Внезапный хайтек от Landsverk с немецкими корнями

23 March
1,1k full reads
7,5 min.
2,6k story viewsUnique page visitors
1,1k read the story to the endThat's 43% of the total page views
7,5 minutes — average reading time

Landverk L-60, первый танк с торсионной подвеской, ставший одновременно и первым шведским экспортным танком

Швеция, которая, в своё время, поучаствовала в целом ряде войн, включая и Тридцатилетнюю войну, с 1814 года перешла к тактике нейтралитета. Это позволило королевству благополучно избежать втягивания в обе мировые войны, причем каждый раз ей это приносило массу дивидендов. Во время Первой мировой войны, в которую Швеция едва не вступила, ей удалось неплохо прокачать собственную оборонную промышленность. Прежде всего за счет немцев, с которыми, несмотря на нейтралитет, у шведов было гораздо больше общих интересов. Особенно очевидно это становится, если посмотреть на шведскую артиллерию. Часть образцов была чисто копией орудий Krupp, а некоторые системы базировались на немецких разработках. В этом отношении не стоит удивляться, что первые шведские танки, Strv m/21, тоже имели немецкие корни. В Германии были куплены 10 шасси LK-II под видом тракторов, дальше прибыли броневые листы, а окончательная сборка происходила уже в Швеции. Вряд ли шведы когда-нибудь жалели, что купили у немцев эти самые танки:. Отказавшись от французских Renault FT, они поступили мудро, поскольку Strv m/21 имели ряд преимуществ, включая возможности по модернизации.

Безымянный проект колесно-гусеничного танка, созданный силами Maschinenfabrik Eßlingen AG. Чертеж подписан как Landsverk, но приглядитесь к "тазикам" экипажа. И так всё понятно.
Безымянный проект колесно-гусеничного танка, созданный силами Maschinenfabrik Eßlingen AG. Чертеж подписан как Landsverk, но приглядитесь к "тазикам" экипажа. И так всё понятно.
Безымянный проект колесно-гусеничного танка, созданный силами Maschinenfabrik Eßlingen AG. Чертеж подписан как Landsverk, но приглядитесь к "тазикам" экипажа. И так всё понятно.

Сотрудничество с немецкой стороной продолжилась и в 20-е годы. Тут уже скорее вылезали интересы Германии, которая, по условиям Версальского Договора, не имела права разрабатывать новые типы вооружения и военной техники. Как-то неожиданно AB Bofors, главный шведский производитель артиллерийского вооружения, оказался под контролем Krupp. Причем там даже планировали выпускать танки, но как-то не сложилось. Еще одна аналогичная сделка случилась в 1925 году. AB Landsverk из Ландскроны оказалась под контролем немецкого промышленного гиганта GHH (Gutehoffnungshütte, Aktienverein für Bergbau und Hüttenbetrieb). Эта покупка стала одним из пунктиков в программе Пауля Ройша, главы GHH. В 1920 году GHH приобрела Maschinenfabrik Eßlingen AG, а годом спустя под ее контролем оказался MAN. Такая активность Ройша имела вполне определенные силы. GHH участвовала в работах по модернизации рейхсвера, так что появление танка под ее эгидой было лишь вопросом времени. Таковым стал Räder-Raupen Kampfwagen m/28, колесно-гусеничный танк, разработанный Отто Меркером на заводе Maschinenfabrik Eßlingen AG. Впрочем, известен этот танк как Landsverk L-5, хотя в Швеции по сути дособрали два из шести образцов. Машина неудачная, но ставшая отправной точкой для перехода Landsverk на военные рельсы.

Непосредственный предшественник Landsverk L-80. Здесь предполагалось ставить оппозитный мотор Krupp, а также 20-мм автоматическую пушку Madsen. Данный проект также еще "немецкий".
Непосредственный предшественник Landsverk L-80. Здесь предполагалось ставить оппозитный мотор Krupp, а также 20-мм автоматическую пушку Madsen. Данный проект также еще "немецкий".
Непосредственный предшественник Landsverk L-80. Здесь предполагалось ставить оппозитный мотор Krupp, а также 20-мм автоматическую пушку Madsen. Данный проект также еще "немецкий".

