Аудиосказка "Дед Мороз поневоле" (с текстом)

Иллюстрации - Мария Куркова
Иллюстрации - Мария Куркова
Иллюстрации - Мария Куркова

Иван Абидиемиевич Пырь, неожиданное дитя Олимпиады-80, ведущий специалист отдела разработки программного обеспечения, ненавидел Новый год. Примерно с середины ноября, начинал он чувствовать растущее с каждым днём беспокойство. Терял аппетит. Плохо спал. Днём, таясь от коллег, убегал в туалет поплакать. Нежно-шоколадная кожа Ивана Абидиемиевича серела, большие чёрные глаза смотрели на мир тоскливо и затравленно. Блеск и огни новогодних украшений вызывали у него жесточайшую мигрень с приступами светобоязни, а от запаха мандаринов и ёлки к горлу подкатывала тошнота. И так — каждый год.

Иван был одинок. Он полагал, что ни одна нормальная женщина не согласится ежегодно терпеть такое его поведение, самоотверженно отказывая себе в новогоднем настроении и семейном празднике. Он влюблялся, горел, но каждый раз останавливал себя, напоминая, что всё это не для него.

Что только не делал Иван, чтобы побороть эту напасть. Надеясь заболеть аккурат к тридцать первому декабря, он запивал горячий чай ледяной пепси-колой, выходил без шапки и шарфа на мороз, а после работы мчался в поликлинику, где сидел между кашляющими и сморкающимися людьми, изо всех сил мечтая подцепить грипп или хоть какую-нибудь простуду. Он уезжал на Новый год в Китай. Он напивался. Он ел снотворное. Он приковывал себя наручниками к батарее.

Однажды, в последней, безумной попытке переломить судьбу, Иван Абидиемиевич поехал к отцу в Зимбабве. Слёзно просил он найти самую сильную колдунью, обещал не скупиться, лишь бы избавиться от своего новогоднего кошмара и зажить, наконец, спокойной жизнью. Отец почесал в затылке, но нашёл подходящую ведьму. Пышная чёрная женщина заверила Ивана, что за десять бутылок виски, чёрного петуха, чёрного козла и Иванову бейсболку из нерпы она призовёт древних африканских богов, и уж они-то точно отведут беду от затерявшегося в холодной стране сына. Во время обряда в душной, влажной ночи обливающийся потом Иван истово молился всем богам, плакал и давал обеты.

Утром чёрная ведьма поклялась на бейсболке, что боги услышали её, приняли подарки Ивана и сняли с него проклятие. Окрылённый, Иван вернулся домой.

Но тридцать первого декабря, ровно в 14.59, когда в Петропавловске-Камчатском собиралась наступить полночь, с Иваном произошло то же, что всегда происходило в последние десять лет. Это было настолько неожиданно для расслабившегося Ивана, что первого января его накрыло чёрной, как та африканская ночь, депрессией. Все новогодние праздники пролежал он на диване, пальцем прочерчивая дорожки в узорах ковра. Он хотел умереть. Но десятого января поднялся, принял душ, надел чистую одежду и поехал на работу. Иван Абидиемиевич Пырь понял, что бороться бесполезно, и смирился со своей бедой.

Конечно, Иван не всегда ненавидел Новый год. В далёком, конфетно-сладком, плюшево-зайчиковом детстве, он очень даже любил этот праздник. Ваня помогал маме наряжать ёлку, с удовольствием отплясывал на утреннике в детском саду, а потом и в школе, ждал подарков, и, как и все дети, мечтал увидеть Деда Мороза.

На его беду, эта мечта сбылась, но, как это иногда бывает, не совсем так, как ему хотелось. Та новогодняя ночь полностью изменила жизнь Ивана, и не в лучшую, как он считал, сторону.

В тревожные декабрьские ночи Иван Абидиемиевич часто видел во сне тот Новый год. Вот он, тёмно-смуглый, курчавый мальчик, просыпается, открывает глаза и видит у ёлки большую бородатую тень с мешком. Сердце Вани начинается биться, как бешеное, и он еле держится, чтобы не завопить от восторга. Тихонько вылезает он из кровати и крадётся к ёлке.

