Аудиосказка "Дебют" (с текстом) о том, что каждый шаг, который мы делаем, открывает перед нами тысячи новых дверей.

Иллюстрация - Елена Орлова
Иллюстрация - Елена Орлова
Иллюстрация - Елена Орлова

— Николай Иванович! Миленький! Ну пожалуйста, я вас очень прошу, поработайте без меня. Вы справитесь, всего один визит остался. Вот этот серый дом за углом, квартира тридцать пять, подъезд второй. Вы были великолепны в этой роли, о таком партнёре я мечтала всю жизнь. — Зиночка умоляюще смотрела на него своими раскосыми глазами, готовая ринуться в бега по первому утвердительному кивку, мысленно прикидывая, какое платье надеть: новое или то, в котором она была на свидании в тот памятный вечер…

Николай Иванович только приготовился вымолвить слово, как прелестная Снегурочка чмокнула его в щеку и, не давая опомниться, защебетала:

— Спасибо, век не забуду, вы спасли мои отношения, я вас отблагодарю, не волнуйтесь, всё будет хорошо, вот увидите! Ой, такси! — Она отчаянно замахала руками, и такси, проехав по инерции десяток метров, остановилось. Зиночка пулей преодолела это расстояние, ещё раз пропела «Спасибо!» и впорхнула в салон, чуть не оторвав открытую шофёром дверцу.

Николай Иванович покорно вздохнул, провожая взглядом машину.

Роль Деда Мороза он исполнял впервые в жизни. Это был тот неожиданный дебют, который вызывал не просто волнение, а настоящую панику. Ибо артистические способности Николая Ивановича, если они и были, то мирно дремали где-то в потаённых уголках его предсказуемой личности, предпочитавшей жить по строго установленному распорядку. Родители жили в другом городе, в жизнь взрослого сына не вмешивались, хотя иногда и намекали, что не прочь понянчиться с внуками. Сам же Николай Иванович своим холостым статусом пока был доволен, считая, что в свои тридцать пять всё у него ещё впереди. Работа бухгалтера в провинциальном театре приносила скромный доход, но была стабильно востребована в век постоянного денежного учёта. Коллектив театра небольшой и не склочный, начальство не высокомерное, жильё предоставлено служебное, развлечения — здесь же, под боком, почти задаром. Из неудобств раздражало только ворчание тёти Дуси, которую злили обилие бумаг в его кабинете и запрет трогать их на письменном столе, ибо Николай Иванович был единственным сотрудником, хранившим документы не в компьютере, а в бумажных папках. Кроме того, тётя Дуся время от времени, в минуты хорошего расположения духа, порывалась познакомить его со скромной хозяйственной девушкой, которая не чета здешним безалаберным служительницам Мельпомены. Николай Иванович вежливо благодарил её и говорил, что да, возможно, когда-нибудь, на досуге, но не сейчас, так как у него отчёт, загородная встреча с друзьями, поездка в гости к родителям, совещание у начальства, курсы повышения квалификации и ещё сотни других причин, но после этого уж непременно.

Так размеренно протекала жизнь нашего героя, изредка прерываемая какими-нибудь юбилеями и бенефисами, пока не наступал Новый год.

Новый год Николай Иванович не любил.

В это время артисты театра отпускались на вольные хлеба: подработку дедами морозами и снегурочками в разные фирмы и фирмочки для поздравления сотрудников на корпоративах и на дому. Как всегда, артистов не хватало, и потому привлекали других сотрудников театра. Уже несколько раз под Новый год начальство устремляло свои взоры на Николая Ивановича, но волшебные слова «годовой отчёт» остужали их порывы.

Однако в этот раз отвертеться не удалось. После долгих уговоров директор театра подписал приказ, а чтобы успокоить растерянного такой переквалификацией бухгалтера, предложил ему самую опытную Снегурочку — Зиночку Дольскую. И Николай Иванович согласился. Он не раз наблюдал, как Зиночка спасала спектакли в ситуациях, когда партнёр забывал слова. Тогда Дольская выдавала такую импровизацию, что зрители сразу переключали внимание с оплошавшего актёра на милую, бойкую и уверенную в себе Зину, поддаваясь её обаянию и не особо вникая в смысл её реплик. Своей жизнерадостностью и непосредственностью Зиночка могла оживить самую унылую пьесу. Она не играла — она жила на сцене. Многие были в неё влюблены, да и сам Николай Иванович тайком вздыхал по ней, понимая, что шансы у него нулевые. Кроме того, все знали, что у Зиночки есть жених, с которым она периодически расставалась, а потом снова сходилась.