Взаимодействие GHH и Landsverk в военной сфере усиливалось, с 1928 года шведская фирма стала заниматься и военной техничкой. Отто Меркер, вскоре ставший главным конструктором шведской фирмы по военной технике, стал всё чаще появляться в Ландскроне. Это стало результатом того, что в конце 1930 года Maschinenfabrik Eßlingen AG посетила шведская военная делегация. Помимо шасси колесно-гусеничного танка Räder-Raupen Kampfwagen m/28, шведским офицерам показали и проекты улучшенных образцов. Теперь их было два - колесно-гусеничный, и чисто гусеничный. Шведов подкупало и то, что строить эти машины предполагалось на Landsverk. Заинтересованность KAAD (Kungliga Arméförvaltningens Artilleridepartement, Департамент артиллерии королевской армии) привела к тому, что летом 1931 года появилось два проекта - Landsverk L-10 и Landsverk L-30. И если колесно-гусеничный L-30 имел "двойное дно" в виде немецкого индекса Räder-Raupen Kampfwagen RR 160, то чисто гусеничный L-10 предполагался исключительно шведским образцом. Комичность ситуации в том, что сами шведы, в отличие от немцев, к колесно-гусеничному танку относились со скепсисом. Будущее показало правильность выводов: колесно-гусеничный L-30, ставший Strv fm/31, никогда не был боевой машиной, а вот L-10, превратившийся в Strv m/31, стал первым серийным шведским танком местной разработки. Во всей этой ситуации интересно другое: по инициативе GHH его шведское отделение развило бурную деятельность в военной сфере. Настолько бурную, что с 1932 года Меркер остался на Landsverk как постоянном месте работы. Данные работы шли уже не для KAAD, а как экспортные разработки. Среди них очень быстро оказались и танки. Первым из них оказался Landsverk L-60, двухместный легкий танк, изначально близкий по назначению к Vickers Mk.E. Аналогично паре L-10/L-30, танк существовал в двух вариантах - чисто гусеничный L-60 и колесно-гусеничный L-80.

Проект Landsverk L-80, октябрь 1931 года.
Проект Landsverk L-80, октябрь 1931 года.
Проект Landsverk L-80, октябрь 1931 года.

Согласно изначальной концепции, под обозначением Landsvdrk L-60 предполагалось получить легкий танк боевой массой 5,7 тонн. В этой весовой категории существовало немалое количество боевых машин, отличавшихся концептуально. Собственно говоря, и исходный танк, позже превратившийся в L-60, изначально был совсем другим. Аналогично L-5, эта машина разрабатывалась еще на Maschinenfabrik Eßlingen AG. Ее исходный индекс неизвестен, но к тому, что стало именоваться L-60, там пришли не сразу. Исходно это был колесно-гусеничный танк боевой массой 6 тонн, с экипажем из 3 человек, из них двое сидело в башне. Сама башня изначально здорово напоминала то, что предполагалось на модели L-6, но вместо автоматической пушки предполагалась "обычная" 37-мм пушка. По большому счету, предполагался урезанный вариант L-6, с максимальной скоростью 40 км/ч на гусеничном ходу и 80 км/ч на колесном. Судя по всему, немецкую сторону проект не заинтересовал, посему далее танк начал меняться. Вместо 37-мм орудия появилась 20-мм автоматическая пушка Madsen, а сама башня стала меньше.

Танк оказался в в весовой категории, которая была не особо интересна самим немцам. Да и шведам тоже.
Танк оказался в в весовой категории, которая была не особо интересна самим немцам. Да и шведам тоже.
Танк оказался в в весовой категории, которая была не особо интересна самим немцам. Да и шведам тоже.

То, что появилось осенью 1931 года, уже явно создавалось с учетом работ по теме L-10/L-30. Фактически "основным" всё еще являлся колесно-гусеничный вариант танка, который стал именоваться L-80. Его характеристики остались практически теми же, что и у разработки еще силами Maschinenfabrik Eßlingen AG. Боевая масса подросла до 7,5 тонн (при толщине брони 7 мм масса снижалась до 6,5 тонн), аналогичные скоростные данные. Бронирование составляло 13 мм по периметру, для танка подобного класса этого было вполне достаточно. В качестве силовой установки предполагался рядный 6-цилиндровый двигатель Maybach OS 5 мощностью 100 лошадиных сил. С такой удельной мощностью расчетные характеристики подвижности выглядели вполне реальными. Аналогично модели L-30, на L-80 колесный ход закрыли защитными кожухами. Главным отличием от исходного проекта стала башня. По неизвестной причине ее сделали одноместной. В чем был глубинный смысл данного решения, неизвестно, но машину оно явно не улучшило.

