Аудиосказка "Возвращение" (с текстом)

Аудиосказка "Возвращение" (с текстом)

Аудиосказка "Возвращение" о конфетных фантиках и приключениях на чердаке.

Аудиоверсия текста Евгении Панкратовой.

Иллюстрация - Ольга Пелых.

Текст читает: Роман Кулешов.

Трек доступен в формате МР3 по адресу: https://yadi.sk/d/eew8L36Qp1CjXA

Также текст можно прочитать на странице автора: https://kroharat.livejournal.com/292689.html и ниже:

…И тогда капитан Ульдемир сказал своим верным друзьям: «Мы не сдадимся! Что бы ни случилось, мы будем защищаться до конца! А воздушный галеон донесёт весть о нашем мужестве на материк! Так вперёд же…»

— Сергей, прекрати немедленно! Возьми ложку и ешь нормально! Хватит заниматься всякой ерундой! Ну что за несносный ребёнок…

Конфетный фантик, наполовину ставший воздушным галеоном, испуганно съёжился на краю глубокой суповой тарелки. Сергей, обиженно покосившись на бабушку, принялся нехотя возить ложкой в жидких зарослях разваренной капусты. Он не любил суп, особенно когда в нём плавала неровными кружочками противная варёная морковка.

— И не зыркай на меня! Подумай, что мама скажет. Она, бедняжка, работает, не разгибаясь, а сыночек, бездарь да неслух, двойки из школы таскает. Ешь суп, кому говорят!

Серёжа тяжело вздохнул.

Капитан Ульдемир, стиснув зубы, гордо глянул в лицо врагам. Его волю не сломишь пытками и угрозами. Он будет верен себе до конца!

Суп в тарелке всё не кончался и не кончался…

Стемнело рано, около четырёх. Декабрь в этом году выдался холодным, но бесснежным, и на улицах уже к пяти вечера стояла непроглядная темень. Сидя за столом в рыжеватом пятне света от настольной лампы, Сергей старательно выводил в тетради неопрятные закорючки. Ему куда удобнее было бы взять в левую руку цветной карандаш, но бабушка была неумолима — «пишут только правой рукой, лучше приучаться с самого начала, потом сам же спасибо скажешь,и выбрось уже свои карандаши, в школе пишут ручкой». Вот так.

В школе Сергею не нравилось. Учительница, строгая и сухая, с тугим пучком седых волос на затылке.Похожа на бабушку, когда та сердится. Сергей, едва заслышав её голос, инстинктивно втягивал голову в плечи, как будто опасаясь оплеухи. Уроки скучные, приходилось подолгу сидеть неподвижно за партой, слушая визгливый, въедливый голос.Или чертить в разлинованных тетрадях непонятные кружочки и загогулины. Даже уроки чтения были скучны — вместо увлекательных книжек с картинками и приключениями приходилось читать какой-то глупый букварь.

Капитан Ульдемир с грустным вздохом склонился над картой. Путь домой так неблизок… Но ничего! Уже стоят под парами воздушные галеоны, и верные соратники сгружают в трюмы последние мешки с припасами. В дорогу, в дорогу!

—Бабушка, можно, я пойду, поиграю наверху?

— Ещё чего не хватало! А пыль и грязь кто потом убирать будет?! Нечего по мансарде шляться! Вот выброшу оттуда всё… Уроки сделал?

— Сделал. Ну, бабушка!Ну, пожалуйста! Я потом подмету лестницу… и даже пол на кухне помою… Ну, бабулечка…

— Ладно уж, иди, горе луковое. Всё равно под ногами крутишься, как юла.Хоть полчаса покоя от тебя будет. Да смотри, окна там не открывай — весь дом застудишь!

Капитан Ульдемир торжествующе улыбнулся — хитрость удалась! Коварный враг ни о чём не подозревает! Теперь главное — осторожность…

В мансарде пахло пылью, старыми книгами, масляной краской, паутиной и свечными огарками. Серёжа любил этот запах — так пах уют, беззаботное летнее счастье, свобода. Так же пахло от деда, когда он днями напролёт рисовал там свои картины под добродушное бабушкино ворчание. Да вот только последние полгода, с тех пор, как деда не стало, бабушка всё больше злится. И мансарду невзлюбила. Каждый день грозиться выбросить оттуда «старый хлам». Но это же наследство от деда!Сергей никому не позволит всё это выбросить — ни старый глобус с дырой на месте Австралии, ни подзорную трубу без линзы, ни модели парусников, ни старые дедовы башмаки, шнурки которых сгрызли бестолковые мыши. Даже скелет в углу за креслом, от которого поначалу становилось не по себе, теперь кажется добрым приятелем. Сюда же, в дедову сокровищницу, Сергей перенёс и свои нехитрые богатства — краски и цветные карандаши, старый магнитофон и фонарь, свечной огарок и фигурку мага с волшебным посохом. И ещё— свою любимую книгу. Ту, что подарил ему дед, когда Серёжа научился уверенно складывать буквы в слова и понимать прочитанное.

Капитан Ульдемир сглотнул непрошенные слёзы. Нет-нет, он не стыдился их. Он понимал, что нет стыда в том, чтобы скорбеть об ушедших. Но слёзы на холодном ветру ледяными иглами вгрызались в щёки, оставляя глубокие уродливые шрамы…

Устроившись на полу, Сергей в который раз принялся разглядывать последнюю картину, которую оставил дед. Уходящая вдаль дорога, высокая гора на горизонте, зеленеют высокие травы и плывут по небу облака. Казалось, от картины исходит особый свет — и хотя в узкое мансардное окошко заглядывали блеклые декабрьские сумерки, мальчику была видна каждая травинка, каждый булыжник. И на душе было светло. Сегодня он наконец-то понял, разгадал эту картину. Дорога — это значит собираться в долгий путь! Он отправится вслед за дедом.Туда, где степные ветра колышут высокую, в пояс, траву, где славные рыцари спешат вызволять прекрасных принцесс из лап драконов, где голубеет над головой летний небосвод и чайки в портовых городках не устают пронзительно кричать о море… Он понял. Он знает, как…

Капитан Ульдемир ободряюще протянул руку: «Добро пожаловать, юнга! Наш воздушный галеон счастлив принять на борт отважного юношу. Команда, встречайте Сержа Анри Карлена, нашего нового боевого товарища, отныне и навсегда!»

И гулко отдаётся в ушах шум приветственных голосов, громкие возгласы и смех.Рука немеет от крепких пожатий, и отчего-то щиплют немного глаза…

Наконец-то он дома.