Средний башенный штурмовик

1,5k full reads
3k story viewUnique page visitors
1,5k read the story to the endThat's 49% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Проект штурмового танка на базе Т-34 с использованием 122-мм танковой гаубицы У-11

История отечественной самоходной артиллерии местами имеет белые пятна. Отчасти это связано с тем, что в 1941-42 годах имели место и смены задания, и смена исполнителей. На всё это накладывалось еще и то, что уже к концу войны, когда В.А. Малышев, нарком танковой промышленности, дал задание заводам подготовить отчеты за годы Великой Отечественной войны, основная часть предприятий это сделала крайне специфично. Особенно что касается Уральского Завода Тяжелого Машиностроения. В период с 1941 по 1942 годы там происходила такая бурная ротация и реорганизация заводов, что выражение "вместе с водой выплеснули и ребенка" как нельзя лучше подходит к произошедшему. Дело в том, что в конце 1941 года на территории Свердловска оказалось сразу несколько заводов, эвакуированных из разных мест. Это Ижорский Завод (посему некоторое время УЗТМ носил его имя), завод №37 (его собрали на одной площадкой с КИМ и Подольским заводом им. Орджоникидзе), а также завод №8. Так вот, в связи с происходящим составление исторического формуляра превратилось в крайне специфичное занятие.

Опытный тяжелый танк КВ-9. Орудие У-11, которое в нем стояло, оказалось востребованным для средних САУ.
Опытный тяжелый танк КВ-9. Орудие У-11, которое в нем стояло, оказалось востребованным для средних САУ.
Опытный тяжелый танк КВ-9. Орудие У-11, которое в нем стояло, оказалось востребованным для средних САУ.

Дошло до смешного: в формуляре указаны проекты орудийных установок У-31 и У-32, которые разрабатывались совместно с заводом №37, но при этом сами самоходки СУ-31 и СУ-32 туда не попали. Часть проектных машин и вовсе попало в виде описаний, зачастую с неправильным указанием руководителей разработки. Иногда получались комичные вещи: на УЗТМ описываются некие проекты У-33 и У-34, которые порой называют прямыми предшественниками У-35 (будущей СУ-122), но это вообще не так. Ну и про проекты завода №8, естественно, молчат, хотя как раз с разработки этого завода, а именно проекта ЗИК-11, начались работы по У-35. Да и к ЗИК-10/ЗИК-11 пришли не сразу. Про это, разумеется, в формуляре ни слова. Впрочем, причины такой ситуации прозаичные. Что в отчете УЗТМ по опытным работам в первой половине 1942 года попало, то в формуляр и включили.

Пожелания и реальность. Сверху выдержка из постановления пленума Арткома ГАУ КА, снизу ответ НКТП. Вместо САУ там стали делать гаубичный танк.
Пожелания и реальность. Сверху выдержка из постановления пленума Арткома ГАУ КА, снизу ответ НКТП. Вместо САУ там стали делать гаубичный танк.
Пожелания и реальность. Сверху выдержка из постановления пленума Арткома ГАУ КА, снизу ответ НКТП. Вместо САУ там стали делать гаубичный танк.

К апрелю 1942 года стало окончательно ясно, что разработка самоходной артиллерийской установки У-20, работы по которой начались в октябре 1941 года, зашли в тупик. ГАУ КА (Главное Артиллерийское Управление Красной Армии), которое выдало задание, сформулировало его так, что коллектив, главным конструктором которого был Ф.Ф. Петров, оказался в безвыходном положении. Одновременное использование неизменной базы Т-34 и 85-мм зенитного орудия 52-К не давало возможность создать что-то вменяемое. Предложение использовать 85-мм орудие У-10 в ГАУ отвергли, да и с ним всё равно машина получалась неудачной. По этой причине задачу создания истребителя танков на базе Т-34, с круговым вращением 85-мм орудия, в ГАУ КА объявили технически невыполнимым. В свою очередь, примерно тогда же на заводе №592 проработали проект САУ, получившей обозначение 122-СГ. Представлял он собой наложение 122-мм гаубицы М-30 на шасси трофейной САУ "Артштурм" (Артиллерийский Штурмовой Танк, так у нас именовали StuG III). Данный проект сподвиг ГАУ КА на смену концепции средней САУ. На пленуме Артиллерийского Комитета ГАУ КА, который состоялся 14-15 апреля 1942 года, было объявлено новое направление разработки средних САУ. В списке "штурмовых самоходных орудий" появилась "122-мм гаубица обр.1938 г. на шасси Т-34". Работа по ней поручалась заводам №183 (Нижний Тагил) и №8 (Свердловск). Обычно этот самый пленум указывают как отправную точку в разработке СУ-122, первой отечественной массовой средней САУ. Во многом это так, но не совсем. Дело в том, что совместная разработка заводов №183 и №8 была отнюдь не САУ. Отчасти она оказалась связана с другой разработкой - тяжелым танком КВ-9, работы по которому как раз в то время сворачивались под нажимом ГАУ КА.