Вот как раз такой момент и произошёл сейчас: Зиночка Дольская спешила в очередной раз помириться со своим женихом. Она прекрасно отработала свою партию, и Николай Иванович рядом с ней чувствовал себя гениальным актёром. Но сейчас…

Сейчас он одиноко брёл к серому дому за углом, где в полутёмном подъезде находилась загадочная квартира тридцать пять. Вот там и произойдёт чудовищный провал его недолгой актёрской карьеры в роли Деда Мороза…

Подъезд, и правда, оказался полутёмным: мерцающая лампочка из последних сил старалась дожить до Нового года. Квартира была на третьем этаже, и Николай, шаркая ногами, как настоящий дед, уныло поплёлся по лестнице, стараясь не споткнуться о ступеньки — сидячая работа дала о себе знать вдруг появившейся одышкой.

Дребезжащий звонок резанул поникшему дебютанту слух.

Быстрый топоток детских ног и счастливый возглас: «Мама, это Дед Мороз, я в глазок смотрел!»

Женский голос: «Сейчас, сынок, откроем!»

Всё это, а также накопившаяся усталость и нервное напряжение окончательно убедили Николая в провале его миссии.

— Проходите, пожалуйста, что же вы стоите на пороге? — Миловидная женщина удивлённо смотрела на новоявленного деда Мороза, застывшего в оцепенении.

Извинившись, Николай робко шагнул в узкую прихожую. Бойкий мальчуган лет пяти с интересом уставился на выглянувший из-под полы шубы Деда Мороза ботинок с развязавшимся шнурком. Перехватив его взгляд, Николай Иванович совсем впал в отчаяние. Зима под Новый год оказалась хлипкой, а из театрального реквизита ни одни сапоги ему не подошли. Вот и работал Дед Мороз в ботинках на шнурках, которые развязались в такой неподходящий момент. К тому же Николай напрочь забыл слова, которые обычно произносят в таких случаях деды морозы. В предыдущих визитах он ухитрялся подсматривать в шпаргалку, пока внимание детей и их родителей было переключено на щебетавшую Снегурочку. Но сейчас он лихорадочно пытался вспомнить хотя бы что-нибудь из новогодних заготовок.

Мальчишка же вдруг потянул Деда Мороза за рукав в гостиную.

— Мама! — солидно заявил он. — У нас с Дедом Морозом мужской разговор. Ты пока приготовь на кухне что-нибудь новогоднее перекусить. Видишь, гость устал.

Мама улыбнулась и ответила:

— Конечно, Артёмка!

Такого Николай не ожидал. Между тем Артёмка, как настоящий конспиратор, плотно прикрыл дверь, пригласил Деда Мороза сесть в мягкое кресло, а сам, забравшись с ногами на диван, потянулся к гостю и шёпотом сказал:

— Дедушка Мороз, отвечай, только честно, ты настоящий?

Николаю вдруг показалось, что он знает Артёмку давно. Было что-то неуловимо знакомое в его взгляде, в манере держаться, в голосе с лёгкой шепелявостью, которая, делала речь удивительно узнаваемой. Ну конечно же! Ведь это он сам! В том далёком детстве, когда вера в чудеса была абсолютной, авторитет родителей непререкаемым, а мечты обязательны к исполнению! Как жаль, что во взрослой жизни это всё потихоньку куда-то исчезает…

Вот как ответить на этот, так прямо поставленный, вопрос? Ведь никто из ребятишек, которых они с Зиночкой посетили, даже не задумывался об этом. Их интересовал только мешок с подарками, а вовсе не это. И почему вдруг Артёмке захотелось это узнать? Подвели проклятые развязавшиеся шнурки на ботинке? Николай Иванович снова бросил взгляд на свой злосчастный башмак. Шнурок тонкой змейкой развязно валялся на полу.

— Да, нет, я не из-за ботинок спросил, — рассудительно пояснил Артёмка, заметивший, как Николай Иванович пытается спрятать одну ногу за другую. — На улице дождь, какие уж тут валенки. — И эта наивная детская рассудительность растопила взрослые страхи Николая Ивановича. Он вдруг понял, что с этим мальчишкой можно говорить, не боясь показаться нелепым.

Но в то же время ему нельзя солгать.

Пока Николай обдумывал ответ, Артёмка снова пришёл ему на выручку:

— Я знаю, что дедов морозов не бывает. Ну, таких, которые в сказках. Только мама не знает о том, что я знаю. Я не хочу её расстраивать. Давай мы договоримся: ты будешь, как настоящий Дед Мороз, а я буду в это верить. Я спою тебе песенку или прочитаю стишок, а ты подаришь мне подарок. Ну, как в прошлый раз…

— Я не был у тебя в прошлый раз, Артёмка. Я вообще тогда не был Дедом Морозом.

— Это неважно. Ты сделай так, чтобы мама поверила, что я верю, что ты настоящий Дед Мороз. Говори то, что говорят деды морозы в таком случае.

Николай был ошарашен. Это что же такое? Мальчишка учит его играть роль Деда Мороза!

Он придвинулся к Артёмке и заговорщически прошептал:

— Знаешь, а я забыл слова…

— Да ну? — удивился мальчик. — Это же каждый ребёнок знает.