Изначально Landsverk L-60, также появившийся в конце октября 1931 года, был "дублером" L-80.
Изначально Landsverk L-60, также появившийся в конце октября 1931 года, был "дублером" L-80.
Изначально Landsverk L-60, также появившийся в конце октября 1931 года, был "дублером" L-80.

Чисто гусеничный вариант, получивший обозначение L-60, являлся, можно сказать, запасным. Его появление было неслучайным: L-80 страдал ровно теми же недостатками, что и другие колесно-гусеничные танки Отто Меркера. Колея 1120 мм - это как-то совсем несерьёзно, даже у La.S. (будущий Pz.Kpfw.I) она составляла 1660 мм. Возможно, в этом и заключалась причина появления одноместной башни - банально некуда девать ноги. У L-60 ширина колеи составляла 1500 мм, тоже не очень много, но куда больше, чем у колесно-гусеничной машины. За счет того, что отсутствовал колесный ход, ширина корпуса выросла до 1850 мм, при том, что общая ширина танка стала меньше. Снизилась и боевая масса - до 5,7 тонн. Ожидаемые динамические характеристики равнялись L-80 на гусеничном ходу, впрочем, при такой массе и удельной мощности они выглядели явно недооцененными.

То, что ее переделали из колесно-гусеничного танка, хорошо видно. Какой-то изначально был несуразный.
То, что ее переделали из колесно-гусеничного танка, хорошо видно. Какой-то изначально был несуразный.
То, что ее переделали из колесно-гусеничного танка, хорошо видно. Какой-то изначально был несуразный.

То, что L-60 поначалу был всего лишь вариацией на тему колесно-гусеничного L-80, очевидно по компоновочным решениям. Стремление сократить длину корпуса привело к тому, что элементы трансмиссии размешались аккурат под силовой установкой. Это не только усложняло обслуживание коробки передач, но и увеличивало высоту корпуса. С учетом общей ширины L-80 это не так бросалось в глаза, а вот для L-60 уже являлось параметром весьма критичным. Кроме того, в 1931 году шведы познакомились с Vikcers Mk.E. Сам танк они покупать не стали, но весьма активно продвигавшийся танк, а также танкетки Carden-Loyd, продвигавшиеся на экспорт, заставили обратить на себя внимание. То, что немцы пришли к "классической" компоновке своих танков путем покупки транспортера Vickers-Carden-Loyd, не является большим секретом. Так вот, и шведы тоже кое-что подчерпнули у англичан.

Появившийся в январе 1932 года L-61 был своеобразной работой над ошибками. По итогам перекомпоновки так стал ниже и легче.
Появившийся в январе 1932 года L-61 был своеобразной работой над ошибками. По итогам перекомпоновки так стал ниже и легче.
Появившийся в январе 1932 года L-61 был своеобразной работой над ошибками. По итогам перекомпоновки так стал ниже и легче.

11 января 1932 года был подготовлен эскизный проект легкого танка Landsverk L-61. Фактически это был перекомпонованный вариант L-60, с теми же данными по ширине, вооружению, скорости и броневой защите. Разница заключалась в том, что трансмиссию перенесли вперед. Конечно, в боевом отделении образовался вал от мотора к коробке передач, что создавало некоторые неудобства, но плюсов оказалось куда больше. Общая высота танка существенно снизилась - до 1700 мм. Одновременно снизилась и масса - до 5,5 тонн. Надо сказать, что L-61 отнюдь не являлся первым танком Меркера с такой концепцией. Еще на Maschinenfabrik Eßlingen AG был проработан проект колесно-гусеничного малого танка-разведчика, позже превратившегося в парочку L-100/L-110. Так вот, там изначально трансмиссия располагалась впереди.

