался перегружен работой (требовалось наблюдать за полем боя, вести огонь, а еще и перезаряжать либо пушку, либо пулемет), но на фоне боевых товарищей, которые служили на более ранних танках, это оказался огромный шаг вперед. Даже аналог сиденья имелся - в его роли выступал специальный ремень.

Т-18 из экспозиции Музея отечественной военной истории. Основной рассказ будет по этой машине.
Т-18 из экспозиции Музея отечественной военной истории. Основной рассказ будет по этой машине.

Как известно, к хорошему привыкают довольно быстро, вот и рабочее место командира Renault FT было образцом комфорта очень недолго. На самом-то деле оно было весьма тесным, те же шведы по поводу французского танка, испытав его, высказались далеко не в лучших выражениях. Им было с чем сравнивать - LK-II, он же Strv m/21, оказался более просторным. Не считали приемлемым боевое отделение Renault FT и в Красной Армии. Поэтому при создании танка сопровождения пехоты МС-1 (Т-18) было проведено довольно много работы по улучшению условий работы командира, а заодно и повышению огневой мощи танка. Об этом и поговорим в пятничном материале. Некоторые видел ролик про МС-1, где я про него рассказывал, но тут будет немного иной формат. Не просто описание, а, скажем так, более детальная история вопроса, причем именно с позиции боевого отделения.

И пушка, и пулемет

Для начала, стоит поднять историю появления непосредственно героя данного повествования. Причин появления "танка сопровождения (полкового)", как именовался МС-1, было несколько. Отчасти эти причины здорово пересекались с тем, посему на свет появился итальянский танк FIAT 3000. Поэтому у некоторых исследователей, обладающих чрезмерной фантазией, появилась теория об итальянском следе в истории первого по-настоящему массового советского танка. На самом деле всё прозаично: и в Италии, и в Советском Союзе не было такого количества грузовиков, которые могли таскать не такой уж и легкий Renault FT. Следующим пунктом был ряд претензий уже к самому Renault FT. Во-первых, крайне низкая скорость, посему что итальянцам в Ливии, что нам в маневренной Гражданской войне, такие танки были не очень нужны. Во-вторых, танк оказался тесным, и с точки зрения боевого отделения, и с точки зрения отделения управления. В-третьих, ресурс ходовой части составлял всего пару сотен километров. Поэтому и были очень похожи решения, в том числе и по поперечному расположению мотора, и по более короткому корпусу.

Опытный образец танка, получивший позже обозначение Т-16.
Опытный образец танка, получивший позже обозначение Т-16.

У командования бронесил Красной Армии была еще одна претензия. Renault FT имел либо пулеметное, либо пушечное вооружение. У нас трофейные машины, а также "Рено-русские" быстро перевооружили на 37-мм пушки "Гочкис", представлявшие собой компиляцию стволов 5-ствольной системы и казенной части по типу 1-ствольной системы (но не полную копию, затвор отличался). Первыми такие орудия получили "Рено-русские", а дальше эта система стала массовой, пережив и МС-1, и целый ряд машин. Не то, чтобы ей были сильно довольны, но с боеприпасами на 37-мм "Гочкис" проблем не имелось. Так вот, уже на "Рено-русских" применили смешанное вооружение. В правом борту появилась шаровая установка танкового пулемета Hotchkiss Mle.1909. В результате "Рено-русский" стал первым мире серийным легким танком с пушечно-пулеметным вооружением. Вот только надо понимать, что внутри башни Renault FT и так не особо просторно, а пулемет ее более вместительной точно не сделал. По сути это было вспомогательное оружие, еще и расположенное не особо удобно.

Т-18 первой производственной серии, всего выпустили 23 таких танка.
Т-18 первой производственной серии, всего выпустили 23 таких танка.

Изначально "танк сопровождения (полковой)" и вовсе выглядел скромно. Боевая масса оценивалась в 3 тонны, максимальная скорость в 12 км/ч, а вооружать его планировали либо 37-мм пушкой, либо пулеметом. Но требования конца 1924 года очень быстро изменились. Сначала, весной 1925 года, масса выросла до 4150 кг, а далее планка поднялась и перешагнула 5 тонн. Связано это было с рядом факторов, касавшихся, в том числе, и роста требований к боевому отделению. Очень быстро от создателей танка потребовали наличие в башне одновременно и 37-мм пушки, и пулемета. Разумеется, на Renault FT, при создании советского танка, Техническое бюро ГУВП, под руководством С.П. Шукалова и В.И. Заславского, смотрело внимательно. Но французский танк был не более чем идейным вдохновителем. Принятый на вооружение 6 июля 1927 года танк, получивший обозначение Т-18, получился крайне самобытным. Один только силовой блок, состоявший из поперечно расположенного мотора воздушного охлаждения и коробки передач, чего стоил. Самобытной оказалась и ходовая часть, и корпус, и башня. С точки зрения удобства работы советская машина однозначно превзошла "француза".