Осторожно касается мохнатого холодного плеча Деда Мороза. Дед Мороз испуганно вздрагивает, оборачивается и во все глаза смотрит на плохо различимого в темноте Ваню. Но вместо того чтобы улыбнуться и заговорщически приложить палец к губам, Дед Мороз отпихивает его в сторону, пытается убежать, но путается в бороде и шубе и падает на пол. Как воспитанный мальчик, Ваня склоняется над ним, чтобы помочь, но насмерть перепуганный Дедушка визжит, кусает Ваню за шею своими ледяными зубами, откатывается под ёлку… и исчезает.

От ужаса Ваня потерял сознание, а утром проснулся с высокой температурой и ангиной. А через десять лет, когда он давно забыл про тот случай и готовился встретить Новый год со своими одногруппниками, с ним в первый раз случилось это.

В последний, сказочный день декабря, в 14.59 по Москве, между нарезкой салата оливье и разминанием горбуши для салата мимоза, Иван почувствовал, что лицо его горит и как будто бы мелко подрагивает. Не понимая, что происходит, Иван подошёл к зеркалу. Не веря своим глазам, он увидел, что нос его покраснел, брови побелели, из щёк и подбородка полезла седая борода. Иван выгнулся и зарычал от боли. Руки и ноги его удлинились, странным красным грибом заколыхалась на голове растущая шапка, над резинкой домашних брюк навис большой живот. Завершая трансформацию, всё его тело покрылось шубой, на ногах образовались валенки, а из рук вылезли Ледяной Посох и Бездонный Мешок. «Подар-р-р-рки! Ррррраздать подар-р-р-рки!» — билась в голове Ивана единственная мысль. Не в силах контролировать себя, он подбежал к окну, распахнул его, встал на подоконник и, поймав попутный ветер, полетел в сторону Камчатки.

Очнулся Иван в два часа ночи на пороге своей квартиры. Он дрожал, натруженные мышцы болели. «Что это было? Что со мной? — испуганно думал он, открывая дверь. — Ведь чудес не бывает! Деда Мороза не существует! На дворе — новая эра и рыночная экономика! Может, я что-нибудь несвежее съел?»

К счастью, мама отмечала Новый год у подруги. Иван решительно достал из буфета початую бутылку, налил стакан, выпил, прилёг на диван и немедленно уснул. На следующий день он убедил себя, что всё пережитое — галлюцинации на фоне отравления подозрительной шавермой, которую он купил на вокзале тридцатого декабря. Он почти поверил в это и почти успокоился. Но тридцать первого декабря следующего года всё повторилось.

Так Иван Абидиемиевич Пырь стал Дедом Морозом поневоле. Наступал 2016 год. Одинокий и грустный Иван сидел в своей квартире и ждал своего рокового часа. Он не готовил салаты, не наряжал ёлку, не смотрел телевизор, не серфил в Интернете. По окну стучал ставший привычным в последние годы декабрьский дождь.

Иван думал о детях. Не о своих, конечно, а просто о детях, которые даже не подозревают, что на самом деле Дед Мороз — инфернальный, одержимый идеей дарения подарков персонаж, только внешне похожий на сказочного Дедушку. «Бедные дети, — сокрушённо качал головой Иван. — Они так ждут меня, а ведь я — опасен, чрезвычайно опасен! Я могу укусить какого-нибудь невинного малыша, и однажды он тоже станет новогодним демоном без личной жизни и будет проклинать меня, и обрастать шубой, и с завыванием метаться между городами, заглядывая в каждый дом, и доставая, доставая, доставая из Мешка подарки. Будь проклят тот Новый год! Бедный я бедный, горемыка!..» Никакие светлые мысли не приходили в умную кудрявую голову Ивана Абидиемиевича, и от этого ему становилось ещё грустнее. 14.59 неумолимо приближалось…

Маленькая Уля проснулась среди ночи. Поморгала, прогоняя остатки сна. В комнате было прохладно, пахло снегом; в углу мягким светом перемигивалась огоньками ёлка.

«Может, Дед Мороз уже принёс подарки?» — обрадованно подумала Уля и посмотрела на ёлку.

