Как князь 800 лет назад потерял свой шлем, а мы его нашли

31 March 2020
15k full reads
2,5 min.
17k story viewsUnique page visitors
15k read the story to the endThat's 87% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Вот удивительный случай и возможность потрогать живую историю если не руками (а руками сейчас и не модно), то глазами. Перед нами те самые доспехи, которые князь Переславский Ярослав Всеволодович 21 апреля 1216 года спрятал под кустом, удирая с поля «самого кровопролитного сражения в истории русских междоусобиц».

Шлем князя Ярослава Всеволодовича, конец XII — начало XIII века Источник: Оружейная палата, kreml.ru
Шлем князя Ярослава Всеволодовича, конец XII — начало XIII века Источник: Оружейная палата, kreml.ru
Шлем князя Ярослава Всеволодовича, конец XII — начало XIII века Источник: Оружейная палата, kreml.ru

Завязка этой истории в том, что великий (и могучий) князь владимирский Всеволод Юрьевич (1154-1212) породил целых 12 детей, в том числе, восемь сыновей, — за что получил прозвище Большое гнездо. После смерти князя мальчики, конечно, передрались. Делили земли, престолы, кровь лилась рекой.

Сын Всеволода, князь Переславский Ярослав, мстительный и жестокий человек (и папа Александра Невского, к слову), принимал в этой сваре самое активное участие. Попытался сесть в Новгороде — горожане его выгнали. Взял в осаду Республику, спровоцировал голод — горожане решили дать ему вооружённый отпор.

Каждая сторона позвала друзей с войсками, Новгород, например — известного рубаку князя Мстислава Удатного. Так что 21 апреля 1216 года в урочище Липицы у реки Гза (сейчас это Владимирская область) сошлись новгородцы, смоляне и ростовчане с одной стороны, и владимиро-суздальцы и муромчане с другой.

Князь Ярослав Всеволодович с моделью храма.  Фреска в церкви Спаса Нередицы, Новгород, около 1246 года
Князь Ярослав Всеволодович с моделью храма. Фреска в церкви Спаса Нередицы, Новгород, около 1246 года
Князь Ярослав Всеволодович с моделью храма. Фреска в церкви Спаса Нередицы, Новгород, около 1246 года

Борис Акунин пишет «Произошло самое кровопролитное сражение в истории русских междусобиц. Удатный показал себя героем. Он трижды пронёсся насквозь взад и вперёд через вражеские ряды, разя топором, который каким-то образом привязывал к руке. Победа была сокрушительной» («История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия», АСТ, 2014).

Виновник этой русско-русской резни Ярослав Всеволодович бежал с поля боя в одной рубахе, сбросив шлем и кольчугу в кустах, чтобы не отсвечивать. Сколько в тот день погибло молодых, здоровых воинов, точно не известно — то ли три тысячи, то ли девять (а некоторые летописи сообщают и о девятнадцати тысячах). Много. Все они пригодились бы, когда в страну пришла настоящая беда. Ведь до первого столкновения с монголами — вспомните разгром объединенных русских войск на реке Калке в 1223 году — оставалось всего семь лет.

Кольчуга князя Ярослава Всеволодовича, конец XII — начало XIII века. Оружейная палата, фото автора
Кольчуга князя Ярослава Всеволодовича, конец XII — начало XIII века. Оружейная палата, фото автора
Кольчуга князя Ярослава Всеволодовича, конец XII — начало XIII века. Оружейная палата, фото автора

Наш «герой» последующие годы продолжал воевать со своими и чужими. При монголах даже сделал карьеру, стал любимцем Бату-хана (Батыя), получил в 1243 году Владимирский престол и звание «старшего между всеми князьями в русском народе». Но в 1246 году, приехав в Орду, внезапно умер, причем его тело странно посинело — возможно, князя отравили.

А в 1808 году крестьянка Ларионова из села Лыкова Владимирской губернии «находясь в кустарнике для щипания орехов, усмотрела близ орехового куста в кочке что-то светящееся». Те самые доспехи князя, шлем и кольчугу. Слава богу, Ларионова не позарилась на серебро со шлема, отнесла найденное церковному старосте.

Принадлежность амуниции князю установили, в числе прочего, по надписи вокруг налобной иконы на шлеме: «Великий архистратиг Господень Михаил, помоги рабу своему Феодору». Феодор — это имя, которым был крещен Ярослав Всеволодович.

Пройдя вереницу начальства (вплоть до Александр I), это свидетельство Липицкой резни оказалось в Оружейной палате. 804 года прошло, а кольчуга Ярослава — вот она, какой князь её скомкал и бросил. Ещё тёпленькая.

При подготовке текста использована публикация проекта "Большой музей"