Таким L-60 стал к началу 1934 года. Неудивительно, что ирландские военные обратили на него внимание: даже в таком виде танк выглядел крайне интересно.
Таким L-60 стал к началу 1934 года. Неудивительно, что ирландские военные обратили на него внимание: даже в таком виде танк выглядел крайне интересно.
Таким L-60 стал к началу 1934 года. Неудивительно, что ирландские военные обратили на него внимание: даже в таком виде танк выглядел крайне интересно.

Поначалу ситуация вокруг Landsverk L-60/L-80 развивалась довольно вяло. KAAD интересовала пара L-10/L-30, которые, к слову, являлись не легкими, а средними танками. Немцев же больше интересовал даже не L-100, а его колесно-гусеничный собрат L-110. Дело в том, что этот танк потенциально мог составить конкуренцию La.S., причем вполне существовала возможность поставить на него и 20-мм автоматическую пушку.Опытный образец машины, в виде шасси, отправили в Германию для тестов. Судьба его неизвестна, но судя по тому, что дальше дело затихло, принес он разочарование. L-60/L-80 были лишними на этом празднике жизни, поскольку в то время ниша 6-тонного легкого танка в системе вооружения немецкой армии, как и шведской отсутствовала. Это уже потом образовался La.S.100, а пока немцы считали, что La.S., Z.W. и Nb.Fz. (позже B.W.) им хватит. Посему Landsverk, в вялотекущем режиме, продолжала работать над экспортными машинами, одновременно пытаясь их кому-нибудь продать. В том числе и Советскому Союзу. В декабре 1933 года началась бурная переписка по УММ КА, но она закончилась ничем.

К концу 1934 года на L-60 прописалась торсионная подвеска Porsche K.G.
К концу 1934 года на L-60 прописалась торсионная подвеска Porsche K.G.
К концу 1934 года на L-60 прописалась торсионная подвеска Porsche K.G.

В какой-то момент L-100 стал локомотивом разработки Landsverk. К концу 1933 года машина претерпела серьёзные изменения и по корпусу, и по башне, например, появилась версия с 20-мм автоматической пушкой. Одновременно метаморфозы происходили и с L-60. При схожей с L-60 конца 1931 года массе, танк к началу 1934 года радикально изменился. Аналогично исчезнувшему из программы L-61, у переработанного танка трансмиссию перенесли вперед, но при этом поставили совершенно новую силовую установку. Еще стал V-образный 8-цилиндровый мотор Büssing-NAG L8V-G объемом 7,9 литров и мощностью 160 лошадиных сил. Появление этого мотора объяснялось просто: с 1933 года Landsverk начал строить бронемашины L-180 на шасси Büssing-NAG. Появление столь мощного мотора подняло скоростную планку до 50 км/ч. Еще одним приобретением с L-180 стала двухместная башня с 20-мм автоматической пушкой Madsen. В результате получился крайне интересный легкий танк. По совершенно непонятным причинам он не заинтересовал немецкую сторону, хотя конфигурация машины прекрасно вписывалась в концепцию La.S.100. ТТТ на будущий Pz.Kpw.II появились спустя 3 недели после появления эскизного проекта переделанного L-60. Впрочем, тут надо помнить - у G.H.H. под контролем был еще и MAN, который и выиграл конкурс на La.S.100. Впрочем, даже на фоне текущей версии Landsverk L-60 немецкий аналог выглядел слегка убого. Но немцы - они такие, легких путей не ищут, что показала история Pz.Kpfw.II. Что же касается L-60, то на сей раз машина вызвала интерес у потенциального покупателя. Им оказалась Ирландия, у которой тогда на вооружении имелся всего один танк.

Итоги эволюции машины. От исходного L-60 тут почти ничего не осталось.
Итоги эволюции машины. От исходного L-60 тут почти ничего не осталось.
Итоги эволюции машины. От исходного L-60 тут почти ничего не осталось.

