24,1K subscribers

Героиня его романа

2,9K full reads
Героиня его романа

Сергей Степанов – студент, очкастый и долговязый, сидел в кафе, пил кофе, ел фирменный круассан и читал в телефоне статью о литературном анализе поэмы «Черный человек» и о том, почему Есенин хотел быть крутым, как Пушкин.

Внезапно перед ним возникла незнакомая девушка, уселась за столик, бесцеремонно отпила из его чашки и с улыбкой сказала:

- Привет.

Сергей, недоуменно наблюдавший за этим вторжением, ответил:

- Здравствуйте.

- Вы не волнуйтесь, - продолжила девушка, откусив от круассана.

Приставив ладошку ко рту, она добавила шепотом:

- Я не настоящая.

- В смысле? – спросил пораженный Сергей и поспешил доесть круассан.

- Я героиня романа.

- Что-о?

- Героиня чьего-то романа, - пояснила девушка. – Автор задумал меня, то есть его – роман, целых десять лет назад. Думал-думал, держал в голове, а мысли, как известно, материальны. Вот я и материализовалась.

- И давно вы… ну… это…

Сергей придвинул поближе к себе чашку с кофе. Девушка вдруг застыла, широко распахнула глаза и не мигая уставилась на него.

- А-а-а-а! Что это с вами?

Длинные светлые локоны девушки потемнели, выпрямились, подскочили вверх и там приняли форму классического каре. Кожа на ее лице посмуглела, глаза изменили оттенок.

- Кончилось? – спросила девушка напряженным ртом.

- К-кажется, да…

Девушка расслабилась, успев перехватить у Сергея последний глоток кофе.

- Все в порядке. Просто он в очередной раз решил переписать мою внешность.

- И часто он, ну… это…

- С утра уже четвертый раз.

- То есть вы появились…эмм… в реальном мире только сегодня?

- Ага, - весело подтвердила девушка.

- Но почему?!

- Потому что ОН решил наконец-то начать писать. Понимаете? До этого только вынашивал идею в голове.

Подошел официант, забрал посуду.

- Желаете еще что-нибудь?

- Э…, - Сергей посмотрел на свою странную собеседницу. – Вы хотите что-нибудь?

- С кем это вы разговариваете? – удивился официант.

Сергей медленно-медленно перевел на него взгляд. Спросил шепотом:

- Вы что, не видите ее?

Официант поморгал, посмотрел по сторонам и вынес решение:

- Вам счет принести?

Девушка отчаянно замотала головой.

- Нет. Мне еще кофе. И попить. Воды.

- Он что, тебя не видит? – спросил Сергей, когда официант ушел.

- Не знаю, - ответила девушка и тоже посмотрела по сторонам. Потом ткнула тонким пальчиком в воздух. – Сейчас выясним!

Она поднялась, подошла к соседнему столику, за которым сидели два парня лет по шестнадцать, подняла руки, покрутила бедрами. Реакции со стороны парней не последовало. Девушка обошла еще несколько столиков. Результат был тот же.

- Итак, меня видишь только ты, - сообщила она, вернувшись. – Этому должно быть какое-то объяснение. Может быть, ты знаком с автором?

- Я думаю, есть другое объяснение. Может быть, я чокнулся?

- А ты чокнулся?

- Да вроде нет.

- Ну вот видишь. Так что давай – думай.

- Думать? О чем?

- Как это о чем? Почему ты меня видишь, хоть и не чокнулся!

- Так, - Сергей поставил локти на стол, запустил пальцы в волосы. – Так-так-так.

С минуту он размышлял, потом на его лице появилось такое выражение, будто он сейчас воскликнет: «Эврика!»

- А почему ты материализовалась именно в этом кафе?

Оба на секунду застыли и не сговариваясь начали крутить головами.

- Вон там, в углу. За фикусом! – Девушка вытянула руку с выставленным указательным пальцем.

Сергей вытянул шею с сидящей на ней головой. За самым дальним столиком сидел перед ноутбуком взъерошенный человек лет сорока.

- Это же Герман Витальевич!

- А кто это?

- Профессор Писарев. Мой преподаватель.

- А где ты учишься?

- Факультет мировой литературы, кафедра фантастической и сказочной прозы.

- Это он! Пошли.

Девушка схватила Сергея за руку и потащила к столику Писарева.

- А, Степанов, привет. – Профессор на мгновение поднял глаза.

Сергей не знал, что сказать. Девушка пребольно ткнула его в ребра.

- Эй, ты чего, больно же, - зашипел Сергей, потирая бок.

Девушка показала глазами на профессора.