У ёлки стоял кто-то большой, тёмный, бородатый и в шубе. Раздражённо рыча и шипя, этот кто-то рылся в огромном мешке, пытаясь нащупать подарок, который заказывала Уля. Видимо, подарок лежал на самом дне, потому что в рычании проскальзывали совсем уж несказочные обороты.

Уля осторожно вылезла из кровати и на цыпочках подошла к Деду Морозу.

— Дедушка? Это ты? — спросила она.

Дед Мороз резко обернулся и уставился на Улю большими чёрными глазами.

— Ты негр?! — изумлённо прошептала Уля.

Дед фыркнул.
— Наверное, ты потому и рычишь, что по-русски говорить не умеешь, — предположила Уля. Она осторожно погладила Деда Мороза по покрытому свалявшейся шубой плечу. Дед предупреждающе рыкнул и оскалился.

— А-а-а, так ты голодный! — догадалась девочка. — Хочешь, я принесу тебе оливье и мандаринов? Мама говорит, что оливье и мандарины — твоя самая любимая еда!

Дед Мороз принюхался и кивнул. Ульяна пошла на кухню. Достала из холодильника миску с оливье, взяла ложку, три мандарина и осторожно двинулась в сторону комнаты, стараясь ничего не уронить.
Дед Мороз уже нашёл её подарок и теперь красиво укладывал его под ёлку.

— А вот и я, — прошептала Ульяна. — Прошу к столу!

Дед Мороз робко приблизился к детскому столику, осторожно опустился на скрипнувший под его тяжестью стульчик. Попытался взять ложку, но из-за толстых рукавиц не смог этого сделать. Жалобно взглянул на Улю и заскулил.

— Эх ты, бедолага! Ну ладно, не оставлять же тебя голодным!

Ульяна взяла ложку и стала кормить Деда Мороза.

— Как ты наверняка знаешь, меня зовут Ульяна, — рассказывала она, ловко попадая в рот, с трудом различимый в бороде и усах. — Мне шесть лет. Я хожу в детский сад, а осенью пойду в школу. Мама уже купила мне школьный портфель. Когда я вырасту, стану такой же красивой, как мама, и ведьмой. Папа, когда уходил, сказал, что мама — ведьма. А я — вся в неё. Значит, тоже такой же стану. Знаешь, какая моя мама?

Дед Мороз отрицательно помотал головой.

— Сейчас нарисую!

Уля набрала в ложку побольше оливье, сунула Дедушке в рот, достала карандаши с бумагой и начала творить.

— У моей мамы, — комментировала Ульяна свой рисунок, — чёрные кудрявые волосы и зелёные-презелёные глаза. Когда она смеётся, у нас посуда в шкафу звенит, представляешь? А смеётся мама часто. Но самое главное, она очень добрая и умеет так ругаться с соседями, что про нашу квартиру говорят, будто она — нехорошая. Вот, готово! Смотри!

Уля протянула дожевавшему оливье Деду Морозу рисунок.

Дед дрогнул, но усидел. С листочка на него смотрела прекрасная, немного косоглазая женщина, улыбающаяся в тридцать четыре крупных острых зуба.

— Если хочешь, можешь взять рисунок себе, раз уж он тебе так понравился, — сказала Ульяна. — Сейчас, только подпишу.

Она написала: «Ульяна Бабай. 6 лет. Деду Морозу на память», аккуратно сложила листочек и сунула в левый карман шубы вместе с мандаринами. Дед Мороз обрадованно взвизгнул. Уля зевнула.

— Наверное, тебе уже пора. А я посплю. Что-то устала я. — Она забралась под одеяло и свернулась калачиком. — Только посиди рядом, пока я усну, — попросила девочка. — Я немножко боюсь засыпать одна.

Дед Мороз опустился на краешек кровати и тихо сидел, пока дыхание Ульяны не стало ровным и глубоким. Потом облизал миску из-под оливье, забрался под ёлку и исчез.

Аудиосказка "Дед Мороз поневоле" (с текстом)

В 2.30 ночи первого января Иван Абидиемиевич пришёл в себя на собственной кухне. Привычно болели натруженные руки, ноги и спина. Непривычно оттопыривался левый карман брюк. «Эт-то ещё что такое?» — с некоторым страхом подумал Иван. Осторожно сунув руку в карман, Иван извлёк оттуда три помятых мандарина и сложенный листок бумаги. Приготовившись к худшему, он развернул листок. Внутри оказался нарисованный детской рукой портрет очень зубастой улыбающейся женщины. Рисунок был подписан: «Ульяна Бабай. 6 лет. Деду Морозу на память».

