Курс на дедолларизацию – как Россия и Китай готовят похороны американской гегемонии

1 July 2019

На фоне постоянных и довольно бессмысленных разговоров про очередные похождения Трампа на G-20 или на демаркационной линии между Северной и Южной Кореей, как то незаметное прошла новость о том, что Россия и Китай достигли эпохального по сути соглашения, в рамках которого страны будет переходить на взаимные расчеты в национальных валютах – рублях и юанях соответственно. обсуждение планов по дедолларизации мировой торговли идут уже десятилетия, и как правило дальше разговоров дело не заходило. Именно поэтому подписание российско-китайского договора стало зримым выражением большой работы, проведенной финансистами двух стран и политической воли к формированию параллельного мирового финансового контура.

На самом деле сказать о дедолларизации – самое простое, что может быть в обсуждении этой проблемы. Гораздо сложнее создать эффективно функционирующую международную систему обмена банковской информацией. Собственно именно вопрос сопряжения российского и китайского аналогов международной платежной системы SWIFT и стоял в повестке реального ухода от диктата США в финансовой сфере.

Создание «альтернативного» SWIFT’а с неизбежностью приведет к тому, что через какое-то время в системе будут присоединяться и другие страны. Постепенное замещение доллара в международных расчётах будет приводить к еще большей фрагментации поздневашингтонского мирового порядка. Интересное особенностью текущего этапа конфликта между Россией и часть мировых либеральных элит, является формирование своеобразное самозакручивающейся санкционной спирали, которая вместо того, чтобы ослабить Россию и нанести ей критический ущерб в экономике, а также подорвать социальную стабильность – привели лишь к форсированному созданию собственных систем. Будь то промышленное импортозамещение, производство турбин для новейших отечественных боевых кораблей и вертолетов. По пути замещения импортных комплектующих и систем постепенно идет и отечественная электроника – пусть и медленно, но осваиваются новые технологические процессы и архитектуры.

Однако важнейшим аспектом обретения реального суверенитета является создание независимых от англосаксов финансового контура – и прежде всего с наиболее важными для России экспортными партнерами. Таковых, собственно говоря, у России всего два – это Европейский союз, и Китай. Стартовавший переход на расчеты в юанях с Китаем лишь одна часть общего пазла. Стоит вспомнить, что в настоящий момент Евросоюз создает специальный механизм для обхода анти-иранских санкций, введенных нынешней американской администрацией. Этот механизм, инициированный европейцами, представляет из себя по своей внутренней структурной сущности все тот же аналог SWIFT, с одной лишь особенностью. Поскольку делается он специально для обхода американских санкций, связи с базовым «СВИФТом» у него нет. В случае сопряжения различных систем, включая российскую, китайскую и европейскую, на горизонте начинает маячить вполне осязаемый вариант создания новой инфраструктуры международных расчетов.

Поведение американской элиты в стиле слона в посудной лавке будет приводить только к дальнейшей фрагментации глобальной финансовой системы. В некотором смысле этот процесс для Москвы и ее союзников несет позитивные моменты, так как ускоряет создание назависимых эмиссионных центров и отрыв от долларовой гегемонии. Распад единого «СВИФТовского» пространства будет способствовать и невозможности использования США своей национальной валюты в качестве способа получать с остального мира своеобразную империалистическую ренту.