Танк-агрессор по-шведски

24 February
1,6k full reads
4 min.
3,1k story viewsUnique page visitors
1,6k read the story to the endThat's 52% of the total page views
4 minutes — average reading time

История колесно-гусеничного шведского танка Landsverk L-30 (Strv fm/31), имевшего немецкие корни

В 1929 году на испытания вышло колесно-гусеничное шасси Räder-Raupen Kampfwagen m/28. Оно предназначалось для танка, более известного как Landsverk L-5, хотя на самом деле эта машина называлась Räder-Raupen Kampfwagen m/28. Была она разработана ситами Maschinenfabrik Eßlingen AG из Эслингена под руководством Отто Меркера. Несмотря на то, что Räder-Raupen Kampfwagen m/28 не проходил по официальным каналам 6-го отдела Департамента Вооружений, танк отнюдь не являлся инициативной разработкой. Одним из инициаторов разработки танка стал Людвиг риттер фон Радльмайер, который отвечал в In 6 (Inspekteur für Heeresmotorisierung, Инспекция моторизованных войск) за вопросы моторизации. Можно сказать, что In 6 прощупывала возможности для альтернативных вариантов немецкого легкого танка. Вопреки заблуждениям, колесно-гусеничная схема немецкими военными очень даже прорабатывалась, поскольку она позволяла поднять скорость танка, при этом экономя ресурс гусеничной ходовой части. Другой вопрос, что обычно все думают про систему Кристи, хотя она-то была наименее популярной. В большинстве стран колесно-гусеничная схема подразумевала опускаемый колесный ход, а не переобувание танка. Теоретически опускаемый колесный ход выглядел предпочтительнее, поскольку время на переход в такой режим тратилось меньше, да и не надо было возить гусеничные ленты. На практике получалось слегка наоборот. Система Кристи позволяла делать полноценный танк с полноценной броневой защитой, а вот машины с опускаемым колесным приводом каждый раз получались слегка не очень.

Улучшенный Landsverk L-5, ноябрь 1930 года. Как можно заметить, машина имела более традиционную компоновку, а также новый мотор.
Улучшенный Landsverk L-5, ноябрь 1930 года. Как можно заметить, машина имела более традиционную компоновку, а также новый мотор.
Улучшенный Landsverk L-5, ноябрь 1930 года. Как можно заметить, машина имела более традиционную компоновку, а также новый мотор.

Вот и Räder-Raupen Kampfwagen m/28 получился слегка так "не очень". На испытаниях, которые проходили под Казанью, единственным плюсом "Танка Г.Х.Х." стало то, что время перехода на колесный ход действительно оказалось крайне небольшим. Считанные минуты, и танк вставал на колеса, причем без выхода экипажа из машины. В остальном же Räder-Raupen Kampfwagen m/28 оказался типичным представителем семейства колесно-гусеничных танков "не Кристи". Слишком узкий корпус определил проблемы с управляемостью и размещением экипажа, а при установке броневого корпуса и башни выявились проблемы с перегревом. Понимая, что изначальной силовой установки маловато, на 4-6 образца были установлены более мощные моторы, но это особо не помогло. Вместе с тем, один из образцов Räder-Raupen Kampfwagen m/28 (вероятнее всего, одно из двух шасси Landsverk L-5) 4-6 декабря 1930 года осмотрела комиссия KAAD (Kungliga Arméförvaltningens Artilleridepartement, Департамент артиллерии королевской армии) в составе капитана Йёста Братта и капитана Нильса аф Силлена. Шведские военные искали замену Strv m/21, который постепенно устаревал. Учитывая плотные связи шведской промышленности с немцами, KAAD, вполне логично, решила оценить потенциальных сменщиков. Благо что Maschinenfabrik Eßlingen AG и AB Landsverk входили в одно объединение - GHH (Gutehoffnungshütte, Aktienverein für Bergbau und Hüttenbetrieb).

Исходный проект Landsverk L-30, в таком виде его одобрили к запуску.
Исходный проект Landsverk L-30, в таком виде его одобрили к запуску.
Исходный проект Landsverk L-30, в таком виде его одобрили к запуску.