Танки второй и третьей производственной серии. Хорошо видна разница в башнях.
Танки второй и третьей производственной серии. Хорошо видна разница в башнях.

Следует также отметить, что танк достаточно быстро эволюционировал. Так сложилось, что "классический" облик Т-18 (МС-1) обычно представляется как машина с башней раннего типа (без ниши), со "спаренными карабинами Фёдорова" и ранней ходовой частью. Эту машину обычно называют МС-1 обр.1927 года. Но такого танк не существовало. На самом деле это Т-18 первой производственной серии, которых построили всего 23 штуки. Гораздо больше (30 танков для ОСОАВИАХИМ + 78 для армии) было танков второй производственной серии. Главным отличием стало появление пулемета ДТ. Именно эти танки использовались в ходе конфликта на КВЖД. Еще более массовой (407 штук) была третья серия, выпускавшаяся с 1930 по начало 1931 года. Она имела массу отличий. Это и башня с развитой кормовой нишей, и траки "орлиный коготь", и ряд других доработок. Самым же массовой стала четвертая производственная серия. Была усилена подвеска, установлена 4-скоростная коробка передач, введены новые ведущие колеса, кормовой фонарь перенесли вправо. В общей сложности на заводе Большевик и на Мотовилихинском машиностроительном заводе сдали 961 танк данного типа.

Самыми массовыми стали Т-18 четвертой производственной серии.
Самыми массовыми стали Т-18 четвертой производственной серии.

Век Т-18 оказался недолог. Танк был хороший, другой вопрос, что требования постоянно росли, касалось это и подвижности. В результате Т-18, имевший максимальную скорость 16 км/ч, вскоре перестал соответствовать требованиям. Поэтому в 1931 году на заводе "Большевик" начался выпуск танков сопровождения Т-26 (советская версия Vickers Mk.E), которым было суждено стать самыми массовыми советскими танками межвоенного периода. Ну а Т-18 была уготована судьба стать учебным танком. Позже часть этих танков использовали как неподвижные огневые точки. Касалось это и данного танка с серийным номером 882, относящегося к четвертой производственной серии. Благодаря стараниям и настойчивости коллектива Музея отечественной военной истории данный танк является единственным из МС-1, имеющим комплектную ходовую часть. Также удалось максимально возможно восстановить боевое отделение, так что есть о чем рассказать. Впрочем, рассказ будет не только про танк четвертой серии. Будут затронуты и более ранние машины.

Комфорт с перегрузкой по задачам

При создании МС-1 одной из задач, которые были поставлены Техническому бюро ГУВП, стало расширение боевого отделения. Существует весьма распространенное заблуждение, что у нас вопросам удобства работы экипажей танков не занимались. Это, мягко говоря, слегка не так. Обычно такое говорят люди, которые довольно слабо представляют себе танки определенного временного периода, а также то, как шла их разработка. На момент начала работ по МС-1 эталонным образцом малого танка был Renault FT. Я так полагаю, что ежели господ критиков запихнуть в боевое отделение этого танка и заставить хотя бы немного позаниматься имитацией деятельности командира, гонора насчет плохих и тесных советских танков явно поубавится. Кстати говоря, у FIAT 3000 с удобством боевого отделения тоже не всё хорошо. Более крупная башня компенсировалась более крупными габаритами вооружения, посему командиру приходилось работать стоя. Только на FIAT 3000 B появилось сиденье, хотя и там не всё хорошо, поскольку орудие оказалось весьма габаритным.

Устройство башни Т-18 первой производственной серии. Башня второй серии отличалась только наличием смотрового лючка/пистолетного порта с правого борта.
Устройство башни Т-18 первой производственной серии. Башня второй серии отличалась только наличием смотрового лючка/пистолетного порта с правого борта.