- С кем это ты? – спросил тот, не отрываясь от ноутбука.

- Герман Витальевич, она здесь. Я ее вижу.

- Кто?

- Как он тебя назвал? – спросил Сергей, повернувшись к девушке.

- Авророй.

Сергей кивнул.

- Аврора здесь, профессор. Рядом со мной.

- Ну это не удивительно, - сказал Герман Витальевич, продолжая печатать. – Ведь я же… Что?!

Он резко вскинул голову.

- Ведь вы же – что? Что вы хотели сказать?

- Ты действительно ее видишь?

- Так же, как вас. Но почему ее вижу только я?

- Потому что я списал с тебя моего героя, - медленно произнес профессор. – Он студент. Степан Сергеев. У него твоя внешность и основные черты личности.

- С меня? Но почему?

- Ты лучший на курсе. И напоминаешь мне меня в твоем возрасте.

Профессор посмотрел на пустоту рядом с Сергеем.

- Как она выглядит?

- Так, как вы описали ее в последний раз – смуглая брюнетка.

Герман почесал свою взъерошенную голову и спросил смущенно.

- А как лучше?

Сергей тоже смутился и, коротко глянув на Аврору, сказал:

- Мне больше нравятся блондинки. А вам?

- Даже не знаю. Может, спросить у нее?

Сергей спросил у Авроры, какая внешность ей больше нравится.

- Такая, какая нравится ему.

Сергей передал ее слова. Профессор схватился за голову и несколько секунд беспомощно смотрел в монитор. Потом начал неуверенно нажимать на клавиши. С Авророй стали происходить невероятные вещи. Сергей зачарованно наблюдал за этим.

Герман стучал по клавишам все увереннее, что-то стирал, писал заново. Аврора напоминала калейдоскоп.

Наконец, Герман в последний раз взмахнул руками над клавиатурой, пальцем поставил точку и поднял голову.

- Ну как?

Перед Сергеем сидела Аврора с прямыми медовыми волосами, голубыми глазами и нежной кожей с оттенком легкого загара. На ней было зеленое летнее платье и сандалии.

- Мне нравится, - сказал Сергей.

- Я хочу ее увидеть.

-Так введите в роман себя!

Герман быстро напечатал абзац. Аврора не сводила с него глаз, и, когда ее глаза встретились с глазами профессора Писарева, произошло нечто, что позже Сергей Степанов опишет как «невероятный по силе воздействия любовный вихрь, пронесшийся по кругу и скрепивший их сердца намертво».

- Я… я хочу посмотреть на себя в зеркало, - сказала Аврора и ушла в дамскую комнату.

Герман мечтательно смотрел ей вслед.

- Герман Витальевич, что вы будете делать?

Профессор продолжал смотреть в ту сторону, куда ушла Аврора.

- Герман Витальевич! – не отставал Сергей. – Это же невероятно! Из ряда вон выходящее, но… Вы можете сделать из нее что угодно! Наделить любыми чертами! Умениями! Придумать ей идеальный женский характер!

- Но это же нечестно, Степанов. Непорядочно.

- Но она ВАША героиня! Она десять лет жила в ВАШЕЙ голове! И она влюблена в вас!

- Степанов, разве в меня можно влюбиться?

Сергей начал что-то страстно объяснять, размахивая руками над столом. Профессор почти не слушал его, и, когда Сергей затих, сказал задумчиво:

- Наверное, ей нужен паспорт. И медицинский полис.

В зале появилась Аврора. Увидев ее, Герман торопливо пробежался пальцами по клавишам. Сидящая за столиками публика обращала на Аврору разного рода внимание.

- Ее все видят! – воскликнул Сергей. – Что вы там написали?

Герман молча развернул монитор, и Сергей прочел следующую фразу: «Все вокруг, увидев Аврору, провожали ее восхищенными взглядами».

Новость о том, что профессор Писарев женится, разбила некоторое количество сердец чувственных и юных будущих поэтесс.

- Сергей, ты знал, что серию фантастических романов о космическом спасателе Метеоре Пушкине написал я под псевдонимом Стефан Григорьев?

- Я догадывался, Герман Витальевич, - ответил Степанов – единственный присутствовавший в загсе гость.

- Это мог бы быть мой первый роман о любви.

Писарев вздохнул.

- Это ваше лучшее произведение, профессор, - сказал Сергей, глядя на Аврору, приближающуюся к ним в летящем белом платье.

***

Другая история любви и не только в рассказе Обреченные красавицы

Спасибо! Друзья, пожалуйста, поставьте палец вверх и подписывайтесь на канал. У меня для вас еще много интересного!
Всегда ваша, Забавная Леди.