В мае 1934 года между Landsverk и ирландской стороной был подписан договор на поставку двух танков L-60. Казалось бы, самое время запускать машину в работу, тем более что танк вырисовывался крайне интересный, но тут случился новый виток в разработке. Дело в том, что G.H.H. продолжала использовать свой шведский актив как испытательный полигон. Так вот, к началу 1934 года немцы стали испытывать торсионную подвеску, разработанную на Porsche K.G. Надо сказать, что патенты на такой тип подвески почти одновременно подали Карл Рабе, правая рука Фердинанда Порше, американский инженер Гарри Нокс, один из ключевых американских танкостроителей, и Гладеон Барнс, начальник Абердинского Полигона. Все три патента утвердили, вот только у американцев торсионная подвеска долго была без дела, а немецкая конструкция в том же 1934 году появилась на Hansa-Lloyd HL kl 2, полугусеничном тягаче совместной разработки Карла Боргварда и Генриха Книпкампа. Выяснилось, что торсионная подвеска более компактная и удобная, так что появилась заманчивая идея опробовать ее на танках. Ну а чтобы снизить риск с немецкими танками, тренироваться стали на кошках, то есть на танках Landsverk.

Постройка L-60 для Ирландии, лето 1935 года.
Постройка L-60 для Ирландии, лето 1935 года.
Постройка L-60 для Ирландии, лето 1935 года.

К началу 1935 года танк снова претерпел серьёзные изменения. Он стал длиннее на полметра (4600 мм против 4150 мм у версии начала 1934 года), а масса выросла до 7 тонн, но переделки явно пошли на пользу. Ранее компоновка была чересчур плотной (например, КПП находилась прямо на полу боевого отделения), теперь же коробка передач переместилась вперед. Ширину трака увеличили с 220 до 280 мм, больше стала опорная поверхность гусеницы (в том числе и за счет того, что ленивец опустили максимально близко к земле). Сильно изменилась форма корпуса, ее сделали более простой и рациональной. Наконец, поставили ту самую торсионную подвеску, при этом ходовую часть полностью переделали. Поскольку танк строился на экспорт, то и вооружение оказалось экспортным. Вместе с 20-мм автоматической пушкой Madsen в башне прописался 7,7-мм пулемет той же марки. Также на крыше башни предусмотрели вертлюг для зенитной стрельбы из того же пулемета.

Несмотря на пожар первого образца танка, машина впечатлила ирландских военных.
Несмотря на пожар первого образца танка, машина впечатлила ирландских военных.
Несмотря на пожар первого образца танка, машина впечатлила ирландских военных.

По результатам всех изменений сдача танков по ирландскому заказу затянулась, но оно того стоило. На свет родился первый в мире танк, оснащенный торсионной подвеской, впрочем, хорош L-60 был не только этим. В своем классе это был один из лучших танков. Он обладал наилучшей подвижностью, неплохой обзорностью и адекватным, на тот момент, вооружением. Можно сказать, что получился La.S.100 здорового человека. Правда, первый показ Landsverk L-60 (номер машины 49), который состоялся в августе 1935 года, закончился очень ярко. Поначалу всё шло хорошо, танк показал высокую подвижность и хорошую проходимость. Но дальше случился инцидент, в ходе которого начался пожар в моторном отделении. Огонь перекинулся на всю машину, в результате она сгорела дотла. Прямо на глазах комиссии под руководством майора Тревора Лавлора. Какие чувства при этом испытал начальник ирландского корпуса бронемашин, неизвестно, но шведы сразу признали свою вину, обязавшись изготовить новый танк вместо сгоревшего.

Вскоре на испытания вышел второй образец, он же теперь первый.
Вскоре на испытания вышел второй образец, он же теперь первый.
Вскоре на испытания вышел второй образец, он же теперь первый.

Отказываться ирландцы от танков, в любом случае, не собирались. Несмотря на конфуз, они увидели товар лицом, причем показанный танк отлично вписывался в их требования. Согласно ТТТ, который сформировал, в том числе, и майор Лавлор, предполагалось получить боевую машину с удельной мощностью не менее 20 л.с. на тонну и вооружением, которое могло использоваться против пехоты и танков. Да и особо деваться тоже было некуда - никто другой подобный танк Ирландии сделать не мог. Шведы начали строить еще один образец, на замену сгоревшего, а пока ирландцы ждали, на второй танк (серийный номер 50) обратила внимание Швейцария. Да и не только они. 16 сентября 1935 года состоялся показ комиссии KAAD под руководством капитана Гиллнера. Далее танк предоставили швейцарской делегации. Причина столь смелого шага со стороны Landsverk объяснялась тем, что Швейцария озвучила желание купить 6 таких танков, плюс возник интерес к малому танку L-120. На самом деле хитрые швейцарцы хотели посмотреть, строит ли закупать, откровенного говоря, недешевый шведский танк. Опробовав машину, те выбрали выжидательную позицию. Что же касается танка №50, то 22 ноября 1935 года он прибыл в Дублин. Там танк получил обозначение L-601.