Существенным минусом башни Renault FT была ее некоторая нерациональность. Чтобы попасть внутрь, требовалось воспользоваться двухстворчатым люком в кормовой части, а башенка использовалась исключительно как средство вентиляции. Трех смотровых щелей (башенка литой башни Berliet-Girod) было маловато, чуть получше ситуация оказалась с восьмигранной башней Renault, собиравшейся на болтах и рейках. У нее дополнительные смотровые приборы были в башне, плюс пистолетный порт. Как раз на эту башню смотрели при разработке МС-1, но не более как на образец, который надо существенно улучшить. Касалось это и боевого отделения, которое было слишком узким. Боевое отделение стало шире на 100 мм, башню сделали шире на 50 мм, при этом она стала на 100 мм ниже Renault FT.

На Т-18 от люка в корме башни отказались, но он сохранился на башне БА-27.
На Т-18 от люка в корме башни отказались, но он сохранился на башне БА-27.

Еще одним нововведением стало расширение диаметра погона в свету до 958 мм. У Renault FT диаметр погона составлял 914,4 мм. Казалось бы, разница меньше 5 сантиметров, но в реальности эти 43,6 мм означали многое. Даже с более рациональной установкой вооружения танк Char D1, имевший тот же диаметр погона, что и Renault FT, оказался крайне неудобным для работы командира. В случае с МС-1 какой-то чрезмерной тесноты не ощущается, и это при том, что изначально установка вооружения была компромиссным решением.

Ограждение погона башни, также виден маховик заднего механизма поворота башни. Такие маховики были на башнях первой и второй серий.
Ограждение погона башни, также виден маховик заднего механизма поворота башни. Такие маховики были на башнях первой и второй серий.

Более удачной оказалась смотровая башенка. Для начала, она перестала быть просто смотровой. Ее диаметр существенно увеличился, в результате ее "грибок" превратился в люк, через который командир и попадал в танк. С внутренней стороны люка была предусмотрена подушка, она оказалась очень кстати, поскольку первоначально экипажи ездили в фуражках или буденовках, так что бились головой в "грибок" они регулярно. Также предусматривалась обивка "ободка" башенки, что также повышало комфорт работы командира, особенно в движении. Наконец, количество смотровых щелей увеличилось до 5, пользоваться ими было вполне удобно, да и задвижки, предусмотренные для всех щелей, получились удачными по конструкции.

С внутренней стороны крышки люка смотровой башенки ставилась подушка, чтобы биться головой было не так больно. Также видны смотровые щели, прикрытые задвижками. Кстати говоря, о танковых шлемах задумались после маневров 1929 года, когда танкисты в фуражках бились головами о башенки.
С внутренней стороны крышки люка смотровой башенки ставилась подушка, чтобы биться головой было не так больно. Также видны смотровые щели, прикрытые задвижками. Кстати говоря, о танковых шлемах задумались после маневров 1929 года, когда танкисты в фуражках бились головами о башенки.

Изначальная конструкция шестигранной башни, которая была построена для опытного образца (он позже получил индекс Т-16), предусматривала люк в левом заднем борту. Он был поставлен для выброса стреляных гильз, а также как запасной люк для попадания в танк. На серийном танке первой производственной серии его заменили на заглушку под дополнительную шаровую установку пулемета. На танках второй серии появился пистолетный порт, размещавшийся на правом борту. Самое интересное, что люк, как на Т-16, в серию всё же пошел, но не для танка. Его можно видеть на бронеавтомобилях БА-27, которые получили почти ту же самую башню, что и у Т-18. При этом на БА-27 поставили пистолетный порт более поздней конструкции.

Схема установки вооружения в башне 1-й серии. Можно заметить, что стоит вооружение не очень удобно.
Схема установки вооружения в башне 1-й серии. Можно заметить, что стоит вооружение не очень удобно.

Данная башня, впрочем, использовалась только на танках первой и второй серии, а также на БА-27. С самого начала 37-мм пушка "Гочкис" рассматривалась как временный вариант, а на "Большевике" шла разработка более мощного орудия. Оно имело индекс Б-3. Также имелись и запасные варианты, включая и 37-мм пушку "Рейнметалл" (танковая версия 3,7 cm Tak). Кроме того, прорабатывался вопрос установки на Т-18 радиостанции, это подсмотрели у немцев. И если на немецких танках радиостанция предполагалась в корпусе, то на Т-18 ее собирались ставить в башню. В связи с этим ГКБ ОАТ (Главное конструкторское бюро Орудийно-арсенального треста, так стал называться позже Технический отдел ГУВП) разработал модернизированную башню. Она получила развитую кормовую нишу с люком в корме, а также более удобный смотровой лючок в правом борту. Именно эта башня стала для Т-18 основной, хотя ни более мощной пушки, ни радиостанции данный танк не дождался.