Шасси улучшенного Räder-Raupen Kampfwagen m/28 не имело броневого корпуса и башни, поэтому ездило довольно резво. Не менее важно то, что Отто Меркер, который не раз бывал на ТЕКО, где испытывались его танки, был прекрасно осведомлен насчет реального состояния дел с ними. В том числе и про перегруз, и про весьма бестолковую компоновочную систему. Идея немецких военных насчет переднего расположения мотора оказалась дурной, они наступили на те же грабли, что и американцы с Light Tank T1E1. Собственно говоря, первым это понял Отто Меркер, поэтому к моменту, когда прибыла комиссия KAAD, он работал по существенно измененному проекту. Он проходит как Landsverk L-6, датирован ноябрем 1930 года. Фактически это был новый танк, от Räder-Raupen Kampfwagen m/28 осталась только общая концепция. Кормовой пост управления сохранился, но он был не более чем запасным вариантом, в случае необходимости им пользовался заряжающий. Двигатель перенесли назад, причем он стал куда более мощным. В качестве силовой установки было решено использовать 12-цилиндровый мотор Maybach DSO 8 объемом 7,98 литра, при 2200 об/мин он развивал 150 лошадиных сил. Это была танковая версия мотора Maybach DS 8, который ставился на автомобиль представительского класса Maybach Zeppelin. Экипаж остался тем же, но теперь рядом с механиком-водителем сидел пулеметчик. 37-мм автоматическая пушка Maxim Flak M14, как вооружение, сохранилась, но теперь размещение вооружения выглядело более рациональным. По итогам получалась куда более перспективная машина, нежели Räder-Raupen Kampfwagen m/28, но 6-й отдел Департамента Вооружений изначально не брал данный проект в расчет. А вот шведских военных он заинтересовал. Согласно расчетам, максимальная скорость L-6 на гусеницах должна была составить 35 км/ч, а на колесах — 70 км/ч. С учетом куда более могучего мотора, вполне реалистичная скорость.

Изначально экипаж составлял 4 человека, но позже от пулеметчика в корпусе пришлось отказаться.
Изначально экипаж составлял 4 человека, но позже от пулеметчика в корпусе пришлось отказаться.
Изначально экипаж составлял 4 человека, но позже от пулеметчика в корпусе пришлось отказаться.

По итогам двух поездок в KAAD пришли к той мысли, что придется совмещать два предложения. С одной стороны танк от Maschinenfabrik Eßlingen AG и AB Landsverk выглядел явно перспективнее, нежели проект Bofors (по сути шведам предлагался Leichttraktor Krupp). С другой стороны, не менее очевидным фактом было явное превосходство башни проекта от Bofors. Будем откровенными, башня Maschinenfabrik Eßlingen AG, как и идея воткнуть Maxim Flak M14, оказались так себе предложением. Одним словом, шведы решили проекты совместить. То есть шасси бралась делать Landsverk, а боевое отделение Bofors. Таким образом становились довольны две стороны. Точнее их было больше: помимо Maschinenfabrik Eßlingen AG и Krupp, стоявшими за шведскими компаниями, заказ получала еще и Maybach, для нее это был первый опыт с танковыми моторами.

Для понимания, насколько "шведским" был этот танк. В Германии внимательно следили за работами.
Для понимания, насколько "шведским" был этот танк. В Германии внимательно следили за работами.
Для понимания, насколько "шведским" был этот танк. В Германии внимательно следили за работами.

К 30 июля 1931 года Landsverk подготовила доработанный вариант проекта, который получил обозначение Landsverk 30 (или Landsverk L-30). Правда, существовало еще одно обозначение этого проекта - Räder-Raupen Kampfwagen RR 160. Оно прямо намекало, какая фирма стояла за спиной "шведской" разработки. Поскольку стало понятно, что немецкая армия явно не является клиентом Maschinenfabrik Eßlingen AG, разработку сконцентрировали в Швеции. Больше того, GHH, при помощи своего шведского подразделения, начала прощупывать зарубежные рынки. Это во многом и объясняет, почему в справочниках "типа Хейгля", одним из авторов которых являлся Меркер, стали в открытую появляться перспективные проекты Landsverk. Правда, к данным и информации по поводу танков в этих справочниках надо относиться крайне осторожно. Меркер специально давал порой недостоверную информацию. Вот и с Landsverk 30 та же история. В этом проекте были использованы новые технические решения, включая и ходовую часть. Колеса, согласно проекту, убрали в защитные кожухи, гусеничную ходовую часть построили с нуля, да и корпус к L-6 не имел никакого отношения. Что же касается башни и вооружения, то прародитель в виде Leichttraktor Krupp там угадывается элементарно. Правда, "шведскую" башню доработали, в частности на крыше появился люк.

Шасси Strv fm/31 на заводе Landsverk. На заднем плане Strv m/21-29, модернизация более раннего танка.
Шасси Strv fm/31 на заводе Landsverk. На заднем плане Strv m/21-29, модернизация более раннего танка.
Шасси Strv fm/31 на заводе Landsverk. На заднем плане Strv m/21-29, модернизация более раннего танка.