Landsverk L-60 заинтересовал и шведских военных.
Landsverk L-60 заинтересовал и шведских военных.
Landsverk L-60 заинтересовал и шведских военных.

Второй образец ирландского L-60, получивший заводской номер 91, был готов к началу апреля 1936 года. 7-8 апреля танк испытала комиссия KAAD, что в дальнейшем имело далеко идущие последствия (в хорошем смысле этого слова). На фоне не особо удачных результатов войсковых испытаний Strv m/31 экспортный танк выглядел крайне перспективно. Ну а ирландцам пришлось ждать второй танк вплоть до осени 1936 года (точнее, до 26 ноября 1936 года). Впрочем, они всё равно не собирались закупать L-60. Не потому, что танк плохой (как раз им они оказались довольны), а по причине банального отсутствия денег. После прибытия второго танка, получившего номер L-602, у ирландских военных образовалось аж три танка. И если Medium Tank Mk.D выглядел так себе приобретением, то первый шведский экспортный танк вызывал явно другие эмоции. С точки зрения ТТХ L-60 отлично вписывались туда, куда их приписали - во 2-й бронеэскадрон. Служили ирландские L-60 долго - до 1953 года. В отличие от Medium Tank Mk.D, который сдали в металлом, оба шведских танка дожили до наших дней.

В ходе испытаний танка швейцарцами. Попробовали, но не купили.
В ходе испытаний танка швейцарцами. Попробовали, но не купили.
В ходе испытаний танка швейцарцами. Попробовали, но не купили.

На всём этом фоне как-то затерялся тот самый танк, который изначально послужил базой для L-60. Речь идет про L-80, вполне появлявшийся в проспектах Landsverk, и так же эволюционировавший. В сентябре 1935 года был подготовлен эскизный проект обновленного L-80, уже на базе "ирландского" L-60. Подробных данных о машине нет, но судя по обрывочным сведениям, танк ни у кого не вызвал энтузиазма. Особенно на фоне того, что показал L-60 в ходе испытаний. Выяснилось, что у траков новой конструкции очень высокий ресурс, связано это оказалось с использованием новых марок стали (прежде всего сталь Гатфильда) и удачной схемой самого трака. Боязнь шведов того, что гусеницами танки будут ломать дороги, оказалась напрасной. В ходе испытаний танки проходили от Ландскроны до Стокгольма путь по обычным дорогам. Наконец, никуда не делись и главные проблемы колесного хода лишние полторы тонны боевой массы, а также необходимость делать корпус более узким. В результате L-80 так и не стали делать в металле.

L-601 и L-602 в Ирландии.
L-601 и L-602 в Ирландии.
L-601 и L-602 в Ирландии.

Последняя попытка сделать колесно-гусеничный танк была предпринята Меркером осенью 1936 года. На свет появился очередной Landsverk L-80, который, традиционно, имел очень мало общего с предшественнником. Даже схема колесного хода оказалась совсем даже не Меркера. Нечто похожее можно было увидеть на опытных машинах Vickers в 20-е годы. Вместо того, чтобы поджимать колеса, поджимался гусеничный ход. При более сложной задаче исполнения эта схема имела явные преимущества. Заужать корпус танка не требовалось, а общая масса росла не так сильно.

Переработанный L-80, осень 1935 года. Строить его так и не решились.
Переработанный L-80, осень 1935 года. Строить его так и не решились.
Переработанный L-80, осень 1935 года. Строить его так и не решились.