— Ребёнок знает, а я забыл…

— Ну, надо сказать, что ты прибыл из далёкой снежной страны…

— Из Японии, — мечтательно вставил Николай. — Там сейчас снег…

— Снег не только в Японии. И вообще деды морозы живут в Гренландии.

— В детстве я очень хотел побывать в Японии, — зачем-то сказал Николай. — А в Гренландии живёт Санта-Клаус.

— Ну, тогда скажешь, что прибыл из-за полярного круга. Да, а где твоя Снегурочка? В прошлый раз Дед Мороз со Снегурочкой приходил…

— Снегурочка упорхнула к своему жениху.

— Она что, замуж решила выйти? Она же ледяная, разозлится, заморозит кого-нибудь.

— Наоборот, она сердце любого растопит.

— Ладно, обойдёмся без Снегурочки, — рассудил Артёмка.— Ты расскажешь откуда-прибыл, скажешь, что в мешке у тебя подарки, попросишь меня спеть.

— Так спеть или прочитать?

— Пою я плохо. Лучше я стишок прочитаю. Потом ты мне подаришь подарок.

— А какой бы ты хотел подарок?

Артёмка задумался.

— Раньше, когда я ещё верил в настоящего Деда Мороза, я писал ему письма и бросал их в почтовый ящик за углом. Но он ни разу не ответил. А подарки присылал. Правда, не те, что я просил. А сейчас неважно, какой подарок, лишь бы мама была рада.

— Ты очень любишь маму?

— Моя мама — самая лучшая на свете. Но у неё сейчас трудности…

— Какие?

— Финансовые.

— Это хорошо, что только финансовые. Лишь бы других трудностей не было.

— Так что, мы договорились?

— А то как же! — Николай протянул Артёмке руку. — С таким серьёзным парнем приятно иметь дело!

— Ну тогда я зову маму…

— Погоди, Артёмка. Тебе подарок, а мама как же?

— Ой… я уже положил его маме под подушку!

— Ладно, не переживай, у меня есть ещё один — запасной.

Николай нащупал во внутреннем кармане шубы коробочку с духами. Ну что же, свой подарок Снегурочке он уже сделал — отпустил её на свидание…

— Мама! — радостно закричал Артёмка. — Иди сюда! Дедушка Мороз будет нас поздравлять!

Поздравление прошло как по маслу. Удалось на славу! Николай сам удивился.

Когда же Артёмка открыл преподнесённую коробочку, то вскрикнул от радости:

— Ма… Дедушка Мороз! Спасибо! Я давно мечтал о таком подарке!

Николай впервые видел, чтобы мальчишка так неподдельно радовался разноцветным круглым камушкам.

— А это вам от меня. За то, что у вас такой замечательный Артёмка!

Просиявшая мама пригласила всех на праздничный ужин. Деду Морозу пришлось окончательно расконспирироваться — снять шубу и шапку с накладной бородой и переобуться в домашние тапочки. Но на это уже никто не обращал внимания. Было весело, уютно, по-семейному. После простых холостяцких перекусов ужин показался Николаю Ивановичу просто королевским.

Впрочем, на этом праздник в квартире тридцать пять не закончился. Артёмка пригласил Деда Мороза и маму сыграть с ним в камушки — старинную русскую игру. Мама с Николаем старательно проигрывали, а Артёмка в азарте от выигрыша не замечал их ухищрений. Прощаясь, Артёмка попросил Николая Ивановича приходить к нему поиграть ещё.

— Я с удовольствием. Если только мама твоя согласна! — ответил Николай и почувствовал, как краснеет. Но под нестёртым гримом этого, кажется, никто не заметил.

Артёмкина мама кивнула и улыбнулась.

Николай наклонился, подал на прощание Артёмке руку и тихо на ухо сказал:

— Банзай, мой друг!

Артёмка также шёпотом спросил:

— А что такое «банзай»?

— Это по-японски означает «Ура! Счастья и долголетия!»

— Банзай, Дедушка Мороз! Теперь я знаю — ты настоящий!

Николай шёл по улице и улыбался. Самый главный дебют в его жизни состоялся.

Аудиоверсия сказки Нины Кузьбар.

Иллюстрация - Елена Орлова.

Текст читают: Марина Усачева и Роман Кулешов.

Трек доступен в формате МР3 и на страницах сборника "Заповедник Сказок-2021".

Сообщество "Заповедник Сказок" – творчество нескучных.

Если вам понравилось творчество, то, как говорится, подписывайтесь на канал, ставьте лайки и делитесь с друзьями. :)
Ваше внимание очень важно для меня. Если есть вопросы - добро пожаловать в комментарии, ни один из них не останется не замеченным.
До новых встреч с Фонотекой Заповедника Сказок!
Также обратите внимание на то, чем горжусь:
Аудиосказка "Мороженое"
Аудиосказка "Объект "БАБАЯГА" или Укрощение строптивых"
Сказка "Доисторическое интервью"