А это размещение вооружения в башнях второй, третьей и четвертой серий.
А это размещение вооружения в башнях второй, третьей и четвертой серий.

Отдельного разговора достойно вооружение. В то время на всех танках была либо установка пушки, либо установка пулемета, только во второй половине 20-х годов пошла работа по спаренным установкам пушки и пулемета. Кстати говоря, первыми в мире такую установку (Combination Mount T1) создали внезапно американцы. Следующими, на Großtraktor, такую установку сделали немцы. У нас же пока была концепция раздельной установки вооружения, при этом уже имелся опыт "Рено-русского". Посему, согласно изначальному проекту "танка сопровождения (полкового)", пушка и пулемет стояли под углом 90 градусов друг к другу. При стрельбе из пушки пулемет вынимался из шаровой установки и подвешивался к стенке боевого отделения. Это очень напоминало концепцию боевого отделения "Рено-русского", но далее проект изменили. Передние листы башни получили несколько иные углы, посему необходимость снимать пулемет отпала. Тем не менее, идеальной компоновка вооружения не была.

Замена пулемета Фёдорова на ДТ было однозначно правильным решением. А еще на снимке видны стопор вместо маховика поворотного механизма, а над пулеметом ручка, за которую держались при повороте башни. Так ее вращать оказалось легче.
Замена пулемета Фёдорова на ДТ было однозначно правильным решением. А еще на снимке видны стопор вместо маховика поворотного механизма, а над пулеметом ручка, за которую держались при повороте башни. Так ее вращать оказалось легче.

Причин, почему "двойной пулемет системы Федорова" (так его называли в переписке) быстро заменили на ДТ, было более чем достаточно. Во-первых, сам по себе пулемет получился довольно громоздким, с точки зрения его размещения в боевом отделении. Разница между пулеметом и пушкой оказалась небольшой. Во-вторых, пулемет имел магазинное питание, в результате на перезарядку тратилось много времени. ДТ получился гораздо более компактным и удобным, а его дисковый магазин более вместительным. Не говоря уже о том, что патрон калибра 7,62 мм был куда мощнее арисаковского патрона калибра 6,5 мм, который использовался на пулемете Фёдорова.

Орудием, в отличие от пулемета, было не очень удобно пользоваться.
Орудием, в отличие от пулемета, было не очень удобно пользоваться.

Сложнее ситуация была с орудийной установкой. Сама пушка была вполне удачной для своего времени, недаром она прожила столько времени в танках. Изначально на ней стоял механический прицел, при этом еще а 1927 году появилось требование поставить оптический прицел. Его, конечно, разработали, но ставить начали только на танках третьей серии, и даже на танках четвертой серии оптические прицелы были нечастым явлением. Наводилась на цель пушка при помощи плечевого упора, такая система существовала еще со времен Renault FT. При этом она просуществовала, на ряде танков, аж до середины войны. Аналогично установке Renault FT, допускалась возможность доворота пушки без поворота башни. Горизонтальный угол обстрела достигал 17 градусов.

Внутри Т-18 было заметно просторнее Renault FT. Особенно это касалось боевого отделения.
Внутри Т-18 было заметно просторнее Renault FT. Особенно это касалось боевого отделения.

Вот как раз с этим и была связана основная проблема. Дело в том, что переделанная башня улучшила ситуацию с вооружением в целом, но ухудшила работу с орудием. Хоть как-то работать с пушкой можно было, отведя ее максимально влево, таким образом наводчик протискивался между орудием и оставшимся местом слева от нее. По большому счету, оптимальным оказывалось ведение пулеметного огня. Об этой проблеме на "Большевике" знали, на что намекает проект установки 37-мм танковой пушки "Рейнметалл". Там плечевой упор и прицел переместили направо. А проблема появилась по причине унификации. Дело в том, что исходная установка "Гочкиса" была создана еще для "Рено-русского", только добавился плечевой упор. Ну а поскольку артиллеристы слегка так помешаны на унификации (и в этом есть своя правда, потом умрешь с ремонтом и обслуживания разношерстных систем), то и орудийная установка Т-18 была "правшой". При том, что там удобно быть, в случае с пушкой, левшой.

Основная укладка находилась с правой стороны боевого отделения. Сверху видно отделение для запасного ствола пулемета ДТ. На крышке также были крепления для тех дисков к пулемету.
Основная укладка находилась с правой стороны боевого отделения. Сверху видно отделение для запасного ствола пулемета ДТ. На крышке также были крепления для тех дисков к пулемету.