Впрочем, на Landsverk уже окончательно решили прекратить заниматься ерундой. Уже имелся образец L-120, который развил скорость под 60 км/ч безо всякого колесного хода, так что преимущества колесно-гусеничной схемы улетучились окончательно. Да и сам Меркер вскоре уехал в Германию, где стал главным конструктором Magirus. Именно танками Меркер, вплоть до конца войны, уже не занимался, зато потом был в команде Шпеера, наиболее известен как организатор выпуска подводных лодок XXI серии. Ренессанс Меркера как танкостроителя случился уже после войны. Что же касается места главного конструктора Landsverk по военной тематике, то этот пост занял еще один немец - Вильгельм Бухеггер.

Последняя попытка создать L-80. И она также не ушла дальше бумаги.
Последняя попытка создать L-80. И она также не ушла дальше бумаги.
Последняя попытка создать L-80. И она также не ушла дальше бумаги.

Еще одним интересным проектом, который родился на Landsverk в октябре 1935 года, стал "усиленный" вариант L-60. Он получил обозначение Landsverk L-160, отличаясь от базовой машины усиленной броневой защитой. Данная идея появилась не на пустом месте: Strv m/31 шведская армия оказалась не очень-то довольной, а данный танк, по идее мог претендовать на лавры сменщика более тяжелого предшественника. Впрочем, KAAD от такой полумеры отказался. Просто усилением броневой защиты проблема не решалась, требовался более серьёзный танк, посему позже появился совсем другой танк - будущий LAGO.

Вариант L-60 с усиленной броневой защитой, она получила обозначение L-160. По ряду причин L-160 так и остался бумажным.
Вариант L-60 с усиленной броневой защитой, она получила обозначение L-160. По ряду причин L-160 так и остался бумажным.
Вариант L-60 с усиленной броневой защитой, она получила обозначение L-160. По ряду причин L-160 так и остался бумажным.

В июле 1936 года "проснулась" шведская королевская армия. Она заказала два опытных образца L-60, о которых будет рассказано в другом материале. Между тем, в декабре 1936 года Landsverk заключила контракт 55120 с Австрией на поставку одного образца Landsverk L-60Ö. Машина по австрийскому заказу имела некоторые отличия по конструкции, прежде всего ходовой части. Ленивец несколько приподняли, также изменилась конструкция ведущего колеса, корпус стал на 6 см длиннее. Вооружение также чуть поменялось, поскольку в австрийской армии применялись пулеметы калибра 8 мм.

Landsverk L-60Ö, который строился для Австрии, но ей не пригодился.
Landsverk L-60Ö, который строился для Австрии, но ей не пригодился.
Landsverk L-60Ö, который строился для Австрии, но ей не пригодился.

Landsverk L-60Ö был готов к 25 марта 1937 года, но тут внезапно выяснилось, что не готова уже Австрия. По ряду причин от танка австрийцы отказались, что, впрочем, Landsverk нисколько не смутило. К концу 1936 года про L-60 и L-120 уже вовсю шли разговоры в ряде стран, например заинтересованность проявили венгры. Впрочем, более интересными деловыми партнерами тогда касались поляки. У них имелся опыт плодотворного сотрудничества с Bofors, на этом фоне появился интерес и к продукции Landsverk. С 21 по 29 апреля 1937 года проходили испытания L-60, L-120 и артиллерийского тягача L-135 польской комиссией. До того состоялся визит польской делегации в ноябре 1936 года. Интерес к данным машинам был неслучаен: L-60 являлся прямым аналогом 7TP, а L-120 - перспективного танка 4TP. Может показаться, что L-60 и 7TP всё же разные машины, но это не так. В разговоре с представителями Landsverk польская сторона интересовалась перспективами развития машины. Так вот, увеличение толщины брони до 25 мм и установка 37-мм пушки Bofors, по мнению Landsverk, не являлась большой проблемой. Боевая масса возрастала до 10 тонн, но запаса мощности двигателя и ресурса ходовой было вполне достаточно. Кстати говоря, ради поляков в апреле 1937 года из Германии приезжал и Меркер.

В апреле 1937 года танк тестировали поляки.
В апреле 1937 года танк тестировали поляки.
В апреле 1937 года танк тестировали поляки.