Иван нервно заходил по кухне. «Кто эта женщина? — напряжённо думал он. — Кто эта девочка? Почему мандарины? Почему мне так плохо, будто я съел целую миску оливье?» Тысячи безответных вопросов терзали несчастного Ивана. Как и всегда, от новогоднего вояжа по России в голове его не осталось никаких воспоминаний. Нервно жуя мандарины, Иван полез в Интернет. Ему было очень страшно, но чувство ответственности было сильней.

«Если я кого-нибудь покусал или, хуже того, съел, сам пойду в полицию и сдамся!» — самоотверженно, с оттенком жалости, думал он, прочёсывая ленту новостей. Но никаких сообщений о жестокой расправе над ребёнком и надругательстве над его мамой не было, и Ивана начало отпускать. Уставший и переволновавшийся, рухнул он на диван и немедленно уснул.

Проснувшись днём, Иван ещё раз почитал новости, посмотрел телевизор и позволил себе поверить, что ничего ужасного он не совершил. Странный рисунок Иван сначала хотел выкинуть, но потом передумал и положил его в прозрачный файл. «Пусть будет, — подумал он. — Всё-таки подарок… на память».

С тех пор жизнь Ивана Абидиемиевича начала меняться. Вместо того чтобы все праздники лежать на диване и тоскливо ковырять ковёр, уже второго января Иван вышел на улицу и купил на распродаже маленький красный шарик для ёлки. Третьего января он съездил в центр города погулять. А девятого так раздухарился, что взорвал во дворе целых две петарды — конечно, соблюдая технику безопасности.

Зима потихоньку заканчивалась, день прибывал. Стояли невзрачные затоптанные сугробы. Злые холодные ветры высушили лужи и грязь. Весёлое солнце согрело ветки деревьев и намёрзшихся горожан. Иван Абидиемиевич чувствовал жизненный подъём и желание совершать необдуманные поступки. Втайне от всех он носил во внутреннем кармане пиджака портрет загадочной незнакомки и нет-нет да и поглядывал на него, тихо улыбаясь.

Однажды жарким июньским вечером Иван прогуливался в парке. Ветерок приятно обдувал лицо, только что съеденное мороженое холодило живот. Иван был доволен и счастлив.

Вдруг за своей спиной он услышал громкий шёпот:

— Мама, это он! Точно тебе говорю, он! Дед Мороз!

— Какой Дед Мороз, Ульяна? Ты о чём?

— Ну, помнишь, я тебе рассказывала? Как в Новый год ко мне приходил Дед Мороз, и я кормила его оливье? Помнишь?

— Помню.

— Так вот! Это он!

— Ульяна, Дед Мороз не гуляет летом в парке. Ему станет жарко, и он растает.

— Ну, мама! Какое растает? Он негр!

— Чш-ш-ш-ш! — зашипела мама. — Ульяна, нельзя говорить «негр»! Нужно говорить «афро-американец»!

— Дед Мороз не американец! Он русский!

— Ну, хорошо, тогда — афро-русский. Афро-россиянец, в крайнем случае!

Тут мама хмыкнула, а потом, не удержавшись, громко захохотала. С деревьев посыпались листья. Ивану вдруг стало жарко и страшно волнительно.

— Я сейчас спрошу!

— Нет! Ульяна! Стой! Стой немедленно! — отчаянно зашипела мама, но девочка уже была рядом с Иваном и, сбиваясь, тараторила:

— Здравствуйте! Вы Дед Мороз? Меня зовут Ульяна Бабай, мне уже 7 лет, и я нарисовала вам портрет моей мамы и положила в карман три мандарина, помните? В Новый год?

— Э-э-э-э… — смущённо начал Иван.

— Ульяна! Прекрати! — это подбежала Ульянина мама. Она была точно такая же, как на рисунке, только ещё красивее.

Иван залюбовался гневным блеском её немного косых зелёных глаз.