Согласно подготовленной документации, боевая масса Landsverk 30 составила 9750 кг. Одним тонким моментом было то, что параллельно KAAD заказал и чисто гусеничный вариант танка - Landsverk 10. Так вот, его масса составляла 9500 кг, при толщине лобовой части корпуса и башни 24 мм. А вот у колесно-гусеничного танка толщина брони достигала 14 мм, что вызывало в KAAD неоднозначную реакцию. Зато скорость на колесном ходу составляла 75 км/ч вперед и 30 км/ч назад. На гусеничном ходу машина ехала вперед со скоростью до 35 км/ч, а назад - до 15 км/ч. Больше был на колесном ходу и запас хода - 300 км по шоссе против 140 км. Еще один интересный вопрос был с точки зрения финансов. Танк из броневой стали обходился в 130 тысяч шведских крон, а из неброневой стали - в 82 тысячи крон. Видимо, и в Landsverk начинали кое-что понимать. Кстати говоря, шведы со своим танком заходили и в советских представителей, так что про исходный вариант Landsverk 30 у нас были хорошо осведомлены.

Оно же без колес, видна конструкция системы по переводу на колесный ход.
Оно же без колес, видна конструкция системы по переводу на колесный ход.
Оно же без колес, видна конструкция системы по переводу на колесный ход.

17 октября 1931 года KAAD определился окончательно. Заказывался один образец L-30 из неброневой стали и с макетом орудия, а также три полноценных L-10. Данный выбор лишний раз показывал, что шведские военные решили не рисковать. При этом L-10 уже в 1933 году стали именовать как Strv m/31, то есть танк обр.1931 года, а колесно-гусеничный танк - Strv fm/31, то есть экспериментальный танк обр.1931 года. Правда жизни в том, что обозначение нисколько не означало окончательно утвержденную конструкцию машины. За 1932-33 годы Landsverk несколько раз перетрясала конструкцию шасси L-30, а вместе с ней и L-10. Для начала, убрали короба, куда убирались колеса в походном положении. Они только мешали и добавляли массу. Следующим шагом стало изменение подвески передних колес. Они получили поперечную рессору, которая шла под днищем корпуса. Переделали и подвеску гусеничной ходовой части, в частности, тележки соединили между собой, а также добавили по три маленьких опорных катка с каждой стороны. Они должны были увеличивать площадь контакта. Корпус переделали, при этом из отделения управления убрали пулеметчика вместе с пулеметом. По большому счету, от исходного Landsverk 30 осталась общая концепция и мотор, да башня. Причем башня всё равно делалась макетной.

Strv fm/31 на момент постройки.
Strv fm/31 на момент постройки.
Strv fm/31 на момент постройки.

К 1934 году ожидаемые характеристики Strv fm/31 стали более оптимистичными. Максимальная скорость на гусеничном ходу вперед выросла до 40 км/ч, а назад - до 18 км/ч. А вот с боевой массой дела обстояли менее оптимистично: она составляла 11500 кг, то есть почти на 2 тонны выше исходных данных. В ТТХ пулеметчик прописывался, но скорее как опция, поскольку как его собирались размещать, не очень понятно. Посему реально никакого пулеметчика в отделении управления не появилось. Кстати говоря, оба танка не являлись легкими. Согласно имеющимся документам, парочка L-10/L-30 позиционировались как средние танки. В качестве легких танков подразумевались чисто гусеничный L-60 и колесно-гусеничный L-80, оба с 20-мм автоматическими пушками Madsen. Еще была пара "патрульных" танков, по сути танкеток - гусеничный L-100 и колесно-гусеничный L-110, оба с пулеметным вооружением. Кому-то может показаться, что 11-11,5 тонн для среднего танка мало. Но стоит напомнить, что изначальная масса Z.W., будущего Pz.Kpfw.III, составляла сначала 10, а потом 12 тонн. Так что Landsverk, а заодно и G.H.H., следовали общей связке "средний-легкий-малый танк".

Вскоре после постройки машина получила специальные отбойники в носовой части корпуса.
Вскоре после постройки машина получила специальные отбойники в носовой части корпуса.
Вскоре после постройки машина получила специальные отбойники в носовой части корпуса.

Различные переделки привели к тому, что работы по L-10 и L-30 существенно задержались. Готовы оба типа танков оказались только к 1935 году, так что обозначение "обр.1931" выглядело крайне оптимистично. Надо сказать, что Меркер зря времени не терял. Переход с колесного хода на гусеничный стал еще быстрее - на все требовалось не более 10 секунд. За счет достаточно мощного двигателя характеристики подвижности вполне соответствовали расчетным данным. Машина получилась достаточно подвижная, а на колесах она вполне развивала те самые 75 км/ч. Вот только шведские военные оказались явно разочарованы получившимся результатом.

