12 549 subscribers

Пять достойных книг, посвященных Революции и гражданской войне

751 full read

Ну вот и пришло время поговорить об этом событии. Потому что почему бы и не да? Не круглая годовщина, конечно, но событие настолько значимое, что пропустить я его ну никак не могу.

Моё мнение по поводу этого праздника (и в целом — происходящего) удивительно совпадает с мнением Василия Панфилова, так что если вам интересно — можете заглянуть туда.

Теперь же мне и самому было интересно вспоминать, что же я читал на эту тему. Здесь не будет порядка мест, просто по мере вспоминания.

• Джон Рид, «Десять дней, которые потрясли мир»

Залп «Авроры» никогда не смолкнет, вдаль простёрта Ленина рука!
Залп «Авроры» никогда не смолкнет, вдаль простёрта Ленина рука!

В дополнительных представлениях для мало-мальски начитанного человека эта книга просто не нуждается: её показывают на факультетах журналистики крупнейших ВУЗов мира в качестве наглядного пособия.

Куда интереснее другое: личность автора. Поразительно, что настолько радикальную по нынешним временам книгу написал человек, который:

  • Вырос в семье не просто богатых, а сверхбогатых людей
  • Отучился в Гарварде
  • (мягко говоря) не бедствовал.

При этом у самой книги была очень странная судьба: в то время, как на Западе её положительно оценили даже самые рьяные коммунисты — «у нас» она пала жертвой политических игр конца тридцатых, не переиздаваясь вплоть до конца пятидесятых.

Как бы то ни было — это тот случай, когда рекомендовать к прочтению эту книгу я могу однозначно и всем, вне зависимости от политических предпочтений.

• Павел Бляхин, «Красные дьяволята»

У войны не бывает лиц... Но на войне встречаются личности.
У войны не бывает лиц... Но на войне встречаются личности.

И снова-таки книга в дополнительных описаниях не нуждается. Для тех, кому нуждается — по ней сняли «Неуловимых мстителей», так понятнее?

Самое интересное — то, что эта повесть и «Десять дней» Рида — едва ли не единственные две книги, которые писались прямо «в процессе».
«Дьяволят» Бляхин написал прямо в поезде, неспешно «тошнившем» из одного края Необъятной в другой.

Повесть «Красные дьяволята» была написана мною в 1921 году в вагоне-теплушке по дороге из Костромы в Баку. Вместо трёх дней я ехал ровно месяц. На самодельном столике наготове лежал маузер… Эта была одна из первых книг о гражданской войне.
Гражданская война подходила к концу, но грабежи и налёты бандитских шаек на поезда и продбазы продолжались. Нам не раз приходилось по тревоге хвататься за оружие и выскакивать из вагона. Поезда часто останавливались: не хватало топлива для паровозов, и пассажиры сами помогали добывать дрова, уголь. Страна изнемогала от голода, разрухи и болезней. Но советский народ терпеливо переносил все невзгоды и героически сражался с остатками интервентов и контрреволюции. Вместе со старшим поколением билась за власть Советов и наша молодёжь, юноши и девушки и даже дети-подростки.
В 1920 году я не раз встречался с такими орлятами. Об их отваге и самоотверженности рассказывали поистине чудеса.
Павел Бляхин

• Михаил Булгаков, «Белая гвардия»

Бронепоезда — это, как ни крути, символ той эпохи, и было бы странно не добавить один такой сюда
Бронепоезда — это, как ни крути, символ той эпохи, и было бы странно не добавить один такой сюда

Сказал «А» — говори и «Б», упомянул Рида, склоняющегося «налево» — вынужден упомянуть и Булгакова, при всей моей неприязни к этому персонажу.

Кто такой Булгаов? Да если быть честным — тот ещё поц. Легкомысленный, транжира, игроман, наркоман, с 1917 плотно сидевший на морфине с перерывом буквально на пару лет, воевал за белых и был трижды женат.
Та ещё характеристика для человека, прямо скажем: от первого расстрела его спасло лишь то, что он был врачом-некомбатантом, а от участи «врага народа» — труднообъяснимая протекция лично Сталина.
Об этом человеке достаточно говорит уже то, что он пошел воевать «за белых» уже в конце 1918, на абсолютно добровольной основе и отлично понимая, как и чьи интересы они отстаивают (нет, я не «обеляю красных», тоже те ещё сволочи, а констатирую факт: белые на тот момент уже однозначно были ещё хуже).

На удивление — в этом романе чёрной краской густо политы что «белые», что «красные»... Но «белые» политы намного меньше, и «по ходу пьесы» становится очевидным, что автор им подсуживает авторским произволом. У одних — зверства, у других при всё том же самом — «вынужденные меры», и так во всём.

Тем не менее — вынужден отдать должное писательскому мастерству автора: обо всём этом задумываешься уже после прочтения, да и, повторюсь, грязью щедро политы обе стороны, вопрос в авторской трактовке.
Это вам не «неполживые» писатели-диссиденты, где вообще ни слова истины: здесь есть факты и мнение очевидца событий. Факты — нужно учесть, мнение — можно опустить.

Я бы даже сказал, что «белые» творцы-активисты были как-то... Честнее, что ли? Да, несмотря на то, что большинство из них позднее примкнёт к нацистам — я всё равно считаю их более высокоморальными людьми: они, по крайней мере, брали за основу для обличения факты, а не громоздили ложь на лжи.

• Алексей Толстой, «Хождение по мукам»

И даже на войне есть место для любви...
И даже на войне есть место для любви...

А рядом я их поставил абсолютно неспроста: это одна и та же история, но с двух сторон. Эти два произведения удивительно похожи — сюжетно, композиционно, по эстетике...

Разница лишь в том, что у одного хэппи-энд будет, а у другого нет.
Творчество Толстого... Оно, ну... Мягче и светлее? Нет гнетущего чувства безнадёги и безысходности, вместо этого — какая-никакая надежда на то, что после «до основанья» наступит «затем».

Читать категорически советую «в паре», сначала — Булгаков, за ним, пока не устаканились впечатления — Толстой. По итогам взаимовычитания идеологической шелухи в голове появится более-менее чёткая картинка.

• Михаил Шолохов, «Тихий Дон»

Это произведение настолько же интересно с художественной точки зрения, как ржавая ассенизаторская цистерна на заднем дворе.
Это произведение настолько же интересно с художественной точки зрения, как ржавая ассенизаторская цистерна на заднем дворе.

Очень. Странная. Книга.
Не манерой написания (хотя авторские неологизмы подбешивают), не атмосферой, нет — тем, что книга написана «с нейтральной точки зрения» за сто лет до появления Википедии.

Читая её возникает впечатление, что ты читаешь не книгу, а справочную статью. Вроде есть и история, и мотивация, а всё равно очень странное ощущение «энциклопедичности» происходящего.
Бесценно в качестве исторического источника для интересующихся временем, но просто читать, для получения удовольствия — ну не выходит.

***

Если вам есть что сказать или предложить идею — смелее в комментарии, особенно с последним: это лучше всего поможет в продвижении канала.

Также вы меня таки очень сильно поддержите, поставив лайк и подписавшись на «Закрытую Книгу».
А чтобы принять решение, нужно оно вам или нет — можете посмотреть другие статьи на моём канале по ссылке выше: на текущий момент их уже чуть меньше сотни, что-то да найдёте;)