Проект установки 122-мм танковой гаубицы У-22 в измененную башню Т-34.
Проект установки 122-мм танковой гаубицы У-22 в измененную башню Т-34.
Проект установки 122-мм танковой гаубицы У-22 в измененную башню Т-34.

Появлению на свет КВ-9 обязан инициативе НКТП (Наркомат Танковой Промышленности). 11 ноября 1941 года вышел приказ НКТП №22. Согласно ему, к 15 ноября ожидалось получение рабочих чертежей на "установку М-30 в башне КВ", а к 15 декабря планировалось изготовить опытный образец такого орудия. Данная разработка являлась отнюдь не желанием поднять огневую мощь КВ-1. Причина появления орудия, получившего обозначение У-11, прозаична: имелась реальная угроза срыва поставок орудий ЗИС-5, которыми оснащались КВ-1. Наиболее критичной ситуация с орудиями была в сентябре-октябре 1941 года, а на ноябрь план по КВ-1 выглядел так, что завод №92, производитель ЗИС-5, мог и не справиться. Поэтому конструкторскому бюро УЗТМ и было дано задание на разработку У-11, а также перспективной 85-мм системы У-12. Всё просто: в Свердловске выпускали гаубицы М-30, так что организация танковых орудий с баллистикой данного орудия выглядела довольно простой. Работы по У-11 поначалу шли, по сути, в стол, но это не помешало построить орудие, после чего НКТП и ГАБТУ КА стали напирать на серийном производстве системы. ГАУ КА этому сопротивлялось, поскольку М-30 не имела бронебойного снаряда, а полученные результаты бронепробития имели массу подводных камней. В итоге "артиллеристы" смогли остановить выпуск КВ-9, который уже почти состоялся, но завод №8 уже сделал 10 орудий У-11.

СУ-122 могла быть и такой.
СУ-122 могла быть и такой.
СУ-122 могла быть и такой.

К апрелю 1942 года систему уже стали рассматривать в ином ключе. Да, с бронебойными снарядами была беда, но тут внезапно выяснилось, что У-11 может быть востребована совсем в ином ключе. Имея ту же баллистику, что и М-30, орудие куда лучше подходило на роль "самоходной гаубицы". Правда, уже не на базе КВ-1: весной 1942 года стало ясно, что КВ-9 в серию не пойдет, хотя НКТП не оставлял попытки пропихнуть данную машину на конвейер. Но в нашей истории интересно другое. 23 апреля 1942 года в адрес начальников ГАУ КА и НКВ последовал ответ из НКТП. А.А. Горегляд, с сентября 1941 года являвшийся заместителем наркома танковой промышленности, ретранслировал мнение наркомата по поводу решений пленума Арткома ГАУ. В целом оно совпадало с данными идеями, но самое интересное оказалось связано с "122-мм гаубицей обр.1938 г. на шасси Т-34". Горегляд четко дал понять, что речь будет идти не про рубочную САУ, о которой подумали многие исследователи, а о гаубичном танке. То есть тот же КВ-9, но уже на шасси Т-34. Причем каких-то возражений со стороны ГАУ КА или НКВ поначалу не последовало. Так что, по состоянию на весну 1942 года, приоритетом являлся не аналог 122-СГ на шасси Т-34, а КВ-2, только поменьше.

Реконструкция гаубичного Т-34, автор модели - Александр Калашник, г. Омск.
Реконструкция гаубичного Т-34, автор модели - Александр Калашник, г. Омск.
Реконструкция гаубичного Т-34, автор модели - Александр Калашник, г. Омск.

