"Поздней ночью на станции Осташков когда перестают ходить поезда..."

26 August 2019

Тихий августовский вечер медленно опускался на отрешённую, Богом забытую сегодня станцию Осташков, что находится между двумя крупными железнодорожными узлами: Бологое и Великими Луками. До Бологого отсюда по линии на северо-восток 112 км, а до Великих Лук в юго-западном направлении будет подальше 198 км. Вот ещё одна ночька бессонная выпала на мою смену на манёврах. Незаметно зажглись тёплым ламповым светом анахроничные фонари флюгарок ручных стрелочных переводов. Значит стрелочник уже там на посту в своём домике, в чётной великолукской горловине. Через неё сегодня и будем работать, согласно плану предстоящей маневровой работы.

"Вечно манящая даль". Чётная великолукская горловина на станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев
"Вечно манящая даль". Чётная великолукская горловина на станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев
"ТЭМ18Д 141-я на третьем пути станции Осташков, машинист Алексеев ответьте! Как слышите меня? Довожу до вас план маневровой работы." - отрывисто прокричал ДСП по радиостанции, соблюдая регламент служебных переговоров.

Так началась рабочая смена. Солнце неумолимо клонилось ближе к закату, убегая за горизонт в сторону Великих Лук, словно побуждая нас мысленно отправиться за ним в путь, в эту вечно манящую даль, куда-то туда далеко на запад, через лесную глушь перегонов на псковскую землю, а может и ещё дальше белорусский Полоцк или в царство польское город Седлец... Накрапывал мелкий моросящий дождь, разбиваясь каплями по лобовому стеклу маневрового. Приятно в этот момент ощутить то, что ты машинист, работаешь в теплой кабине, всегда с чашкой горячего чая под рукой, налитого из заранее уложенного в "шарманку" термоса. В то время когда составителю или стрелочнику бывает приходится терпеть капризы непогоды, ежиться от ночного холода и мокнуть зачастую всю смену под проливным дождем.

В кабине тепловоза ТЭМ18Д-141 за пультом машиниста. Фото: Алексей Алексеев
В кабине тепловоза ТЭМ18Д-141 за пультом машиниста. Фото: Алексей Алексеев

Смена на смену у нас не приходится. Бывает приходится напряженно поработать всю ночь напролёт от зари до зари, а случается и так, что до полуночи можно запросто управиться. Основная задача сводится к тому чтобы разобрать прибывший из Великих Лук с порожняком сборный, собрать ему в обратный путь поезд с грузом, и подать вагоны под погрузку грузополучателям. Все зависит от текущих потребностей лесозаготовителей. Весь наш край живёт сегодня практически только вывозом леса, что будет дальше когда его запасы иссякнут в здешних лесах даже и думать не хочется. Лес - это источник жизни, но его запасы не бесконечны, всему есть предел. Не известно как ещё отзовутся в будущем последствия его беспощадных вырубок.

Пассажирская платформа 3-го и 2-го пути на станции Осташков, а также пешеходный переход за линию в пристанционный посёлок с одной единственной улицей Локомотивная. Фото: Алексей Алексеев
Пассажирская платформа 3-го и 2-го пути на станции Осташков, а также пешеходный переход за линию в пристанционный посёлок с одной единственной улицей Локомотивная. Фото: Алексей Алексеев

Стемнело. Тёмная ночь накрыла непроглядной мглой до утра всё пространство вокруг, словно приняла нас в свои беспристрастные объятья.

Осталось сделать последнюю подачу вагонов на 38-й путь и всё, маневровая работа будет окончена. Сегодня по облегченной программе, слава Богу. Хотя бывает и так, что ночные смены пропадают совсем, - движенцы отменяют из-за отсутствия работы. Очень печально тогда в этом случае, потом и в зарплату получать нечего будет.

Старенький "буян" - мощный советский грузовой тепловоз 2ТЭ116 встал на постой под окнами дежурки подменного пункта локомотивных бригад. Пока прибывшая на нём локомотивная бригада мирно дремлет до утра в "отдыхаловке", мы поздней ночью готовим им поезд в обратный путь. Летом ночи тёплые и железные кони стальных магистралей стоят заглушенными, спят также как и их "всадники".

Поздней ночью у подменного пункта локомотивных бригад в Осташкове, 10, 11 и 38 пути. Фото: Алексей Алексеев
Поздней ночью у подменного пункта локомотивных бригад в Осташкове, 10, 11 и 38 пути. Фото: Алексей Алексеев
"Маневровый на десятый путь, на сдачу", - наконец-то на наше счастье скомандовал стрелочнику ДСП по радиостанции.

Всё, маневры прекращены. Крутим ручник, выключаем прожектор, гасим буферные фонари, глушим дизель и подметаем кабину. Конец смены.

