Аудиосказка "Небесись" (с текстом)

Иллюстрация - с просторов ©ети.
Иллюстрация - с просторов ©ети.
Иллюстрация - с просторов ©ети.

Сказка о том, что шарики на пижаме могут стать причиной встречи с жителями тонкого мира.

Он так и не понял, откуда взялась эта нелепая пижама с дурацкими шариками. Был Пал Саныч человек серьёзный и вещи носил нелегкомысленные и с достоинством, из всех рисунков предпочитая полоску (костюм — в мелкую, почти незаметную вертикальную, рубашки — в крупную продольную, галстук — в диагональную), за что сотрудниками за глаза зван был Полосанычем.

Да и бог бы с ними, с шариками, веди они себя прилично. Так ведь нет, надулись и, вытащив едва успевшего лечь в постель Пал Саныча в окно, поволокли его по чёрному небу. Онемев от неожиданности, Пал Саныч поджимает босые ноги, а пижама с воздушными шариками уносит его всё дальше и дальше от тёплой постели, будильника, заведённого на 5.15, и любимых разношенных тапочек.

Под ним мелькают остроконечные шпили крыш, и ветер свистит между пальцев.

— Спаси и сохрани, — шепчет Пал Саныч пересохшими губами.

— Сохраню, — соглашаются справа, — чего ж не сохранить. Я при исполнении. Должность у меня такая: твой ангел-хранитель, — крылья у хранителя серьёзные и строгие.

Между тем включают звёзды, и они горохом рассыпаются по чёрной скатерти неба.

— Мы ещё увидим небо в алмазах, — всплывает в Палсанычевой голове фраза из школьной программы.

— Какого чёрта! — шёпотом возмущается Пал Саныч.

— Lucy in the Sky with Diamonds! — хихикают слева.

— Люси? — обречённо удивляется Пал Саныч. — Это вы мне? Я уже Люси? А, может, Алиса? Или уж сразу Мэри-Энн — и никаких сомнений?

— Lucy in the Sky with Diamonds... — продолжает мурлыкать тот, за левым плечом.

Крошечные рожки щекочут темноту, хвост стучит по копыту, отбивая ритм. И Пал Саныч вспоминает, что когда-то он был Пашкой, а для друзей — Полом, и с такими же, как он, прыщавыми пубертантами терзал в подъезде свою потрёпанную шестиструнку, вопя про Люси в небе с алмазами. А ещё раньше был Павликом, и имелась у него точно такая же пижамка, по которой прыгали разноцветные воздушные шарики, а на карманчике, что с левой стороны, шар цвета небесной синьки смеялся снежно белыми буквами «Небесись!»

то была великолепная пижама — именно что-то такое было на Яльмаре, когда он летал с Оле-Лукойе, и именно в чём-то таком Малыш отправился к Карлсону любоваться картиной «Очень одинокий петух».

Ночь шуршит звёздами и дышит в ухо, жёлтая луна летит рядом и пахнет сыром. Часовая стрелка залипла на отметке «безбожно поздно», и время то тянется, как душистая сосновая смола, то съёживается, как кошка перед прыжком. Между тем начинает накрапывать. Проносящиеся внизу крыши лоснятся от дождя и похожи на спины вынырнувших дельфинов. И вот уже поливает так, будто на небесах внезапно обнаружили неизрасходованный лимит воды и, спохватившись, решили срочно избавиться от излишков.

Пал Саныч ёжится в промокшей пижаме и ругает себя, что вышел в дождь без зонта. Скорее, скорее туда, в сизое от тумана утро, туда, где небо спускается вниз и ныряет в море, а потом валяется влажным пузом на песке...

Пал Саныч открывает глаза. В темноте за окном позвякивает последний трамвай, во рту пахнет сыром и почему-то полынью. Из приоткрытой кухонной двери вылезает полоска света.

— Забыл выключить, склеротик старый, — вздыхает Пал Саныч, одёргивая пижаму. Обычную такую пижаму, привычно полосатую. Протянутая к выключателю рука замирает на полдороги.

Запах в кухне густ и сытен, зюскиндов парфюмер одобрил бы его наверняка. Будь этот запах у крысолова, он, отказавшись от своей дудочки, именно им увлёк бы за собой всех детей города Гаммельна. Так пахнут сны и сказки Шехерезады. Такой запах мог придумать ангел или бес, и они его придумали — вместе.

На кухонном палсанычевом столе пылает жаровня, доселе им невиданная, в джезве закипают восемь ложечек кофе и четыре — сахара. К аромату кофе примешивается запах сохнущего пера — это бес сушит феном ангельские промокшие крылья. Рядом стоит роскошный кальян, они курят его одновременно и чему-то негромко смеются.

— Саныч, — конфузится бес и почёсывает влажную подмышку.

Ангел ничего не говорит, только улыбается и делает Пал Санычу козу на пальцах. Под потолком мотается стайка разноцветных воздушных шаров.

«Небесись!» — успевает прочесть Пал Саныч на одном из них.

Аудиоверсия сказки Софьи Кузнецовой.

Текст читают: Марина Усачева и Роман Кулешов.

Трек доступен в формате МР3.

Также текст можно прочитать на стр. 77-79 сборника "Заповедник Сказок 2005-2010"

Если вам понравилось творчество, то, как говорится, подписывайтесь на канал, ставьте лайки и делитесь с друзьями. :)
Ваше внимание очень важно для меня. Если есть вопросы - добро пожаловать в комментарии, ни один из них не останется не замеченным.
До новых встреч с Фонотекой Заповедника Сказок!
Также обратите внимание на то, чем горжусь:
Аудиосказка "Мороженое"
Аудиосказка "Объект "БАБАЯГА" или Укрощение строптивых"
Сказка "Доисторическое интервью"