Схватка с медведем.

Любил поохотиться Иван Петрович Филиппов из поселка Восточный, что на Сахалине. Уток, гусей и зайцев приносил он домой. Были на его счету и крупные трофеи: более десятка убитых медведей. Однажды решил он в поисках рябчиков побродить по лесу. На всякий случай взял с собой пару "жаканов" и охотничий нож. Вы­шел к молодому ельнику. Неожиданно из-за выворочен­ного пня вздыбилась огромная туша медведя. Зверь тяжело дышал. По-видимому, он готовил берлогу, так как в разинутой пасти были глина и обломки корней. Филиппов мгновенно перезарядил ружье «жаканами» и почти в упор выстрелил мед­ведю в грудь. Зверь упал на передние лапы, в несколько прыжков приблизился вплотную к охотнику и снова поднялся на задние лапы. Загремел второй выстрел. На этот раз пуля попала медведю в шею. В тот же момент ружье оказалось в лапах у медведя, который повредил его. Медведь и человек схватились врукопаш­ную.

Медведь, хотя и ослабевший от двух ран, был силен. Но не­дюжинной силой отличался и Иван Петрович. Он схватил зве­ря за передние лапы, не позво­ляя ему заключить себя в объя­тия. Руки охотника немели, с трудом удерживая лапы медве­дя. Филиппов понимал, что так дальше продолжаться не может: либо зверь схватит его за го­лову, либо сожмет в тиски. Тог­да он решился на отчаянный шаг: оттолкнуть от себя медве­дя, чтобы выхватить из-за пояса нож. Но охотник недооценил быстроту и ловкость этого, с виду неуклюжего, зверя. Только он отпустил медвежьи лапы, как тут же был сбит с ног, даже не успев прикоснуться к ножу. Медведь подмял охотника под себя. У Филипова была пробита голова, в нескольких местах искалечена челюсть, с тела сви­сали лохмотья кожи, кровь за­ливала глаза. Иван Петрович уже начал терять сознание, как вдруг почувствовал облегчение: зверь оставил его. Протерев глаза, Филиппов увидел недалеко от себя лежащего медведя. "Пал от ран", - подумал охотник. Но в ту же минуту зверь вскочил и бросился наутек.