Пульт управления на маневровом тепловозе ТЭМ18Д. Фото: Алексей Алексеев
Пульт управления на маневровом тепловозе ТЭМ18Д. Фото: Алексей Алексеев

В этот момент наступает полная тишина. Город уже давно крепко спит в ожидании нового дня, лишь мерный рокот 6-ти цилиндрового дизеля шныряющего по станции маневрового да грохот бегущих вместе с ним вагонов нарушал здешний покой. На станции ни души. Лишь два окошка дежурного по станции горят в огромном, зарытом наглухо до самого утра, вокзальном здании, выстроенном в так называемом стиле сталинского ампира. Это вам не провинциальное Бологое, где пассажирские поезда с завидной регулярностью идут круглосуточно, непрерывно обновляя маршрутное табло в зале ожидания. Главный ход как никак. Здесь же, на периферии, царит глубокая тоска и полное уныние.

"Застывшая старина". Здание вокзала и перрон на станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев
"Застывшая старина". Здание вокзала и перрон на станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев

Интенсивного пассажирского движения Бологое-Полоцкая линия не знала никогда. В былые времена ночью здесь всегда шли только транзитные грузовые поезда да одна пара скорого сообщением Великие Луки - Бологое. Утром бывает приходили "московский" и "ленинградский", и тогда привокзальная жизнь здесь буквально кипела в повседневной обыденной людской суете. А теперь даже и этого уже не стало. Грузовое транзитное движение полностью прекратили, добрую половину пассажирских поездов совсем отменили, а саму железную дорогу как магазин перевели на дневной режим работы...

Столетний сортир николаевской эпохи, застывший у пассажирской платформы. Фото: Алексей Алексеев
Столетний сортир николаевской эпохи, застывший у пассажирской платформы. Фото: Алексей Алексеев

Выходные светофоры в горловинах стреляют в ночь кровью запрещающих красных огней. Где-то вдалеке уже брезжит контрастный рассвет - предвестник нового дня.

Огни выходных светофоров на ночной станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев
Огни выходных светофоров на ночной станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев
Паук плетёт узор. Фото: Алексей Алексеев
Паук плетёт узор. Фото: Алексей Алексеев

Фонари дежурного освещения не гаснут до утра, придавая станции особый колорит. А флюгарки ручных стрелочных переводов - это вообще отдельная песня отрешённой магистрали Бологое-Полоцк, всё ещё сохраняющая этот старинный вид механизмов для управления движением поездов вместе с полуавтоматической блокировкой.

Нечётная бологовская горловина на станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев
Нечётная бологовская горловина на станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев
Жёлтый глаз горящего в предрассветных сумерках освещаемого указателя ручного стрелочного перевода в нечетной горловине станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев
Жёлтый глаз горящего в предрассветных сумерках освещаемого указателя ручного стрелочного перевода в нечетной горловине станции Осташков. Фото: Алексей Алексеев

Железнодорожная банька, ровесница самой дороги Бологое-Полоцк, сохранившая былой шарм и аристократизм в декоре кладки своих кирпично-каменных стен. Буйно пылает огонь под треск занявшихся дров в жаркой топке дореволюционного котла. Работает по спец заказу для братвы из лихих 90-х всю ночь.

Железнодорожная общественная баня, построенная здесь вместе с дорогой в период с 1902-1906гг. Фото: Алексей Алексеев
Железнодорожная общественная баня, построенная здесь вместе с дорогой в период с 1902-1906гг. Фото: Алексей Алексеев

Ранее утро. Густой туман словно покрывалом накрыл землю своей непроглядной вдаль плотной пеленой. Приятный запах от горящих березовых дров из печных труб да пение петухов разносятся по всей улице. Осташков - милая моему сердцу провинция, как же здесь мне хорошо и уютно. Не смог я в своё время прижиться в столицах, не моё это всё как оказалось в итоге, быстро вернулся в свой родной край по той же самой железной дороге.

Осташков, улица Островского в районе жд станции. Фото: Алексей Алексеев
Осташков, улица Островского в районе жд станции. Фото: Алексей Алексеев

Я ни о чем не жалею сегодня о прожитых днях, благодарю Бога за свою хоть и не легкую судьбу. Очень хочется верить в то, что не угаснет совсем окончательно дорога Бологое-Полоцк и будут дальше бежать по ещё первобытной местами её глухомани поезда, нарушая вековую тишину пространства здешних мест.

Натюрморт: домашние зарисовки. Фото: Алексей Алексеев
Натюрморт: домашние зарисовки. Фото: Алексей Алексеев

Ставьте лайк, если вам понравилось и подписывайтесь на канал "Заповедная магистраль", чтобы не пропускать новые публикации. Спасибо за просмотр!

P.S. личная страничка для обратной связи автора канала, пишите мне буду рад в Instagram и ВК