Со стороны завода №8 работы возглавил тот же коллектив, что и создал У-20. Правда, с одним нюансом: к тому моменту Петров стал главным конструктором завода №8. Больше того, в марте 1942 года был подготовлен первый проект с индексом ЗИК: им стала 85-мм танковая пушка ЗИК-1, причем ставиться она могла не только в КВ-1, но и в Т-34. В ГАУ КА по поводу ЗИК-1 тактично промолчали, ибо это орудие вполне вписывалось в боевое отделение, аналогичное У-20. То есть задача сделать самоход на базе Т-34 с круговым вращением башни была волне по силам, но "раз доктор сказал в морг, значит в морг". На этом фоне занятно то, что индекс для башенной гаубичной САУ, разработку которой вел завод №8, был УЗТМ-овский. А именно У-22. Под этим индексом скрывалась У-11, адаптированная под установку в модифицированную литую башню Т-34. Для того, чтобы переделанная У-11 смогла влезть в башню, ее сделали чуть больше, заодно изменив углы наклона бортов и увеличив кормовую нишу.

Теоретически запуск такой машины в серию не представлял больших проблем для завода №183.
Теоретически запуск такой машины в серию не представлял больших проблем для завода №183.
Теоретически запуск такой машины в серию не представлял больших проблем для завода №183.

Руководил работами по У-22, со стороны завода №8, Ф.Ф. Петров, также в работе были задействованы Н.Г. Кострулин и А.Н. Булашев. Ближе к лету 1942 года совместная разработка КБ завода №8 и завода №183 обрела очертания. Согласно проекту, экипаж танка составлял 5 человек, но при этом в боевом отделении находилось двое. Куда собирались девать второго заряжающего (замкового), большой вопрос. В боевом положении сиденье заряжающего складывалось, что облегчало его работу. Согласно расчетам, боекомплект "Т-34 артиллерийского" составлял 50 выстрелов, из них в корпусе 34, остальные в кормовой нише башни. Сохранялся и спаренный пулемет. Боевая масса, по сравнению с серийным Т-34, возрастала незначительно - до 30700 кг. С учетом бурного роста массы Т-34, реально гаубичный Т-34 имел бы массу около 32 тонн. Потенциально запуск данного проекта в серию не составил бы больших проблем. Шасси сохранялось то же, что и у обычного Т-34, а орудие У-11 уже предварительно освоили на заводе №8.

Конец истории гаубичного Т-34. Сложно поспорить с выводами Арткома ГАУ КА.
Конец истории гаубичного Т-34. Сложно поспорить с выводами Арткома ГАУ КА.
Конец истории гаубичного Т-34. Сложно поспорить с выводами Арткома ГАУ КА.

Впрочем, век гаубичного Т-34 оказался очень недолгим. В Арткоме ГАУ КА, как обычно, с ответом медлили, но уже в начале июля было ясно, что одобрения гаубичный Т-34 не получит. Во-первых, данный проект страдал теми же недостатками, что и КВ-9, причем они только усугубились. Это теснота боевого отделения и низкая скорострельность. Во-вторых, у ГАУ КА и НКВ уже имелся проект средней гаубичной САУ. Речь идет об СГ-122. Больше того, уже в июне 1942 года КБ завода №592 подготовило предварительный проект САУ СГ-122У, с той же У-11. Параллельно разрабатывался и другой проект - СГ-122М, с более традиционной гаубицей М-30. Так что КБ завода №8 было вынуждено выступать в роли догоняющих. В связи с работами по У-22 разработка свердловской штурмовой САУ с рубочным расположением вооружения началась только в июле 1942 года. Ну а гаубичный Т-34 убрали глубоко в недры заводских и ведомственных архивов, от греха подальше. Самое интересное, что годом спустя история повторилась. Зимой-летом 1943 года случилась очередная волна проектов гаубичных танков, в том числе и на базе Т-34. Но это уже другая история.

Источники:

ЦАМО РФ

РГАЭ

http://panzer35.ru/forum/43–13723–1

Другие материалы по советским танковым орудиям:

Опытное и серийное усиление вооружения малых танков Т-40, Т-30 и Т-60

История 45-мм танковой пушки ВТ-42, разработанной КБ завода №235 для использования в легком танке Т-70

ЗУТ-37 и другие зенитные танки с авиационным вооружением, которые разрабатывались в 1942-43 годах

История создания 76-мм танковой пушки ЗИС-5, изначально создававшаяся под баллистику 76-м зенитки, но пошедшая в серию со стволом от Ф-34

История появления 122-мм танкового орудия У-11, созданного осенью 1941 года по распоряжению Ж.Я. Котина

Разработка силами ЦАКБ измененной башни КВ-1с для установки 85-мм орудия С-31

Попытки вооружения Т-34 орудиями калибра 85 мм, а также попытки установки в штатную башню Т-34-85 орудия калибра 100 мм.

Попытка создания 122-мм унитарного патрона для орудия Д-25