— Извините её, пожалуйста! Она так верит, что в Новый год приходил Дед Мороз, что вот уже шесть раз подбегала к… эм-м… похожим на вас мужчинам и спрашивала, не деды морозы ли они… Так неудобно… Извините ещё раз! Уля, пойдём!

Мама крепко взяла Ульяну за руку и собралась уходить.

— Подождите! — взволнованно сказал Иван. — Постойте… Понимаете, такое дело… Это, конечно, очень странно прозвучит, но… Нет, вы только не подумайте, что я маньяк или сумасшедший, вовсе нет! Я нормальный. Я разработчик программного обеспечения, ведущий специалист, между прочим!.. Просто… давным-давно, в детстве, меня укусил Дед Мороз, и с тех пор, вот уже много лет подряд, тридцать первого декабря…

— Вы с друзьями ходите в баню? — подсказала мама.

— Нет… тридцать первого декабря, в 14.59 я… как бы это помягче сказать, обрастаю шубой, зверею, выпрыгиваю в окно и улетаю в Петропавловск-Камчатский, класть детям подарки под ёлку…

— Оу. Шубой. Норковой? — невинно уточнила мама. — На частном самолёте улетаете?

— На ветре… Я летаю на попутном ветре. А шуба у меня медвежья… с красным подбоем, — смущённо сказал Иван. — Глупо звучит, конечно.

— Глупо, — согласилась мама. — Похоже, нам всё-таки пора идти.

— Погодите! Я не вру! Вот. У меня же есть ваш портрет! Сейчас…

Тут Иван решительно сунул руку в карман пиджака и достал оттуда довольно помятый рисунок.

— Ур-р-ра! Это же мой рисунок! — торжествующе завопила Ульяна.

— …еть… — неблагозвучно прошептала её мама, осторожно беря из рук Ивана свой портрет. — Ну да, ну да, это я, не придерёшься… — Мама нервно засмеялась и покачнулась.

— С вами всё в порядке? — обеспокоенно спросил Иван. — Может, присядем? Воды?

— Да, спасибо… А как вас зовут? — вдруг спросила Ульянина мама. — Вы только не обижайтесь, пожалуйста, просто не каждый день встретишь такого… хм… необычного Деда Мороза. Может, у вас ещё и имя какое-нибудь экзотическое?

— Да нет, что вы! У меня вполне обычное русское имя — Иван. Иван Абидиемиевич Пырь, для друзей — просто Ваня, — сказал Иван, улыбаясь.

— А я… я — Саломея Самуиловна Бабай. Можно Маруся. Приятно познакомиться! — ответила мама Ульяны.

— И мне приятно — снова улыбнулся Иван.

Аудиосказка "Дед Мороз поневоле" (с текстом)

Промелькнуло, как один день, лето. Наступила осень. Пограничную середину ноября Иван Абидиемиевич даже не заметил. Он хорошо спал, с аппетитом ел и имел цветущий, довольный жизнью вид. Дома Ивана ждала семья, он любил и был ответно любим. Без страха готовился Иван к встрече Нового года. Всё будет хорошо. Первого января в два часа ночи его будет встречать за накрытым столом чудесная черноволосая женщина с чуть косящими зелёными глазами, которой очень даже нравится, что он дикий и опасный Дед Мороз.

Аудиоверсия сказки Екатерины Морозовой.

Иллюстрации: Мария Куркова.

Текст читает: Роман Кулешов.

Трек доступен в формате МР3.

Также текст можно прочитать на стр. 326-337 сборника "Заповедник Сказок-2017".

Сообщество "Заповедник Сказок" – творчество нескучных.

Если вам понравилось творчество, то, как говорится, подписывайтесь на канал, ставьте лайки и делитесь с друзьями. :)
Ваше внимание очень важно для меня. Если есть вопросы, пожелания, советы - добро пожаловать в комментарии, ни один из них не останется не замеченным.
До новых встреч с Фонотекой Заповедника Сказок!
Также обратите внимание на то, чем горжусь:
Аудиосказка "Мороженое"
Аудиосказка "Объект "БАБАЯГА" или Укрощение строптивых"
Сказка "Доисторическое интервью"