Нельзя сказать, что танк получился совсем плохим, с проходимостью у него дела обстояли неплохо. Но Strv m/31 выглядел предпочтительнее.
Нельзя сказать, что танк получился совсем плохим, с проходимостью у него дела обстояли неплохо. Но Strv m/31 выглядел предпочтительнее.
Нельзя сказать, что танк получился совсем плохим, с проходимостью у него дела обстояли неплохо. Но Strv m/31 выглядел предпочтительнее.

Главная причина разочарования заключалась в тех же проблемах, которые были присущи L-5. Для понимания, при полной длине 5200 мм и ширина колеи составляла всего 1300 мм. То есть с маневренностью на гусеничном ходу дела обстояли откровенно не очень. Это же отмечали и в случае с "танком Г.Х.Х." на ТЕКО. Для сравнения, у L-10 ширина колеи составляла 1750 мм. Это означало не только лучшую управляемость, но и больший объем боевого отделения. В чисто гусеничный танк экипаж легко вписывался. С точки зрения подвижности на гусеничном ходу машины оказались однозначными, при этом чисто гусеничный танк имел боевую массу 11 тонн при в почти 2 раза более толстой броне. Таким образом, в 1935 году всё встало на свои места.

На колесном ходу.
На колесном ходу.
На колесном ходу.

Надо сказать, что немцы работами Landsverk интересовались, но командировки L-30 в Германию не случилось. Туда скатался опытный образец шасси Landverk L-110, меньшей по размеру боевой машины, являвшейся скорее аналогом Pz.Kpfw.I. Интерес к этому танку вполне понятен: La.S. получился машиной не очень подходящей, достаточно сказать, что 20-мм автоматическую пушку на этот танк воткнуть не смогли, как и трех членов экипажа. А вот на L-110, как и на его чисто гусеничной версии L-100, уже к концу 1933 года предполагалась 20-мм автоматическая пушка Madsen. Впрочем, у L-110 имелись абсолютно те же самые проблемы, какие наблюдались на его старшем собрате. Посему командировка закончилась ничем.

В качестве учебного танка пехотного полка I 2.
В качестве учебного танка пехотного полка I 2.
В качестве учебного танка пехотного полка I 2.

Несмотря на то, что Landsverk еще пару лет пыталась прощупать варианты улучшенного колесно-гусеничного хода, тупиковость данного направления стала очевидной. Скорости 40 км/ч для легких танков оказалось вполне достаточно, да и потенциальные клиенты не проявляли интереса к боевым машинам, которые ради быстрой езды страдают массой недостатков. По этой причине L-30 стал последним колесно-гусеничным танком Landsverk. Надо сказать, что танку повезло. В отличие от L-5 которые попросту сдали в металлолом по причине их ненужности, L-30, даже при всех проблемах, оказался востребован как учебная машина. Этот танк разделил судьбу с Strv m/31, которые не стали строить крупной серией, но вполне приняли на вооружение. Вплоть до появления более совершенных Strv m/38 эти танки являлись учебными машинами Готаландского лейб-гвардейского пехотного полка (Göta livgarde, I 2) . Окончательная служба колесно-гусеничного танка закончилась только в 1940 году.

Как учебный танк Strv fm/31 применялся до 1940 года.
Как учебный танк Strv fm/31 применялся до 1940 года.
Как учебный танк Strv fm/31 применялся до 1940 года.

Ныне Strv fm/31 занимает почетное место в танковом музее Arsenalen. Из всех колесно-гусеничных танков Отто Меркера эта машина оказалась единственной, которую не отправили в утиль. Она является своеобразным памятником технической мысли. По хорошему счету, рядом с ней так и просится один из БТ, увы, у шведов таких танков в музеях нет. Это было бы наглядным примером того, что избегание системы Кристи являлось большой ошибкой. В конце концов, и эта система ушла в небытие, но именно она оказалась единственной удачной.

Автор выражает большую признательность Карлу Бломстеру (Karl Blomster), Швеция, за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации

Список источников:

РГВА

Архив Карла Бломстера

http://www.ointres.se/strv_fm31_m31.htm

https://digitaltmuseum.se

Tigig svensk pansarutveckling, Christer Baadstöe, 3-2014, 4-2014

Другие статьи по шведской бронетехнике:

Активность шведских закупочных комиссий в 1930-31 гг по бронетанковой технике

Английские танкетки Carden-Loyd Mk.VI в шведской армии

История разработки Strv K, попытки создать шведско-английский танк с шасси Krv и башней Centurion Mk.10