Вот к чему точно не получится придраться, так это к размещению боекомплекта. С ним, кстати, связана одна забавная история. Основным источником по внутреннему устройству танка является альбом рисунков, прилагавшийся к руководству по обслуживанию. Так вот, делалось оно к моменту, когда в производстве была вторая производственная серия. Как уже говорилось выше, на этих танках уже стоял пулемет ДТ. Но, судя по всему, на "Большевике" чертежей ДТ не оказалось, посему получилась комичная ситуация, когда на схемах стоит пулемет Фёдорова, а укладки от ДТ. Ну а поскольку обычно подобные картинки часто принимают за чистую монету, иногда можно видеть чертежного "мутанта", реализованного в 3D или пластике.

"Патронтажи" для 37-мм патронов к орудию "Гочкис" крупным планом.
"Патронтажи" для 37-мм патронов к орудию "Гочкис" крупным планом.

В финальном варианте диски для ДТ размещались в двух вертикальных стеллажах, слева и справа, плюс три диска в укладке первой очереди справа от пулемета. Боекомплект для 37-мм пушки "Гочкис" разместили в "патронтаже", как его назвали в описании. Основная его часть находилась с правой стороны боевого отделения. Это был своеобразный брезентовый "коврик" с кармашками, в которых и размещались унитарные патроны. С правой стороны было 4 таких "патронтажа", по 13 патронов в каждом. Еще одна укладка, первой очереди, находилась на левой стенке башни, в нем было 6 патронов. Часть укладок было с левого борта.

Укладка первой очереди на 6 патронов с левого борта башни.
Укладка первой очереди на 6 патронов с левого борта башни.

Общий боекомплект, для танков 3-4 серий, составил 104 патрона (выстрелов, в тогдашней переписке часто использовалось слово "снаряды") к орудию "Гочкис", а также 3000 патронов к ДТ. При этом в некоторых документах указывается 109, а иногда и вовсе 112 штук. Поскольку информация есть только по размещению боезапаса только с правой стороны борта боевого отделения, точное размещение боекомплекта является отдельной темой для исследований.

Размещение оставшегося боекомплекта к 37-мм пушке "Гочкис" пока загадка. Вероятнее всего, что часть "патронтажей" находилось с левого борта боевого отделения.
Размещение оставшегося боекомплекта к 37-мм пушке "Гочкис" пока загадка. Вероятнее всего, что часть "патронтажей" находилось с левого борта боевого отделения.

Отдельно следует упомянуть размещение командира/наводчика/заряжающего и то, как он башню вращал. Могу сказать, что моё тело ростом метр 92 и массой под 80 кило там вполне удобно помещается. При том, что танкист был ростом 160-170 см, тогда вполне рядовой рост. В боевом положении командир сидел на специальном ремне, который закреплялся на боковых стенках башни. Изначально на танке имелось аж три маховика для поворота башни - спереди-слева, спереди справа и сзади. Ими оснащались башни первой и второй производственных серий, а также БА-27. Но на башнях третьей и четвертой серий вместо них стоят стопоры, а рядом с шаровой установкой пулемета ДТ появилась ручка. Выяснилось, что башня с кормовой нишей хорошо уравновешена, а рукоятки не очень удобны для поворота. Посему вращать башню начали вручную.

На схеме командир танка не стоит, а сидит на специальном ремне, он показан в "разрезе".
На схеме командир танка не стоит, а сидит на специальном ремне, он показан в "разрезе".

В заключении стоит отметить, что для своего времени боевое отделение Т-18 было если не образцовым, то как минимум одним из лучших. На фоне Renault FT и вовсе почти автобус. Несмотря на то, что имелись некоторые ошибки с точки зрения размещения вооружения, получилась вполне удобная конструкция. Уж чем, а душегубкой Т-18 назвать точно не получится. Особенно на фоне других легких танков 20-х годов. Ну а как выглядит данный танк в оригинальной конфигурации, вы можете увидеть в Музее отечественной военной истории. Как ограничительные меры прекратятся, музей снова будет открыт для посещения. Он бесплатный, в будние требуется запись на экскурсию, а в выходные посещение свободное, с 10 до 16 часов. Что же касается единственной башни Т-18 ранних серий, то ее можно увидеть на БА-27М, который находится в филиале парка "Патриот", находящемся на территории бывшего танкового музея в Кубинке. Там проведена большая реконструкция, после снятия ограничительных мер он также будет доступен для посещения.

Источники:

РГВА

РГАЭ

Архив автора

Ранее вышедшие статьи по советским легким танкам:

Т-40с, которого не было

Т-60 с башнями Т-30