По результатам испытаний к какому-то однозначному мнению польская сторона придти не смогла. Во-первых, шведский танк был откровенно дорогим, а польские военные не привыкли платить лишние деньги. Во-вторых, передовая конструкция шасси, безусловно, была делом хорошим, но тут уже надо смотреть общую картину. А вот тут уже всё было не так однозначно. При усилении броневой защиты и установке 37-мм пушки шведский танк оказывался равнозначен 7TP, превосходя его только по броне. Да и то, что 25 мм, что 15 мм, для противотанковой пушки это равнозначно. Поэтому отказу от закупок L-60 удивляться не стоит. Как и отказа от L-120. Они и свой-то 4TP в серию не пустили, а эта машина как минимум не уступала шведскому малому танку.

От ирландских танков Landsverk L-60Ö отличался конструкцией ведущего колеса.
От ирландских танков Landsverk L-60Ö отличался конструкцией ведущего колеса.
От ирландских танков Landsverk L-60Ö отличался конструкцией ведущего колеса.

Такому положению дел на Landsverk если и огорчились, то не сильно. Дело в том, что за Landsverk L-60Ö уже выстроилась небольшая очередь. Третьими потенциальными покупателями оказались венгры. Впервые они посетили Landsverk еще в октябре 1936 года. После испытания танка поляками Landsverk L-60Ö немного переделали, в частности, машина получила ленивец новой конструкции. В августе 1937 года модернизированный танк танк уехал в Венгрию, где был устроен конкурс. В отличие от поляков и австрийцев, финансовый вопрос венгров не пугал. Конкурентом Landsverk L-60Ö был Pz.Kpfw.I Ausf.B, который немцы продали почти за 39 тысяч рейхсмарок (как-то многовато за двухместный танк с двумя пулеметами), и колесно-гусеничный Straussler V-4. Надо сказать, что Николаус (Миклош) Штраусслер кому только не пытался продать свой танк, один даже для Советского Союза сделали. Но на его фоне Landsverk L-60Ö выглядел явно предпочтительнее. Да и с мотором Büssing-NAG L8V-G дела обстояли вполне нормально. Поэтому не стоит удивляться, что из перечисленных трех танков венгры выбрали именно L-60. Модифицированную версию машины приняли на вооружение как 38M Toldi. Конечно, с лицензии на выпуск денег получалось меньше, но всё равно Landsverk могла праздновать победу. Не говоря уже о том, что шведская королевская армия 10 сентября 1937 года приняла на вооружение L-60S как Strv m/38. После этого Landsverk уже могла вздохнуть спокойно.

Модернизированный Landsverk L-60Ö перед отправкой в Венгрию.
Модернизированный Landsverk L-60Ö перед отправкой в Венгрию.
Модернизированный Landsverk L-60Ö перед отправкой в Венгрию.

Напоследок стоит упомянуть еще одну вещь. В начале 1937 года Landsverk посетила советская военная делегация, включая и инженера II отдела АБТУ КА А.М. Сыча. Тот подготовил доклад о посещении завода, где подробно расписал конструкцию Landsverk L-60Ö, который тогда строился (кстати, ему было сказано, что танк строится для немцев). Так вот, особенно подробно Сыч расписал "торзионную" (именно так она была указана в переписке) подвеску, поразившись ее конструкции. Эта поездка имела большие последствия для советского танкостроения. Уже вскоре появились советские аналоги "торзионной" подвески, самой удачной оказалась конструкция Н.Ф. Шашмурина. Впрочем, по этой теме стоит поговорить отдельно. Так или иначе, но советская торсионная подвеска имеет шведские корни.

Список источников:

РГВА

Фотоархив автора

Архив Карла Бломстера

Landsverk L-60, Christer Baadstöe, PANSAR 1–2013

Другие статьи по шведской бронетехнике:

Активность шведских закупочных комиссий в 1930-31 гг по бронетанковой технике

Английские танкетки Carden-Loyd Mk.VI в шведской армии

История колесно-гусеничного шведского танка Landsverk L-30 (Strv fm/31), имевшего немецкие корни

Landsverk 10, он же Strv m/31, первый шведский танк собственной разработки, выпущенный условной серией

История разработки Strv K, попытки создать шведско-английский танк с шасси Krv и башней Centurion Mk.10