Бабка отписала квартиру моей бывшей. Хочет чтоб мы были вместе.

Когда я был маленьким, она называла меня Славуня. Подрос, пошёл в школу Славочкой стал. Поступил в университет стала называть Славиком. Сейчас только Славкой зовёт и то, по имени никогда не обращается. Только в разговоре с кем-нибудь обо мне и моей бывшей. «Мариночка и Славка мой» - по другому не слышу.

Марина может быть и не плохая. Человек она хороший, но мне она точно никак не подошла. Выше на голову, старше на пять лет, весит в два раза больше. Не понимаю, как меня занесло в это болото. Засосало на три года, еле выбрался. Маринка меня как только не воспитывала. И грубостями своими греческими, и рукой тяжелой, и было даже - своего пекинеса дикого на меня натравила. Я его в мусоропровод выкинул, больше не экспериментировала, но по печени тогда досталось.

Можно решить, что раз доставалось, значит было за что. Это не так. Мужики меня поймут. У нас у всех должно быть время на друзей, работу и возможность в себя прийти, стресс снять. Мешать не нужно, сами вернёмся и на руках носить будем. Марину, конечно, в буквальном смысле носить только втроём можно. И то на трезвую голову я бы не решился. И все же, как хорошо, когда тебя не просто ждут дома со скалкой в руках, но ещё и разделяют все твои переживания и взгляды.

Из-за бабки своей столько всего выслушал от Маринки. То ей не в тот цвет двери покрасил, то огород вскопал не поперёк, а вдоль, то холодильник, который купил не в тот угол поставил. Из-за всего бабулька страдала и мучалась. Рыдая, жаловалась Маринке, а та проедала мне и без неё не самую кучерявую шевелюру.

Послал обеих. Последней каплей была вылитая на меня кастрюля бабкиного борща, который та Маринке принесла, меня кормить. А я не стал, знаю, что траванут и не замечу. Борщ прокис, эта тварь решила меня согреть с дороги. Прямо с мороза забежал, в ботинках, в пальто, в шарфе. И тут на тебе. В коридоре и вылила на меня всю кастрюлю этого кисляка. Я молча прошёл по квартире к отцовскому шкафу, мне от него ружьё досталось. Охотничья двустволка. Зарядил в оба дула по патрону с солью вместо пули и направил на эту чудесную женщину. Говорю: «тридцать секунд и если ты ещё здесь в моей квартире, убью и холодец из тебя, жирная, всю зиму жрать буду и бабку кормить.» Стояла подшучивала, не поверила, ну я в бочину ей и шмальнул. Она без слов встала с полу, умылась. Вещи собрала свои и за дверь.

Вот только неделя прошла, узнаю новость от соседки. Бабка моя Маринку к себе забрала. Кормит, поит, помогает ей всяко. Вот квартиру ей отписала, хочет, чтобы мы вместе были. Но меня в это болото больше не заманить.

Не забывайте поставить лайк и подписаться на канал!